Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Валютный рынок Беларуси в январе-ноябре 2015 г.


05.01.2016 – По данным Национального банка, золотовалютные резервы Беларуси в определении Специального стандарта распространения данных МВФ в январе-ноябре 2015 г. снизились на 475,1 млн. долл. (или на 9,4%) до 4,584 млрд. долл. на 1 декабря (см. рисунок 1.).

Рисунок 1. Динамика золотовалютных резервов Беларуси в определении ССРД МВФ и по национальным стандартам в мае 2009 г. – декабре 2015 г., млн. долл.

Международные резервные активы Беларуси по национальным стандартам в январе-ноябре 2015 г. уменьшились на 804,4 млн. долл. (на 14,1%) до 4,912 млрд. долл. на 1 декабря, что является минимальным значением за последние шесть лет (с 1 ноября 2009 г.).

Необходимо отметить, что золотовалютные резервы в определении ССРД МВФ на 58,4% сформированы за счет привлеченной у банков иностранной валюты. Так, валютные обязательства Нацбанка Беларуси перед банковским сектором по состоянию на 1 декабря 2015 г. составили 2,676 млрд. долл. (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Валютные требования банков к Нацбанку и резервные активы в иностранной валюте в мае 2009 г. – декабре 2015 г., млн. долл.

К сожалению, объявление о проведении деноминации белорусского рубля и принятие декрета президента №7 от 11 ноября 2015 г. привели к усилению девальвационных ожиданий в экономике и, как следствие, к заметному увеличению спроса на иностранную валюту (в том числе в безналичном сегменте внутреннего валютного рынка). Соответственно, на этом фоне произошло ускорение темпов девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. Причем в текущей ситуации наряду с негативным влиянием указанных факторов давление на обменный курс белорусского рубля традиционно будет связано с действием сезонных факторов.

По данным Нацбанка, население в ноябре 2015 г. купило на чистой основе с учетом безналичных операций 84,1 млн. долл. против чистой покупки валюты в размере 51,5 млн. долл. в октябре и чистой продажи валюты в размере 13,4 млн. долл. в сентябре (см. таблицу 1, рисунки 3 и 4).

Рисунок 3. Чистый спрос предприятий, населения и нерезидентов на валюту в апреле 2009 г. – ноябре 2015 г., млн. долл.

Рисунок 4. Чистый спрос населения на валюту в апреле 2009 г. – ноябре 2015 г. (фактические данные и полиномиальный тренд)

Структура чистого спроса на валюту со стороны населения в ноябре 2015 г. выглядит следующим образом: чистая продажа наличной валюты – 3,5 млн. долл. и конвертация рублевых депозитов в валютные вклады на чистой основе – минус 87,6 млн. долл.

При этом в январе-ноябре 2015 г. на рынке наличных иностранных валют население продало на чистой основе 978 млн. долл., в то время как в безналичном сегменте отмечается противоположная тенденция – вкладчики конвертировали на чистой основе рублевые депозиты в валютные вклады на общую сумму 736,8 млн. долл.

С учетом ожидаемой деноминации, нововведений на депозитном рынке и снижения процентных ставок по рублевым инструментам в январе-сентябре 2016 г. продолжится перераспределение рублевых вкладов в валютные депозиты вкупе с девальвацией белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. Причем, учитывая увеличивающийся разрыв между валютными требованиями банков к Нацбанку и резервными активами в иностранной валюте (см. рисунок 2), на отдельных временных отрезках можно ожидать всплесков девальвации национальной валюты, что не может не беспокоить. Поскольку в нашем случае речь может идти о среднесрочном падении склонности физических и юридических лиц к рублевым сбережениям в банках.

В свою очередь, белорусские субъекты хозяйствования в ноябре 2015 г. купили на чистой основе 170,3 млн. долл. против чистой покупки валюты в размере 19,1 млн. долл. в октябре и 53,5 млн. долл. в сентябре (см. рисунок 5).

Рисунок 5. Чистый спрос предприятий на валюту в апреле 2009 г. – ноябре 2015 г. (фактические данные и полиномиальный тренд)

Необходимо отметить, что состоявшаяся девальвация белорусского рубля вкупе с ограничением зарплат работников повысила ценовую конкурентоспособность белорусских экспортеров на внешних рынках. В текущей ситуации определенные надежды связываются с укреплением российского рубля на международном валютном рынке и ожидаемым ростом потребительских цен в России. На этом фоне отдельные белорусские экспортеры смогут повысить цены на свою продукцию, реализуемую на российском рынке, и в целом увеличить в долларовом эквиваленте валютную выручку, поступающую из России.

К сожалению, официальный курс российского рубля к доллару США с начала текущего года по 31 декабря, напротив, снизился на 29,5% до рекордных 72,8827 рос. руб. за 1 долл. По данным Росстата, инфляция в России с начала текущего года по 21 декабря составила 12,7%.

В текущем году существенно обострились риски в сфере внешнеторговых расчетов. В частности, нерезиденты (в том числе российские компании) задерживают платежи за уже поставленные белорусские товары. Так, с одной стороны, внешняя дебиторская задолженность белорусских предприятий в январе-октябре 2015 г. уменьшилась на 318,5 млн. долл. (или на 7,4%) до 3,970 млрд. долл. на 1 ноября (см. таблицу 2).

С другой стороны, просроченная дебиторская задолженность, напротив, возросла в анализируемом периоде на 124,4 млн. долл. (на 25,1%) до 620,3 млн. долл. на 1 ноября, что не может не беспокоить (см. рисунок 6).

Рисунок 6. Просроченная внешняя дебиторская задолженность в январе 2010 г. – ноябре 2015 г., (фактические данные и полиномиальный тренд)

Как следствие, доля просроченной задолженности в структуре внешней дебиторской задолженности увеличилась с 11,6% на 1 января 2015 г. до 15,6% на 1 ноября, что выглядит достаточно тревожно. Вместе с тем, в июне-ноябре 2015 г. просроченная дебиторская задолженность белорусским компаниям уменьшилась на 127,9 млн. долл. (или на 17,1%).

Наконец, нерезиденты в ноябре 2015 г. продали на чистой основе 28,7 млн. долл. (без учета операций, совершаемых в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г., который регулирует порядок зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин в ЕАЭС).

Таким образом, в январе-ноябре 2015 г. население продало на чистой основе 241,3 млн. долл. (с учетом безналичных операций), нерезиденты – 157,7 млн. долл., в то время как субъекты хозяйствования, напротив, купили 220,2 млн. долл.

По данным Нацбанка, в ноябре 2015 г. общий оборот внутреннего валютного рынка уменьшился по сравнению с предыдущим месяцем на 13,8% до 6,844 млрд. долл. (см. таблицу 3, рисунок 7). Среднедневной оборот валютного рынка в ноябре 2015 г. снизился по сравнению с предыдущим месяцем на 10,4% до 311,2 млн. долл.

Рисунок 7. Динамика общего оборота внутреннего валютного рынка Беларуси в апреле 2009 г. – ноябре 2015 гг., млн. долл. (фактические данные и полиномиальный тренд)

Структура торгов иностранными валютами на внутреннем валютном рынке в ноябре 2015 г. выглядит следующим образом: внебиржевой валютный рынок – 4,969 млрд. долл. (или 72,6% от общего объема валютных торгов); рынок наличных валют (операции населения) – 1,028 млрд. долл. (15%); Белорусская валютно-фондовая биржа – 846,2 млн. долл. (12,4%).

В таблице 4 и на рисунке 8 представлена динамика денежных поступлений по экспорту товаров и услуг, доходам и трансфертам, а также динамика платежей по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам в Беларуси в 2009-2015 гг.

Рисунок 8. Динамика денежных поступлений по экспорту товаров и услуг, доходам и трансфертам в 2009-2015 гг., млн. долл. (фактические данные и полиномиальный тренд)

По данным Нацбанка, валютные поступления по экспорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств в январе-ноябре 2015 г. сократились по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 9,575 млрд. долл. (или на 24,1%) до 30,159 млрд. долл., что не может не беспокоить.

Резкое снижение валютных поступлений в январе-ноябре текущего года произошло по следующим причинам:

1) в условиях высокой нормы обязательной продажи валютной выручки (с 1 января по 24 февраля – 50%, с 25 февраля по 14 апреля – 40%) и повышенных девальвационных ожиданий предприятия придерживали валютную выручку за рубежом;

2) уменьшение объемов экспорта белорусских нефтепродуктов, сырой нефти и сжиженного газа в стоимостном выражении в результате снижения цен на мировом рынке.

Так, по данным Белстата, экспорт белорусских нефтепродуктов в январе-октябре 2015 г. сократился сразу на 2,732 млрд. долл. (на 32,2%) до 5,748 млрд. долл., экспорт сырой нефти – на 486,525 млн. долл. (в 2 раза) до 506,553 млн. долл., экспорт сжиженного газа – на 189,186 млн. долл. (в 2,2 раза) до 164,143 млн. долл.;

3) снижение объемов экспорта белорусских товаров и услуг в Россию из-за падения спроса со стороны российских покупателей и невыгодности поставок продукции на российский рынок в связи с резкой девальвацией российского рубля на международном валютном рынке.

Так, по данным Белстата, экспорт белорусских товаров в Россию в январе-октябре 2015 г. уменьшился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 4,319 млрд. долл. (на 33,1%) до 8,721 млрд. долл.

При этом экспорт белорусских услуг в Россию в январе-сентябре 2015 г. снизился по сравнению с январем-сентябрем 2014 г. на 306,1 млн. долл. (на 18,6%) до 1,340 млрд. долл.;

4) уменьшение валютных поступлений от трудовых мигрантов, работающих в России (в том числе валютных поступлений в рамках неофициальных каналов);

5) снижение долларового эквивалента валютной выручки, поступающей из России и ЕС, в связи с девальвацией российского рубля и евро.

Так, по данным Нацбанка, средневзвешенный курс белорусского рубля к российскому рублю в январе-ноябре 2015 г. укрепился по сравнению с январем-ноябрем 2014 г. на 4,9% – с 275,89 руб. за 1 рос. руб. до 262,50 руб.

При этом средний официальный курс российского рубля к доллару США в январе-ноябре 2015 г. снизился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 63,7% – с 36,924 рос. руб. за 1 долл. до 60,458 рос. руб.

В свою очередь, по данным Европейского центрального банка, средний официальный курс евро к доллару США в январе-ноябре 2015 г. снизился по сравнению с январем-ноябрем 2014 г. на 16,9% – с 1,3371 долл. за 1 евро до 1,1116 долл.

По данным Нацбанка, в структуре валютной выручки нефинансовых предприятий и домашних хозяйств (валютных поступлений, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов) удельный вес российского рубля снизился с 37,7% в январе-ноябре 2014 г. до 33,3% в январе-ноябре 2015 г., доля доллара – напротив, повысилась с 22,9% до 27,3%, евро – уменьшилась с 37,4% до 36,5%, белорусского рубля – возросла с 1,1% до 1,4%. Доля прочих валют увеличилась с 0,9% до 1,5%.

При этом в январе-ноябре 2015 г. Россия оплатила 83,4% белорусского экспорта российскими рублями, 1,4% – белорусскими рублями, 10,3% – долларами США, 4,4% – евро и 0,5% остальными валютами.

В то же время, в структуре платежей по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств удельный вес российского рубля возрос с 36,8% в январе-ноябре 2014 г. до 44,7% в январе-ноябре 2015 г., доля доллара – напротив, сократилась с 33,4% до 28,1%, евро – уменьшилась с 28,2% до 25,5%, белорусского рубля – повысилась с 0,9% до 1%. Доля прочих валют не изменилась и составила 0,7%.

При этом в январе-ноябре 2015 г. Беларусь оплатила 75,7% российского импорта российскими рублями, 1% – белорусскими рублями, 16,6% – долларами США и 6,7% – евро. Увеличение доли российского рубля связано с переходом к оплате российского газа и нефти только российскими рублями.

В целом валютные выплаты по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств в январе-ноябре 2015 г. сократились по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 9,501 млрд. долл. (или на 25,6%) до 27,586 млрд. долл.

Резкое падение валютных выплат в январе-ноябре текущего года произошло по следующим причинам:

1) приостановка деятельности отдельных импортеров в связи с ужесточением административного ценового контроля;

2) уменьшение объемов импорта сырой нефти и природного газа из России в стоимостном выражении в результате снижения цен на нефть и газ на мировом рынке. Так, по данным Белстата, импорт российской нефти в январе-ноябре 2015 г. сократился на 1,937 млрд. долл. (на 28,4%) до 4,872 млрд. долл., импорт российского природного газа – на 515,614 млн. долл. (на 19,2%) до 2,171 млрд. долл.;

3) ограничение бюджетных расходов на приобретение импортной продукции;

4) снижение объемов импорта товаров и услуг из-за их удорожания на фоне девальвации белорусского рубля;

5) падение реальных денежных доходов населения (т.е. с учетом годовых темпов инфляции). Так, по нашим расчетам, средняя зарплата белорусских работников в январе-ноябре 2015 г. сократилась по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 30,1% – с 594,2 долл. до 415,1 долл. При расчете использовался средневзвешенный курс белорусского рубля: в январе-ноябре 2014 г. – 10142,91 руб. за 1 долл., а в январе-ноябре 2015 г. – 16034,24 руб.

Сальдо текущих внешнеэкономических операций, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов, в январе-ноябре 2015 г. сложилось положительным в размере +2,573 млрд. долл. против минус 177 млн. долл. год назад. Иными словами, в анализируемом периоде отмечается улучшение показателя на 2,750 млрд. долл. в абсолютном выражении.

Необходимо отметить, что наряду с существенным снижением валютных выплат положительное влияние на сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси оказало зачисление вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет (начиная с января 2015 г.). На рисунке 9 представлена динамика сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов (с учетом движения нефтяных трансфертов) в январе 2012 г. – ноябре 2015 г.

Рисунок 9. Сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси с учетом движения нефтяных трансфертов в январе 2012 г. – ноябре 2015 г., млн. долл.

Вместе с тем, отдельно в ноябре 2015 г. сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси впервые с декабря прошлого года опустилось в отрицательную область и составило минус 105,2 млн. долл. против +402,2 млн. долл. в июле текущего года. Причем, начиная с августа 2015 г. отмечается непрерывное ухудшение показателя, что не может не беспокоить.

По данным Нацбанка, средневзвешенный курс белорусского рубля к доллару США в ноябре 2015 г. снизился по сравнению с предыдущим месяцем на 6,3% до рекордных 17787,91 руб. за 1 долл., к евро – на 1,4% до 19151,75 руб. за 1 евро, а к российскому рублю – напротив, укрепился на 0,3% до 273,95 руб. за 1 рос. руб. (см. таблицу 5, рисунки 10 и 11).

Рисунок 10. Динамика средневзвешенного курса белорусского рубля по отношению к доллару США и евро в ноябре 2011 г. – ноябре 2015 г., руб.

Рисунок 11. Динамика средневзвешенного курса белорусского рубля по отношению к российскому рублю в ноябре 2011 г. – ноябре 2015 г., руб.

К сожалению, в декабре текущего года отмечается ускорение темпов девальвации белорусского рубля к доллару США и евро на фоне падения обменного курса российского рубля к доллару США на международном валютном рынке (в результате снижения цен на нефть).

По данным Нацбанка, валютные депозиты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в банковской системе в январе-ноябре 2015 г. сократились на 2,4% (или на 87 млн. долл.) до 3,540 млрд. долл. на 1 декабря. Рублевые депозиты уменьшились на 11% (на 4,020 трлн. руб.) до 32,595 трлн. руб. на 1 декабря. Такая динамика депозитов юридических лиц свидетельствует о снижении продаж белорусской продукции на внутреннем и внешнем рынках, а также об ухудшении финансового положения предприятий.

В свою очередь, валютные депозиты физических лиц в январе-ноябре 2015 г. возросли на 4% (на 317 млн. долл.) до 8,310 млрд. долл. на 1 декабря. Рублевые депозиты населения увеличились на 2,7% (на 1,074 трлн. руб.) до 40,686 трлн. руб. (см. таблицу 6, рисунок 12).

Рисунок 12. Рублевые и валютные депозиты населения в апреле 2011 г. – декабре 2015 г., млрд. руб.

К сожалению, в августе-ноябре текущего года рублевые вклады физических лиц, напротив, сократились сразу на 9,025 трлн. руб. (или на 18,2%), что свидетельствует о заметном падении склонности населения к организованным рублевым сбережениям.

В результате по состоянию на 1 декабря 2015 г. доля валютных депозитов в общей структуре банковских вкладов населения достигла максимального значения за всю историю независимой Беларуси – 78,8%! Соответственно, удельный вес рублевых депозитов физических лиц сократился до исторического минимума – 21,2%, что не может не беспокоить.

В целом такого высокого уровня долларизации банковских вкладов населения в Беларуси не было даже в 90-е годы прошлого века. При этом можно ожидать, что по состоянию на 1 января 2016 г. доля валютных депозитов в общей структуре банковских вкладов физических лиц обновит очередной исторический максимум и впервые превысит психологически значимую отметку в 80%.

Таким образом, на современном этапе Беларусь по уровню долларизации банковских вкладов населения является одним из лидеров не только в регионе, но и в мире. К слову, в России валютная структура депозитов физических лиц выглядит диаметрально противоположной: по состоянию на 1 ноября 2015 г. доля рублевых вкладов составляет 71,2%, а удельный вес депозитов в иностранной валюте и драгоценных металлах – 28,8%.

В действительности доля валютных сбережений в общей структуре сбережений населения Беларуси может превышать 90%, поскольку помимо банковских вкладов инвестиционный портфель физических лиц включает валютные облигации банков и предприятий, валютные гособлигации, депозиты в драгоценных металлах, мерные слитки драгоценных металлов, наличную иностранную валюту «под матрасом» и денежные средства за рубежом.

В целом в настоящее время сбережения физических лиц достигли исторического максимума. Иными словами, белорусское население сейчас является самым богатым за всю историю независимой Беларуси.

По нашим оценкам, после того, как доля валютных депозитов в общей структуре банковских вкладов населения превысит 85%, давление на обменный курс белорусского рубля заметно снизится, поскольку в этом случае рублевые вклады физических лиц будут состоять из переводных депозитов (включая карточные счета) и срочных вкладов консервативной категории граждан (например, пенсионеров, жителей регионов). Соответственно, в данном случае переток рублевых вкладов населения в валютные депозиты существенно замедлится, и у белорусского рубля могут появиться предпосылки для локального укрепления (при прочих равных условиях).

Тем более что в следующем году на рынке наличных иностранных валют возможности физических лиц по приобретению валюты будут сужаться в связи с ожидаемой стагнацией реальных денежных доходов населения (т.е. с учетом годовых темпов инфляции) на фоне роста безработицы и вынужденной неполной занятости белорусских работников.

Кроме того, денежные власти в следующем году будут стараться сдерживать девальвационные и инфляционные процессы в экономике с использованием режима монетарного таргетирования, профицитного исполнения государственного бюджета и других доступных инструментов.

Наличные деньги в обороте (денежный агрегат М0) в январе-ноябре 2015 г. увеличились на 1,1% (на 155,8 млрд. руб.) до 14,080 трлн. руб. на 1 декабря, рублевая денежная масса (денежный агрегат М2, включает наличные деньги и рублевые средства в банках) – напротив, сократилась на 1,5% (на 1,407 трлн. руб.) до 89,438 трлн. руб.

В свою очередь, валютная составляющая широкой денежной массы в анализируемом периоде уменьшилась на 0,1% (на 15,1 млн. долл.) до 12,644 млрд. долл. на 1 декабря.

Наконец, широкая денежная масса (денежный агрегат М3) в январе-ноябре 2015 г. возросла на 33,8% (на 80,921 трлн. руб.) до 320,363 трлн. руб. на 1 декабря. Указанный прирост широкой денежной массы обусловлен исключительно переоценкой средств в иностранной валюте в результате состоявшейся резкой девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам.

В рамках монетарного таргетирования в качестве промежуточного ориентира монетарной политики определен прирост средней широкой денежной массы в размере не более 30% в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г. (с учетом переоценки средств в иностранной валюте).

По данным Нацбанка, средний денежный агрегат М3 в январе-ноябре 2015 г. увеличился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 36,8% до рекордных 292,668 трлн. руб.

При этом в ноябре 2015 г. средний денежный агрегат М3 увеличился по сравнению с ноябрем 2014 г. на 39,2% до 320,591 трлн. руб.

По сравнению с декабрем 2014 г. прирост среднего денежного агрегата М3 в ноябре 2015 г. составил 39,3%. Невыполнение промежуточного ориентира монетарной политики в текущем году (прирост средней широкой денежной массы в размере не более 30% в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г.) обусловлено исключительно девальвацией белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам.

В качестве операционного ориентира монетарной политики в 2015 г. определен прирост средней рублевой денежной базы в абсолютном выражении. Однако центральный банк не раскрывает параметры запланированного абсолютного прироста средней рублевой денежной базы в текущем году. Вместе с тем, в относительном выражении прирост средней рублевой денежной базы в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г., по прогнозу Нацбанка, не превысит 10%.

По данным Нацбанка, рублевая денежная база в январе-ноябре 2015 г. увеличилась на 5,6% (на 2,111 трлн. руб.) до 39,634 трлн. руб. на 1 декабря. Структура рублевой денежной базы по состоянию на 1 декабря 2015 г. выглядит следующим образом: обязательные резервы – 19,433 трлн. руб., наличные деньги в обороте – 14,080 трлн. руб., наличные деньги в кассах банков – 6,121 трлн. руб. и депозиты других секторов – 0,9 млрд. руб.

Вместе с тем, с точки зрения повышения эффективности режима монетарного таргетирования целесообразным выглядит ограничение динамики денежных средств, не включаемых в денежную базу и широкую денежную массу. Так, по данным Нацбанка, денежные средства, не включаемые в денежную базу и денежный агрегат М3, в январе-ноябре 2015 г. увеличились на 44,8% (на 16,667 трлн. руб.) до 53,873 трлн. руб. на 1 декабря.

В целом в текущей ситуации основной риск для белорусской экономики заключается в девальвации российского рубля на фоне погружения российской экономики в глубокую рецессию со всеми вытекающими негативными последствиями для Беларуси, включая падение спроса и снижение цен на белорусские товары и услуги в долларовом эквиваленте, отток средств российских инвесторов из национальной экономики, девальвацию белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам и др.

Так, официальный курс белорусского рубля к доллару США с 18 декабря 2014 г. (совещание у президента) по 31 декабря 2015 г. снизился на 70,7% до рекордных 18569 руб. за 1 долл. (см. рисунок 13).

Рисунок 13. Динамика официальных курсов белорусского рубля к доллару США и евро в декабре 2011 г. – декабре 2015 г., руб.

При этом с 31 декабря 2013 г. по 31 декабря 2015 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США снизился на 95,3%, в то время как за этот период официальный курс российского рубля к доллару США упал на 122,7% до рекордных 72,8827 рос. руб. за 1 долл. (см. рисунок 14). В результате текущий разрыв в динамике девальваций российского рубля и белорусского рубля составляет 14%.

Рисунок 14. Динамика курса российского рубля к доллару США в декабре 2011 г. – декабре 2015 г., рос. руб. за 1 долл. (фактические данные и полиномиальный тренд)

В свою очередь, официальный курс белорусского рубля к российскому рублю с 18 декабря 2014 г. по 31 декабря 2015 г. снизился на 56,6% – с 163 руб. за 1 рос. руб. до 255,33 руб. (см. рисунок 15).

Рисунок 15. Динамика официального курса белорусского рубля к российскому рублю в декабре 2011 г. – декабре 2015 г., руб. (фактические данные и полиномиальный тренд)

Однако за период с 31 декабря 2013 г. по 31 декабря 2015 г., напротив, отмечается укрепление официального курса белорусского рубля к российскому рублю на 12,1% – с 290,5 руб. за 1 рос. руб. до 255,33 руб.

Традиционно одним из способов выравнивания платежного баланса является корректировка реального эффективного курса национальной валюты в сторону его снижения. Это позволяет стимулировать экспорт (за счет его удешевления) и одновременно ограничивать импорт (соответственно, за счет его удорожания).

Индекс реального курса белорусского рубля к иностранной валюте характеризует изменение за период времени по отношению к базовому периоду номинального курса белорусского рубля к валюте страны – основного торгового партнера, скорректированное на соотношение темпов инфляции в Беларуси и стране – основном торговом партнере.

На рисунке 16 представлена динамика реального эффективного курса национальной валюты к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси в январе 2008 г. – ноябре 2015 г. (с учетом соотношения темпов инфляции в Беларуси и странах – основных торговых партнерах).

Рисунок 16. Динамика индекса реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г., (фактические данные и полиномиальный тренд)

По данным Нацбанка, в ноябре 2015 г. реальный эффективный курс снизился по сравнению с декабрем 2014 г. на 26,9% на фоне резкой девальвации номинального курса белорусского рубля по отношению к валютам стран – основных торговых партнеров Беларуси.

По нашим расчетам, с учетом зачисления вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет и снижения средней зарплаты работников в долларовом эквиваленте равновесная траектория индекса реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г. находится в районе отметки 85%. В то же время, в ноябре 2015 г. индекс реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г. составил 82,04%.

Таким образом, реальный эффективный курс белорусского рубля в октябре 2015 г. является заниженным на 3,5% относительно равновесного значения. Формально для того чтобы вернуться к равновесному значению реального обменного курса, нужно укрепить номинальный курс белорусского рубля на 3,5%. Однако в данном случае необходимо учитывать, что Нацбанк Беларуси в настоящее время придерживается тактики заниженного реального эффективного курса белорусского рубля с тем, чтобы стимулировать экспорт белорусских товаров и услуг на внешние рынки и одновременно ограничивать импорт товаров и услуг из-за рубежа.

Более того, ожидаемые действия вкладчиков в декабре 2015 г. – сентябре 2016 г. могут привести к еще большему занижению реального эффективного курса белорусского рубля по отношению к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси. Тем более что в текущей ситуации приоритетными для центрального банка являются интересы заемщиков (в частности, снижение процентных ставок по кредитам), а не интересы вкладчиков, у которых в настоящее время накоплены рекордные сбережения за всю историю независимой Беларуси.

По нашему прогнозу, в январе-сентябре 2016 г. ожидается увеличение спроса на иностранную валюту вкупе с ускорением темпов девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. На этом фоне к концу 2016 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США может снизиться до 2,2300-2,3300 руб. за 1 долл. (точечная оценка – 2,2800 руб. за 1 долл.), что позволит повысить ценовую конкурентоспособность белорусских экспортеров на внешних рынках (в первую очередь, на российском рынке).

Остается добавить, что на международном валютном рынке FOREX по состоянию на 30 декабря (10.50 по Гринвичу, 13.50 по минскому времени), пара евро/доллар торговалась по 1,0925-1,0928 (покупка/продажа), пара фунт/доллар – по 1,4819-1,4821, доллар/швейцарский франк – по 0,9912-0,9916, доллар/японская иена – по 120,46-120,47, доллар/российский рубль – по 73,153-73,223, доллар/польский злотый – по 3,8845-3,8850.

С начала текущего года доллар США укрепился к японской иене на 0,61%, к фунту стерлингов на 4,87%, к польскому злотому – на 9,66%, к евро – на 9,69%, к российскому рублю – на 20,89%. В то же время, в анализируемом периоде курс доллара США к швейцарскому франку, напротив, снизился на 0,29%.

В декабре 2015 г. средняя ставка по рублевым межбанковским кредитам находилась в узком диапазоне 29-30% годовых (см. рисунок 17). В следующем году возможное снижение ставок рынке МБК будет зависеть от складывающейся ситуации на внутреннем валютном рынке и в денежно-кредитной сфере.

Рисунок 17. Динамика ставки рефинансирования и средней ставки по межбанковским рублевым кредитам в Беларуси в апреле 2009 г. – декабре 2015 г., %

К слову, в настоящее время в банковском секторе отмечается дефицит краткосрочной рублевой ликвидности. Так, по состоянию на 31 декабря 2015 г. остаток по операциям Нацбанка по предоставлению банкам краткосрочной рублевой ликвидности составил 4,207 трлн. руб., в том числе в рамках ломбардных кредитов по фиксированной ставке – 3,6 трлн. руб., сделок СВОП овернайт – 506,846 млрд. руб. и ломбардных кредитов на аукционной основе – 100 млрд. руб.

При этом остаток по операциям Нацбанка по изъятию краткосрочной рублевой ликвидности из банковского сектора по состоянию на 31 декабря 2015 г. составил 856,2 млрд. руб. (представлен депозитами овернайт).

В конечном счете, после того, как спадет текущий валютный ажиотаж, можно ожидать возобновления процесса снижения процентных ставок на финансовом рынке Беларуси, включая ставку рефинансирования и верхние границы ставок по коротким и длинным рублевым депозитам населения.

Автор: Александр Муха

Источник: BusinessForecast.by

 
Читайте по теме:
 Экономика России в январе-ноябре 1998 года. Часть 1
 Что мешает Украине экономить
 Война и бизнес. Украинская оборонная промышленность и ее золотой менеджер
 Может ли источник профессионализма иссякнуть?
 Экономика Украины за январь 2017 г.