Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Андрей Рева: Повышение пенсионного возраста – это вариант


01.06.2016 – Министр социальной политики Андрей Рева с первых дней работы в Министерстве социальной политики находится как на вулкане. Еще недавно он был заместителем председателя Винницкого городского совета, и мог бы жить и горя не знать. Однако Рева без колебаний согласился, и принял предложение Гройсмана.

Читайте также: Что изменилось в украинской экономике от Соглашения об ассоциации с ЕС – исследование

Последнему сейчас нужны надежные «свои» люди в правительстве. Особенно в Минсоцполитики, в котором сосредоточены такие вопросы, как монетизация субсидий, социальная помощь переселенцам, или же вопрос дефицита Пенсионного фонда, который обсуждается сейчас с МВФ.

Все, что не происходит в последнее время в правительстве, требует срочного реагирования Минсоцполитики. Так, с Минфином нужно найти общий язык по верификации социальных расходов, МВФ убедить в том, что удастся сбалансировать бюджет-2017 и перекрыть дефицит Пенсионного фонда.

Рева говорит, что во время визита миссии презентовал свои идеи МВФ, теперь осталось только их реализовать. До сентября ему нужно подготовить пакет социальных законопроектов, которые войдут в традиционный «бюджетный пакет» и сбалансируют бюджет.

Нынешний профильный вице-премьер Павел Розенко, а до недавнего времени министр социальной политики, оставил Реве конфликтные отношения с Минфином. Розенко категорически не воспринимал фискальных инициатив министра финансов Натальи Яресько, всячески и небезуспешно их блокировал.

Собеседники ЭП в правительстве говорят, что между Ревой и нынешним главой Минфина Александром Данилюком в некоторых моментах «искрит, но не загорается». Данилюк склонен рассматривать идеи Ревы относительно расширения базы налогообложения ЕСВ и других компенсаторов дефицита ПФ. Рева рассчитывает наладить с Минфином процесс верификации.

Что будет дальше – покажет время.

«Мне сказали прийти и работать»

– «Его назначили министром, потому что он человек Гройсмана». Это часто приходится слышать. Вас назначили министром, потому что вы человек Гройсмана?

– Еще месяц назад у меня было все хорошо. Я читал новости о разделении портфелей. Лично я ничего не делил. Мы в ноябре 2015 года в третий раз выиграли общегородские выборы в Виннице, у нас есть программа действий до 2020 года. Я знал, чем занимаюсь, у меня в подчинении было 7 исполнительных органов городского совета. Я отвечал за проведение медицинской реформы, образовательной реформы, реформы социальной защиты населения.

У меня в жизни все было хорошо. Я имел служебный автомобиль, секретаря, кабинет, уважение населения. Я вообще себя хорошо чувствовал и скоро должен был стать дедом. И вдруг мне говорят: "Ты это все бросай, езжай сюда и будешь заниматься..."

– Кто сказал?

– Гройсман. «И будешь заниматься тем, чем занимаешься». Я за месяц стал представителем «преступной власти», «антинародного режима». Сейчас приехали «народные защитники» – кто с Кипра, кто из Греции, загорелые такие, и говорят, что мы «скотиняки». Вот я за месяц деградировал до какого-то непонятного состояния, смотрю на это все и улыбаюсь: «Ну, оно же мне не надо, я же не собираюсь баллотироваться в депутаты, в президенты, в премьеры».

Я не пришел сюда зарабатывать. Здесь ничего, кроме головной боли, заработать по большому счету нельзя.

– Учитывая количество коррупционных скандалов, в которые попадали председатели Государственной службы занятости, это потенциальное для «заработков» ведомство. Что с планами по его реформированию?

– Реформируем. Вы же видите, что отстраненный руководитель этой службы подозревается в совершении преступления. Ведется следствие. Служба будет переформатирована. Об этом говорил премьер.

– Весь прошлый год говорили о создании на ее базе государственного агентства по вопросам занятости, но, несмотря на обещания, соответствующий законопроект так и не был внесен в парламент. Каковы ваши будущие действия в этом направлении?

– Я не знаю, сколько нам отведено времени. Есть в медицине такое понятие, как сортировка раненых. Кого первым оперируют?

– Наиболее тяжелобольных?

– Это вам так кажется. Наиболее критически больных откладывают в сторону, потому что врач простоит четыре часа у операционного стола, а потом тяжелобольной умрет. А за время, пока его оперировали, умрет еще 3-4 человека из тех, кому можно было оказать помощь. Поэтому сортировка раненых заключается в том, что тяжело и легкораненых откладывают в сторону, а пациентов с ранениями средней тяжести начинают оперировать. Так и здесь.

Если вы возьмете систему соцзащиты, то какой бы вопрос вы не подняли, он проблемный. Если сейчас за все хвататься, то мы ничего не сделаем. Поэтому нам придется отложить некоторых тяжелораненых в сторону, и сосредоточиться на приоритетах.

– А что вы собираетесь делать? Какие задачи перед вами поставил Гройсман?

– У нас есть операционный план – четыре принципиальных позиции: это пенсионная реформа, это реформа системы социальной защиты населения, монетизация льгот, и информатизация. Вот мы с 1 января должны перейти на электронный документооборот. Сейчас мы проводим тендер и будем вводить систему электронного документооборота, как в Винницком городском совете.

– После назначения нового правительства во многих министерствах началась традиционная борьба за формирование команд заместителей. Вы говорите о новых задачах, но не про новую команду. Пока вы оставили заместителей Розенко (Павел Розенко – предыдущий глава Минсоцполитики, ЭП). Планируете их менять?

– До меня тоже кто-то что-то делал. Когда я начал знакомиться с коллективом, разбираться с состоянием дел в министерстве, я здесь нашел очень много хороших специалистов. Я не могу сказать обо всех, ведь работает большой коллектив – 520 человек, но из тех людей, с которыми я контактировал, я уже вижу, кто есть кто. Своим заместителям я сказал, что не пришел для того, чтобы их всех увольнять. Тем более, это политические должности. В любой момент можно дать представление в правительство и поменять заместителя.

– Пока что вы не собираетесь этого делать?

– Я только месяц работаю.

– Сколько вы им дали времени?

– Сколько вообще дается времени для того, чтобы посмотреть, как работает человек? Я думаю, что немного. В принципе, для меня картина уже складывается. Как только я увижу, что чиновник не справляется с выполнением своих обязанностей, я его поменяю.

«ЕСВ должны платить все»

– С 11 по 18 мая в Украине находилась миссия МВФ. За это время каждый из министров встречался с экспертами фонда и обсуждал выполнение условий программы. Какие к вам были вопросы, рекомендации, пожелания со стороны МВФ?

– Сегодня обязательств выполнено меньше, чем предусмотрено меморандумом. Из-за того, что программа не выполняется правительством в полном объеме, Фонд приостановил финансирование. Мы сегодня работаем над его восстановлением, а это означает, что мы должны выполнить взятые на себя обязательства.

– Не выполнены по вашему направлению?

– Вы же понимаете, что такое МВФ? МВФ – это кредитор, который хочет понимать, на что будут потрачены заемные средства. Мы должны их убедить, что мы эти средства не проедим, а используем для развития.

Они нам задают вопрос: «Прекрасно, вот вы просите сейчас транш. Скажите, пожалуйста, какой у вас дефицит Пенсионного фонда?». «145 млрд. гривен». «А как вы собираетесь его покрывать?». Мы должны убедить МВФ в том, что знаем, как его перекрыть.

Основная задача – убедить МВФ в реальности планов правительства. Если у нас реальных планов нет, значит, нас не финансируют. А если нас не финансируют, то о какой серьезной программе правительства может идти речь? Никакой.

– Как вы убедили МВФ в том, что сможете перекрыть 145 млрд. гривен дефицита Пенсионного фонда?

– Это, кстати, ключевой вопрос, который обсуждался.

Весь бюджет Пенсионного фонда 257 млрд. гривен, из них 145 – это дотация из государственного бюджета. То есть, Пенсионный фонд – банкрот. МВФ нам говорит: «Вот скажите, пожалуйста, когда в прошлом году вы хотели резко снизить ЕСВ – с 38% до 22%, и мы вас спрашивали об ожидаемом эффекте, вы знали, что у вас эта дырка образуется?». «Знали». «О чем вы тогда думали, когда принимали такое решение?».

Правда, не мы принимали, принимали другие. Тем не менее, мы ответственные за этот шаг. Какая у нас тогда была теория? Чем ниже налоги, тем лучше платят. Рассчитывали на то, что если снизим налоги, то всем станет стыдно их не платить, бизнес начнет платить их с радостью, сразу заплатит, поступления в госбюджет увеличатся, и мы перекроем таким образом дефицит Пенсионного фонда. Прошло четыре месяца, фонд оплаты труда вырос на 9%. Это при том, что мы снизили ЕСВ на 16 процентных пунктов. Дыра в 145 миллиардов актуальна как и раньше.

– Вы считаете снижение ЕСВ правильным решением?

– Я считаю, что надо было вести себя честно и, снизив ЕСВ, одновременно повышать пенсионный возраст. Тогда это было бы сбалансированное решение. Но хотелось быть хорошими. В результате приняли «конфету» с условием, что «преемники что-то придумают».

– Вы заметили эффект от повышения зарплат?

– С начала года фонд оплаты труда вырос на 9%. Этот рост дал бизнес, который использует наемный труд.

– Эксперты говорят, что повышение зарплат характерно в основном для крупных предприятий.

– Кто-то повысил, кто-то не повысил. У нас же как? Был дефицит Пенсионного фонда в 80 млрд. гривен, мы решили, что его надо срочно сокращать. Нашли самых богатых – пенсионеров и наложили на них налог 15% НДФЛ. Потом подумали о том, кто у нас самый бедный. Оказалось, крупный бизнес – снизили ЕСВ и отдали ему 65 млрд. гривен.

Получили 145 млрд. дефицита и стали ждать, что большой бизнес нам их вот-вот вернет. Он, конечно, ничего не вернул. А потом выяснилось, что нам нужно объяснить МВФ, что у нас с головой все нормально.

Недавно встречался с чернобыльцами. Они спрашивали о том, до каких пор будут получать такую мизерную пенсию? Принесли законопроект, который нужно принять, чтобы восстановить социальную справедливость. Я спросил о цене этого законопроекта. Говорят, что 6 млрд. гривен, но, по их мнению, это не деньги.

Ну как вам сказать? Имеем дыру в 145 миллиардов, добавим еще шесть, получим 151. Завтра придет еще кто-то, потому что у них вообще минимальная пенсия... А у нас проблема в том, что и нынешний дефицит покрывать на сегодняшний день, по большому счету, нечем.

– Какие компенсаторы дефицита Пенсионного фонда вы озвучили экспертам МВФ?

– Давайте логично подумаем, какие могут быть варианты.

Вариант первый, самый простой – взять и повысить обратно ставку ЕСВ. Но кто тогда к нам будет серьезно относиться? О какой стабильности налоговой системы и инвестициях может идти речь?

Если мы хотим, чтобы правительство работало и отвечало за принятые решения, чтобы ему доверяли, мы не можем действовать по принципу «Фигаро здесь, Фигаро там». Следовательно, повышение ЕСВ – это первый возможный путь, но он неприемлем в силу причин, о которых я сказал. Вариант второй – повысить пенсионный возраст.

– Это очень сложное как политическое, так и социальное решение.

– Секундочку. В Беларуси указом президента пенсионный возраст повышен на три года. В Молдове, Польше, Германии тоже в свое время пенсионный возраст был повышен. Единственная страна, которая не повысила – это Российская Федерация. Повышение пенсионного возраста – это вариант? Вариант.

– В 2011 году мы уже повысили пенсионный возраст. Это не дало мгновенного эффекта и не решило проблему с дефицитом ПФ.

– А теперь насчет эффекта. У нас в год появляется 300 тысяч новых пенсионеров. Средний размер пенсии – 1900 гривен. Давайте считать. Если 1900 гривен умножить на 300 тысяч, получается 570 млн. гривен. Теперь умножаем на 12 месяцев и получаем 6,840 млрд. гривен в год.

А теперь представим, что у нас ежегодно количество пенсионеров уменьшается на 300 тысяч пенсионеров. Таким образом, мы за 5 лет фактически покрываем весь дефицит Пенсионного фонда. Это также возможный вариант, но готово ли сегодня общество, парламент и мы сами к таким действиям? Конечно, нет.

И когда мы говорим о повышении пенсионного возраста, мы должны понимать, что это крайняя мера, к которой стоит прибегать тогда, когда ситуация уже действительно аварийная. Поэтому сегодня вопроса о повышении пенсионного возраста нет ни в программе правительства, ни в программе президента, ни в программах политических партий.

Итак, если нам не нравится ни первый, ни второй вариант, то что мы предложим МВФ? Вот что: у нас 26 млн. взрослого населения, трудоспособного, из них 16 млн. занятого населения. Занятое население – это те, кто работает на работодателя и самозанятые лица, то есть предприниматели. Пенсионеров у нас на сегодняшний день 12,5 млн. А теперь внимание! Сколько из 16 млн. занятых платит единый социальный взнос? Примерно 10 млн. Что первое в таком случае напрашивается?

– Увеличить количество плательщиков ЕСВ.

– Конечно. У нас 6 млн. работающих не платят ЕСВ. Хотя законодательство предоставляет определенным категориям работающих граждан льготы в виде возможности добровольно платить ЕСВ. Например, с 2,5 млн. работников сельского хозяйства (это единоличные сельские хозяйства) добровольно платят ЕСВ 12477 человек.

Скажите, пожалуйста, а пенсионерами они все будут? Вот вы работаете журналистом, вы платите ЕСВ?

– Да.

– Вот я работаю министром, я плачу ЕСВ, врач платит ЕСВ, учитель платит ЕСВ, офицер платит ЕСВ, водитель троллейбуса платит ЕСВ. Почему крестьянин не платит ЕСВ? Это справедливо? Это правильно? Нет. Поэтому, наверное, первое, что мы должны сделать (это касается всех занятых, кто не платит ЕСВ), мы должны поставить требование, что ЕСВ платили все. Это воспримется обществом?

– Это не воспримется аграриями, которых с 2017 года и так ждет полная отмена льготного режима по уплате НДС.

– Минуточку, что значит аграриями? Когда им исполняется 60 лет, они все идут в Пенсионный фонд или нет? Мы же не просим повысить им налоги. Мы хотим, чтобы они получали пенсию. Если кто-то в парламенте кричит «долой!», то мы должны сказать: «Посмотрите на этих людей, кто кричит, они хотят, чтобы вы не получали пенсию. Потому что если вы не платите ЕСВ, у вас нет страхового стажа, вы не имеете права на пенсию».

А вот те, кто кричат «долой!», они как раз будут получать пенсию и неплохую. Поэтому в данном случае требование, чтобы ЕСВ платили все работающие – абсолютно нормальное, законное требование. Я думаю, что его поддержит все общество.

– Кроме аграриев.

– Я думаю, что и умные люди среди аграриев тоже поддержат. Они же хотят получать пенсию.

– Вы посчитали, насколько это перекроет дефицит ПФ?

– Если у нас дополнительно появится 6 млн. плательщиков, то это серьезная сумма ежемесячно.

– Вы говорили о различных категориях законных неплательщиков ЕСВ. Кто еще к ним относится?

– Работники из сферы обслуживания. Например, домохозяйки, гувернантки – 160 тыс. работников из этого сегмента также официально освобождены от уплаты ЕСВ. Если нам удастся заставить платить теневиков, эффект будет в десятки миллиардов. Вы же посмотрите, у нас 26 млн. украинцев официально трудоспособного возраста, и лишь 16 млн. работающих. Десять миллионов, неизвестно где. Конечно, часть проживает заграницей, но кто-то работает в тени. Как легализовать этих людей? Мы подготовили законопроект о том, чтобы отвязать определение размера первого тарифного разряда от размера минимальной заработной платы.

– Этого хочет бизнес. Предприниматели расценивают привязку минимальной зарплаты к размеру первого тарифного разряда как вмешательство государства в систему оплаты труда в частном секторе.

– Да, и мы сейчас подготовили соответствующий законопроект. По нашим подсчетам, за счет этого шага почти 2,5 млн. людей выйдут из тени. Это также будущие плательщики ЕСВ. Теперь идем дальше. Вы молодой человек, у вас есть стимул платить ЕСВ?

– Экономического стимула нет.

– Я скажу, почему. Потому что вы будете 30 лет платить ЕСВ и получите минимальную пенсию. Если я не буду 30 лет платить ЕСВ, то я получу государственную помощь в размере минимальной пенсии. Зачем 30 лет платить, если можно не платить и получить то же самое?

Как именно сломать это явление? Очень просто. В декабре прошлого года мы установили одинаковую ставку ЕСВ. А теперь мы предлагаем принять закон о минимальном социальном взносе. Ставка ЕСВ не меняется, но появляется фиксированный минимальный социальный взнос.

Объясню. Сегодня работодатель платит вам 1450 гривен минимальной зарплаты. С этой минимальной зарплаты он платит 320 гривен ЕСВ. Мы предлагаем установить фиксированный минимальный социальный взнос не 320, а 640 гривен с зарплат до 2900 гривен. Зарплата в 2900 гривен – это 640, зарплата в 2000 – это 640, в 1500 гривен – это 640 гривен налога. А вот когда работодатель будет платить вам 3000 гривен, то ставка ЕСВ составит для него 22%.

Таким образом платить зарплату меньше двух прожиточных минимумов не будет смысла. Сегодня 30% работающих получают минимальную заработную плату. А, между прочим, среди таких людей директора частных предприятий, которые выписывают себе минимальную заработную плату, а остальное получают в конверте. Главный бухгалтер такого частного предприятия также на «минималке» сидит.

И пусть они себе лишь 500 гривен выписывают, но платят 640 гривен ЕСВ. То есть для тех, кто искусственно сделал себя бедняком, мы делаем фиксированную ставку ЕСВ. А для тех, кто платит больше – 22% – так, как это предусмотрено законом. Вариант? Вариант. Это третье предложение.

– Какие еще варианты?

– Далее в законе у нас написано, что страховой стаж для мужчин составляет 35 лет, для женщин – 30. Минимальный стаж, необходимый для выхода на пенсию – 15 лет. Для лиц, которые не имеют права на пенсию, назначают государственную помощь, но с 63 лет. Скажите, пожалуйста, если мы, например, введем положение – это пока абстрактно, это дискуссионный вопрос – о получении пенсии людьми без стажа только с 63 лет.

Это создаст стимул платить ЕСВ? Я думаю, что да. То есть, мы должны думать о будущем. Мы должны создать условия, при которых человек, который платит, в перспективе окажется в лучшем состоянии, чем тот, кто не платит. А сегодня царит уравниловка.

Когда я говорил с представителями МВФ и обосновывал нашу позицию относительно того, почему мы не считаем нужным повышать пенсионный возраст, я объяснял: мы не использовали всех возможностей для уменьшения дефицита Пенсионного фонда.

– Вы просчитывали общий эффект на дефицит ПФ от всех этих шагов?

– Пока что я вам рассказал идеи. До сентября мы планируем подготовить конкретные законодательные предложения.

– То есть МВФ согласовал эти шаги?

– Я им говорил: мы пришли в апреле, и если, вы как наш кредитор, хотите глубокого реформирования пенсионной системы, уменьшения дефицита, то нельзя действовать по принципу «там щипнули, там щипнули». Нужны системные, комплексные меры. Нужно внести сразу 4-5 законопроектов, которые бы позволили если не полностью решить проблему дефицита Пенсионного фонда, то хотя бы существенно уменьшить его.

– А вы перед собой какую цель ставите для Пенсионного фонда?

– Мы ставим цель – ликвидировать дефицит Пенсионного фонда. Так сформулирована задача. Причем сделать это нужно буквально в период, отведенный правительству. Если мы этого не сделаем, то с нами никто работать не будет, и мы не выведем финансовую систему Украины из кризиса. Мы не сможем повысить социальные стандарты до тех пор, пока у нас такая дыра в Пенсионном фонде. Поэтому это надо делать немедленно, и не смотреть на популистские призывы. Популизм уже до ручки довел Пенсионный фонд.

Мы говорим о том, что у нас 9 млн. человек будут получать субсидии на оплату коммунальных тарифов, потому что у них доходы невысокие. Если мы хотим уменьшить количество человек, получающих субсидии, то нам нужно поднимать зарплаты и пенсии.

Автор: Галина Калачова

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Анна Новосад, которая открывает ученым «Горизонт»
 Пятничное чтиво. Как создать безоблачное рыночное пространство и избавиться от конкуренции
 Андрей Садовый: Сегодня слушают всех. Люди, которые имеют отношение к политике, к сфере управления, находятся под очень серьезным контролем. Такого за 25 лет независимости никогда еще не было!
 Беларусь в январе-мае 2017 г. увеличила импорт сельскохозяйственной продукции и продуктов питания на 23,5% до 1,981 млрд. долл.
 Министр Тарас Кутовой: Я здесь работаю не для того, чтобы ставить галочки для МВФ, правительства или прессы