Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Андрей Рева: Мы не можем пойти на монетизацию субсидий


03.06.2016 – Продолжение интервью с министром социальной политики Андреем Ревой. Первую часть читайте здесь. Во второй части интервью глава Минсоцполитики рассказал, почему сейчас не стоит проводить монетизацию субсидий, почему нет смысла вводить накопительную систему, и как снизить риски предоставления социальных выплат мошенникам.

Проводить монетизацию субсидий сегодня нельзя

– Правительство повысило цену на газ и вроде выполнило требование МВФ, но получило нагрузку на бюджет в виде повышенных расходов на субсидии.

– Давайте я вам проще объясню. У нас 15 миллионов домохозяйств. Когда мы искусственно занижаем тариф исходя из цены на газ 3600 гривен за тыс. куб. м, а не ставим рыночную цену 7200 гривен за тыс. куб. м, это означает, что мы дотируем все 15 млн. домохозяйств.

– Так вы же по-другому дотируете – выделяете субсидии.

– Погодите. Так мы дотировали все 15 млн.: и богатых, и бедных, причем дотировали одинаково, на сумму скидки. Но для одного эта сумма достаточная, он бы вообще без нее мог прожить, а в другом случае ее не хватает. Теперь, когда мы вводим субсидию, мы дотируем не 15 млн. домохозяйств, а 8-9 млн.

Так примерно 6 млн. домохозяйств будут платить самостоятельно и не будут получать поддержки из госбюджета, а 9 млн. будут получать размер субсидии в зависимости от дохода. Принцип справедливости соблюден? Соблюден. А теперь последнее – цена вопроса. В 2014 году прямая дотация «Нафтогаза» на скидку составляла 114 млрд. гривен.

– Какую сумму мы прогнозируем на субсидии в этом году?

– 40 млрд. гривен.

– Разница чувствуется?

– Однако есть риск, что количество реципиентов будет увеличиваться, и заявления о бездефицитном «Нафтогазе» при такой системе субсидий также кажутся безосновательными.

Реципиентов будет 9 млн. Эта цифра – результат наших расчетов. В будущем скачкообразных колебаний тарифов больше не будет. Следующим нашим заданием станет повышение жизненных стандартов и уменьшение в результате этого количества субсидированных домохозяйств.

– После отопительного сезона 2015-2016 годов у людей есть остатки неиспользованных субсидий. Вице-премьер Павел Розенко говорил о намерениях правительства монетизировать эти остатки. Как вы планируете это делать?

– В 2016 году были остатки не потому, что люди достигли больших успехов в экономии, а потому, что была теплая зима и использовались завышенные социальные нормативы потребления газа. Вот представьте себе: на жилую площадь 100 кв. м социальный норматив составлял 7 куб. м газа на кв. м площади в месяц. Перемножив все эти цифры, мы увидим, что давали людям субсидию на 700 куб. м газа на 100 кв. м в месяц. Представляете?

Поставщики газа убеждали потребителей, что если они не используют весь объем газа, предназначенный согласно социальных нормативов, то им будет уменьшена субсидия. Потребители зимой форточки открывали!

По итогам сезона фактическое потребление вышло 5,3 куб. м газа на кв. м. Сегодня мы снизили социальный норматив до 5,5 куб. м газа с учетом того, что, возможно, зима будет холоднее. Этот норматив будет стимулировать человека экономить. Если ты будешь сжигать больше, чем 5,5 куб. м газа на кв. м площади, то разницу придется доплачивать из своего кармана. Уже есть стимул и форточку закрыть, и утеплиться, и сделать так, чтобы потреблять меньше газа.

– Или перейти на альтернативные виды топлива?

– На альтернативные виды не всегда получится.

– Павел Розенко, к примеру, рекомендовал селянам отказаться от газа. Это вызвало бурное обсуждение в общественном пространстве, социальных сетях. Вы видите потенциал экономии в переходе крестьян на альтернативные виды топлива?

– Я вижу потенциал в том, чтобы не комментировать Павла Валерьевича, поскольку он сам может это сделать. У него, кстати, есть пресс-секретарь. Не думаю, что ему нужен второй.

Через завышенные нормативы мы получили почти 15 млрд. гривен остатков. Если их просто отдать людям, то получится, что они столько газа не использовали, а государство еще и должно осталось.

Мы списали эту сумму в бюджет, кроме эквивалента 100 куб. м газа по цене, которая сложилась на 1 мая, то есть почти 700 гривен, или почти 150 кВт электроэнергии в денежном эквиваленте, если помещение отапливается электроэнергией. Если в будущем люди смогут экономить в рамках таких нормативов, есть смысл оставлять эти средства им в полном объеме и не списывать в бюджет.

– Монетизация субсидий стоит на повестке дня?

– Я считаю, что проводить монетизацию субсидий нельзя. Вот у нас 9 млн. получающих субсидии. Берем худший вариант: бабушка-пенсионерка живет одна, жилье площадью 48 кв. м, пенсия 1130 гривен. За эту площадь ей придется платить около 2200 гривен за коммунальные услуги. То есть это вдвое больше, чем ее пенсия. Когда ей назначается субсидия, со своей пенсии она должна заплатить 6% – около 60 гривен. Остальные, 2140 гривен, ей должно деньгами дать государство.

Вот бабушка получает 1130 гривен пенсии и 2140 гривен субсидии. Теперь вопрос: она кушать хочет? А на 1130 гривен мясо вы не купите на базаре, какие-то деликатесы тоже. Лекарства ей нужно покупать? И вот бабушка думает: «Это ж надо 2140 гривен заплатить и еще 60 гривен с пенсии. Может, я 500 гривен на лекарства возьму, а со следующего месяца отдам». Но со следующего месяца – еще 500 гривен, и долг у нее начинает накапливаться.

Далее вопрос: что государство с ней будет делать? Мы же дали бабушке деньги в полном объеме, и она должна была их использовать в полном объеме, а она этого не сделала. Мы ее выселим из жилья? Наложим на нее штраф? Вы себе это представляете?

Есть другая идея: сделать эти средства целевыми. Рассуждаем. Хорошо, делаем целевыми. Для этого нужно открыть 9 млн. счетов и класть реципиентам эти деньги на счет. Сколько времени займет эта процедура?

Потом люди должны прийти и оплатить с этих счетов коммунальные услуги. Банки выиграют от такого количества операций, но что выигрывают люди? В чем смысл такой системы? Сейчас человеку принесли счет, он посмотрел сколько должен заплатить, пошел, заплатил, а остальное добавило государство. Все.

– Еще одно требование МВФ – пенсионная реформа. Сначала Кабмин вроде бы берет курс на пенсионную реформу, регистрирует законопроект 4608, который предусматривает введение накопительной системы страхования с 1 июля 2017 года, а потом из уст руководителей правительства звучат заявления о планах вместе с МВФ разработать генеральную стратегию реформирования пенсионной системы. То есть мы отвергаем наработанные инициативы и делаем что-то другое?

– Мы ничего не можем отбросить, потому что Pacta sunt servanda – договора должны выполняться. Если мы взяли на себя обязательства, мы не имеем права от них отказываться.

Кстати, МВФ не говорит, что мы должны все выполнять. Если нам не нравится эта программа, мы можем прекратить ее, разработать новую, убедить МВФ, что именно она правильная, и начать все сначала... Но если мы так сделаем после двух лет сотрудничества, кто нас после этого серьезно будет воспринимать?

– Какие шансы у законопроекта №4608 на принятие, и что планируется в рамках пенсионной реформы?

– Во-первых, МВФ не требовал срочного введения накопительной системы. В программе правительства написано «создание условий для введения накопительной системы», но я не вижу этих условий. Объясню почему.

Солидарная пенсионная система: работники платят взносы, из которых платится пенсия.

Накопительная система: вы кладете свои средства на собственный счет, они на нем лежат годами, генерируют прибыль, с которой потом платится пенсия.

Пенсионный фонд – это не банк, он не может финансировать рискованные операции. Это, скорее, инвестиционный фонд. Он работает по принципу «прибыль меньшая, но гарантированная». Причем этот гарантированный доход вы должны получать в течение 20 лет и более. То есть этот доход должен быть хотя бы на 2% больше уровня инфляции. В 2015 году у нас инфляция была 49%.

Например, Пенсионный фонд вложил эти средства. Какую он должен был получить прибыль в течение 2015 года, чтобы эти средства не обесценились? Минимум 51%. Вы можете назвать в Украине учреждение, которое может вам дать годовую прибыль на уровне 51%?

Хорошо, назовите мне в Украине структуру, которая в течение 20 лет будет давать гарантированную прибыль хотя бы 2% сверх уровня инфляции? Таких структур вы не видите, и я не вижу.

Второй вариант: мы можем вложить эти средства в иностранные ценные бумаги.

– Но так мы выводим капитал.

– Именно так. Третий вариант: мы можем их просто положить. Что с ними будет через 20 лет? Они обесценятся.

То есть что такое сегодня положить деньги на накопительный счет? Это заморозить и уничтожить средства, которые бы мы могли направить на выплату текущего дефицита. Стоит ли их замораживать? В этом нет экономической логики. Поэтому я не вижу оснований для того, чтобы сегодня вводить накопительную систему. Для этого нет экономических предпосылок.

«Надо прекратить оказывать социальную помощь террористам»

– Кто такие переселенцы? Это люди, которые вынуждены были оставить свою территорию, и переселились на территорию, подконтрольную Украине. Им нужно получить справку, которая бы подтверждала статус внутреннего перемещения лица. На основании этого документа они получают пенсии и другие социальные гарантии. Потом выяснилось, что далеко не все переселенцы являются переселенцами.

Формально они приехали, оформились, а потом кто-то из них вернулся на неподконтрольные территории. А средства выделяются здесь. Возник вопрос: как узаконить всех переселенцев? Решили проверять, есть здесь человек или нет.

Для проверки создали специальную комиссию во главе с Государственной миграционной службой. Комиссия приходит на место, которое указал переселенец в запросе на оформление. Если он там есть, то в справку внутреннего перемещения лица ставят штамп, если его нет, значит, прекращают выплаты.

Все было бы ничего, если бы в один прекрасный момент не приняли изменения в законодательство, и в законе о внутреннем перемещении лиц не написали, что справка выдается один раз и действует бессрочно. Прочитав этот закон, Государственная миграционная служба отказалась ставить штамп.

Дальше сменили еще один закон, и регистрацию граждан по месту жительства передали местным органам власти. Вот гражданин ждет, что к нему придут, проверят, он есть, а к нему никто не идет. Вдруг он узнает, что ему перестали платить пенсию и помощь.

Он идет в управление социальной защиты и Пенсионный фонд, а ему говорят: «У вас проблема со справкой. С момента предыдущего штамповки шесть месяцев прошло, нового штампа нет, и мы не можем вам платить дальше».

Он возмущается: «А куда мне идти?». «Ну, сходите в ГМС». Он идет в Государственную миграционную службу, а ему говорят: «Извините, мы больше штампы не ставим». «А кто должен ставить?». «Не знаем. Иди, ищи».

Он идет в органы местного самоуправления, а там отвечают: «Извините, но нам эти полномочия еще не передали». Он возвращается в соцзащиту, и ему говорят: «Ну, раз у вас этого штампа нет, ничем помочь не можем». Что в таком случае делать?

– Сколько людей находятся в таком подвешенном состоянии?

– Большинство из 1,7 млн. переселенцев. Это явление массовое. В Министерство социальной политики поступают обращения, как от отдельных граждан, так и от областных государственных администраций, местных советов, которые просят урегулировать этот вопрос.

– Почему этот вопрос не урегулирован?

– Мы уже два года живем в такой новой реальности, и вся наша правовая система к работе в условиях войны не была готова. Во многом процедура регистрации внутренне перемещенных лиц, механизмы выплаты им социальной помощи были сделаны наспех, без учета многих вещей.

Сначала регистрация регулировалась даже не законами, а постановлениями Кабинета министров. Законы принимались позже. Кабмин должен привести свои нормативные акты в соответствие с законом.

– Когда это будет сделано?

– Мы разработали изменения, теперь нужно согласовать с соответствующими службами – Государственной миграционной службой, Службой безопасности, Государственной пограничной службой и другими заинтересованными структурами. Это серьезный вопрос. Нам нужен единый механизм, который бы, с одной стороны, облегчал людям жизнь, а с другой – не создавал возможностей для злоупотреблений.

Если мы будем финансировать социальные выплаты лицам, которые занимаются противоправной деятельностью под прикрытием статуса внутренне перемещенных лиц, то по действующему законодательству это называется финансированием терроризма со всеми последствиями, которые из этого вытекают.

– У нас создали министерство по вопросам временно оккупированных территорий. Владимир Кистион, как профильный вице-премьер, не планирует присоединяться к решению проблем с переселенцами?

– Все социальные выплаты проводим мы, так сложилось исторически. Поэтому сейчас мы занимаемся этой проблемой, а специализированное министерство пока только создается. Минфин еще должен выделить средства на него, а парламент – внести соответствующие поправки в госбюджет. Оно полноценно заработает не раньше июля.

– Логично, что вам придется как-то делить с ним полномочия.

– Я вижу это так: функции по финансированию социальных выплат останутся у нас, а государственный реестр внутренне перемещенных лиц, когда мы его создадим, и весь комплекс других вопросов, наверное, перейдет в Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

Мы готовы отдать им все полномочия, связанные с АТО: размещение внутренне перемещенных лиц, строительство жилья.

Просто есть вещи, которые они все равно не смогут сделать. Например, обеспечивать социальные выплаты. Для этого надо иметь отделения не только в областях, но и в районах и городах. Такой разветвленной системы, как у нас, у них нет и вряд ли будет.

– Минсоцполитики приостановило выплаты сотням тысяч переселенцев, чтобы найти лиц, которые незаконно получают социальную помощь от государства. На прошлой неделе появилась информация, что выплаты возобновлены лишь 80 тыс. человек. Что с остальными?

– По закону СБУ, Государственная миграционная служба, пограничная служба и другие органы могут информировать органы социальной защиты о том, что лица, которые имеют статус внутренне перемещенных лиц, в действительности такого статуса не должны иметь – они не проживают на территории подконтрольной Украине.

Когда органы соцзащиты приостановили выплаты почти 450 тыс. таких граждан, то пришли и подтвердили статус внутренне перемещенных лиц лишь 80 тыс. человек, и им были возобновлены выплаты. Однако в целом проблему это не решило – в отношении других есть проблемы с отсутствием штампа Государственной миграционной службы, и им выплаты не производятся.

– Но правонарушители есть. Пресса не раз писала о схемах, по которым социальную помощь получают подставные лица, «мертвые души», и Минсоцполитики признавало проблему.

– Есть значительно более простые способы контроля за перемещенными лицами, тем более, Государственная пограничная служба не только по периметру государства контролирует выезд граждан, но и на линии разграничения. Поэтому если нам нужно взять информацию про ту или иную личность, мы можем обратиться в Государственную пограничную службу, и они нам сообщат, что этот человек выехал на неконтролируемую территорию.

Далее вступает в силу 60-дневный срок. Если в течение 60 дней лицо не возвращается, тогда можно отменять эту справку. Есть возможность электронного контроля без того, чтобы заставлять людей ходить куда-то или ловить их, создавая им дополнительные жизненные проблемы.

– Почему не была выстроена такая система?

– Реестр внутренне перемещенных лиц Министерство социальной политики должно было создать еще год назад. Сейчас такого реестра еще нет. Мы работаем над тем, чтобы его создать и правильно администрировать. По нашему предложению держателем реестра будет Минсоцполитики, как это определено законом, а администрировать его будет Пенсионный фонд.

80% переселенцев – это пенсионеры. Остальные регистранты будут обращаться в органы социальной защиты населения. Они будут подавать туда документы в бумажном виде, органы соцзащиты будут передавать их в Пенсионный фонд, а тот будет вносить в электронный реестр.

При ведении электронного реестра Пенсионный фонд будет обмениваться данными с Государственной пограничной службой. И при пересечении линии разграничения будет видно, что это лицо получающее пенсию или социальные выплаты, и будет информация, если он покинет территорию Украины. Если лицо не вернется на территорию подконтрольную Украине, в определенный законом срок, действие справки переселенца будет прекращено.

– Когда планируется запустить реестр?

– На создание понадобится месяц-два. К 1 сентября мы должны его запустить, но пока будем запускать, надо что-то делать с теми, кто сегодня не получает выплаты.

– Это около 370 тыс. человек?

– Не получают выплаты значительно больше людей. Речь идет обо всех переселенцах, их у нас 1,7 млн. Сколько из них не получают? Это достаточно большая цифра.

– У вас есть данные, сколько из этих людей – потенциальные правонарушители?

– Это не наша функция. Правонарушителями должно заниматься МВД. Наша функция – обеспечивать этим людям социальную защиту. Мы проверяем документы, с которыми они обращаются. Если документы в порядке, мы назначаем человеку социальные выплаты и пенсию.

– В 2015 году Министерство финансов начало процесс верификации – очистки социальных расходов бюджета от незаконных получателей различных видов пособий. Как известно ЭП, Минфин передал в Минсоцполитики информацию о 248 тыс. лиц, в отношении которых заметны риски нецелевого получения средств социальной помощи. Потенциальная экономия – 350 млн. гривен в месяц или 2,8 млрд. гривен в год. Теперь Минфин ждет реакции Министерства социальной политики. На каком этапе проверка этой информации?

Рева ищет в компьютере документ и зачитывает его.

– На выполнение пункта 3 постановления Кабинета министров от 18 февраля 2016 года №136 Министерство социальной политики 11 апреля подписало соглашение с Министерством финансов об обмене информацией и 22 апреля передало Минфину данные о 1,7 млн. внутренне перемещенных лиц из центрального хранилища базы данных.

12 апреля 2016 года в Минсоцполитики поступило шесть писем от Минфина относительно результатов проведения верификации социальных выплат по 12 тыс. получателей различных видов пособий, пенсий, компенсаций.

В указанных письмах Минфин рекомендует Минсоцполитики осуществить проверку соблюдения законодательства при осуществлении социальных выплат лицам, информация о которых была предоставлена на электромагнитных носителях. Указанная информация содержала лишь идентификационный номер, номер паспорта и, в отдельных случаях, дату рождения.

Эта информация не структурирована в разрезе областей, районов, видов социальных выплат, фамилий получателей. Ее недостаточно для идентификации получателя социальных выплат имеющимися в министерстве средствами.

При этом основаниями для прекращения осуществления социальных выплат, Минфин указал данные относительно случаев выплаты социальной помощи в течение месяца, когда умер получатель такой помощи (24 записи), за потерю паспорта гражданином, который получает социальную выплату (8163 записи), не нахождение лица на учете в Государственной фискальной службе (1474 записи), в случае, когда по регистрационным номерам налогоплательщиков и номерам паспортов зарегистрированы разные лица (4 записи), в случае, когда регистрационный номер учетной карточки налогоплательщика закрыт, и лицо снято с учета (1488 записей).

Что касается 24 случаев выплаты социальной помощи в течение месяца, в котором умер получатель такой помощи, то эта информация была обработана в ручном режиме Государственным предприятием информационно-вычислительного центра Минсоцполитики. По результатам такой работы установлено, что шесть человек вообще не состояло на учете в органах социальной защиты населения и органах Пенсионного фонда.

В отношении 11 лиц местными органами социальной защиты населения осуществлена проверка путем посещения социальным инспектором домов, где обнаружено, что восемь человек вообще не состоят на учете в органах социальной защиты населения как получатели различных видов пособий и физически находятся по месту жительства. То есть они не умерли, а живы.

Три человека находились на учете в органах социальной защиты населения, из которых два человека – до 31 декабря 2014 года, одно лицо – к 31 декабря 2015 года физически находились по месту жительства, то есть живые. По результатам проверки органов ПФ установлено, что семь человек находятся на учете в органах Пенсионного фонда и получают пенсию, то есть являются также живыми.

12 мая 2016 года в Минсоцполитики поступило 18 писем относительно результатов проведения верификации социальных выплат по 187554 получателей социальной помощи и жилищных субсидий.

В указанных письмах Минфин рекомендует Минсоцполитики остановить или прекратить социальную выплату 60894 лицам, из которых 51884 – внутренне перемещенные лица, которые получают адресную помощь для покрытия расходов на проживание. 9100 человек получают другие выплаты.

Также к письмам не предоставлена информация в отношении 60894 ее получателей на электромагнитных носителях, что делает невозможным осуществление проверки. Кроме этого, Минфин направил Киевской, Полтавской, Черновицкой, Днепропетровской, Львовской облгосадминистрациям информацию о 126660 получателей жилищных субсидий на электромагнитных носителях.

Критерием для прекращения выплаты жилищных субсидий Минфин определил следующее: лицо при получении жилищных субсидий приобрело недвижимость на сумму более 50 тыс. гривен – 109459 человек, лицо потеряло паспорт гражданина – паспорт был потерян или украден, паспорт принадлежал лицам, которые на дату назначения жилищных субсидий умерли – 17201 лицо. Источник получения такой информации не указан.

Основаниями для прекращения выплаты адресной помощи внутренне перемещенным лицам для покрытия расходов на проживание и социальных выплат Минфин определил следующие данные.

Во-первых, назначена адресная помощь внутренне перемещенным лицам, которые не соответствуют статусу внутренне перемещенных лиц – 15950 человек.

Во-вторых, лица отсутствовали на подконтрольной территории Украины на дату открытия счета уполномоченного банка – 4880 человек.

В-третьих, лица отсутствуют по месту жительства свыше 60 дней – 7586 человек.

В-четвертых, наличие в собственности лиц жилого помещения, расположенного в регионах других городов временно оккупированных территорий Украины и районов проведения АТО и населенных пунктов, расположенных на линии соприкосновения – 9987 человек.

В-пятых, наличие у любого члена семьи на депозитном банковском счете средств в сумме, превышающей десятикратный размер прожиточного минимума, установленного для трудоспособных лиц, – 15150 человек.

Основаниями для прекращения других социальных пособий определено не нахождение 9110 человек на учете ДФС, или в случаях, когда регистрационный номер учетной карточки налогоплательщика закрыт, и лицо снято с учета.

– То есть проверять информацию Минфина вы не будете?

– То, что проверяет Минфин, во-первых, не привязано к месту, где конкретно человек получает выплаты. Во-вторых, основания, на которые нам указывает Минфин, не являются основаниями для прекращения выплат.

– Минфин ориентируется на базу данных казначейства. Кроме того, с Министерством финансов сотрудничает 48 банков и 12 областных государственных организаций. Постепенно к обмену информацией будут присоединяться другие банки и местные органы власти. Вряд ли они предоставляют совершенно некорректную информацию.

– Чтобы вы поняли: вот проверили они субсидиантов, нашли у них банковские счета, депозиты, сообщили нам об этом, но мы не можем прекратить выплаты, потому что наличие депозита не является основанием для прекращения выплат.

– Какие основания необходимы для прекращения выплат?

– Для прекращения выплат нужны факты сокрытия информации, которую человек должен был предоставлять. Информация о депозите не должна предоставляться при назначении субсидий. А вот если лицо скрыло, что сдает в аренду недвижимость и получает доход от этого, то в таком случае мы можем прекратить или уменьшить размер субсидии, или наложить другие санкции.

– Но если вы даже не проводите проверку, то как вы сможете узнать, что была скрыта какая-то информация?

– Сейчас выявлением скрытой информации занимается Минфин, но он пока что этим занимается в той форме, о которой я говорю. Эта форма нам мало что дает, потому что у нас нет единой информационной базы. Они дают паспорт и код – и все, мы должны этого человека искать по всей Украине, выяснять, в какое управление он обращался и за какой выплатой.

– Минфин аргументирует это так: проверять этих лиц и принимать решения о приостановке выплат должно Минсоцполитики, поскольку именно вы принимали решение об их выделении.

– Дайте нам информацию в такой форме, чтобы мы видели этого человека. Где он? В Борисполе или в Бородянке, в Харькове или Львове? Скажите нам, что этот человек находится на учете в Хмельницком городском управлении социальной защиты населения, получает такой-то вид адресной помощи. Тогда мы можем идентифицировать этого человека и принять решение.

– Если учесть, что процесс верификации идет так как он идет, то насколько реально получить в бюджет запланированные 5 млрд. гривен?

– 5 млрд. заложено в бюджет, и они должны быть найдены. Сегодня система верификации работает в тестовом режиме и нуждается в совершенствовании. С 1 июля она должна заработать в полную силу. До этого времени мы должны отработать все недостатки.

Автор: Галина Калачова

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Возможности инвестиционного банка BG Capital
 Золотовалютные резервы Беларуси в январе 2016 г. снизились на 3,6% до 4,027 млрд. долл. на 1 февраля, что является минимальным показателем с 1 июня 2011 г.
 Золотой запас Беларуси в физическом выражении по состоянию на 1 октября 2010 г. составил 30,18 т
 Финансовые рынки России и Украины в январе-апреле 2001 г.
 Денежно-кредитное регулирование в России в январе-сентябре 1995 г. Часть 1