Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Интервью с президентом корпорации «Биосфера» Андреем Здесенко


21.06.2016 – Уважаемые читатели и посетители сайта! Представляем вашему вниманию интервью с топ-100 успешными предпринимателями Украины. На этот раз – с президентом корпорации «Биосфера» Андреем Здесенко.

Читайте также: Интервью с основателем DepositPhotos Дмитрием Сергеевым

Справка о компании «Биосфера» от Михаила Гранчака, директора инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital:

Производитель №1 продукции для ухода за домом и один из лидеров рынка товаров личной гигиены на территории стран бывшего СССР.

Компания была основана в 1997 году как дистрибьюторский бизнес, начиналась с 10 сотрудников и арендованного офиса в 50 кв. м.

Сегодня продукция компании представлена на 14 рынках стран Европы и Азии. В продуктовом портфеле компании более 2000 наименований продукции под 12 собственными торговыми марками. Компания является дистрибьютором еще 7 торговых марок других производителей.

Современные производственные мощности состоят из 4 заводов, общая производственная площадь 35 тыс. кв. м, логистические комплексы площадью 18 тыс. кв. м. Также компания Groupe Lemoine является совладельцем производственного предприятия в Эстонии общей производственной площадью 8,5 тыс. кв. м.

Более 2200 специалистов работают на заводах и в офисах продаж компании в Украине, России, Казахстане, Беларуси, Молдове, Грузии, Испании и Польше.

Ежемесячно компания продает 22,5 млн. упаковок продукции.

– Как бы вы себя представили?

– Я успешный бизнесмен, у меня три бизнес-направления: корпорация «Биосфера», Charisma Fashion Group и, совместно с партнером, сеть ресторанов Vapiano. Я увлечен жизнью, обожаю спорт, музыку, играю на гитаре, люблю путешествовать и реализовывать себя не только в бизнесе. Женат, отец двух замечательных детей.

– Где вы родились, кто ваши родители и что они вам привили такого, что вы стали «успешным, красивым, молодым»?

– Отец посвятил всю жизнь обороноспособности Украины – прошел путь от кузнеца до главного экономиста Южного машиностроительного завода, который был и остается лидером в аэрокосмической отрасли. Он создавал ракеты, которые делали СССР космической державой. Мама тоже отдала этому заводу всю жизнь. Они работали на одном предприятии, но в разных отделах. Музыкальность, спорт, лидерство – это от отца, а глубина, открытость, умение любить людей – от мамы. Отец был очень харизматичным, восторженным, ярким и талантливым, он играл на гитаре, любил спорт, дома всегда была куча друзей. Он ушел 25 декабря прошлого года, но оставил после себя огромное наследие в виде своих песен, и очень много вложил в меня, своего единственного ребенка.

– Вы играли вместе с отцом?

– Да, и на гитаре, и в волейбол. Мне хотелось гонять в футбол, бегать во дворе, но нужно было идти на учебу. Я не очень ценил это в то время, но сейчас понимаю, что гитара – невероятно мощный инструмент создания себя, важный для развития лидерства и коммуникабельности. Я играю с 11 лет и у меня около 6 гитар – одна в Милане, две в Вене. Я нахожу их по всему миру, это колоссально эффективный способ общения, а в студенческие времена и в армии – еще и продвижение. Лидера из меня сделала именно гитара.

– Какую профессию вы выбрали?

– Я мечтал быть аквалангистом и вместе с Жаком-Ивом Кусто покорять водные глубины и открывать неизвестные просторы. Я знал, что не буду гитаристом, мое призвание – организовывать людей. После школы я попал в Днепропетровский государственный университет на физико-математический факультет. Моей специальностью стала «экспериментальная физика», биофизика – мне казалось, что исследования мозга и физиологии человека с точки зрения мыслительных процессов, это интересно.

 – Но уже в 1992-1993 году вы начали ездить в Москву, покупать Snickers и Stimorol и продавать их в Днепропетровске. Откуда у вас, человека точных наук, взялась бизнес-жилка?

– Я уже окончил университет и должен был зарабатывать. Наука тогда была в очень сложной ситуации, страна разваливалась, нужно было что-то делать. Впервые благодаря коммерции я заработал деньги, когда продал несколько пиджаков. Это было еще на последних курсах университета.

– От жевательной резинки до медицинских препаратов и организации производства средств гигиены. Вы создали корпорацию «Биосфера» в 1997 году. Как случилось, что вы так быстро определили свое направление?

– Все из-за кризиса. Господь закрывает одни двери и открывает другие. Я всегда стараюсь учиться, у меня даже есть стратегия, такая себе виртуальная футболка, на которой спереди надпись «студент», сзади – «коуч», а на визитке у меня написано «Ореn for you». Я открыт для нового, очень любознательный и наблюдаю, что происходит с более-менее зрелыми рынками, какие будут изменения.

Много раз бывало так, что неожиданно от совершенно разных людей поступали информационные пазлы, которые затем складывались в голове в определенную картину, и я понимал, что пришло время. Вот и тогда в какой-то момент я услышал сразу от нескольких людей, что на рынке есть женские прокладки Bella, они пользуются большим спросом, но их не хватает. Я вроде бы пропустил это мимо ушей, но потом пришла еще какая-то информация, и я подумал: мы неспособны конкурировать в области фармацевтики, тогда закрылось много маленьких аптечных киосков, а наша дистрибьюционная компания имела всего семь таких. Но мы можем создать межаптечный центр детской и женской гигиены. Как дистрибьютор мы бы могли сконцентрировать в своих руках ключевые бренды Pampers, Huggies, Libero, Kotex. И мы такой компанией стали. Возникла идея – «Биосфера». Почему «Биосфера»? Ибо это защита ребенка, женщины, гигиена, чистота, и озоновый слой сохраняет жизнь на Земле.

– А как пришли к производству? Когда поняли, что товар надо производить в Украине?

– Это был следующий эволюционный шаг. Когда понимаешь эволюцию бизнес-процесса или бизнеса, можешь прогнозировать. Быть производителем – значит не зависеть от международных компаний.

Тогда, еще работая в составе корпорации «Ольвия», я четко понимал: вот сейчас мы импортеры средств гигиены и работаем с международными компаниями, а дальше они будут работать самостоятельно, мы будем не нужны. Производителя с сильным брендом никто с рынка не устранит, у него можно купить, с ним можно конкурировать, но это совсем другой уровень работы. Вот поэтому мы впервые в Украине создали производство женских прокладок, бренд Only You, который потом мои партнеры продали Procter&Gamble.

– То есть, если создать хорошую компанию, ее могут купить? Это такие, более цивилизованные правила игры, как во всем мире?

– Безусловно. Сегодня украинский бизнес и сама Украина должны быть привлекательными. От экономической и политической стабильности будет зависеть, получат бизнесы, созданные украинскими собственниками, достойную оценку, и готовы ли будут за них платить.

– Вы разошлись с партнерами, потому что не смогли работать в партнерстве? Вы не хотели продавать тот бренд Procter&Gamble?

– Я ушел за год или за полтора до того. Я был младшим партнером, и мы имели разные взгляды. Меня видели менеджером, а я себя – предпринимателем. Я могу работать в партнерстве, вопрос в том, насколько формат структуры, которую мне предлагают, способен раскрыть мои возможности. Я предприниматель и хочу сам выбирать скорость развития и возможности, которые важны для меня и компании.

– Когда вы разошлись с партерами, где взяли деньги для открытия собственного производства? Верно ли, что вы не слишком любите кредиты, предпочитаете все делать за свой счет?

– Вовсе нет. Наоборот, «Биосфера» активно берет кредиты, мы надежный заемщик, банки хотят с нами работать. Я считаю, что кредитование – очень хороший инструмент развития. Конечно, можно работать на свои, гордиться тем, что никому ничего не должен, но потратить десятки возможностей. Занимать надо, потому что это бизнес, для этого и существуют финансовые институты.

– А что именно производит компания «Биосфера»?

– Из брендов, которые знают наши домохозяйки, это «Фрекен Бок» – огромный ассортимент продукции для гигиены и чистоты дома, Smile – все виды влажных салфеток – детские, взрослые, антибактериальные, Novita – ватные диски и палочки, а также Eventa – одноразовая посуда и украшения для праздника. Много чего мы производим для частных марок сетей. На том же пакете для мусора, влажной салфетке, фольге, пленке или пергаменте для запекания будет указана торговая марка сети, однако часто производителями этих марок являемся мы.

– А почему у всех ваших торговых марок иностранные названия? Это сознательное решение?

– Например, название «Фрекен Бок» у нас ассоциировалась с требовательной домохозяйкой – сразу вспоминается известный образ. Варианты были разные, но лучшего, чем «Фрекен Бок» мы придумать не смогли, это название действительно отражает именно то, что мы хотели сказать. Безусловно, Smile можно было назвать «Улыбка», но у нас есть желание работать и на международном рынке, поэтому это более универсальное название, которое иллюстрирует положительную эмоцию. Мы присутствуем на 11 рынках бывшего СССР: в Украине, России, Казахстане, Беларуси, Молдове, Армении, Азербайджане, Грузии и во многих других странах, и сейчас активно работаем над выходом на рынки стран Восточной Европы. Международное название брендов способствует большему доверию.

– Украинский рынок очень чувствителен к изменению курса доллара и покупательской способности граждан. Как вы выживаете во времена кризиса?

– Мы имеем собственное производство, это наша гривневая составляющая. Запас прочности у компании есть, но он небольшой, потому что много сырья все равно приходится импортировать. Из того, что нам необходимо, Украина в основном производит лишь картон и бумажную этикетку.

– Если бы у вас не было собственного производства, а была бы только дистрибуция, продажа иностранных брендов, выживать было бы гораздо труднее?

– Да. А еще мы буквально до молекулы уменьшили затраты на производство. У нас очень большой объем и затраты на одну упаковку сегодня немаленькие. Но это все не только из-за кризиса, но и потому, что здесь идет речь о производстве частной марки. Что делают торговые сети Украины? Они объявляют очень жесткий тендер, когда за право производить частную марку борются несколько производителей. Играя на понижение, они спускают цену, чтобы дать потребителю минимальную цену и больше заработать.

Производитель часто работает на пределе и имеет очень маленький доход, но при этом торговые сети держат качество на высоком уровне. Невозможно производить товар с низкой ценой и без качества в приоритете. Наш доход существенно упал – курс вырос в три раза, а мы подняли цены примерно на 50%. Но цель сейчас не столько заработать, сколько сохранить компанию и позиции на рынке. Надо удержать потребителей, дать адекватный продукт, а зарабатывать будем позже. Мы любим кризисы, потому что они отсеивают слабых и заставляют смотреть вглубь процесса, становиться более эффективными. Они не дают нам спать.

– По вашему мнению, сегодня хорошие условия для начала бизнеса?

– Сейчас один из непростых периодов в украинской экономике с 1997 года, но я оптимист и считаю, что можно и нужно развиваться. Плюс в том, что многие международные компании свернули свою экспансию или отложили вход на украинский рынок, что дало украинским предпринимателям прекрасную возможность развития. Когда мы начинали, в «Биосфере» было всего 15 человек, сейчас 2200 – за десять лет мы выросли из маленького коллектива до глобальной корпорации с 5 производствами и огромным количеством складов в большинстве стран, где мы присутствуем.

– Сколько денег, по вашему мнению, сегодня нужно, чтобы начать свой бизнес?

– 10 тысяч долларов – и можно начинать. Например, в сервисе.

– Как вы думаете, какими нишами надо интересоваться украинцам?

– Я считаю, что услугами, доставкой, логистикой, IT, но не только написанием программ для западных компаний, но и работой на украинском рынке.

– Как так случилось, что вы заинтересовались ресторанами?

– В первую очередь, я очень верил в Vapiano. Я увидел его первый раз во Франкфурте и был поражен. Мы купили франшизу, но не имели опыта в ресторанном бизнесе – компания Vapiano просто нам поверила. Прежде всего, мы хотели быть причастными к их успеху – на сегодняшний момент это самая быстрорастущая сеть быстрого питания в мире. И мы рассчитывали, что она будет такой же успешной и в Украине. Решение мы принимали еще до кризиса. Лучше конкурировать там, где уже есть очень большой потребительский рынок. Сейчас Львов является туристической Меккой в Украине, и, пожалуй, крупнейшим центром притяжения внутреннего туризма. Да, безусловно, есть Киев и Одесса, но Львов... Вы знаете, сколько там туристов, и какой там трафик, насколько этот город интересен, как он растет?

– Это направление совсем отличается от того, что вы делаете в «Биосфере».

– Да, очень большая разница. В «Биосфере» мы производим продукцию ежедневно. Каждый день миллион людей в странах СНГ и в мире платит за наш товар, и я их не знаю. Но если что-то случается с посетителем в сети ресторанов, об этом узнает вся страна. В ресторанном бизнесе ответственность другая.

– Зачем вам это?

– Система Vapiano прописана и просчитана, как Mcdonald's и другие сети ресторанов. У нас есть структура, руководитель, который за этот бизнес отвечает и живет там каждый день. Мы как владельцы-основатели время от времени приобщаемся, но не находимся там каждый день. В ресторанном бизнесе, если он не сетевой, принципиально важно, чтобы владелец был как можно ближе к ресторану – ведь это отражение его характера, харизмы и личности. Мне очень нравятся французские и итальянские рестораны, где сам хозяин обслуживает и знает клиентов.

– Вы искали способ быть как можно ближе к людям?

– Сегодня объединение большого масштаба и клиентоориентированного бизнеса, каким является союз Vapiano и Charisma Fashion Group, позволяет мне не отрываться от реальности и понимать, что за каждым проданным продуктом стоит конкретный человек.

– Или вы доплачиваете вашим хобби из «Биосферы»?

– Ни один из наших проектов не хобби. Я люблю путешествовать, ездить на джазовые фестивали, заниматься спортом, а все остальное – четкий жесткий бизнес. Вопрос в том, насколько экономическая среда позволяет или не позволяет зарабатывать. С проектом Vapiano непросто – киевский зарабатывает, львовский близок к этому, ему уже два года, и мы видим положительную динамику.

На Fashion тоже зарабатываем. Это непростой, но любимый бизнес. Во мне живет любовь к моде, к мужской одежде. Не могу сказать, с какого возраста, но и любовь во мне росла, и в конце концов, я сказал себе: хватит рассказывать друзьям, когда будешь продавать рубашки и пиджаки, пора начинать. Поэтому в 2008 году я постучал в дверь торгового дома Van Laack и сказал его владельцу: «Кристиан, я хочу открыть монобренд твоей марки в Днепропетровске». Он – удивительный предприниматель, смог выкупить умирающую марку у концерна BMW и превратить ее в бренд рубашек №1 в мире. И дальше был такой разговор: – «Хорошо, Андрей. А какой у тебя опыт? – Никакого. – А чем занимаешься? – Произвожу пакеты для мусора и влажные салфетки. – Это, конечно, хорошо, но почему я должен доверить свой бренд, которым горжусь, человеку без опыта, и открыть бутик в Днепропетровске?».

Я был первым украинцем, которого он увидел и который свободно общался на английском языке, хорошо выглядел и имел энтузиазм, страсть и огонь в глазах. Поэтому он ответил: «Хорошо, Андрей, понимаю, что опыта у тебя нет, но верю, что сможешь разобраться и собрать хорошую команду. Даю тебе полгода, чтобы найти помещение и открыть магазин». Кристиан никогда не приезжает на открытие магазинов, если они расположены не в мировых столицах моды, но на этот раз он сделал исключение и в самый разгар кризиса 2008 года прилетел к нам.

– А откуда у вас такой английский?

– Я начал изучать его в 35 лет. Это был вызов, челендж, но немного другого типа. Тогда я уже год отучился в Киево-Могилянской бизнес-школе, и много предметов было на английском языке. Я не знал многих слов, не понимал контекст лекций, чувствовал себя человеком второго сорта и мне было стыдно. Но самым болезненным был момент, когда после года обучения вся наша группа должна была ехать на месячную стажировку в Чикаго, а мне там нечего было делать, потому что надо было общаться, слушать и писать. Я понимал, что буду обузой для группы, и решил не ехать. Тогда я понял, что, если не выучу язык, так и останусь на задворках, и начал учиться.

Я также поставил себе цель в каждой крупной стране мира иметь друга, с которым можно было бы говорить не только о бизнесе, но и раскрывать свой характер и идеи. Сейчас у меня такие друзья есть в семи странах – не наши соотечественники, а местные жители. У «Биосферы», Charisma F.G. и Vapiano около 200 партнеров-поставщиков. Все коммуникации проходят преимущественно на английском языке.

– Если молодые люди не знают английского, у них нет будущего?

– Они будут очень ограничены в плане возможностей и собственных способностей. Так страшно, когда хочется что-то сказать, когда есть эмоции, когда хочется себя проявить, но не получается, потому что не владеешь языком.

– Стоит ли сегодня молодым людям получать бизнес-образование?

– Если вы уже состоялись как бизнесмен и имеете опыт, это необходимо. Хотя бы для того, чтобы выйти из рутины и вместе с другими предпринимателями взглянуть на свой бизнес со стороны. Общение, дополнительная информация, мудрость, систематизация позволяют найти новые инсайты, возможности, идеи, которые затем «подталкивают» вас к изменениям в собственном бизнесе. Я рекомендую это образование молодым людям, но все зависит от школы.

– Если есть 10 тысяч, куда их лучше вложить – в бизнес или обучение?

– Если потом еще будет 10 тысяч, то в образование, а если нет, то в бизнес.

– Где бы вы советовали получать образование, за границей или в Украине?

– Это вопрос цены и цели вашего образования. В Украине можно получить хорошее образование, но уровень теории, практики, менеджмента и студенческой среды выше за рубежом. Там борются за образование.

– А кто ваша жена и чем она сейчас занимается?

– Основное занятие моей жены – семья, дети и их образование, ведение нашего быта и поддержание его в ресурсном состоянии, а также благотворительность. У моей жены несколько проектов – она помогает детским домам и делает еще несколько дел в других направлениях.

– У вас двое детей и ими занимается жена?

– Сыну 14, а дочке 11. Да, в большей степени детьми занимается жена.

– А кем будут ваши дети? Кто играет на гитаре?

– К сожалению, эта традиция пока не передается, но я бы хотел, чтобы мы с сыном сыграли. Пока что мы такого сделать не можем, но несколько раз уже были с ним на уроках танцев. Он в таком серьезном возрасте, молодой бунтарь, непростой. Он интересуется гаджетами и сетью.

– Сын берет пример с вас или более из своих сверстников?

– Он смотрит на меня, и авторитетом для него являюсь не я, а другая модель бизнеса – блогеры, ребята, которые сейчас снимают ролики. Но бизнес-жилка у него есть. Он говорит: «Папа, ты вот работаешь в классических бизнес-моделях, а я тебе докажу, что смогу стать очень успешным и самостоятельным в IT».

– Так он уже ищет себя в другом бизнесе и не видит себя вашим наследником?

– Нет, но я буду счастлив, если и Андрей, и Мария найдут себя в этой жизни в других сферах – моде, фотографии, IT, кулинарии или волонтерстве. «Биосфера» – это большой серьезный бизнес, там больше нужен менеджмент. Возможно, дочь выберет Charisma Fashion Group и будет продолжать этот бизнес, сын что-то другое... Безусловно, на подсознательном уровне я создавал эти бизнесы, в том числе и для того, чтобы у детей была возможность выбора.

– А какие советы вы могли бы дать украинцам?

– В первую очередь, верить в себя и свою страну. Украина стала колыбелью наших самых ярких бизнес-проектов. Здесь 45 миллионов потребителей – это в несколько раз больше, чем во многих странах Европы, возможностей здесь множество, рынок еще не заполнен. Конечно, экономическая ситуация непростая, но она также дает возможности. Находите ниши, в которых еще осталось много нереализованных шансов, обязательно учите язык, даже несколько иностранных языков, они помогут найти партнеров, увидеть мир, подсмотреть идею, сделать проект здесь и реализовать его за границей.

Путешествуйте, смотрите, вкладывайте деньги в свое образование. Будьте лидерами для своих людей, не бойтесь вести за собой, потому что одному в этой жизни и в бизнесе невероятно сложно. Если вы не консультант, если уникальность не в вас самих, вам нужны люди. Умейте их объединять и заряжать и реализовывайте себя через них.

Автор: Ярослав Заблоцкий

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Гражданин мира. Почему Порошенко забрал у Саакашвили украинский паспорт
 Банк Зенит: Ежедневный обзор долговых рынков
 Министр Лилия Гриневич – о конкурсах в первый класс, платном питании в школах, семейном образовании и новых требованиях к учителям
 Краткая характеристика участников международного валютного рынка FOREX
 Выбор системной платы