Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Оценка факторов инфляции в Украине во втором квартале 2016 г.


21.08.2016 – В Украине во II квартале 2016 года ожидаемо продолжалось замедление потребительской инфляции (до 6.9% г/г в июне), говорится в отчете Национального банка Украины. Квартальный рост ИПЦ составил 3.4%, что оказалось меньше, чем прогнозировал Национальный банк (4.1%). Отклонения от прогнозных оценок связаны с более низкой базовой инфляцией (0.7% по сравнению с прогнозным значением 2.1%), которая обусловлена укреплением обменного курса гривны и вторичными эффектами от снижения цен на сырые продукты питания.

Небазовая инфляция за II квартал была близка к прогнозному уровню (5.7% и 5.9% соответственно), хотя в разрезе основных компонентов фактическая динамика отличалась от прогнозной.

Так, существеннее, чем ожидалось, снизились цены на отдельные виды сырых продуктов питания в связи со значительными объемами предложения, благодаря расширению, как внутреннего производства, так и импорта. В результате цены на сырые продукты за квартал несколько снизились, тогда как прогнозировался их умеренный рост.

Снижение цен на сырые продукты питания компенсировалось большим, чем ожидалось, ростом:

цен и тарифов, которые регулируются административно, из-за повышения цен на табачные изделия (это связано с ценовой политикой отдельных производителей). В то же время, соответствовал прогнозу Национального банка, рост цен на услуги ЖКХ, что связано в основном с подорожанием газа для населения вследствие отмены скидки на газ;

цен на топливо на внутреннем рынке на фоне повышения мировых цен на нефть.

Базовая инфляция

Базовая инфляция за II квартал 2016 года замедлилась быстрее, чем ожидалось (до 8.3% г/г в июне), что обусловлено укреплением обменного курса гривны и вторичными эффектами от снижения цен на отдельные сырые продукты питания.

Дополнительными факторами ее замедления были сдержанный потребительский спрос и улучшение по итогам квартала инфляционных ожиданий на следующие 12 месяцев всех групп респондентов. Последнее произошло, в том числе, благодаря проведению взвешенной монетарной и фискальной политики.

Укрепление гривны способствовало замедлению роста цен на непродовольственные товары, входящие в состав базового ИПЦ (до 11.6% г/г в июне). Эти товары в значительной степени представлены импортом, в т.ч. одежда и обувь, транспортные средства, бытовая техника, фармацевтическая продукция, медицинские товары и оборудование.

В то же время, несколько ускорился рост цен на аудиотехнику, фотоаппаратуру и оборудование для обработки информации, что связано с эффектом низкой базы сравнения.

Снижение цен на отдельные сырые продукты питания способствовало замедлению роста цен на продукты питания базового ИПЦ (преимущественно с высокой степенью обработки) – до 5.9% г/г в июне.

Рост стоимости услуг базового ИПЦ на фоне высокой базы сравнения и сдержанного спроса во II квартале замедлялось ежемесячно – до 8.8% г/г в июне.

Небазовая инфляция

Небазовая инфляция за II квартал была близка к прогнозному уровню; в годовом измерении она замедлилась до 5.9% г/г в июне.

В частности, рост цен на сырые продукты питания в июне замедлился до 0.8%. Этому способствовало, прежде всего, ускорение летнего снижения цен на овощи, что произошло из-за значительных объемов предложения благодаря как расширению внутреннего производства, так и импорта.

В частности, физические объемы импорта овощей за январь-май 2016 года увеличились в 2.7 раза по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. В частности, существенно увеличились объемы импорта отдельных овощей из Беларуси и Турции. Увеличение предложения овощей и фруктов из Турции среди прочего связаны с частичной переориентацией торговых потоков этой страны в связи с торговыми ограничениями со стороны России. Кроме того, девальвация турецкой лиры к доллару США способствовала снижению цен на товары турецкого происхождения.

Фактором удешевления импортируемой продукции было укрепление обменного курса гривны. Это в частности отразилось на динамике цен на фрукты, снижение которых в течение квартала в основном ускорялось.

Дополнительными факторами замедления роста цен на сырые продукты питания, в частности на мясо и мясопродукты, а также молоко и молочные продукты, были сдержанный потребительский спрос и сравнительно низкие цены на внешних продовольственных рынках. Замедлению роста цен на мясо также способствовало некоторое увеличение физических объемов его производства по сравнению с прошлогодними показателями.

Кроме того, в течение квартала ускорялось снижение цен на яйца. Это обусловлено, прежде всего, высоким предложением на внутреннем рынке в условиях ограниченного экспорта, хотя высокая база сравнения также имела весомый вклад.

Низкая база сравнения была одним из основных факторов ускорения годового роста цен на сахар в течение квартала. Так, во II квартале прошлого года цены на сахар существенно снизились после стремительного роста накануне, вызванного ажиотажным спросом. Во II квартале текущего года цены на сахар также снижались на фоне ожиданий высокого урожая сахарной свеклы, однако меньшего, чем в прошлом году.

Рост цен и тарифов, которые регулируются административно, во II квартале продолжил замедляться – до 10.9% г/г в июне.

В частности, как и ожидалось, на фоне высокой базы сравнения замедлился рост цен на услуги ЖКХ, хотя в месячном измерении они преимущественно росли умеренными темпами. В то же время, среди них существенно отличалась динамика цен на газ. Так, с 1 апреля перестала действовать скидка на газ для населения. Вследствие этого рост цен по категории “природный газ” в апреле составил 48.4% м/м, а с 1 мая решением правительства цены на газ были снижены на 4.3%.

Также соответствовало прогнозным ожиданиям годовое ускорение роста цен на алкогольные напитки, что связано с лагами эффектов от повышения акцизов в марте.

Вместе с тем, рост цен на табачные изделия ускорялся быстрее, чем ожидалось, что обусловлено ценовой политикой отдельных производителей.

В то же время, сдерживало замедление роста цен и тарифов, которые регулируются административно, повышение цен на хлеб и хлебопродукты, что обусловлено ростом производственных затрат, в т. ч. на горючее.

Так, цены на топливо на внутреннем рынке росли ежемесячно, начиная с марта, что связано, прежде всего, со стремительным повышением мировых цен на нефть. Как следствие, с мая возобновился рост цен и в годовом измерении, который в июне ускорился до 6.5% г/г.

Индекс цен производителей

Во II квартале 2016 года динамика цен в промышленности в значительной степени определялась конъюнктурой цен на внешних сырьевых рынках. Повышение внешних цен на сырьевые товары перевесило эффект от укрепления обменного курса гривны и снижения тарифов на газ для промышленных потребителей (в среднем на 10% с 1 мая 2016 года). Как следствие, в течение апреля-мая наблюдалось ускорение промышленной инфляции. Одновременно из-за слома восходящего тренда на мировых сырьевых рынках, в июне индекс цен производителей не изменился, а в годовом измерении возобновилось замедление его роста (до 15.7%).

Рост мировых цен на нефть обусловил повышение цен в добыче нефти и природного газа. Восстановление с конца апреля нисходящего тренда цен на железную руду на внешних рынках обусловило соответствующую ценовую динамику в добыче металлических руд, где цены начали снижаться в июне после стремительного роста в первые два месяца квартала. В результате рост цен в добывающей промышленности после ускорения в апреле-мае в июне замедлился до 35.3% г/г.

Динамика цен в добывающей промышленности и на мировых рынках с определенным временным лагом отражалась на ценах в следующих звеньях производства, а именно перерабатывающей промышленности. Так, во II квартале росли цены в производстве кокса и продуктов нефтепереработки, а также в металлургическом производстве. Как следствие, в годовом измерении падение цен в производстве кокса и продуктов нефтепереработки в течение квартала замедлился, тогда как рост цен в металлургическом производстве ускорился.

Цены в химической промышленности с февраля текущего года преимущественно снижались. Это связано с низкими ценами на минеральные удобрения на внешних рынках, а также насыщением внутреннего рынка удобрений в условиях высокой конкуренции.

Рост цен в других отраслях перерабатывающей промышленности, ориентированных преимущественно на удовлетворение внутреннего спроса, и в поставке электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха в течение II квартала в основном замедлялся.

Влияние промышленной инфляции на потребительские цены в Украине

Рост промышленной инфляции потенциально несет риски ускорения потребительской инфляции, поскольку ИЦП и ИПЦ связаны через производственные цепи. Например, рост цен в производстве продуктов питания обуславливает и подорожание этих продуктов, что, в свою очередь, оказывает существенное влияние на потребительские цены. Однако, в краткосрочной перспективе подобная динамика ИЦП и ИПЦ в первую очередь, объясняется влиянием общих факторов. А согласно эконометрическим расчетам в целом влияние изменения ИЦП на ИПЦ в Украине является слабым – увеличение ИЦП на 10% за месяц в среднем обуславливает около 1% прироста ИПЦ.

Так, на тенденции изменения ИЦП существенное влияние оказывает динамика цен на товары, которые «торгуются» на внешних рынках. В частности, ускорение роста промышленной инфляции во ІІ квартале текущего года связано в основном с разворотом ценового тренда на мировых сырьевых рынках. Соответственно, 60% годового роста промышленной инфляции обусловлено повышением цен в добывающей промышленности и металлургии.

В то же время, повышение внешних цен приводило к удорожанию экспортной украинской продукции и способствовало притоку иностранной валюты в Украину и укреплению обменного курса гривны. Это, в свою очередь, повлекло снижение цен на потребительские товары, прежде всего, импортируемые. Таким образом, рост мировых цен на сталь обусловил повышение цен производителей, тогда как влияние на ИПЦ было противоположным.

Вместе с тем, существенную долю в ИЦП занимает “производство пищевых продуктов, напитков и табачных изделий” (около 21%). Динамика цен по этой компоненте тесно коррелирует с компонентой ИПЦ “продукты питания и безалкогольные напитки” (около 51% ИПЦ).

Также перенос роста цен производителей на потребительские цены может происходить опосредованно через повышение заработных плат в промышленности, что стимулирует спрос на потребительские товары и соответственно рост цен на них. В частности, в прошлом повышение цен на мировых сырьевых рынках в условиях фиксированного курса сопровождалось ростом доходов экспортеров в гривневом эквиваленте, что имело существенное влияние на динамику заработных плат не только в промышленности, но и в других видах деятельности.

Вместе с мягкой фискальной и монетарной политикой это поддерживало высокие темпы роста потребительского спроса, что, в свою очередь, обусловливало ускорение потребительской инфляции. Также периоды краткосрочных синхронных изменений ИПЦ и ИЦП из-за режима де-факто фиксированного курса объясняются резкой коррекцией обменного курса гривны вследствие накопленных дисбалансов.

Хотя в этом году рост промышленной инфляции также определяется, прежде всего, внешними факторами и сопровождается повышением заработных плат, последнее пока не генерирует дополнительного потребительского спроса из-за слабости рынка труда. Более того, плавающий обменный курс выступает встроенным стабилизатором, что сдерживает инфляционные ожидания из-за укрепления гривны, обусловленного притоком иностранной валюты в страну. Таким образом, текущий рост промышленной инфляции не предопределяет риски ускорения потребительской инфляции.

В I квартале 2016 года впервые с начала 2014 года произошел рост реального ВВП в годовом измерении – на 0.1%. Тем не менее, фактический рост был более сдержанным, чем прогнозировалось.

Как и ожидалось, основной положительный вклад в изменение реального ВВП предопределял чистый экспорт. Однако в отчетном квартале такой взнос снизился (до 2.5 п.п.) из-за существенного замедления спада импорта. Импорт был поддержан отложенным спросом, который реализовался после отмены дополнительного импортного сбора. В то же время, падение экспорта хоть и продолжило замедляться, этот процесс сдерживался введением торгово-транзитных ограничений Российской Федерацией и низкими ценами на мировых товарно-сырьевых рынках.

Внутреннее частное потребление, которое является основной составляющей совокупного спроса, оставалось слабым, хотя определенный толчок ему предоставили отмена дополнительного импортного сбора и незначительное улучшение потребительских настроений населения.

Показатели выпуска указывают, что во II квартале 2016 года производственные секторы экономики демонстрировали неоднозначную динамику. Развитие внешней среды было более благоприятным, чем заложено в прогнозные предположения. Однако в конце квартала реализовались непредвиденные внутренние риски. В частности, произошло блокирование железнодорожных перевозок в связи с забастовкой железнодорожников на востоке страны. Это повлекло временный, но значительный спад в промышленности в июне (прежде всего в горно-металлургическом комплексе), а также ухудшение показателей деятельности грузового транспорта. Поэтому, по оценкам НБУ, во II квартале рост реального ВВП ускорился в годовом измерении, однако менее существенно, чем ожидалось ранее.

Выпуск

В I квартале реальный ВВП Украины снизился по сравнению с предыдущим кварталом в сезонно скорректированном выражении (на 0.7% кв/кв). Основное негативное влияние на экономическую активность было обусловлено действием внешних временных факторов. Среди них торгово-транзитные ограничения Российской Федерации, которые отразились на деловых ожиданиях украинских предприятий, а также дальнейшее падение цен на мировых сырьевых рынках.

Уже во второй половине отчетного квартала транзит через российскую территорию был почти полностью разблокирован, а на мировом рынке начался рост цен на основную сырьевую продукцию, однако восстановление сдерживалось влиянием политической неопределенности.

В то же время, впервые с начала 2014 года произошел рост реального ВВП в годовом измерении – на 0.1%. Такой темп оказался меньшим, чем ожидалось, поскольку существенно ухудшилась динамика большинства секторов услуг. Однако предсказуемо возобновился прирост в производственных секторах и смежных с ними транспорте и торговле, прежде всего, за счет низкой базы сравнения.

ВДС промышленности на фоне глубокого падения в соответствующем квартале предыдущего года выросла в годовом измерении (на 5.5%) впервые с 2012 года. Прирост произошел по всем видам промышленности. Однако сезонно скорректированные показатели свидетельствуют о том, что в течение отчетного квартала ощутимое оживление произошло лишь в добывающей промышленности. Активная добыча угля обусловлена устойчивым спросом со стороны электростанций. Добыча металлических руд росла в условиях стремительного повышения их стоимости на мировых рынках.

Среди отраслей перерабатывающей промышленности существенно повысились объемы производства металлургической продукции (на 10.1% г/г). Кроме базы сравнения на показатели металлургии влияло некоторое оживление спроса со стороны строительства и машиностроения.

В частности, высокими темпами росло производство машиностроительной продукции для пищевой отрасли (на 23.4% г/г), что может объясняться потребностью в модернизации в условиях поиска новых рынков сбыта. Рост производства железнодорожных локомотивов и подвижного состава обусловлен, в частности, исполнением контракта на поставки вагонов в Туркменистан.

В пищевой отрасли высокими темпами росло производство алкогольных напитков, что вызвано стремлением производителей накопить запасы перед повышением акцизных ставок в начале марта.

Несмотря на признаки общего восстановления в промышленности, некоторые производства продолжали испытывать падение, как из-за сокращения внутреннего спроса, так и вследствие потери рынка Российской Федерации и осложнения доступа к рынкам других стран СНГ. Последними факторами объяснялись кризисные явления в украинской молочной отрасли (выпуск снизился на 3.4% г/г), в производстве труб (свыше 20% падение) и в производстве отдельных видов машиностроительной продукции.

Низкая база сравнения определяла также прирост товарооборота на 3.7% г/г. Рост оптового товарооборота (на 2.9% г/г) произошел, прежде всего, за счет прироста торговли пищевой, химической продукцией, а также топливом.

Среди продовольственных товаров положительные тенденции, вызванные нестатистическими эффектами, прослеживались только по отдельным товарным группам. В частности, произошло оживление торговли мукомольно-крупяной продукцией, в том числе благодаря получению некоторыми предприятиями квот на беспошлинный экспорт муки в ЕС. Возобновился рост торговли металлической продукцией, что связано с улучшением ситуации в металлургии по сравнению с соответствующим кварталом предыдущего года.

Розничный товарооборот возобновил рост на 1.6% г/г, что, прежде всего, связано с отложенным спросом, реализованным после отмены дополнительного импортного сбора, а также постепенным улучшением потребительских настроений населения. Также произошел рост сезонно скорректированного уровня розничного товарооборота по сравнению с предыдущим кварталом.

Восстановление по сравнению с соответствующим периодом прошлого года продолжалось также в строительстве, ВДС которого повысилась на 6.8% г/г. В частности, наблюдалось постепенное улучшение ожиданий строительных компаний относительно обеспеченности заказами, а также их финансового состояния.

Среди секторов услуг возобновилось падение ВДС образования и здравоохранения, что отражало сокращение расходов сводного бюджета на соответствующие направления. Временно замедлилось падение ВДС сектора финансовой и страховой деятельности, которое, однако, продолжало оказывать весомый отрицательный вклад в изменение ВВП.

Снижение ВДС сельского хозяйства в I квартале 2016 года замедлилось до 1.6% благодаря дальнейшему приросту в животноводстве и замедлению падения объемов производства молока. Однако сложной оставалась ситуация в производстве яиц, где падение ускорилось в связи со снижением экспорта, прежде всего, в страны Ближнего Востока.

Оценки на II квартал

Показатели выпуска за апрель-июнь свидетельствуют о том, что во II квартале 2016 года производственные секторы экономики демонстрировали неоднозначную динамику. С одной стороны, возобновился рост сельскохозяйственного производства и продолжался прирост строительства.

Вместе с тем, в отличие от предыдущих периодов улучшение наблюдалось также в жилищном сегменте строительной отрасли. На жилищное строительство положительно влияла продолжавшаяся тенденция к переориентации спроса в сторону первичного рынка жилья из-за его относительно низкой стоимости и расширенных возможностей внедрения мероприятий по энергоэффективности по сравнению со старым жилым фондом. Высокими темпами рос оптовый товарооборот, в том числе отражая устойчивые объемы экспорта.

С другой стороны, нестабильные показатели деятельности демонстрировало промышленное производство. Как и ожидалось, в начале квартала наблюдалось наращивание активности, что определялось позитивными тенденциями на мировых сырьевых рынках.

Однако в конце квартала произошли непредвиденные осложнения, связанные с блокированием железнодорожных перевозок в связи с забастовкой железнодорожников на востоке страны. Как следствие, предприятия горно-металлургического комплекса имели трудности с поставкой сырья и отгрузкой готовой продукции, что повлекло существенное снижение или временную остановку производства. Это сказалось на совокупных показателях, как промышленности, так и грузооборота. Розничный товарооборот, как и в предыдущие периоды, все еще демонстрировал неустойчивое восстановление.

Динамика показателей объемов производства в базовых отраслях дает основания ожидать, что во II квартале реальный ВВП ускорил рост (до 1.6% в годовом измерении), однако менее существенно, чем ожидалось ранее. О постепенном улучшении экономической ситуации свидетельствует также стремительный рост индекса деловых ожиданий.

Индекс деловых ожиданий – агрегированный показатель относительно ожидаемого развития предприятий в следующие 12 месяцев, рассчитанный по результатам опросов Национального банка. Значение индекса выше 100 означают преобладание в экономике позитивных экономических настроений, а ниже 100 – негативных экономических настроений. Во II квартале 2016 года индекс повысился до 108.5 с 98.4 в предыдущем квартале. Но учитывая, что опрос предприятий проводился в середине квартала, дальнейшее развитие событий, связанных в частности с периодическим осложнением ситуации на востоке страны, могло существенно изменить восприятие экономической среды участниками рынка.

Внутренний спрос

В I квартале 2016 года, как и прогнозировалось, среди внутренних факторов лишь внутренний инвестиционный спрос обусловил положительный вклад в рост экономики в годовом измерении. В то же время, внутреннее частное потребление, которое является основной составляющей украинского совокупного спроса, все еще оставалось слабым.

Тем не менее, в начале года незначительный толчок частному потреблению предоставили отмена дополнительного импортного сбора и некоторое улучшение потребительских настроений населения. Улучшению последних способствовали снижение девальвационных ожиданий и стремительное замедление инфляции. В результате потребление домохозяйств повысилось по сравнению с предыдущим кварталом (на 1.8%, сезонно скорректированный показатель), а его падение в годовом измерении замедлилось до 2.2%.

В разрезе потребительских расходов домохозяйств возобновился прирост реальных расходов на продукты питания, а также транспортные услуги. В то же время, как и ранее, значительными темпами сокращалось потребление жилищно-коммунальных услуг вследствие их существенного подорожания.

Структура потребления свидетельствует о том, что население перераспределяет расходы в пользу жизненно важных товаров и услуг, одновременно сокращая долю потребления товаров длительного использования. Это подтверждается значительным увеличением доли расходов на продукты питания (до 42%), а также одновременным уменьшением доли расходов на одежду и обувь и предметы домашнего обихода (до 3.9% и 3.3% соответственно). В то же время, ожидаемо возросла доля расходов на услуги ЖКХ (до 16%).

Потребление сектора общегосударственного управления после существенного прироста в предыдущем квартале, в I квартале 2016 года было почти неизменным в годовом измерении.

Рост валового накопления основного капитала ускорился до 4.2% г/г. Прежде всего, повысились инвестиции в машины и оборудование (на 14.4% г/г), это свидетельствовало о том, что двигателем инвестиционной активности в основном была потребность в модернизации основных фондов.

Одним из факторов, который сдерживал восстановление ВВП в I квартале, был отрицательный вклад изменения запасов материально-технических средств. По оценкам НБУ, сокращение таких запасов в отчетном квартале произошло в первую очередь из-за снижения резервов природного газа в украинских хранилищах (значительней, чем в предыдущем году), а также активный экспорт зерновых культур.

Однако согласно информации относительно запасов на предприятиях оптовой торговли выросли запасы пищевых продуктов и живых сельскохозяйственных животных. Это, в частности, могло быть связано с реализацией отложенного спроса из-за отмены дополнительного импортного сбора (для импорта такого вида продукции действовала самая высокая ставка соответствующего сбора – 10%).

Внешний спрос

На экспорт в I квартале негативно влияли ограничения на транзит и все еще низкие цены на мировых товарно-сырьевых рынках. Поэтому снижение экспорта замедлилось незначительно (до 3.8% г/г по сравнению с 5.8% г/г в IV квартале 2015 года). В свою очередь, резко замедлилось падение импорта из-за реализации отложенного спроса. Как следствие, вклад чистого экспорта в изменение реального ВВП в I квартале остался положительным, однако ощутимо снизился.

Оценка потенциального уровня ВВП и циклической позиции экономики Украины

Совокупный выпуск в экономике определяется как циклическими факторами, так и структурными изменениями в экономике. Циклические колебания в основном зависят от воздействия временных факторов монетарной и фискальной политик, тогда как структурные являются следствием технологического прогресса и существенных экономических сдвигов. Среди последних – временная оккупация части территорий Донецкой и Луганской областей, слабая инвестиционная деятельность и сокращение количества экономически активного населения.

В результате таких изменений существенно снизился потенциальный уровень ВВП, который предполагает максимально эффективное использование имеющихся экономических ресурсов, из-за которого инфляционное давление в экономике остается умеренным.

Разрыв ВВП, как отклонение фактического уровня от потенциального, отражает вклад циклических факторов в динамику ВВП и показывает, в какой фазе делового цикла находится экономика. Положительный разрыв ВВП отражает «перегрев экономики», что сопровождается усилением инфляционного давления со стороны совокупного спроса. В то же время, отрицательный разрыв ВВП демонстрирует «недозагруженность» экономики.

Учитывая это, при принятии монетарных решений значительное внимание уделяют как текущей фазе экономического цикла, так и ожидаемому отклонению ВВП от потенциального уровня на прогнозном горизонте. То есть параметры монетарных инструментов в значительной степени настраиваются таким образом, чтобы в среднесрочном периоде происходило сглаживание экономических циклов, и ВВП находился как можно ближе к своему потенциальному уровню.

Поскольку потенциальный уровень и разрыв выпуска является ненаблюдаемыми переменными, Национальный банк Украины, как и другие центральные банки мира, осуществляет их оценивания. Есть несколько подходов для получения таких оценок, в частности:

однофакторная модель на основе фильтра Ходрика-Прескотта (HP). Это исключительно статистический метод фильтрации ВВП путем выделения тренда, который в дальнейшем принимается за потенциальный уровень выпуска;

многофакторная модель на основе фильтра Калмана, что позволяет учесть экономико-теоретические особенности формирования разрыва ВВП и получить декомпозицию его факторов;

производственная функция Коба-Дугласа, которая учитывает использование капитала и трудовых ресурсов и эффективность их сочетания;

оценки на основе опросов (опрос ДССУ относительно уровня загруженности промышленных предприятий и опрос предприятий Национальным банком, на основе которого рассчитывается доля предприятий, работающих в условиях практически полной загруженности).

Высокую корреляцию в течение исследуемого периода демонстрировали разрывы оценки с помощью всех методов. Отличался только 2015 год, когда в соответствии с производственной функцией разрыв стремительно сокращался. Структурные изменения 2015 года были связаны, в том числе, со снижением экономически активного населения вследствие существенных миграционных процессов. За счет этого вклад совокупной факторной производительности мог быть переоцененным в положительную сторону.

Разрывы ВВП, вычисленные по результатам опросов, являются наиболее волатильными, поскольку отражают субъективные оценки предприятий и чувствительны к структуре выборки. Поэтому этот метод используется как дополнительный.

Методы на основе производственной функции Кобба-Дугласа и фильтра Калмана имеют более основательную теоретическую основу и учитывают ряд других факторов, кроме собственно динамики ВВП. Их результаты являются приоритетными при формировании решений Национального банка. Оценки в рамках таких подходов указывают, что экономика Украины остается существенно ниже своего потенциального уровня. С середины 2015 года продолжался тренд к сокращению разрыва ВВП, который в I квартале 2016 года был прерван временными факторами.

Оценки разрыва ВВП на основе фильтра Калмана и производственной функции Кобба-Дугласа дают возможность осуществить анализ факторов изменения потенциального ВВП и разрыва ВВП.

Потенциальный ВВП претерпел существенное падение в течение 2014-2015 годов. Снижение естественного уровня загруженности капитала объясняется изъятием из статистической отчетности оккупированных территорий, а также разрушением отдельных промышленных объектов в восточных регионах.

Снижение количества экономически активного населения, среди прочих факторов, обусловлено активными миграционными процессами в течение последних двух лет. С одной стороны, это обусловило негативное влияние на естественный уровень занятости, а с другой – обеспечило улучшение показателя совокупной факторной производительности (за счет статистического эффекта).

Отрицательный разрыв ВВП в 2015 году определялся низкой загруженностью капитальных ресурсов, тогда как в начале 2016 года основной вклад предопределял негативный шок производительности факторов производства. Ситуация на рынке труда предопределяла незначительный дополнительный вклад в отрицательный разрыв ВВП.

Декомпозиция на основе фильтра Калмана указывает, что в первом полугодии 2016 г. основными факторами разрыва оставались жесткая фискальная политика, сокращение реальных доходов населения, а также негативные ожидания. Кроме того, восстановилось существенное влияние других шоков, что может отражать как транзитные ограничения со стороны Российской Федерации, так и периодические осложнения в восточных регионах страны.

При этом вклад условий торговли во II квартале 2016 года остался отрицательным, он существенно уменьшился, что отражало улучшение внешней ценовой конъюнктуры. Одновременно стимулирующее влияние монетарных условий в течение последних кварталов снизилось.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Динамика валового внутреннего продукта Беларуси в первом квартале 2011 г.
 В рамках IPO американский оператор казино Red Rock Resorts Inc может быть оценен в 2,4 млрд. долл.
 Основные подходы в классификации широкого ассортимента товаров для целей эффективного управления запасами
 Справедливость и эффективность реформ ценового субсидирования
 Причины и последствия изменения динамики обменного курса в Казахстане в 1995 г.