Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Восемь вопросов либералам и дирижистам, или как изменить страну?


10.12.2016 – 25 лет под вывеской "Государство" Украину нагло грабили коррумпированные нувориши, потомки советской номенклатуры. И до сих пор украинский народ в заложниках у этих "оседлых бандитов".

Читайте также: Украина и мир. Семь общих вызовов

Почему украинец бедный? Шесть гипотез.

Они спонсируют центральные сцены революционных майданов с одной стороны, и титушок на антимайданах с другой. Они заказывают себе участие в телевизионных ток-шоу. Они скупают голоса избирателей и завешивают улицы пропагандистскими бигбордами.

До сих пор украинцы не знают других политиков, новые команды незаметны для широких масс.

Заявления и обещания старых, до тошноты надоевших лиц, не имеют ничего общего с экономикой или интересами страны – они говорят то, что по отчетам социологических опросов хочет слышать электорат.

Но даже среднестатистическому избирателю уже надоело такое государство, чиновники, органы власти и политики. И в Украине началась эпоха новых лозунгов – так называемого либерализма.

"Сократить размер государственного аппарата", "уменьшить расходы государственного бюджета", "ликвидировать регуляторные функции органов власти", "приватизировать государственную и коммунальную собственность", "уменьшить налоги", "передать государственные функции бизнеса" – примерно так пропагандируется "невидимая рука рынка".

Такие взгляды продвигает в Украине МВФ, иностранные "варяги-реформаторы" и креативная молодежь больших городов.

В противовес либералам так называемые "дирижисты" утверждают о необходимости "направляющей руки государства", которая будет стимулировать перспективные отрасли, создавать точки экономического развития, стимулировать бизнес государственными грантами, кредитами, страхованием рисков, налоговыми льготами, госзаказом, таможенными стимулами и др.

Чтобы осуществить любые реформы – либералам или "дирижистам" необходимо сформировать собственное правительство, взять большинство в парламенте и желательно получить своего президента, который не будет ветировать инициативы и крышевать коррупцию через карманного генпрокурора и СБУ.

Либеральные лозунги, конечно, звучат как бальзам для ушей креативной молодежи и активистов крупных городов. Именно эти люди являются постоянными участниками форумов и конференций. Поэтому у интеллектуалов может сложиться обманчивое впечатление тотальной поддержки либерализма в Украине.

Но социологические исследования демонстрируют неутешительный результат.

По данным КМИС, на конец 2014 года 22,7% украинцев хотят видеть плановую государственную экономику, еще 17,3% считают, что государство должно направлять национальную экономику через точки роста в соответствии с приоритетами развития страны. Явными сторонниками либеральных подходов является лишь около 23% граждан.

В 2015 году только лишь 13,5% украинцев поддерживают чистый капитализм, 52,9% категорически против рынка земли, 54,4% отрицательно относятся к передаче в частную собственность крупных государственных предприятий.

Особенно неутешительно выглядят результаты исследования, проведенного Социологической группой "Рейтинг" в октябре 2015 года, согласно которых 31% опрошенных украинцев сожалеют о распаде в 1991 году Советского Союза: на Юге – 49%, на Востоке – 39% жителей.

Однако подобные настроения никак не способствуют победе "дирижистов"– ведь нынешняя политическая система реально отражает уровень "деклассации" обнищавшего населения Украины – большие размытые группы, которые, обычно, плохо осознают свои интересы.

Люди голосуют за тех, кого видят на экране телевизора. А видят они обычно людей, которые монополизировали медийный рынок и власть. Электоратом правят популисты.

Итак, возникает первый вопрос:

1) Кто, как и когда должен взять большинство во власти, чтобы осуществить кардинальные изменения в условиях массового политического невежества населения, когда государственные органы сегодня – это контролируемая собственность распиаренной плеяды коррупционеров, которые монополизировали электоральный и медийный рынок?

Допустим, каким-то чудом новая команда взяла большинство во власти.

В относительно короткий срок ей нужно переформатировать сверхсложную и запутанную систему управления. Внести изменения в сотни, а то и тысячи нормативно-правовых актов и Конституцию. Ведь без этих базовых шагов любые экономические и социальные реформы обречены на провал, потому что система просто будет неуправляемой и будет саботировать изменения.

Далее возникает следующий вопрос:

2) Имеет ли команда претендентов на власть комплексное видение новой институциональной системы в Украине? Новое видение структуры, функций всех ключевых органов, новую систему сдержек и противовесов и план трансформации старого в новое? Откуда возьмется новая эффективная модель?

Допустим, новая институциональная модель есть, и трансформация началась.

Однако новую систему необходимо быстро наполнить новыми порядочными и компетентными управленцами, обеспечить этим людям новую мотивацию и надлежащий контроль. Речь о десятках, а то и сотнях тысяч новых чиновников, даже при условии радикального сокращения должностей, как, например, в Грузии, где сокращение составило менее 50%.

Базовой мотивацией для служащих в цивилизованном мире является достойная заработная плата. Но и здесь нас ожидает неприятная неожиданность.

По исследованию КМИС, на конец 2014 года каждый третий в Украине (34%) выступает за установление депутатам, министрам, судьям и чиновникам зарплаты на уровне средней по стране и сохранение такой до момента вывода украинской экономики из кризиса.

В Грузии, например, заработные платы государственных служащих были увеличены в 15 раз, хотя рост экономики ожидался лишь через несколько лет после этого.

Казалось бы, именно общество должно контролировать чиновников, стать драйвером изменений. Однако согласно исследованию Фонда "Демократические инициативы" и Центра Разумкова в июле 2015 г. – большинство украинцев, 51%, не готовы прилагать личные усилия ради успеха реформ, только 11% готовы участвовать в публичных обсуждениях.

Из этого вытекает еще один вопрос:

3) Где, все же, найти тысячи порядочных, компетентных управленцев, устойчивых к подкупу? Кто и как будет следить за коррупцией, которая по инерции "будет соблазнять" новые кадры в переходный период со стороны бизнеса, граждан и коллег из старой системы?

Институциональные реформы стоят дорого, а госбюджет в Украине пуст.

Например, в Грузии от США на финансирование реформ в сфере управления в 1992-2007 гг. поступило 4,3 миллиарда долларов в качестве официальной помощи развитию. Из них 1,3 миллиарда – за первые 4 года реформ (2004-2007 годы). В течение 9 лет размеры такой помощи составили в среднем 7,7% ВВП в год, притом, что среднегодовые темпы экономического роста составляли 5,9% ВВП, то есть не покрывали расходов.

ВВП Грузии в 2006 году составлял 7,8 миллиардов долларов, соответственно каждый год реформ стоил около 600 миллионов долларов.

По грубой аналогии, только на подобные реформы в сфере управления Украине нужно будет тратить от 5 до 10 миллиардов долларов США в год.

Отсюда четвертый вопрос:

4) Где найти средства для реформирования системы госуправления – деньги на высокие заработные платы, информатизацию, оборудование, помещения, ремонты, на многолетний переходный период, пока институциональные реформы не начнут давать экономическую отдачу?

Допустим, деньги нашли, система управления начала работать. В какую сторону толкать страну?

Целенаправленно менять структуру экономики, как это делали правительства Польши, Чехии, Словакии, Южной Кореи?

Например, Чешское Агентство по гарантированию и страхованию экспорта на протяжении 1993-2014 лет при государственной поддержке застраховало экспортных контрактов на сумму почти 719 миллиардов чешских крон. Эксимбанк США в течение 70 лет стимулировал американский экспорт на общую сумму свыше 400 миллиардов долларов США.

Создавать специальные экономические зоны, индустриальные и технологические парки с режимами государственных преференций по примеру десятков стран мира и успешных стран-соседей?

Поддерживать науку и инновации через льготные налоговые ставки, ускоренную амортизацию, беспроцентные кредиты, освобождение от пошлин, денежные государственные гранты и др., как это делает большинство развитых стран мира.

Например, Агентство по финансированию технологий и инноваций Финляндии TEKES выделяет средства на НИОКР и инновации частным компаниям и университетам на конкурсной основе. Ежегодный бюджет TEKES составляет 600 миллионов евро.

Или же вместо всего этого сделать одинаковые налоговые, таможенные условия для всех компаний, независимо от степени их инновации и принадлежности к отрасли или стране мира? Распродать государственную собственность, преимущественно иностранным корпорациям. Оставить государство без возможности выборочного регуляторного, финансового или фискального стимулирования бизнеса. Надеясь, что иностранные и украинские инвесторы самостоятельно поддержат наиболее выгодные для страны отрасли.

В любом случае, реформаторам необходимо будет разработать подробную стратегию и план действий. А также дать ответ на последующие вопросы.

5) Что и почему станет основой социально-экономического развития Украины? Как сырьевая, низкотехнологическая экономика превратится в высокомаржинальную, инновационную экономику, конкурентную на внешних рынках?

Допустим, избрана жизнеспособная стратегия, которая может принести стране богатство и экономическое первенство в мире.

Однако как при этом будут жить люди?

Реформаторы часто провозглашают Южную Корею и Сингапур лучшими примерами для подражания быстрым темпам экономического и технологического развития. Этим странам действительно удалось резко нарастить свои экономические показатели и выйти в так называемый "первый мир".

Однако принесло ли это пользу жителям стран? Оказывается, далеко не всегда.

6) Будет ли довольно жизнью подавляющее большинство населения из-за выбранного экономического курса и институциональной модели государства? Смогут ли люди позволить себе качественное медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение, или иметь свободное время, семейную и общественную жизнь? Как это обеспечить?

После Революции достоинства звучат лозунги о безвозвратных, массовых сдвигах в общественном сознании. Якобы общество, малый и средний бизнес кардинально изменились и стремятся взять на себя ответственность за государство. Но цифры говорят о другом.

Согласно исследованию 2014 года от "Деминициатив", в событиях Евромайдана по всей Украине приняли участие около 20% населения страны. Из них 9% – только помогали митингующим. Лишь 2% активистов были с Юга и 3% – с Востока.

В то же время, акции протеста на Майдане не поддерживали 68% жителей востока, а 31% населения Украины назвали их государственным переворотом.

После Революции достоинства коррумпированность общества не только не уменьшилась, а наоборот возросла во всех отраслях общественной жизни, где чиновниками и не пахло.

За годы независимости украинцы так и не научились платить налоги, жить прозрачно по правилам.

На конец 2014 года:

Лишь 15% опрошенных поддерживали введение уголовной ответственности за выдачу зарплат в конвертах. Только 6% за введение такой ответственности за получение зарплат в конвертах.

Только 8,4% украинцев поддерживают введение обязательной налоговой декларации для всех граждан Украины.

Лишь 9% хотят реформировать систему единого налогообложения, которая является основой теневой экономики.

Мизерные 5,5% высказываются за обязательную установку кассовых аппаратов во всех торговых точках.

Лишь 3% выступают за ограничение возможности наличных расчетов.

Глубоко в украинском сознании сидит призрачная советская "халява" – только 9,8% выступают за пересмотр льгот, их сокращение и монетизацию выплат.

Согласно всемирных научных исследований института Роналда Инглхарта, также и института Хофстеде – ценности и установки украинцев не способствуют самоорганизации и самостоятельному развитию.

Не секрет, что украинский бизнес в целом не инновационный и не конкурентоспособный, часто не соответствует европейским стандартам качества продуктов и стандартам организации производства.

Взглянув на уровень развития корпоративной этики украинского бизнеса и уровень развития благотворительности, видим, что проблемы в головах.

И наконец, роковой вопрос:

7) Не плоть от плоти ли украинское общество и украинский бизнес – с ничтожными чиновниками-нуворишами, способны ли вообще украинские предприниматели и граждане "жить по-новому"?

Всем известный реформатор Ли Куан Ю находился при абсолютной власти в Сингапуре с 1959 по 1990 год и фактически сохранял свое влияние вплоть до 2011 года в правительстве своего сына.

50 лет подряд в Сингапуре побеждает одна и та же партия. В начале правления Ли оппоненты оказались в тюрьме без суда и следствия, пресса была под контролем, доступ информации из-за рубежа ограничивали, многие журналисты были арестованы.

"Свобода прессы, свобода СМИ должна быть подчинена первостепенным нуждам целостности Сингапура", – говорил Ли. Граждане страны и сегодня подвергаются жестоким физическим наказаниям и огромным штрафам за несоблюдение правил вроде плевка на улице и ношения в кармане жевательной резинки. Вся небольшая территория Сингапура отслеживается камерами и полицией.

Корейское "экономическое чудо" начал президент-диктатор Пак Чон Хи. Он пришел к власти в результате военного переворота в 1961 году и изменил Конституцию, превратив умеренно-авторитарный режим в откровенно диктаторский с элементами культа личности.

Прямые выборы президента были отменены. На выборах 1972 и 1978 годов Пак был единственным кандидатом. Царила цензура, регулярно проводились спецоперации против оппозиционных лидеров. Диктаторское правление президента Пака закончилось его убийством в 1979 году, но сейчас при власти в Южной Корее находится его дочь, президент Пак Кын Хе.

В 2004 году Михаил Саакашвили победил на президентских выборах в Грузии с уровнем поддержки 96,27%. Он стал последней надеждой всего грузинского народа вырваться из пропасти преступности, бедности и апатии. Удерживая свое умение вдохновлять граждан вместе с жестокими репрессиями в отношении коррупционеров и "инакомыслящих", Саакашвили удалось сломать систему.

Однако, как говорил Каха Бендукидзе: "Мы только подготовили участок и посадили фрукты, на то чтобы они проросли, нужно время. Сингапуру, например, понадобилось 50 лет".

Саакашвили не удержался при власти и не оставил последователей. Сегодня его команда полностью отстранена от власти, а в Грузии опять много проблем.

Украина уже видела две революции, в обоих случаях власть была свергнута. Сегодня 150 тысяч граждан прошли боевые действия в АТО, из них около трети вернулись с нелегальным оружием. Притом, что черный рынок оружия в Украине уже перенасыщен.

Возникает последний, но важный вопрос:

8) Как команде реформаторов удержаться у власти в период трансформации, когда обыватели сразу не получат быстрых "улучшений" (высоких пенсий и доллара по 5 гривен), а политические оппоненты начнут дискредитацию реформ и протестное движение?!

Сегодня на общественном, политическом и экспертном полях кипит работа над ответами на некоторые из вышеприведенных вопросов. Кто-то разрабатывает стратегии социально-экономического развития, кто-то планирует смену персоналий во власти, а кто-то исследует институциональные реформы.

Однако ни одна из этих составляющих изменений без сочетания с другими составляющими не принесет положительных результатов. История это уже доказала.

Итак, либералы и дирижисты, что же вы собираетесь делать?..

Автор: Алексей Жмеренецкий, координатор дискуссионного Клуба "КОЛО", инициатор гражданской платформы "Хартия Будущего".

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Адмирал Маркетс: Ежедневный обзор американской и азиатской сессии
 Анализ процентных ставок на финансовом рынке Казахстана в 1995 г. Часть 1
 Нацбанк Швейцарии наращивает резервы в японских иенах с целью ослабления швейцарского франка на рынке FOREX
 Как делать зеленый бизнес
 Беларусь в январе-апреле 2017 г. увеличила экспорт калийных удобрений на 27,6% до 717,602 млн. долл.