Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Николай Бояркин: «Янтарная» проблема не будет решена, пока областные советы не прекратят саботировать этот процесс


11.03.2017 – Исполняющий обязанности председателя Государственной службы геологии и недр Украины Николай Бояркин в интервью УНИАН рассказал о поисках нефти и газа на шельфе Черного моря, рассуждал, почему министр экологии отрицательно оценивает его работу и поделился мыслями о том, как прекратить «янтарную лихорадку».

Добыча полезных ископаемых в Украине всегда ассоциировалась с коррупцией и непрозрачными условиями получения спецразрешений на пользование недрами. Сейчас ситуация меняется к лучшему – аукционы по продаже спецразрешений становятся более прозрачными, а условия их проведения – более удобными для потенциальных инвесторов. Кроме того, Государственная служба геологии и недр активно работает над новой редакцией «библии» недропользователя – Кодекса о недрах, а в прошлом году даже удалось начать поиск нефти и газа на шельфе Черного моря.

Николай Бояркин, многолетний руководитель Государственной службы в статусе исполняющего обязанности, в интервью УНИАН рассказал, какие проблемы в сфере недропользования остаются, и какую роль в этом играют местные власти.

Сколько средств заработала служба в 2016 году для государственного бюджета от продажи спецразрешений на пользование недрами?

Деятельность службы не ограничивается лишь продажей спецразрешений на аукционах. Но если мы начали с аукционов, то я отмечу, что мы провели два аукциона. На первом было выставлено 8 участков, а на втором – 7. Это были показательные аукционы, они стали такими с 2015 года. Сегодня их может посетить каждый, кто пожелает, – и СМИ, и общественные организации.

Последний аукцион 2016 года был проведен по новым правилам, то есть пользователю недр предоставлялось 75 дней для принятия решения. Считаю, что это победа, поскольку 15 дней, которые были до этого – очень мало, чтобы принять решение об участии или неучастии недропользователя в аукционе и на подготовку к нему. Поэтому мы говорим о том, что аукционы открыты.

На аукционах мы заработали более 16 млн. грн. Цифра меньше, чем в 2015 году – тогда мы заработали 45 млн. грн., и было проведено 3 аукциона. 2015 год в разрезе аукционов был для нас показательный. Участники процесса были «голодные», поскольку в 2014 году был проведен один аукцион, а в 2013 году – их вообще не было, соответственно спрос был большой. Но тогда принимали участие исключительно украинские компании, не имели возможности принимать участие иностранные компании.

А почему не было такой возможности?

Потому что раньше аукционы были закрытыми. Открытие началось в 2014 году, плюс в 2016 году мы открыли аукционные комитеты. Аукцион – это конечный этап, который видят все, но не видит, как проходит подача документов и другие процессы. Было много нареканий среди пользователей недр и на срок подготовки документов также. Мы это учли, и сделали процесс открытым и доступным для всех, в частности, для недропользователя. И увеличили сроки подготовки к аукциону на 60 дней. Вместо 15 по новым правилам у недропользователя есть 75 дней на принятие решения, подготовку к аукциону и коррекцию ошибок при их наличии.

Например, к нам обратились международные компании, когда мы начали публиковать информацию о наших аукционах в западных СМИ со сроком 15 дней и с кратким описанием. К этим участкам появился интерес и в службу были поданы предложения от инвесторов, в том числе от украинских компаний, об увеличении срока.

Участвовали ли в 2016 году в аукционах иностранцы?

На аукционах не может быть иностранцев. По нашему законодательству, может получить спецразрешение и принимать участие в аукционе исключительно компания-резидент, то есть украинская компания, а владеть ими (резидентами – УНИАН), корпоративными правами или долей корпоративных прав могут иностранные компании. Например, Shell и Chevron сами не заходили на украинский рынок – это делали их дочерние компании.

А дочерние структуры международных добывающих компаний в аукционах принимали участие?

В аукционе 20 декабря представителей иностранных компаний не было.

В этом году было только два аукциона. А в прошлом году три. Это тенденция к снижению количества проведенных торгов?

Я бы вопрос ставил иначе. Проблема не в том, что мы редко проводим аукционы, а в том, что мы не получаем от областных советов согласований. Согласно законодательству, если мы выставляем участок на аукцион, или предоставляем специальное разрешение, то должно быть обязательное согласование областного совета. То есть на аукцион выставляется уже согласованный участок, и мы делаем соответствующее объявление.

Обратиться в Госгеонедры с желанием приобрести участок может кто угодно. Например, вы можете обратиться по покупке участка для добычи песка в Белой Церкви, или гипса, или чего-то другого. Далее мы обязаны ваши документы передать для согласования в Киевский областной совет и Министерство экологии и природных ресурсов. И проблема в том, что облсоветы не предоставляют согласования.

Какой процент из тех заявок, которые вы передали в облсоветы, согласован на сегодня?

Общее количество заявок, которые служба получила за 2016 год более 2 тысяч. Но здесь важно понимать, что это заявки на проведение аукциона, относительно изменений в спецразрешение, на переоформление и так далее. Один заявитель может подавать документы по два, три раза с целью корректировки ошибок. Но львиная доля из этих заявок не была согласована областными советами.

Для решения проблемы несогласования заявок мы инициировали подписание с облсоветами меморандумов о сотрудничестве. Документы подписаны пока с Львовским и Киевским облсоветами. Скажу откровенно – действительно, мы приостановили этот процесс (сотрудничество с облсоветами – УНИАН). Но отмечу, что уже есть понимание и даже запрос на подписание меморандумов от ряда облсоветов.

Ведь зачастую депутаты, вынося решение об отказе или согласовании, не понимают, в чем отказали или что согласовали. Они не имеют никакой информации, не знают, сколько спецразрешений на территории области, сколько остановлено, сколько работает. А мы объясняем, что будем прорабатывать всю информацию и предоставлять ее в online-режиме.

В этом году мы возобновляем эту работу (подписание меморандумов с облсоветами - УНИАН). Днепропетровский, Тернопольский, Одесский – это те облсоветы, с которыми планируется подписание меморандумов.

А какие отношения с Полтавщиной?

Мы ездили на Полтавщину, диалог начат. Договоренность о сотрудничестве и подписание меморандумов имеется. Но еще остается ряд вопросов, которые надо решить.

Согласовывает ли Полтавский областной совет поданные заявки?

Не все, но понемногу согласовывает. Тот, кто совсем не дает согласие, – это совет Ивано-Франковской области. С недавних пор облсовет в Ровно начал немного понимать, что блокируя проведение аукционов, мы получаем ситуацию как, например, с янтарем.

Какой будет ближайший аукцион?

На ближайший аукцион, который запланирован на 30 марта 2017 года, выставлено 8 участков, которые имеют запасы подземных минеральных вод, гранитов, базальтов, песчаников и глин. Отмечу, что ни нефть, ни газ не пользуются таким спросом, как строительные материалы и питьевая вода.

Когда планируется завершить работы по оцифровке геологической информации?

Относительно этого вопроса, то стоит отметить следующее: мы встречались с представителями Европейской комиссии, Ассоциации геологических служб Европы. Кстати, в 2015 году мы стали ассоциированными членами этой ассоциации и принимали участие в их заседаниях. Мы получили от европейцев месседж о поддержке инициативы относительно оцифровки информации и реформирования геологической отрасли в целом.

В 2015 году мы приняли три делегации, в состав которых вошли представители всех геологических служб Европы. В конце 2015 года европейцами был предоставлен отчет относительно реформирования Госгеонедр и геологической отрасли в целом. Сейчас начинаем постепенно реализовывать положения этого отчета.

Я веду к тому, что мы вели переговоры с иностранными коллегами относительно оцифровки геологической информации, это - карты, керны и прочее. Это - кропотливая и дорогостоящая работа. Первые, кто согласился с нашими инициативами, были канадцы. Мы договорились с ними, что первым этапом будет оцифровка всей геологической информации и создание карт масштабом 1:200 000. Это такой стандарт, но он устарел, поэтому следующим шагом будет перевод информации в 1:50 000. Это будет более подробная и четкая карта. Кстати, я у них поинтересовался - почему нам надо делать масштаб 1:200 000, а не сразу более детальный формат 1:50 000? Выяснилось, что нужно делать все последовательно.

До конца 2017 года они должны оцифровать и предоставить нам в открытом доступе карты в масштабе 1:200 000, а уже потом мы будем определяться, кто будет делать карты в масштабе 1:50 000. На сегодня уже есть желающие нам помочь и с ними ведутся переговоры. Возможно, этот процесс будет синхронизирован – одни будут делать карты в первичном масштабе, другие – детализировать их.

Зачем оцифровывать геологическую информацию?

Прежде всего, использование геологической информации в цифровом формате облегчит работу недропользователям – для принятия решения, для подготовки документов, которые подаются в Госгеонедры. И это важно для инвестора, который планирует заниматься добычей полезных ископаемых. Потенциальные недропользователи должны оперативно ориентироваться в геологической информации страны. И уже на основе исчерпывающих данных принимать решение относительно инвестирования в экономику Украины. Не имея документов соответствующего уровня, согласитесь, сложно принимать инвестиционные решения.

В прошлом году было отправлено в экспедицию поисковое судно «Искатель». Какие результаты уже удалось получить?

Это судно простояло на суше более 3 лет. За последнее десятилетие оно не выпускалось в море для работы. Команда Госгеонедр и «Причерноморского государственного регионального геологоразведочного предприятия» готовила его 2 года, поскольку оборудование было непригодно для проведения исследований. В 2015 году мы заказывали чипы – «мозги» (программное обеспечение – УНИАН) для этого оборудования, в 2016 году ремонтировали сам корабль и выпустили в рейс (17 ноября 2016 года – УНИАН). Это был первый этап морских работ, впереди еще минимум два выхода в рейс.

Сейчас информация обрабатывается научными сотрудниками, но уже можно говорить о богатстве углеводородами северо-западного шельфа Черного моря. По оценке наших экспертов, на территории в 7 тыс. квадратных километров, которая разделена на 8 квадратов, на двух из них есть запасы минимум 40 млрд. куб. м природного газа. И это - минимум, о котором можно сказать уверенно уже сейчас. В принципе, мы понимаем, что там больше, и ученые об этом говорят. Поэтому будем работать над этим. Следующий выход в рейс не раньше весны, потому что, для проведения сейсморазведочных работ очень важны комфортные погодные условия...

Участками на шельфе Черного моря заинтересовалось много инвесторов. Отмечу, что все решения по этим участкам, после сбора всей информации, будут проводиться открыто, будет проведен аукцион. Мы обратимся ко всем посольствам, крупным финансовым группам для того, чтобы иметь реальных инвесторов.

По поводу исследований также скажу, что больше всего порадовало, – о нас заговорили в мире.

А сколько было инвестировано средств на восстановление судна?

Более 3 млн. грн. Но отмечу, что ремонт был точечным, большинство оборудования устарело, его нужно обновлять. Само судно – уникально, поскольку оно имеет тихий ход. Судно, когда стоит на месте, проводит разведку, его моторы работают на тихом ходу, который не мешает точности разведки. Это – уникальное судно, и мы не можем его потерять.

Что можете сказать о сотрудничестве с «Укргаздобыча»? Насколько я понимаю, Госгеонедр выдает лицензии на добычу этой компании без аукциона – по решению Кабмина...

Да. Они постоянно к нам обращаются за получением лицензий. На данный момент есть 13 заявок. Они обратились, чтобы мы обработали заявки. Но подчеркну, что эти заявки поступают в Службу не в первый раз, и областной совет Полтавской области уже отвечал отказом. Но Служба снова и снова направляет эти заявки в Полтавский областной совет, потому что мы в очередной раз получаем их от «Укргаздобыча». Это хождение по кругу. Однако часть спецразрешений облсовет все же согласовал.

Как, по вашему мнению, следует решить проблему незаконной добычи янтаря?

Ровенская, Житомирская, Волынская – это те 3 области, где есть залежи янтаря (территория с запасами янтаря составляет более 380 тыс. гектаров – УНИАН), и где идут постоянные споры. Я всегда говорил, что пока мы будем решать, кому предоставлять лицензии (сторонним инвесторам или местным жителям), нужна биржа янтаря. В противном случае этот беспорядок будет продолжаться.

Поэтому я всегда выступал за то, чтобы эта деятельность была лицензирована, она должна быть заведена в государственный круг, для этого на сегодня есть вся нормативно-правовая база. Всех добытчиков нужно узаконить. Когда выдается спецразрешение, то недропользователь несет ответственность за уплату налогов, за работу на этой территории, за безопасность труда и за рекультивацию.

На сегодня досиделись – уже есть много жертв, к тому же спрос на янтарь в мире упал. По моей информации, Россия создала значительное предложение «солнечного» камня на мировом рынке. То есть, главный потребитель янтаря – Китай, его потребности составляют 250 тыс. тонн в год, а Россия уже готова предоставлять 300 тыс. тонн. Раньше этот рынок был закрыт, а теперь эти две страны открыли между собой рынки.

Как заставить недропользователя, который добывает янтарь, прийти на аукцион?

Для начала надо, чтобы областные советы согласовали заявки, которые мы им отправляем. У нас около 100 заявок на проведение аукционов для получения спецразрешений на добычу янтаря, мы их отправили в Ровенский, Житомирский и Волынский облсоветы. В результате получили следующую формулировку – «Госгеонедра хочет захапать залежи янтаря!».

Сейчас согласно постановлению №615 Кабинета министров вступила в силу норма о «молчаливом согласии». Ранее такие заявки вообще не рассматривались облсоветами, они по 3-5 лет где-то лежали. Сейчас они уже вынуждены их рассматривать в 99-дневный срок и дать положительный или отрицательный ответ. Слава Богу, они начали рассматривать заявки, но только после того, как несколько раз применялся принцип «молчаливого согласия», то есть по прохождению 99 дней их позиция была воспринята как положительный ответ.

Есть ли у вас на сегодня согласованные заявки на добычу янтаря от облсоветов?

Да, есть. Но основной пул заявок не был согласован. Потом нас во всем обвинят, но мы еще раз вышлем на согласование заявления и еще раз дадим ответ на миллионные обвинения. Мы не говорим о том, что они должны согласовывать, мы говорим о том, чтобы они (облсоветы– УНИАН) знали о проблеме. Если они не согласовывают, то пусть отчитаются перед Госгеонедрами, людьми, которые проживают в той местности, где осуществляется нелегальная добыча.

Несмотря на все трудности, у нас есть результаты. Теперь, благодаря нашей работе по налаживанию диалога с областными советами, Госгеонедра может предоставить десять новых спецразрешений на янтарь. Это геологическое изучение с последующей опытно-промышленной разработкой и добычей. Среди этих компаний есть коммунальное предприятие. И здесь можно отметить, что Волынский облсовет нас услышал. Рынок янтаря шаг за шагом переходит в легальную плоскость.

Сколько запасов янтаря Украина потеряла от нелегальной добычи?

Официальной цифры по убыткам пока не существует. Согласно официальных данных государственного предприятия «Янтарь Украины», с 2009 года только на Ровенщине было разграблено более 100 тонн в пределах оцененных и разведанных объектов и вне них. Если взять средние показатели, то за эти годы около 1000 тонн янтаря достали из недр варварским методом. И это только одна область. Но это официальные цифры, которые очень скромные в сравнении с данными «черного рынка», где речь идет о сотнях тысяч тонн нелегального янтаря и миллиардах гривен, которые не попадают в бюджет нашей страны.

Ориентировочные цифры залежей янтаря – это 15 тыс. тонн. Но я подчеркиваю, что они ориентировочные, потому, что эти земли не полностью изучены геологами, начиная еще со времен советской Украины. Поэтому так важно переводить этот вопрос в легальную плоскость и выдавать спецразрешения, в том числе, и на геологическое изучение.

Для понимания масштаба «янтарной трагедии», приведу еще одни цифры. Суммарная официальная добыча янтаря за 2014 год составляла около 3 тонн, а за 2015 год – почти 5 тонн. В то же время, добыча варварским методом, который сопровождается разрушением недр, микроклиматическими изменениями и уничтожениями циркуляции подземных вод, истреблением лесов и животных, пригодности сельскохозяйственной деятельности, препятствует развитию логистического и ювелирного направлений, достигает отметки в сотни тысяч тонн.

Как идет подготовка новой редакции Кодекса о недрах?

На сегодня действует редакция Кодекса о недрах от 1994 года. Она устарела и не отвечает сегодняшним рыночным условиям. С тех пор было принято много подзаконных актов, а сам Кодекс не менялся. Поэтому Кодекс иногда противоречит тем нормативно-правовым актам, которые действуют в современных условиях.

Кодекс должен быть изменен. С этой точки зрения мы провели встречу с представителями Европейской комиссии и договорились, что в феврале-марте 2017 года в Украине вместе с канадскими партнерами будут проведены переговоры относительно Кодекса. Также будут привлечены международные эксперты.

Стоит отметить, что при подготовке этого документа, мы столкнулись с проблемой недопонимания. В результате Кодекс уже 10 лет пытаются изменить, но никому это не удалось. Нынешний проект, который мы разработали, имеет много нареканий и процесс его разработки ходит по кругу.

Этот порочный круг должно разорвать сотрудничество с европейцами?

Да. Более того, если все пойдет хорошо и условия разработки будут действительно независимыми, то Еврокомиссия готова выделить на эти цели около 2 млн. евро, поскольку государство не выделяет достаточных средств на подготовку документа. Поэтому мы сейчас проводим переговоры с заинтересованными сторонами, чтобы собрать всю необходимую информацию и выйти на завершающий этап – TAIEX (Technical Assistance Information Exchange). TAIEX – это инструмент внешней помощи, предоставляемый Еврокомиссией для обмена информацией с целью адаптации национального законодательства к acquis communautaire (правовая система ЕС – УНИАН).

Прокомментируйте, пожалуйста, расследование НАБУ, по которому вам вменяется правонарушение по статье «о незаконном обогащении», и по которому, по мнению детективов, вы преследовали цель приобретения имущества на сумму 6,2 млн. грн. и его сокрытие от обязательного декларирования.

НАБУ действительно работает над этим вопросом. Все документы для подтверждения правдивости моих слов я дал. Работа по доступу к банковской тайне – это работа НАБУ. Они ее провели, счета открыли. Миллионов у меня нет, результаты расследования это докажут. Все что от меня нужно или еще будет нужно, я все открыто и полностью предоставляю.

Я понимаю, почему эти данные появились в интернете. Это как раз произошло перед конкурсами на замещение вакантных должностей заместителей в Госгеонедрах... Некоторые «друзья» написали в НАБУ по этому поводу, видимо, они думали, что я буду подаваться на этот конкурс, что был. Я не собирался туда подаваться.

Скажу откровенно, что бывают такие периоды, когда с представителями правоохранительных структур я общаюсь чаще, чем выполняю свои служебные обязанности. Но я это понимаю, потому что работа всех государственных структур должна быть под пристальным вниманием, если мы хотим изменений в стране.

Какой был сделан вывод после проведения в сентябре 2016 года проверки деятельности государственного угледобывающего предприятия «Селидовуголь» и его частных партнеров?

Мы в рамках действующего законодательства после всех забастовок выехали по представлению правоохранительных органов и провели проверку. Там есть много нарушений – как со стороны государственного предприятия (ГП «Селидовуголь» – УНИАН), и частных обществ (ООО «Шахта 1-3» «Новогродовская» и ООО «Шахта «Россия» – УНИАН).

По моей информации, госпредприятие уже исправило нарушения, ситуация будет рассматриваться на ближайшей комиссии. Общества (частные компании – УНИАН) свои нарушения не исправили. Они с нами судятся, не согласны с тем, что мы их остановили. Но отмечу, что проблема заключается в том, что в свое время именно государственное предприятие отдало эти залежи частным компаниям. Тогдашний директор имел возможность в законном поле отказаться от этих запасов. У нас даже есть письмо, в котором указано, что директор отказывается от этой работы, без всякой пользы. Одновременно пришли заявки от частных компаний на получение спецразрешений. Проработали и предоставили.

На сегодня вы исполняете обязанности главы службы, а планируете ли подавать свою кандидатуру на конкурс на замещение должности главы Госгеонедр?

Да, планирую!

Как вы относитесь к тому, что ранее министр экологии Остап Семерак негативно оценивал работу службы под вашим руководством?

Что касается оценки работы Остапом Михайловичем – это его личное мнение. Проверки от Минэкологии мы проходим постоянно, и ими не было обнаружено ничего такого, чтобы сказать, что служба работает плохо. Мы также проходим проверки правоохранительных органов, Счетной палаты. Конечно, есть некоторые нарушения, но их можно исправить.

Например, нарушение, о котором высказались представители Счетной палаты – у нас нет online-сотрудничества с Фискальной службой. То есть все данные из спецразрешений (их количество, объемы, рентная плата) мы сейчас подаем в бумажном виде, таким же образом Фискальная служба подает нам информацию в отношении должников по уплате ренты. Но это надо делать в online-режиме.

Мы начали работу по переходу к электронному документообороту, также работаем над усовершенствованием сайта. Разработали кабинет недропользователя, в котором можно зарегистрироваться и использовать свою электронную подпись. Этот кабинет сейчас тестируется и в ближайшее время у недропользователя появится возможность не ездить в Киев, чтобы подать отчетность.

Наша форма отчетности уже получила соответствующий формат, чтобы начать говорить с Фискальной службой о том, чтобы объединить наши базы и видеть в онлайн-режиме необходимые данные.

Когда может заработать такая система?

Эта система заработает в этом году. Я хочу, чтобы эта база заработала к лету.

Автор: Дмитрий Сидоров

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 RB Asset Management: Инвестиционная идея: Рынок смартфонов
 Коммерческий директор «Киевэнерго» о повышении тарифов, платежках с заоблачными цифрами и последующих договорах со столицей
 Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в январе-сентябре 2011 года
 Российские банки в 2015 г. выдали населению кредиты на общую сумму 5,861 трлн. руб. против 8,630 трлн. руб. в 2014 г.
 Система анализа и прогнозирования деловой активности на макроуровне. Часть 2