Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Шампунь, туалетная бумага и семена: гендиректор «Укрпочты» рассказал о том, что приносит прибыль госпредприятию


18.03.2017 – Генеральный директор "Укрпочты" Игорь Смелянский в программе "Рандеву" на "5 канале" рассказал, что собой представляет организация в обновленном виде и на чем предприятию каждый год удается заработать миллиард гривен.

– Прежде всего, мы рады вас видеть, потому, что зрителям мы сейчас приоткроем завесу: что такое "Укрпочта" в новом виде. Потому что для многих, как и для меня, это такой орган, в котором можно получить пенсию и купить...

– ...шампунь...

– ...шампунь, туалетную бумагу (всегда, кстати)...

– ...и семена... У нас полный цикл, мы имеем полный цикл всегда, полный комплект.

– Этого уже нет или еще есть?

– Еще есть. И, кстати, это составляет один миллиард гривен в год, которые мы получаем, это один из небольших источников прибыли.

– Вы будете продолжать в том же направлении?

– Будем продолжать. Я считаю, что мы удвоим или утроим результаты до следующего года.

– То есть семян станет больше на "Укрпочте"?

– Если люди нуждаются в семенах... Но в определенном количестве городов и сел (я вчера сделал презентацию) мы – единственные, кто есть. То есть "Укрпочта" – это банк и магазин, и люди приходят к нам.

– Кстати, вы владеете в совершенстве украинским языком... учитывая то, что вы долгое время работали в России.

– Я работал там... Действительно биография такая, что я родился и вырос в Украине. До 20 лет я жил в Одессе, Белгород-Днестровском, начал учиться в Одесском университете, а затем перевелся в США и там продолжил обучение. Работал и жил в Соединенных Штатах 10 лет. Я каждые 10 лет меняю страну.

– Давайте начнем с вашего назначения на должность: ходят слухи, что у Смелянского был договор на трудоустройство с кадровым агентством, которое имеет название "Talent Advisors". Все правильно? В случае если агентство находит вам работу, господин Игорь Смелянский выплачивает агентству в виде гонорара 50% вашей годовой зарплаты. "В чем соль?" – спросят меня зрители. Соль в том, что руководитель государственной комиссии, которая в закрытом режиме избрала Игоря Смелянского на должность генерального директора "Укрпочты", одновременно был руководителем кадрового агентства "Talent Advisors". Соответственно, вы работу получили, он получил такой гонорар в виде примерно двух миллионов гривен. Это правда?

– Очень интересная информация. Вы знаете...

– Вы знакомы с этой...

– ...с этой компанией? Ну, прежде всего, я не имел какого-либо контракта. Более того, скажем так, я не хотел принимать участие в последнем конкурсе. Они мне посоветовали, чтобы я это сделал. Во-вторых, ну как это люди себе представляют? Ну, я уже говорил, действительно не делал секрета, что у меня есть другое гражданство кроме украинского.

– Американское?

– Американское. И я плачу налогов 51%. Поэтому если 51% я заплатил налогов, и 50% отдал агентству, то я, видимо, работаю бесплатно, понимаете? И еще доплачиваю. Я действительно выиграл конкурс. Это слишком легко проверить, я почти единственный руководитель из государственных предприятий, который заполнил декларацию еще до того, как это было нужно. Так что все мои налоги и все доходы – все прозрачно.

– Вашу декларацию, кстати, мы пересмотрели. Действительно вы один из немногих наших героев – а это обычно депутаты, президенты, министры – у которых не к чему придраться в декларации.

– Все прозрачно. Дебет с кредитом сходится. Потому что я заполнял декларацию с 1995 года, можно проследить все, каждую гривну. И меня проверяли определенное количество раз.

– Ну, вы опытны в заполнении, правда?

– Да.

– Теперь коротко о реформах. Вы их озвучили, я заходила на страницу, смотрела. То есть они в открытом доступе. Зрители, которые хотят с ними ознакомиться, пожалуйста, заходите, обязательно посмотрите. Конкретные цели, которые озвучили – гарантированная доставка посылок за определенный промежуток времени. Если посылку не доставляют в указанный срок, возвращают за нее деньги, правильно? Компьютеризация всех отделений в стране, а это 40%...

– ...80%.

– 80%?

– У нас компьютеризировано сейчас только 20% отделений.

– Ничего себе. Решение вопроса с очередями в отделениях – это одно из самых неотложных. Вы знаете, что где-то в 14, когда перерыв заканчивается, то там такая очередь, ведь почта находится возле моего дома. И эти старушки в минус 20...

– Сейчас меньше, мы избавимся от перерывов, не будет перерывов.

– Расскажите, что вы собираетесь... Я буду просто сейчас цитировать, а вы комментируйте.

– Действительно мы сейчас уже запустили проект, чтобы наконец-то советское прошлое оставили напоследок. И чтобы в больших городах не было этих обеденных перерывов. Это слишком большой проект, он не вызывает...

– ...увлечения работников...

– ...увлечения работников. Они мне пишут письма, что "как мы будем праздновать день рождения там, собираемся" и все такое. Но это моя позиция. Мы уже перевели 111 отделений по стране, в крупных городах, на график работы без перерыва. И по Киеву, я считаю, что где-то к 1 апреля, 4 апреля мы также это сделаем обязательно. Потому что считаю, это нормальный уровень сервиса.

Почему эти очереди именно создавались? Прежде всего, в "Ощадбанке" они также есть, когда идет прием платежей. Мне непонятно, почему нужно запихивать всех киевлян в десятидневный срок? Все платежи, у нас отделение с десятого по двадцатое число было так загружено, и все знали, что ни посылку, ничего нельзя отправить – там зоопарк. Зачем всех запихивать в десятидневный срок, я не знаю. А особенно, если мы не получаем определенную стоимость этих услуг. Поэтому я отказал определенной компании в этом, в этой услуге. Или это будет рыночные условия, и мы можем вкладывать деньги в операторов, в компьютеры, чтобы этих очередей не было, или мы не работаем.

– Господа, если видите эти очереди, пришлите нам, на нашу страницу. Звоните, мы господину Игорю передадим обязательно.

Мы проинспектировали одно из отделений “Укрпочты” в центральном районе города: в 12 часов дня в субботу в отделении была очередь из двух человек. Ожидание заняло 7 минут. Люди в очереди искали потерянные письма. Но наша задача отправить посылку в Запорожье, молодой кассир потратил 10 минут и предоставил чек. В нем за посылку массой в 900 грамм мы заплатили 9 гривен 28 копеек. Ценность – мы оценили посылку в 100 гривен – 2 гривны 50 копеек. За то, чтобы "Укрпочта" направила вам, украинцу, любезно СМС, надо заплатить 6 гривен, иначе ждите почтальона. Поэтому минимальная сумма за уплату килограммовой посылки по Украине от "Укрпочты" 15 гривен.

– Многие об этом пишут, цензура на "Укрпочте". Я честно смеялась, когда почитала этот документ, но это на самом деле есть. Запреты введены в действие приказом Игоря Смелянского №560 от 6 июля 2016 года. Говорят, что вы ввели цензуру и запретили руководителям "Укрпочты" общаться со средствами массовой информации без вашего разрешения, это правда?

– Правда, что есть такой приказ, но никакой цензуры нет. Каждый человек может высказывать свою точку зрения. Если вы читали Фейсбук, там вы видите – определенное количество людей это делает. Имеем 76 тысяч сотрудников, каждый рассказывает все, что хочет. Этот приказ касается официальной позиции "Укрпочты". Потому что это ненормально, когда руководитель говорит одно, а другой руководитель говорит о другом. И люди не понимают: мы ремонтируем офис, или открываем, или закрываем? Это международная практика, я работал в международных компаниях: точка зрения компании может быть только одна.

– Но, если я подойду, господин Игорь, к вашему заместителю и спрошу его относительно векторов деятельности "Укрпочты", он скажет: "Янина, подожди. Пока с Игорем не договорюсь об общении с тобой, разговора не будет".

– Это как раз я ввел в действие, как только заступил на должность. Я, честно говоря, устал отвечать, потому, что предыдущие руководители говорили: "Мы там сейчас будем открывать кучу отделений, дроны будут летать..." Так нельзя, если я говорю одно, а руководители говорят другое. Официально точка зрения должна быть одна.

– Вам комфортно работать сейчас в этом правительстве, и в том составе людей, которые руководят нашим государством? Вы получаете какое-то давление со стороны? Или вы способны это делать абсолютно без всякого давления?

– Иногда это бывает. Я бы говорил неправду, если бы сказал, что этого нет. Но у меня есть инструменты, которые позволяют мне с этим справляться. Вы знаете, я более всего ценю независимость. Независимость повести себя так, как я считаю. Я не держусь за это кресло. У меня достаточно опыта, чтобы я мог найти себе работу, заработную плату в любом случае.

– Зачем вам это кресло?

– Ну, это что-то патриотическое, профессиональный вызов. Я считаю, что смогу доказать, что государственная компания, если она работает по нормальным правилам, платит рыночные заработные платы, может измениться к лучшему. Может измениться не через 10 лет, а может измениться сейчас. Есть ли давление? Есть, но...

– А со стороны кого есть давление?

– Есть вопросы, много людей не верит в то, что я делаю. Например, мы имеем 24 региональных директоров в каждой области. Такая мини-"Укрпочта" в каждом регионе. И некоторое время это были такие политические назначения. И я знал, что никому бы не доказал, почему я меняю какого-то человека или не меняю. Системно с этим вопросом подходим: объявляем открытый конкурс на каждую должность, пожалуйста. Любой человек может подать, но для этого нужно иметь опыт, пройти тест на честность. Очень мало людей это проходят.

– Вы имеете тест на честность?

– Да, у нас есть онлайн-тест, который люди проходят, там все понятно, некоторые даже не заканчивают. Чтобы в цифрах было понятно, по Днепропетровской области у нас подало 182 кандидата на должность. Там часть людей не прошли, потому что нужен 5 летний руководящий опыт, умение управлять коллективом. Большая часть не прошла тест. И окончательно мы уже имели где-то 7 кандидатов, которые прошли на финальный конкурс.

Я всегда приглашаю губернаторов, мэров, чтобы это было прозрачно. Пожалуйста, слушайте всех кандидатов, и будет в дальнейшем понятно, кто победит, а кто нет. Если ты делаешь это открыто, системно – все это видят. Но ведь это видят конкретные люди, а потом другие губернаторы: "Вы действительно проводите конкурс? А если пообщаться?..".

Мы не будем ни с кем общаться. У меня правило, я сделал так, что не вижу письма кандидатов до последнего дня. И поэтому мне зря звонить, я не знаю, кто там будет, и даже не буду смотреть. Есть процесс, я его сделал таким образом, чтобы не было какого-либо давления. Пожалуйста, приходите, объявлен конкурс, принимайте участие.

– Я знаю, что вы являетесь неким критиком системы государственных закупок " Прозорро". В одном из комментариев вы назвали ее механизмом "шантажа государственных компаний". Дальше маленькая цитата: "К сожалению, есть очень большая куча тендеров, в которых мы имеем сложности в исполнении. Это и топливо, я это не скрываю, потому что выигрывает компания с самой низкой ценой. Затем они приносят бумажки, что цена на топливо на 10% поднялась. Потом можно разбавить это топливо где-то водой в регионе и провести, чтобы у меня траки, грузовики подразумевается, заглохли. А что я могу сделать? Я же не могу за наличные купить. Я могу только купить в "Прозорро" и только так". Ну вот, собственно маленькое пояснение. Вы как-то освоили эту систему, ведь придется дальше с ней действовать?

– Прежде всего, я считаю, что это действительно хорошая система. Более того, один из соучредителей "Прозорро" сейчас работает нашим директором по закупкам. Поэтому, чтобы это было понятно: человек, который создавал, сейчас работает в этой системе. Поэтому цена товарной системы не позволяет провести такие, слишком некрасивые тендеры, которые происходили.

Но эта система, к сожалению, нуждается в совершенствовании. Я, кстати, не уверен, что это возможно сделать, потому, что люди смогут сделать в любой системе, креативные люди работают в стране, чтобы любую систему можно было обойти. Когда я пришел, просто установил тендер на грузовики. Все было прозрачно, все было в системе, но было так выписано – грузовик, надо чтобы он был желтым, а вот ремень был такой серенький. И надо было, чтобы он имел 856 оборотов двигателя. Это было выписано под конкретную машину, только имени там не было. Это же делают люди, система не может это отслеживать.

Поэтому очень рассчитано на то, что будет усовершенствование, что действительно это можно использовать против государственных компаний. Да. Так и есть. "Укрпочта" проигрывает тендеры в "Прозорро" государственным администрациям по доставке корреспонденции. Ну, кто может выиграть доставку? Но каким образом это происходит? Представьте себе, например, 100 тысяч экземпляров, которые нужно доставить, и это имеет себестоимость. Если играет компания "Вася Пупкин", он же понимает, что она не будет доставлять 100 тысяч экземпляров. Она 50 доставит, 50 сдаст в макулатуру.

Поэтому, когда они дают цену, она действительно ниже себестоимости "Укрпочты", которая не может быть там ниже плинтуса – они выигрывают. Как проверить – доставили, не доставили эти экземпляры? Они не могут фактически иногда доставить, потому, что не существует абонентских ящиков в некоторых областях. Но ведь система это позволяет? Позволяет. Поэтому будем работать как-то в этих условиях, которые есть.

– На прошлой неделе Владимир Омелян подписал указ о прекращении деятельности украинского государственного предприятия почтовой связи "Укрпочта", создании публичного акционерного общества "Укрпочта" и утвердил устав компании в присутствии господина Игоря Смелянского. Уставный капитал составит 6 миллиардов 518 миллионов гривен. 597 тысяч таких убрали, как мелочь, за счет имущества, переданного государством в лице Министерства инфраструктуры Украины. Это третья крупная государственная компания, после "Нафтогаза" и "Укржелдор", которая корпоратизирована. Давайте какими-то простыми материями украинцам поясним, что вообще означает эта корпоратизация?

– Сейчас это действительно такое, по общему счету, изменение юридической формы.

– Зачем оно нужно?

– Но ведь это такой первый шаг, я очень рассчитываю на то, что мы это доведем до конца. Сейчас что мы имели? Государственное предприятие, которое управлялось напрямую министерством. Сейчас Министерство является 100% владельцем компании, но если мы доведем все до конца, компания будет иметь независимый наблюдательный совет, где 5 директоров будут независимыми, 2 зависимые от государства. И, скажем так, процессы в компании будут полностью рыночными. Это все и независимый наблюдательный совет будет наблюдать, как я работаю, как работают топ-менеджеры, определяться с топ-менеджментом. Согласовывать или не согласовывать стратегию и финансовые планы компании. Потому что сейчас нам эти финансовые планы надо согласовать, там 4-5 министерств.

И люди, которые там на них смотрят, не всегда понимают, что такое "Укрпочта" и почему надо тратить деньги на рекламу. Прокуратура приходит: "Почему вы потратили деньги на "Алибабу"?" Я говорю: "Ну как, втрое увеличили объемы". "Объемы – это хорошо, но это одна статья, а реклама – это другая статья".

Поэтому мы хотим преобразовать компанию, чтобы она была действительно нормальной рыночной компанией с нормальной системой управления. И действительно, чтобы не было такого политического давления. Это не считая, я буду руководить или не я. Это не зависит от того. Сейчас меня можно освободить от должности за два часа, я даже считаю, за две минуты. Если будет наблюдательный совет, то это будет не невозможно, но трудно сделать. Если, например, что-то там бесплатно не разнес или разнес политическим партиям – будут конкретные вещи, которые будет наблюдательный совет определять. И вот это, ради чего эта приватизация продолжается.

– Игорь, введение карточки клиентов "Укрпочты" обеспечит доступ к счетам, что также ускорит время обслуживания. Что имеется в виду?

– Прежде всего, здесь с двух сторон можно подойти. Прежде всего, когда вы приходите с карточкой, то не надо набивать ваше имя, номер счета. Это займет полторы-две минуты на каждый счет. Вы пришли, просканировали карточку, две секунды – вы оплатили и пошли.

– А эту карточку можно будет получить в отделениях?

– В отделениях. Во-вторых, что мы сейчас требуем, чтобы предоставили "Укрпочте" право предоставлять финансовые услуги, базовые финансовые услуги, кредитование счетов. Что сейчас происходит? Раздали пенсию в одном окне, потом перешли в другое окно, чтобы оплатить коммунальные платежи.

– Да.

– Зачем эта процедура? Если вы имеете счет, вы подошли, мы с этой карты списали ваши коммунальные услуги, оставили окончательно, что там есть, открыли некий депозитный счет, и вы пошли домой, и уже нет никаких вопросов.

– Гениально.

– Потому что это вопрос очередей. Мы хотим улучшить, но для этого нужно, чтобы были определенные требования. Мы эти средства возим на машинах, инкассация, это же дополнительные расходы. Я сказал: "Давайте мы сэкономим, и половиной из этой экономии поделимся с людьми в селах". Например, если бабушка сейчас у нас купит масло за 30 грн., то по карте можно купить – там же за 28. Я вас уверяю, что она будет покупать через карточку. А для меня это снижение наличности. И вообще, говорят Украина у нас на уровне Танзании, к сожалению, в этом вопросе. Поможем снизить оборот наличных денег, я считаю, за первый год где-то на миллиард долларов, чтобы снизить эти обороты.

– Вы намерены стать центром развития для малого и среднего бизнеса. У нас есть цитата: "Бизнес продает, мы делаем все остальное – управление запасами, аренда складов, управление доставкой, финансирование". Все верно?

– Действительно так. Что мы сейчас имеем? Мы имеем 35 логистических центров по всей стране. К сожалению, они расположены прямо в центрах городов. Кстати, в Киеве наш главный сортировочный центр у железнодорожного вокзала, три гектара земли, 25 тысяч квадратных метров. Все траки со всей Украины съезжаются в центр Киева, я не думаю, что это удовлетворяет киевлян. И это в каждом городе, потому что исторически "Укрпочта" возила на железнодорожном транспорте посылки. Поэтому всегда была расположена возле железнодорожных вокзалов, в центре города.

– Логично.

– Сейчас нелогично, потому что мы используем машины, и они... чтобы не приезжали...

– ...пробки...

– Что мы планируем сделать? Мы планируем с помощью международных финансовых структур, построить новую логистическую сеть. Например, в Киеве – это будет за пределами Киева, чтобы это был современный логистический центр. А ту недвижимость, которую мы будем иметь в центре городов, возможно, используем для фулфилмента. То есть когда вы, например, имеете интернет-магазин – мы берем на себя складирование. Вы продаете, мы берем на себя складирование, доставку, расчеты, то есть полный продукт, который мы предложим нашим клиентам. Я считаю, что это даст дополнительные рабочие места, это даст и возможность развиваться, и предоставит возможность нам быть в эконом сегменте лидерами по доставке посылок.

– Для тех украинцев активных, которые... Для меня, например, перечислить деньги – я помогала семье одного военного и это сделала за три минуты, с помощью одной банковской системы и банка, который недавно национализировали. Это действительно считанные минуты. Как сделать так? Вот вы намерены это все свести в интернет-ресурс, с помощью социальных сетей...

– Намерены. И я считаю, что мы уже скоро посоветуем нашим клиентам... Мы имеем большую сеть, и определенное количество людей, которые живут, например, в городе, бабушке хотят помочь деньгами. И мы хотим внедрить такой продукт – карту-кэш, когда вы с карты списываете деньги, а мы их доставляем и вручаем там 100-200 гривен лично бабушке... Поэтому мы сейчас работаем над такими продуктами. Пока нам не дали право предоставлять card-to-card, потому что это было бы тогда за две минуты. Мы понимаем, что там наличные работают. Поэтому такие продукты мы будем, скажем так, внедрять на следующем этапе.

– Похвастайтесь по вайберу.

– Да, мы это ввели в этом месяце. В первую неделю мы имели 24% от смс-вайбер-подтверждений, а последнюю неделю, из-за того что мы уменьшили время идентификации, уже 44% сообщений поступает на вайбер по отправке посылок "Укрпочтой". Пожалуйста, пользуйтесь, потому что мы думаем, и в дальнейшем улучшать этот сервис.

– Я даже представляю этот рекламный ролик: бабушка сидит, роется в телефоне, и говорит: "Сынок, вайбер-СМСка!" И внучек смотрит и говорит: "А, бабушка, это "Укрпочта", что-то тебе доставила".

– Ukrainian Fashion Week, есть такая кампания "Укрпочты".

– Расскажите про эту историю, это очень забавно на самом деле.

– Действительно впервые "Укрпочта" стала партнером Russian Fashion Week, никто от нас этого не ожидал. Но, вы знаете, такой позитивный вызов, люди приходили, напомнили, что они когда-то собирали марки, купили эти марки, что были. Например, у нас были книги "Марки Украины", "Костюмы", "Женская одежда" – купили все книги, уже ничего нет.

– Ничего себе, я не знала.

– Там открытки, лучшие дизайнеры Украины разрисовали эти почтовые ящики, если вы это видели. И приходили люди, очень такие довольные, говорят: "Такой хороший стенд, такие красивые шкатулки, но вам нужно изменить названия". "Почему?" "Потому что, вы знаете, есть такая государственная компания "Укрпочта", вы же не можете так называться". Никто даже не ожидает, что государственная компания может присутствовать, может делать нормальные вещи. Кстати, мы сделали нормальный бизнес, мы заработали более двух миллионов гривен за эти несколько дней. Поэтому и в дальнейшем будем добиваться наших клиентов, ждите новых флешмобов "Укрпочты".

– Это собственно те нововведения, которые ожидаются, но зрителям пропиарю вас в очередной раз. "Из уже сделанных вами новшеств, это обновленный бесплатный сервис для поиска утерянных отправлений". На самом деле это очень актуально для "Укрпочты". "Услугу обновили, сделали интерактивной и бесплатной. Теперь для розыска украинских и международных отправлений, необходимо заполнить форму на сайте "Укрпочты", и как только найдется, с вами свяжутся".

– Это очень важно, потому что иногда наш имидж страдает, но мы в этом не виноваты. Например, все топ-менеджеры отработали на Новый год на сортировочных центрах, чтобы они знали, как это действительно происходит. Я работал, например, на международном пункте. То есть мы отправляем, к примеру, в США за полтора дня. То есть посылка с Укрпочты, которая отправляется в Соединенные Штаты, идет полтора дня.

– Да ну?

– Да, но в системах... Я это уверяю, это можете проверить, я вас приглашаю на сортировочный центр, вы увидите, что это день в день отправляется. Даже учитывая таможню и все остальное. Но ведь она потом лежит в JFK (международный аэропорт имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке – 5.UA) семь дней. Но что касается, если вы клиент, это вас не беспокоит, она там не отображается, что она уже в США, она отображается, что она еще в "Укрпочте". К сожалению, мы зависим от партнеров в других странах, как быстро они отрабатывают.

– Что JFK про это говорит?

– Я поеду с ними разбираться... Но если человек заполнил формы, мы можем ответить, что "пожалуйста, ваша посылка уже в США, ждет там, на разборе "United postal service", и мы будем вас держать в курсе, как это..."

– Ваш главный конкурент – я могу так сказать или нет? – в вопросе доставки мелких грузов, я имею в виду "Новую почту". Очень критикует вас Владимир Поперешнюк, ну у него есть все аргументы критиковать, хотя на самом деле почему? У многих есть вопросы. Мы нашли несколько таких аргументов, хочется, чтобы вы их сейчас прокомментировали. 2 декабря 2016 года Владимир Поперешнюк (это совладелец "Новой почты") на своей странице в Фейсбуке раскритиковал Игоря Смелянского за его законопроект, по которому "Укрпочта" будет регулировать деятельность операторов рынка. Им предлагается создание регулятора с обложением операторов налогом 0,2% от оборота. Поперешнюк заявил: "Гендиректор "Укрпочты”, господин Смелянский стал личным врагом украинского бизнеса". А в чем подвох вообще этого предложенного нововведения?

– Во-первых, в стране на сегодня существует один почтовый оператор – и это "Укрпочта", который регулируется Национальной комиссией по связи. Единственный оператор. Все остальные компании, которые называют себя почтой, или чем-то другим, не являются почтовыми операторами. Они являются транспортными компаниями, которые не регулируются законодательствам, которые не регулируются стандартами. Поэтому это нормально, это рынок, я понимаю. Но давайте все называть своими именами.

Второе – что касается этого налога. Прежде всего, это не наш законопроект. "Укрпочта" не является субъектом законодательной инициативы. И эти деньги, если бы они были действительно одобрены Верховной Радой, они пошли не в "Укрпочту", а к регулятору. Есть действительно в мире две модели финансирования регуляторов – или из бюджета, или когда участники рынка складываются и оплачивают оператора. Если мы исходим из суммы рынка порядка 8 миллиардов гривен, то 0,02 – это 16 миллионов гривен. Понимаем, что 16 миллионов гривен – это даже не машины, это не сделает "Укрпочту" богаче. Если это были бы деньги “Укрпочты”.

Кстати, так как “Укрпочта” официально имеет 50% рынка, то 8 из 16 платила бы “Укрпочта”. Поэтому дело в этом законопроекте шло о том, чтобы создать одинаковые условия для всех операторов. Я не буду вешаться из-за этого закона, я буду работать, есть он, или его нет. Поэтому я сказал, что это не является какой-то для меня мега задачей, чтобы он был или не был. Правительство должно решать, есть министерство, есть правительство. И правительство решит, этот законопроект сейчас нужен или нет.

– Ну, чисто бытовой вопрос, если вы сейчас выйдете на улицу и тут где-то в центре Киева спросите у людей, даже возле здания "Укрпочты". Вот вам там, не знаю, нужно бабушке передать лекарства, маме – носки, воину что-то теплое. С помощью чего вы будете это делать? Поверьте мне, я уверена, что среди 10 человек, 8 это точно, скажут, что они это сделают с помощью той системы, о которой мы говорили. Не хочу сейчас их лишний раз рекламировать. То есть отправят не по системе "Укрпочты".

– Вы, кстати, сказали верные цифры. Действительно "Укрпочта" семь лет назад имела 68% доли рынка посылок, сейчас – это 20%.

– Я чувствовала.

– Как раз восемь человек. Лекарства, если уже говорить, мы не имеем права пересылать, потому что когда вы пересылаете, нужно выдерживать температурный режим.

– Это сейчас условно, вы можете сейчас альтернативу нашим зрителям предложить этой системе, которая, в принципе, является и не такой дешевой. Она является быстрой, и она есть для всех. Но может ли "Укрпочта" тягаться с этой системой?

– Может и обязательно будет. И мы имеем определенные преимущества перед частными операторами. Прежде всего, мы по всей стране, а они работают не по всей стране. Это, кстати, касается также банковского сектора. "Укрпочта" присутствует во всех уголках страны, и где-то 30% населения имеет доступ только к "Укрпочте". Более такого ни у кого нет: ни у частных почтовых операторов, ни у банковской системы.

Во-вторых, наши конкуренты работают на рынке экспресс доставки. То есть доставка там, на следующий день или день в день. Но это стоит определенных денег. Что мы планируем сделать? Это предложить для электронных магазинов, для людей три разных тарифа – на следующий день, два-три дня, семь дней. И действительно, тогда три дня будет вдвое дешевле. Там семь дней, я считаю, что мы сделаем так дешево, что магазин будет платить, а для людей это будет бесплатно.

– А вы можете сейчас тарифы хотя бы примерно назвать, сколько это будет стоить?

– Мы это учитывали, наши тарифы вообще могут быть вчетверо дешевле, чем у наших конкурентов. Это ненормально, потому что надо, чтобы тарифы покрывали себестоимость. И мы сейчас работаем над тем, чтобы их обобщить. И если касается, например, некоторых тарифов, я сторонник того, что нужно, чтобы было просто. Вот человек зашел, 15 секунд – понял все тарифы. Мы имеем сегодня 35 комбинаций тарифов марок. Вы видели такие конверты, облепленные марками?

– Да.

– Мы имеем тариф такой, чтобы его использовать, надо наклеить семь марок, такие правила. Когда я показал премьер-министру, он говорит: "Кто это придумал?" "Это не я, сейчас будем это как-то менять". Зачем печатать деньги на марках? Потому что, когда тарифы меняются, надо потом комбинацию... Давайте перестанем печатать деньги, это будут марки – тариф. Разумеется, это простые вещи, это то, что мы сейчас будем делать: упрощать тарифы, чтобы это было понятно, быстро. Это на скорость также распространяется. И будем как-то их делать так, чтобы это было удобно.

– Вы можете мне назвать дату, когда вчетверо дешевле будет отправить "Укрпочтой"?

– Оно сейчас дешевле.

– Сейчас? То есть, если мы сейчас закончим разговор, и я захочу бабушке отправить кремы, я могу пойти на...?

– Вчетверо дешевле, кремы, лекарства – нет.

– Слушайте, вот проверим, о'кей?

– Если не доставят, я лично проверю почему.

– Вас критикуют за огромную зарплату. Смелянский рассказал о своей зарплате еще в июле 2016 года: "Фиксированная ставка 333 тысячи 400 гривен в месяц" – это правда?

– Да.

– Такая у вас зарплата.

– Это все в декларации.

– Да. Еще есть бонусная система, которую разрабатывают. То есть возможны, я понимаю, еще дополнительные денежные бонусы по результатам месяца.

– Сейчас эта система не существует, но она должна быть.

– В интервью в июле прошлого года, вы заявили: "Эта зарплата вдвое меньшая, которую я зарабатывал на предыдущей работе".

– В декларации можно все увидеть.

– Именно так. Вы снова меня туда, в декларацию.

– Знаете, чтобы это были не слова, а конкретные цифры.

– К чему я это рассказала нашим зрителям? Интересно, вообще, о зарплате в "Укрпочте". Из официальных вакансий с "Укрпочты" на rabota.ua что мы исследовали, вытекает следующее: оператор почтовой связи в Киеве, предлагают получать зарплату в 4 тысячи гривен, а почтальон в Киеве 4 тысячи гривен. Николаев, Ровно – 3 тысячи гривен – это по состоянию на февраль 2017 года, то есть сейчас буквально несколько дней назад смотрели. Нашли информацию по 10 октября 2016 года, что заведующие отделениями почты и почтальоны в селе, которые работают лишь по несколько часов в день, получали соответственно 600-700 гривен в месяц. Ну, это мы говорим не о высокой планке, а о низкой, так сказать звеньях. Как вы собираетесь поощрять тех людей, новых, которых вы берете? И как вы объясняете тем, кому говорите: "Слушайте, господа, вам следует оставить "Укрпочту", потому что у нас новые правила игры"?

– Действительно на этот вопрос очень просто ответить. Я понимаю, что будут другие правила игры. Я знаю точно кто кому, сколько стоила каждая должность. Я не могу это держать против людей, потому что понимаю, что все играли по другим правилам. Поэтому далее, если человек может принять новые правила, он имеет право остаться. Если он не может принять новые правила – не может не красть – то он покидает компанию.

– А как вы это проверяете? Может ли он принять новые правила или нет?

– Знаете, у нас настолько прозрачная экономика в компании, все обо всем знают. Сейчас, когда общаешься с поставщиками, они мне говорят: "Так, там столько, поэтому столько". Я говорю: "Перестаньте заносить". "Нет, он требует". "Хорошо, все, увольняем". Поэтому все, слишком прозрачно. Меня критиковали за то, что набирал 40 человек из Службы безопасности. Действительно, так и сделал, потому что надо, чтобы эти преступления были раскрыты. Я не прокурор, я не собираюсь их там судить или что-то такое. Моя задача сделать так, чтобы их не было в компании. А в дальнейшем – это работа правоохранительных органов, нужно, чтобы они работали так, как они считают нужным.

Что касается заработных плат, моя позиция, если кратко, очень проста: за что мы боремся? Чтобы не было богатых, или чтобы не было бедных? Давайте определимся. Вот я за то, чтобы не было бедных. Но опыт Украины, опыт "Укрпочты" показывает то, что условно "дешевые" руководители стоили слишком много "Укрпочте". Кто-то приобрел одну компьютерную программу за 90 миллионов гривен, которой не существует. Кто-то... У нас есть стул, стул коррупции, он на балансе стоит 500 тысяч долларов. Вы понимаете, но кто за этим стоял? Если это посчитать все. Ленту, например, для почтальонов мы закупили за 1 миллион гривен, до последнего года это было 2 миллиона гривен. И так далее, я могу перечислять много позиций.

Поэтому я говорю, что новые люди, которые пришли на нормальные, большие зарплаты, они уже окупили эти зарплаты. "Укрпочта" в этом году увеличит фонд зарплаты на 800 миллионов гривен. Чтобы было сравнивать с чем, фонд зарплаты составлял 2,7 миллиарда, в этом году впервые это будет повышено на 800 миллионов.

– Кто почувствует это? Руководство? Или производственные люди?

– У нас, кстати, руководство – это 9% от количества людей. У нас основное – это производственный персонал: 36 тысяч почтальонов, 26 тысяч операторов, водители, сортировщики...

– Ну, вы третий, кажется, по количеству работодателей?

– Третий работодатель Украины, поэтому почувствуют все. Ощутят все в одинаковой степени? Нет. И это сейчас то, что мы делаем в компании. Я хочу установить систему мотивации, которая, во-первых, лично касается каждого человека.

Как она работала? У нас, например, были дирекции, которые уже три года не видели бонусов. Почему? Потому что они были, не имели прибыли. Но они не имели прибыли, имели минус 10, стали минус два. То есть люди улучшили результаты, но они ничего не получили. А было такое, были 15 человек, стало три, они получили добавку, потому что они прибыльные. Вообще это такая коллективная ответственность: или все, или никто. И я много сейчас езжу по стране, встречаюсь с людьми, и говорю: "Смотрите, вот есть 100 гривен, будем повышать ваш фонд зарплаты. Как будем делить? Всем поровну или кто больше работает?" Большинство отвечает: "Поровну". Я хочу один коллектив. Но, я, же настаиваю на этом, я хочу, чтобы это было лично: кто больше работает, тот больше получает.

– Сейчас наша заключительная часть: это блиц-вопрос. Очень короткие вопросы - короткие ответы. Итак, Игорь, первый вопрос: как думаете, кто больше всего против вас на посту главы "Укрпочты"?

– Я на это не обращаю внимание.

– Когда-то пользовались "Новой почтой"?

– Пользовался.

– Что отправляли?

– Книжку для моего сына, они задержали на один день.

– Вы скучаете по Соединенным Штатам, если уж о "грустном"?

– Ну, я там часто бываю. Моя семья там живет, поэтому, когда есть свободное время, я всегда к ним летаю. Вы знаете, у меня есть браслет, по которому моя жена следит. У меня среднее время сна было 2,5 часа за последнюю неделю. У нас, к сожалению, не хватает времени. Поэтому, когда есть возможность, я летаю, я работаю в самолете, это нормально, 9 часов без Интернета, есть время подумать. Но, к сожалению, не могу это позволить каждую неделю, раз где-то в три недели летаю.

– А ваша семья там, в США?

– Моя жена работает, она руководитель одного из крупных банков в Нью-Йорке. Мы так решили, дети ходят в школу. Если она бы приехала в Украину, заняла бы любую должность, она же не может не работать... Учитывая ее опыт. То это был бы какой-то конфликт интересов, поэтому решили, что будет лучше, если не будет какого-либо конфликта интересов. Учитывая время, которое я провожу на работе, то лучше найти время и слетать на выходные.

– Можно ли передать бомбу "Укрпочтой"?

– Нет.

– Ваш любимый политик, мировой?

– Клинтон.

– Хиллари Клинтон?

– Нет, Билл.

– Вы когда-нибудь получали взятку?

– Предложение.

– Предложение взятки, на должности "Укрпочты"?

– Да, и до этого также. Потому что я работал не только в консалтинге. Я был председателем совета директоров трех банков и проблемных банков. И поэтому рассчитывали на решение вопроса проблемных кредитов, поэтому...

– Почему о вас так много негативной информации в Интернете?

– Ну, я имел определенное количество друзей с деньгами, а вы знаете, это сейчас не так много, чтобы там статья в 200 долларов, какая-то личная страница есть против меня. Там 5 тысяч долларов в месяц стоит. Ну, нормально, люди играют, что могу сделать?

– Главная проблема украинцев, как думаете? В чем главная проблема?

– В популизме.

– Какой самый ценный подарок вы когда-либо получали?

– В деньгах?

– Нет, самый ценный, я не знаю, что для вас ценно.

– Вы знаете, самое ценное, это когда мои дети что-то мне дарят, когда они делают это сами.

– Где вы бы хотели жить в будущем? Ну, скажем, через 10 лет?

– Где-то возле моря.

– Часто заказываете вещи на "Алиэкспресс"?

– Вы знаете, один раз заказал, чтобы протестировать. Пользуюсь "Амазоном" чаще.

– Как все американцы, в конце концов. Правда ли, что вы одновременно являетесь гражданином США и Украины?

– Да.

– Почему почтовиков заставляют продавать продукты?

– Это дополнительный доход для почтовиков, потому что если мы имеем два письма в день, это возможность им зарабатывать дополнительные деньги.

– А когда "Укрпочта" достигнет уровня обслуживания своих конкурентов? Мы сегодня о них, кстати, говорили. Вы можете дату назвать?

– В течение трех лет мы дойдем до этого.

– На что вам никогда не жалко тратить деньги?

– Путешествия.

– Ваша самая большая слабость?

– Мороженое.

– Да ну? Последний фильм, который вам понравился?

– "Wag the Dog".

– Какое было первое разочарование на посту главы "Укрпочты"? Если такое было?

– Состояние инфраструктуры, я не знал, что все так плохо.

– Почему о вас говорят, что вы - человек Ахметова?

– Потому что я работал в банке ПУМБ и отвечал за слияние ПУМБ с "Донгорбанком".

– Самое ценное, что есть у украинцев?

– Доброта.

– Когда вы в последний раз плакали?

– Два или три года назад.

– Что делает вас счастливым? Такой легкий последний вопрос.

– Семья и результаты работы.

– Ну, я очень надеюсь, что вы будете счастливым постоянно на этой должности. А результаты будут нас радовать.

Автор: Янина Соколова

Источник: 5 канал

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Полезные советы по выбору кухонных весов
 Русская Факторинговая Компания оказывает весь спектр факторинговых услуг
 Валютный рынок Украины во втором квартале 2016 г.
 В Украине назревает бум на «зеленую» энергию
 Анализ взаимозависимости тенденций в денежной сфере и в экономике Казахстана в 1995 г.