Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Договоры с «Киевэнерго» закончатся, и мы будем жить в новой реальности – КГГА


19.04.2017 – Заместитель главы Киева Владимир Прокопов в эфире "Время: Online" на сайте 5.UA ответил на вопросы читателей и рассказал о возможных сроках строительства Подольско-Воскресенского моста, прокомментировал обвал Шулявского путепровода, а также сообщил о том, как город готовится к Евровидению.

– У нас к вам много вопросов накопилось. В частности, вопрос об обвале Шулявского моста, что наболело, про мост, который поможет ускорить строительство метро на Троещине, сносе Мафов и, конечно, подготовка к Евровидению.

– С удовольствием дам ответы на все вопросы.

– Расскажите, пожалуйста, на каком этапе сейчас подготовка к Евровидению? Что уже сделано и что должно быть сделано?

– Подготовка к Евровидению с точки зрения города находится уже на финальной стадии. Четко понятны все шаги, которые должен сделать город, выделены на это средства, определены ответственные лица и практически по каждому направлению в активной фазе идет работа. Можно с уверенностью сказать, что Киев к Евровидению будет готов и готов на оценку "отлично".

– Известно, что были нарекания по поводу табличек на английском. Скажите, смогут ли иностранцы нормально ориентироваться в городе, в городском транспорте?

– Смогут. Делаем много для того, чтобы было комфортно туристам в городе. Киев вообще имеет огромный туристический потенциал, который сейчас вообще очень мало эксплуатируют. Люди, которые приехали после Евро-2012, которые побывали в Киеве и вернулись домой, рассказали, что это красивая страна, красивый замечательный город и сюда стоит ехать. Для того чтобы этот поток увеличить, мы должны сделать, чтобы тем людям, которые сюда приезжают, было максимально комфортно.

Однако хочу подчеркнуть – есть много скептиков, которые говорят, что в этой стране и так много бед, а тут какие-то средства расходуются на организацию песенного конкурса, и это вообще неправильно. И с одной стороны, где-то, видимо, люди правы, а с другой – те средства, которые тратятся из городского бюджета, идут на развитие города. Конкурс пройдет, а все, что сделается для города, останется. Туристам, которые приедут, будет комфортно.

Возьмем те же вывески – останутся в городе навсегда и люди, которые со временем будут приезжать, им будет комфортно, будет увеличиваться туристический поток, и с этого будут зарабатываться деньги. Это не для большого бизнеса, не для городской власти, это для малого и среднего бизнеса заметный шаг вперед. Они смогут получать больше прибыли, соответственно, город от них сможет получать больше налогов, и от этого выиграют все.

– Во время проведения футбольного чемпионата-2012 туристов пугали, что в Киеве опасно, что здесь воруют, травят. Некоторые иностранцы приезжали сюда в испуге от такой информации и боялись общаться с киевлянами. Проводится ли подготовка мер безопасности для иностранных граждан и ведется ли промо-кампания о Киеве, об Украине, о том, что мы очень рады туристам и готовы заниматься их безопасностью?

– Безопасный комплекс выделен у нас как один из важнейших. Потому что у нас все потуги, которые будут потрачены на инфраструктуру, на комфорт, на качество того, что будет проводиться, могут быть нивелированы, если не будет уделено достаточного внимания вопросу безопасности, и люди, которые будут в Киеве, не будут чувствовать себя в безопасности. Из опыта – люди, приезжая в Киев, сразу меняют свое мнение, и те переживания, которые они имели по поводу того, что у нас  высокая криминогенная обстановка, понимают, что здесь можно чувствовать себя в безопасности.

И для того чтобы такую уверенность в дальнейшем обеспечить, мы делаем очень много. У нас полиция, которая свободно общается на английском, у нас волонтеры, которые будут помогать. Выделено также достаточно много средств, чтобы обеспечить видеонаблюдение во всех локациях, которые будут иметь отношение к Евровидению. Там будет безопасно как гостям, так и киевлянам. Более того, все, что мы сделаем, останется, чтобы мы и наши дети могли в городе чувствовать себя защищенными.

– Недавно в Киеве произошел обвал Шулявского путепровода. На каком этапе сейчас решение этой проблемы, какие действия предпринимает КГГА и как предотвратить такие досадные случаи?

– Нужно смотреть глубже. Должны дать откровенный ответ, что то, что не ремонтировалось 25 лет, невозможно отремонтировать за один год, какой бы хорошей власть не была. Шулявский мост как раз подвел черту под тем, что советская инфраструктура доживает свои дни. Или мы сейчас исправим эту ситуацию и получим новейшую инфраструктуру и современную, или мы будем иметь такие случаи постоянно. Такой случай, если не принять активных мер, будет только началом.

Мы, как и депутатский корпус, это четко осознаем. Это развитие транспортной инфраструктуры является для нас одним из крупнейших приоритетов, вообще в политике развития города, наравне с развитием медицины. Это принципиально важно.

Относительно ситуации непосредственно с этим объектом. По моему мнению, состоялся европейский прецедент, когда профильный заместитель городского главы и руководитель "Киевавтодора" написали заявления по собственному желанию в связи с инцидентом, потому что это входит в зону их ответственности. По собственному желанию написанные заявления легли мэру на стол. Кроме того, что люди, которые взяли на себя политическую ответственность, есть же люди, которые непосредственно отвечали за то, чтобы такой ситуации не произошло.

Поэтому создана рабочая группа моим распоряжением в качестве секретаря Киевского городского совета, и эта рабочая группа призвана найти непосредственных виновников. Был на балансе у кого-то этот мост, было распоряжение следить за ним, выделялись на это средства. Каким образом такое произошло, что мы имеем такой прецедент? И политическую ответственность. Вот это европейский прецедент. Я жалею человека, который профессионал своего дела, хорошо делал свою работу. Почему надо нести ответственность за недоработки других людей? Поэтому мы установим всех ответственных лиц, никоим образом не будем делать то, что всегда делали – друг друга прикрывать. Высшие должностные лица в этой области уже подали в отставку. Непосредственных ответственных лиц ждет наказание согласно выводам комиссии.

– Вообще предварительные причины уже известны? Недостаточный надзор за мостом или недостаточно выполнены обслуживающие работы?

– Причина одна – срок эксплуатации этого моста истек уже много лет назад. Он нуждается каждые 5-8 лет в плановом ремонте, причем не ямочном, где-то подлатать, а капитальном. Если этого не делать, то эта инфраструктура будет сыпаться. И полное понимание этого есть. Сейчас большие суммы тратятся на то, чтобы мы больше не имели таких ситуаций.

Мэр сейчас дал нам поручение провести проверку более 170 инфраструктурных объектов. Более того, она уже проведена. Аварийных участков, к счастью, мы не имеем, но большинство объектов требуют немедленного вмешательства, поскольку могут стать аварийными. Делается план-график работ по каждому из этих объектов. Он в свободном доступе будет, как мы работаем с 2015 года, про все дороги, которые ремонтируются, есть в свободном доступе на сайте.

Люди могут увидеть, какие дороги, какие объемы, в каких временных рамках они будут отремонтированы. Так же люди должны понимать, что по всем транспортным инфраструктурным объектам есть план, в какие сроки они будут отремонтированы.

– Вообще по Киеву есть еще какие-то пути или эстакады, которые находятся в аварийном состоянии? Так, например, мост на Троещину очень перегружен, потому что это является одним из выходов с Левого берега. Какая там ситуация? Как мост Патона себя чувствует?

– Сказать, что хоть один из мостов чувствует себя чудесно, и к нему нет замечаний, то это было бы с моей стороны самонадеянностью. Ибо каждый объект, в том числе, транспортный, чтобы был в хорошем состоянии, требует должного ухода за ним. К счастью, сейчас аварийного некоего объекта, который нужно закрывать, мы не имеем. Но есть понимание, что должны ухаживать должным образом за всеми объектами. Тогда они будут чувствовать себя хорошо.

– Какие средства выделяются на реконструкцию или поддержание этих мостов, путепроводов и дорог в нормальном состоянии? И люди могут видеть эти суммы, где они проходят, как общественность может контролировать?

– Может, конечно. Мы имеем открытый бюджет, и можно вообще видеть общую сумму, которую выделили. В 2016 году мы потратили более чем 1,4 млрд. грн. на транспортную инфраструктуру в принципе. С этим нам удалось сделать более 200 км дорог в 2016 году. В 2015 году - более 150 км дорог. А это за два года, для сравнения просто, чтобы было понимание, цифры и факты – вещь упрямая, и в сравнении ярко видно, что что-то происходит в городе, или нет. Вот за последние два года было отремонтировано в городе больше дорог, чем за предыдущие шесть. И с этим ничего невозможно сделать, потому что этот факт в количестве, в километрах.

Более того, на что мы делаем ставку и даем поручение исполнительному органу и профильным коммунальным предприятиям обращать внимание? Наша задача не столько в количестве, сколько в качестве. Если мы говорим о ямочном ремонте, то его можно сделать больше и больше людей будут видеть, что происходит какая-то работа. Но этот ямочный ремонт придется делать каждый год, и мы никогда не восстановим инфраструктуру. Мы отдаем предпочтение капитальному ремонту дорог там, где компания, которая делает, а сейчас мы все больше переходим к контрактам с крупными компаниями, в том числе и иностранными, которые берут на себя ответственность и дают гарантию.

Приведу конкретный пример. Возле Московской площади города на проспект Науки (я живу в начале проспекта Науки, много лет езжу по нему). Он ремонтируется каждый год или раз в два года. Это происходит в последние 10 лет, как я помню. Это – безответственное расходование денег в никуда. Сейчас все мои соседи говорят – что же мы такое делаем, что уже полгода перекрыты дороги, и еще ли долго будут перекрыты и что это так неудобно. Да, это неудобно, и это долго, но мы делаем капитальный ремонт этого моста, и компания, которая делает его, берет на себя ответственность и дает гарантию, что 15 лет с мостом ничего не случится. Если там будут какие-то вопросы с покрытием, эта компания будет их решать. Это ответственное отношение к тому, что ты делаешь. Мы будем делать долго и дорого, но это будет качественно и надолго.

– Вообще по капитальным ремонтам. Чего ждать в 2017 году, какие дороги, большие, возможно, дороги, где много людей ездит, чтобы люди заранее понимали, какие участки будут ремонтироваться и это в дальнейшем не выливалось в пробки?

– Наша глобальная стратегия – не пускать трафик в город. Один из крупнейших инфраструктурных проектов, на который мы делаем ставку – это ремонт окружных дорог вокруг Киева. Для того чтобы максимально убрать транспорт, который не требует заезда в город, особенно грузовой, от которого и портятся дороги. Забрать его из города и пустить в объезд – это один из приоритетов. Мы будем делать все возможное, чтобы реализовать эти проекты и это даст возможность сохранять наши дороги внутри, которые находятся в лучшем состоянии.

Сейчас, бесспорно, ремонтируются те дороги, которые рядом с местом проведения Евровидения, с локациями, которые имеют отношение к Евровидению. Позже, летом, мы начнем делать большие магистрали, такие как Воздухофлотский проспект, Дружбы Народов и еще ряд магистралей, которые запланировано, сделать так, как мы сделали бульвар Шевченко, проспект Победы и другие.

– Где люди смогут увидеть, что именно вот эти объекты будут ремонтироваться, может это можно будет увидеть на сайте КГГА?

– На самом деле еще с 2015 года большая проблема существовала из-за дискомуникации, когда люди не понимают, что происходит. Для этого и была создана онлайн-карта по ремонту дорог, где любой может (мы сотрудничаем с Яндекс-map, со всеми партнерами, кому это интересно) зайти и посмотреть, что происходит, какие дороги ремонтируются на данный момент, на какой период времени они планируются для ремонта, какие дороги планируют ремонтировать в ближайшее время. И эта информация открыта. Более того, будем пытаться другими доступными методами информировать киевлян о том, что именно происходит.

– То есть люди смогут координировать свой путь на работу, и мы сможем избежать пробок, потому что предупрежденный человек может объехать участок ремонта?

– Недавно общался с товарищем. Я рассказывал о том, что мы информируем о ремонте, и он сказал, что единственное, когда он не раздражается, когда стоит в пробках, это тогда, когда понимает, что на участке дороги идет ремонт, особенно капитальный. И что он должен потерпеть некоторый срок, пока ремонт завершится, но потом мы получим качественный продукт всерьез и надолго. Поэтому, когда киевлян информируют о том, что, например, три месяца на таком отрезке дороги, будет вестись капитальный ремонт и нужно потерпеть, потому что это необходимо, зато потом мы получим качественную дорогу. Когда город выполняет свою функцию, ремонтируя дорогу, при этом не получает негатива от киевлян, которые стоят в пробке, потому что они знают, почему это так происходит.

– О коммуникации с людьми. Если, например, человек замечает, что участок дороги очень поврежден, куда он может обратиться и сообщить об этом? Как это возможно сделать?

– 1551 – горячая линия горсовета. Также есть соответствующие линии в профильных организациях, я имею в виду «Автодор», департамент транспорта, которые должны быстро, своевременно и качественно реагировать на такие сообщения. Мы получаем таких сообщений массу.

– Вы успеваете обрабатывать полученную информацию?

– Информацию обрабатывать успеваем, дороги – не успеваем. Надо откровенно говорить, что это беспрецедентно большие средства. Мне как секретарю городского совета интересно – мы же выделили столько денег, ну что такое у нас с дорогами? Я сюда пока доехал, два раза щелкнул зубами в яме. И так каждый киевлянин. Нельзя рассказывать, что у нас чудесные дороги, когда они у нас не чудесные.

– У нас на весну все время со снегом асфальт сходит и это уже традиционно происходит, к сожалению.

– К сожалению. И это уже не столько шутка, это не смешно. И это упрек властям – как так, что тратятся огромные суммы средств на дороги, а дорог нет. К сожалению, огромное количество дорог, которые для того, чтобы нравиться людям, можно было сделать 100 км капитального или 1000 км ямочного, закидать асфальтом. И так вроде лучше стали дороги, а на следующий год опять те же ямочки, только еще больше. И так 25 лет. Это безответственно. Сейчас, как дольше, так намного дороже, но надо делать капитальные ремонты дорог, потому что мы получим ситуацию, как с Шулявским мостом, когда советская инфраструктура просто посыплется.

– А кому подчиняются и кто отвечает, например, за участки дорог или мостов в Киеве? А Киев поделен по районам, тогда как распределяется ответственность?

– Районные администрации к дорогам не имеют никакого отношения никоим образом. У них даже нет соответствующих отделов в управлениях. Занимается департамент транспорта, ответственность несет КГГА и профильные коммунальные предприятия, в основном «Киевавтодор» и его подразделения, у которых на балансе находятся те или иные объекты.

– То есть «Киевавтодор» отвечает за пути в Киеве, разделенные по районам, поэтому мы можем звонить именно на горячую линию, которую вы называли и сообщать, если что-то произошло.

– У нас нет проблем в коммуникации между Киевским городским советом, городской администрацией, коммунальными предприятиями. Более того, многие киевляне не различают, что такое Киевская городская Рада, что такое Киевская городская государственная администрация и коммунальные предприятия – для них существует Киевская городская власть, которая должна полностью нести ответственность.

– Снос Мафов. Вообще это сейчас происходит по всему Киеву. На каком сейчас этапе очистки Киева от незаконных застроек, удается ли бороться и есть ли какие-то проблемы?

– Два очень важных вопроса вы сейчас поднимаете – незаконные застройки и Мафы. Вам лично нравится ситуация с МАФами, которая сейчас есть в городе?

– Мне нравится идти по широкой улице, где мне ничего не мешает.

– И мне это нравится. Я часто бываю в других городах, в том числе в столицах в Европе, и нигде нет такого количества малых архитектурных форм, на вид ужасных. С этим надо наводить порядок. Добавляет ли это власти каких-то электоральных плюсов? Вряд ли, потому что недовольны от этого предприниматели, мы имеем постоянные митинги и постоянный негатив в сторону власти. Но надо наводить с этим порядок. Ну конечно, кто-то рано или поздно должен закатать рукава и сделать так, чтобы было красиво.

А вы понимаете, сколько разных интересов лиц затрагивается притом, когда ты наводишь порядок. Это о достаточно больших суммах средств идет речь, которые получают те или другие заинтересованные лица. Но нужно закрыть глаза, есть одни правила и по ним нужно жить. Возле метро, у школ, у садиков не могут быть эти Мафы, и их нужно убирать. И убираются они постоянно. Только за последний месяц, по моей информации, убрано 110 Мафов. И эта работа будет продолжаться до того момента, пока не будет наведен порядок полностью.

– Владельца Мафа как-то предупреждают об этом? Человек может предварительно забрать какой-то товар, свои достижения, или это происходит неожиданно?

– Даже более того, ко мне от людей поступает много жалоб, и я разбирался в этой ситуации, как могли сносить чуть ли не с продавцом внутри МАФ. Не то, что предупредили, есть список всех Мафов, незаконных, которые город планирует демонтировать, он сейчас есть в свободном доступе в онлайн-режиме, можно зайти и увидеть, какие Мафы город планирует демонтировать. И владельцы этих Мафов четко понимают, что они стоят в месте, где стоять нельзя. Знают, что они должны быть демонтированы, и спекулируют тем, что плохая экономическая ситуация в стране, что мы таким образом отнимаем рабочие места у людей. Они правы, потому, что людям надо дать работу, но ее надо дать цивилизованно и в том месте, где это никому не будет мешать.

Если у нас заставлен выход из метро, не дай Бог будет какая-то ситуация, то мы получим катастрофу. Поэтому позиция города здесь жесткая – там, где не может быть Мафов, их не может быть в принципе. Более того, я хочу, чтобы все понимали, что город не борется с предпринимателями, особенно с маленькими, теми, которые выживают за счет того, что, имея один или два ларечка, осуществляют, таким образом, свою предпринимательскую деятельность.

Самую большую беду для города делают так называемые сети, в которых человек 100-150, и это не последние деньги для них, и не способ выжить, это – возможность иметь сверхприбыли. Когда ты устанавливаешь огромное количество Мафов, городу за это не платишь, потому что они установлены в тех местах, где никогда нельзя получить разрешение от «архитектуры». Потому что они не имеют права на существование, и, спекулируя на том, что это малые предприниматели и их не надо трогать, пусть они себе там стоят. Так не будет. Это принципиальная позиция города. Нужно навести порядок.

– Кто выполняет функцию сноса, какие органы, кто это контролирует?

– Город имеет специальный департамент благоустройства, который отвечает за демонтаж.

– Вопрос наболевший для многих семей – это азартные заведения, которые закрывали несколько раз, их заклеивают чем-то серым, пишут на них все что угодно и они все время якобы закрыты, а вечером люди ходят туда играть в азартные игры. Как с этим бороться? Кажется, что их невозможно истребить.

– Все возможно, просто нужна грамотная политика в этом направлении. Заведение с серыми окнами и казино – это разные вещи. Потому что в дорогих отелях имеется право на существование казино, где люди, которые могут себе это позволить, могут этим заниматься. И это не будет бедой для страны.

Бедой является как раз те маленькие, которые разбросаны по спальным районам заведения, где играют люди, которые не могут себе на самом деле этого позволить, которые имеют болезни по этому поводу, последнее выносят из дома для того, чтобы там поиграть. Здесь также позиция города однозначна, она совместная с полицией, прокуратурой, Службой безопасности. Мы совместно отслеживаем эту историю и, как вы действительно говорите, долго такие заведения просуществовать не могут.

– Их периодически все-таки закрывают, но я вижу, что они как грибы после дождя начинают снова появляться.

– Не совсем так. Понимая статистику, за последние несколько лет их количество уменьшилось примерно на 80%. Сказать, что нет проблемы, было бы неправдой. Есть проблема, она значительно меньше, но она существует. И действительно, мы только успели закрыть часть в одном конце района, а в другом конце района уже открываются другие под разными вывесками. Но доходит информация, и до всех крупных игроков на этом рынке уже дошло, что договориться невозможно никоим образом и нужно выходить из тени и начинать работать легально. Есть еще люди, до которых это доходит долго и тяжело, но я надеюсь, что наша системная работа и в этом слое, до которого трудно доходит, все-таки дойдет, и мы поставим точку.

– А в таком случае, куда люди могут обращаться, когда видят деятельность таких заведений?

– В полицию.

– В полицию только? А в Киевскую администрацию?

– Можно и в Киевскую администрацию. К счастью, мы имеем сейчас координацию. У нас, надо отдать должное полиции, каждый вопрос, который возникает, в том числе и депутатского корпуса, мы приглашаем руководителя полиции, он, как раньше когда-то было, не боится прямых, неудобных вопросов, дает на них ответы, и те вопросы, на которых мы подчеркиваем внимание, мы видим сразу результат. Если мы сегодня, например, на сессии проговорили, что такие вопросы есть, через несколько дней эта проблема решена и это не может не радовать.

– Стоит ли киевлянам ждать метро на Троещине? Я так понимаю, что там основная причина, что его пока невозможно построить, потому что там нужно сначала достроить Подольско-Воскресенский мост. Правильно я понимаю?

– Проблема гораздо глубже, и метро на Троещину уже стало мемом. Много друзей, которые живут на Троещине, говорят, что об этом много кто говорит, но никогда этого не сделают. Действительно без системной работы сказать, что мы за год пустим метро на Троещину, невозможно, потому что это огромный инфраструктурный проект, который своими силами город не сможет воплотить, и мы четко понимаем это. Без помощи государства, без помощи инвесторов мы не реализуем эту историю.

Но есть другая сторона медали – если мы просто будем говорить, что мы не можем сами справиться, государство не помогает, инвесторов не можем найти, и стоять смотреть и ждать, что Бог даст нам метро, власть не имеет права этого делать. Мы сейчас выделяем, и критики много по этому поводу, средства из городского бюджета на достройку Подольско-Воскресенского перехода. Много критики по этому поводу, например о том, что это будет один из самых дорогих мостов, что туда и так очень много потратили и зачем еще тратить...

Если не делать системную работу, то не будет результата. Если мы хотим привлечь инвестора, мы должны предложить инвестору продукт, готовый интересный проект. Если мы сейчас понимаем, что в этот мост действительно вложили много денег, кто-то говорит, что там больше половины украдено – это отдельная история, с этим должны разбираться правоохранительные органы.

Наша задача – не допустить его разрушения, сделать все возможное для того, чтобы этот проект имел право на завершение. Из того, что я сейчас вижу, с таким подходом в срок в три года мы такой мостовой переход завершим, и поедут по нему первые машины с правого берега в левый и наоборот. Это амбициозные планы, но мы говорим сейчас с государственными представителями и находим взаимопонимание.

Более того, глава города ведет переговоры с немецкими инвесторами, и они имеют интерес. И в случае если город выполнит со своей стороны все для того, чтобы проект стал интересен, я не исключаю, что туда может зайти частный инвестор и тогда будет значительно быстрее продвигаться этот процесс.

– То есть мы имеем оптимистичную надежду, что где-то три года и у нас будет этот мост?

– Это не я так себе придумал или чьи-то другие мысли, что вот так три года. Это информация, которую я вам предоставляю на основании тех расчетов, которые делают профильные специалисты.

– Вопрос от зрителя. Александр спрашивает, планируется ли открытие станции городской электрички "Киев-Московский", рядом много новостроек и центральный автовокзал, это будет очень уместно?

– Не готов дать компетентный ответ, спасибо за вопрос. Задам вопрос компетентным органам, получим от них ответ, если это возможно и нужно жителям, то мы запланируем открытие такой станции.

– Еще вопрос по станциям метро в Киеве. Вообще, какие планируются в ближайшие годы открываться по проектам и их реальные сроки?

– Называть сроки – дело очень неблагодарное. Особенно в таких крупных инфраструктурных проектах. Но то, о чем могу говорить, что самое реальное, куда мы можем направлять средства, и мы понимаем, что это действительно необходимо – это продолжение ветки метро до Виноградаря. Имеем четкие расчеты и понимаем стоимость таких станций и работаем над тем, чтобы найти необходимое финансирование и такие станции были открыты.

– А вообще в 2017 году ожидается ли открытие каких-то станций?

– В 2017 году не ожидается новых открытий станций метро. В 2017 году занимаемся проектными работами и всем необходимым для того, чтобы можно было в ближайшие годы реализовать проекты де-факто.

– Резонансно открывался театр на Подоле, было много споров в соцсетях. Люди поделились на два лагеря – одним очень понравилось, другим категорически нет. Как избежать таких ситуаций и вообще можно ли выносить на рассмотрение общественности тот или иной проект, целесообразно ли это?

– Проекты не то, что можно, их необходимо выносить на рассмотрение общественности и слышать мнение. Действительно мнения разделились. Я, пробуя разобраться в этом вопросе, откровенно скажу, что заблудился, потому что выслушал несколько экспертов, которые сказали, что это супер и так должно быть и на все аргументы у них были ответы. Ну, оно же выбивается из общего, все в одном стиле, а это в каком-то другом, ну как такое может быть, а у них эта урбанистика, 15 примеров, как в Европе так произошло и считают, что это круто и имеет право на существование.

Много экспертов сказали, что это ужас и такого не может быть, это надо немедленно прекратить и перестроить. И у тех, и у тех есть свои аргументы. Я лично искренне должен признаться, что у меня нет ответа – хорошо это или плохо. Общественность должна сказать свою точку зрения, но я бы в этой ситуации полагался на мнение экспертов.

Градостроительный совет существует, существуют другие экспертные среды, которые должны сказать, что именно имеет право на существование. Бесспорно Андреевский спуск наследие, достояние даже не только киевлян, но и всей страны и, пожалуй, мировое наследие. Очень надо осторожно, и как раз тут спешить не надо, взвешенно подходить ко всему, что должно быть на Андреевском спуске. Мы имеем петицию по этому поводу, которая набрала необходимое количество голосов.

Механизм рассмотрения петиций у нас есть усовершенствованный, недавно Киевский совет принял решение по этому поводу. По каждой петиции теперь, помимо профильной комиссии, мы будем иметь непосредственно чиновника, который лично несет ответственность за рассмотрение и результаты этой петиции. По данной петиции ответственный заместитель главы КГГА Спасибко, который будет сопровождать те решения, которые будут разработаны.

– Возможен ли такой вариант развития событий, что здание будут перестраивать?

– Если будет совместное решение общества, экспертной среды, если будет найден компромисс с меценатами, которые подарили городу такое здание. Это уникальная ситуация, потому что говорят люди, что город должен вмешаться в ситуацию, где застройщик построил то, что им не нравится. В данном случае мы имеем ситуацию, когда подарили городу здание, и оно в собственности общины и община может с ним делать любые вещи, которые считает нужным.

Есть инициатива общины, есть депутатский корпус, который представляет общину, принимается соответствующее решение, выделяются средства и ничего не мешает. Единственное, что еще раз хочу подчеркнуть, что здесь опирался бы на мнение экспертов. Мы с вами можем вступить в дискуссию о том, хорошо это, или плохо, но найдем ли общий язык – неизвестно.

– Мы видим, что, например, в исторических частях Киева люди достраивают себе балконы. Бывает, что очень красивое здание и вдруг ни к чему пришит неизвестный объект. Что с этим делать?

– Это катастрофически. Когда балкон – это начало, а когда человек начинает понимать, что может достроить балкон, то почему не достроить несколько лишних этажей? Ответ на это вопрос очень прост – нужна системная политика города по этому поводу. И мы эту системную политику города показываем, и на знаковых примерах – переулок Десятинный, много лет конфликт, митинги, ряд активистов сделали себе на этом имя, стали народными депутатами, и эта война длилась бы еще много лет. И мы решили, что надо показывать свою позицию по этому поводу и ставить точку в этих вопросах.

Есть центральный исторический ареал. Впервые за 25 лет независимости принято решение, оно простое, 61 голос депутатов Киевского городского совета – мораторий на строительство в центральном историческом ареале. Нельзя. Запрет любого нового строительства. Следующее. Все, что построено в переулке Десятинном, есть граница – 27 метров максимально допустимая высотность в центре столицы. Было единственное условие городских властей – снесите лишние этажи, два этажа, которые превышают 27 метров, и город снимет свои претензии. На это согласилась общественность, которая имела претензии к застройщику.

Застройщик увидел, что других вариантов, как раньше договориться, не существует, ему не было куда деваться, и произошел беспрецедентный случай в Киеве, никогда такого не было – застройщик за собственные средства снес лишние этажи. А вы представляете, сколько это стоит – два этажа практически на Майдане Независимости в Киеве. И все подумали, что это такая точечная, показательная акция от города, но нет, это не так. Дальше идем, Дом профсоюзов. Люди решили, что им можно в центре европейской столицы взять и достроить три этажа на здании Дома профсоюзов и так нормально, как-то они договорятся. На что также была позиция города – что мы не делаем показательных акций, есть системная политика, которая не позволяет этого делать ни при каких обстоятельствах, договориться невозможно, и точка.

Не поверил в данном случае инвестор, как и в предыдущем примере, и городу пришлось своими силами, уже благоустройством демонтировать эти этажи. Мы заходили на объект с болгарками, вырезали дверь, потому что не пускали туда, чтобы мы могли приступить к этой работе, и силами города три лишних этажа снесено. А такие вещи, когда один, второй, третий пример подают людям, что если сносят уже такие объекты, то возможно не стоит свой балкончик достраивать, чтобы не получить такую проблему. Потому что договориться невозможно. Это долго, это непросто, яростное сопротивление оказывается городу, но нам это удается, есть яркие примеры. Почему этого не делали раньше – ответа я не имею на это вопрос.

– А относительно жилых массивов, где люди также достраивают себе территорию, особенно на первых этажах, когда получается, чуть ли не маленькая избушка. Люди на такие достройки получают какие-то разрешения или это является незаконной достройкой?

– В основном это незаконные постройки, которые потом пробуют каким-то образом, решением суда как-то признать и узаконить. Здесь никоим образом не отличается политика от центральной части города к спальным районам, город должен иметь нормальный вид на всей своей территории. Поэтому на свое усмотрение брать и менять лицо города не стоит, город будет наказывать, насколько это нам позволяет законодательство.

– Кроме того, что это некрасиво, это же может быть еще и аварийно и могут пострадать люди.

– Бесспорно, для этого и существует процедура. Много людей думают, что процедура существует для того, чтобы чиновники смогли, откуда зарабатывать. А процедура существует для того, чтобы были соблюдены все нормы, в том числе и для безопасности тех же людей, которые это строят. Государственные строительные нормы не придуманы, потому что так кому-то захотелось. Это десятилетиями и на основании четких расчетов сформированные вещи, которых нужно придерживаться.

– Если делать законным путем, когда мы хотим, например что-то достроить, куда нужно обращаться, чтобы получить разрешение?

– Законом о регулировании градостроительной деятельности эта процедура упрощена до невозможности. Много проблем мы получили в связи с тем, что процедура была очень упрощена. Достаточно подать декларацию о том, что есть планы что-то достроить, или, если это более сложный объект, то получить разрешение от государственной архитектурной инспекции. Этим уже пользовались мошенники, которые пытались каким-то образом обойти закон и воспользоваться его определенными слабинками, и иметь какую-то документацию по этому поводу. Также, мне кажется, нам удалось навести определенный порядок в этом направлении, и количество незаконных застроек, если сравнить последние два года и предыдущий период, снизилось на 99%.

– Вопрос от Александра. Планируется ли открытие бесплатных пунктов приема ртутных ламп?

– Также боюсь дать некомпетентный ответ. У нас была петиция по сбору отработанных батареек. Думаю, что это могут быть объединены такие пункты, в том числе, и отрабатывать такое с лампами. Инициатива очень правильная, будем давать поручения соответствующим структурам воплощать в жизнь.

– Еще один вопрос от Александра. Как относитесь к предоставлению жильцам домов с вертикальной схемой разводки отопления по возможности отключиться от теплосетей, потому что сейчас нет возможности установки индивидуальных счетчиков?

– Я лично изучал опыт подобных ситуаций в разных странах. Система централизованного отопления не является самым лучшим решением по своей сути, мы ее получили в наследство еще с советских времен. Мое мнение, что если человек не хочет иметь отношения с поставщиком такой услуги и имеет желание какими-то альтернативными источниками обеспечить себе комфорт, то такую возможность ему нужно предоставлять. Единственное, при этом нужно консультироваться со специалистами в этой области, что, если отключится какая-то часть потребителей, которые хотят иметь индивидуальное, то это может повлиять на тех людей, которые получают центральное и они не смогут получать и дальше эту услугу. Принципиально я поддерживаю такую ситуацию, но решая свою проблему, ты не должен создавать проблем другим пользователям.

– Наболевший вопрос платежек. Было много скандалов. Контролирует КГГА деятельность "Киевэнерго", и если да, то, как это происходит?

– Очень трудно контролировать деятельность частной компании. По моему мнению, вообще было ошибкой полностью отдавать все рычаги влияния на такую важную отрасль, как энергоснабжение, частной компании. Город при этом, неся полную ответственность за все, что происходит, не имеет рычагов контроля и влияния на эти процессы. А такая модель не работает, когда ты ответственность несешь, а повлиять не можешь, возникает  много вопросов, как такое может работать.

К счастью, мы имеем ситуацию, когда такие договоры, которые были заключены с "Киевэнерго", подходят к своему завершению. Город разрабатывает свою модель, каким образом будет работать данная отрасль. Это комплексная, очень сложная концепция должна быть разработана. Единственное, что могу сказать – в любом случае, это будет вовлечена некая иностранная компания, которая имеет опыт работы в такой ситуации, это будет коммунальное предприятие этим заниматься, город оставит за собой возможность влиять на ситуацию. Если мы несем ответственность, то мы должны иметь такую возможность, и она за городом останется.

– То есть на настоящее время по существующим контрактам вам сложно влиять на деятельность "Киевэнерго"?

– Сложно – это еще слабо сказано. Но эти договоры заканчиваются уже в 2017 году, и в 2018 году мы будем жить уже в новой реальности.

– Поступили вопросы от читателей относительно скандального строительства на станции метро "Героев Днепра". Какая там сейчас ситуация, все решено, или еще нет, какие там существуют проблемы?

– Насколько мне известно, там был проведен целый ряд общественных слушаний. Был собран целый ряд подписей людей, которые против строительства. Был собран целый ряд подписей людей, которые поддерживают строительство в силу того, что оно обеспечивает ряд факторов, которые людям не нравятся. Там, возле станции метро всегда была стихийная торговля, которая влияла и на вопрос безопасности и выглядела не лучшим образом. Думаю, что как раз строительство на станции "Героев Днепра" – яркий пример того, какую проблему можно получить, если не иметь коммуникаций с жителями.

Если бы с самого начала проводили работу и объясняли, что в случае того или иного строительства станции метро ничего не грозит. Зато вместо стихийной торговли получат цивилизованный европейский торговый центр, где те люди, непосредственно предприниматели, которые торговали на улице, и это было некомфортно как продавцам, так и покупателям, получат те же рабочие места, только это уже будет цивилизованно, такого конфликта не было бы. Нужно не тушить пожар, который уже возникает, а превентивно до этого проводить работу с людьми, или в противном случае не воплощать такой проект.

– Вопрос от Евгении. Реагирует ли как-то КГГА на то, что водители маршруток отказываются возить участников АТО бесплатно? Знаете ли вы о такой проблеме, и как это может быть решено?

– Знаю о такой проблеме и понимаю, что сейчас дам такой ответ, который не до конца устроит человека, который задал вопрос и он комплексный и стратегический. Вот я говорю о том, что мы транспортную инфраструктуру ставим как приоритет. Это не только ремонт дорог и объектов транспортной инфраструктуры, но и закупка, и ориентация города на общественный транспорт. Когда люди будут иметь возможность пользоваться качественным общественным транспортом, мы получим меньшее количество автомобилей в городе, мы вообще решим много вопросов, в том числе и ту проблему, которую поднимает читатель.

Беспрецедентно большие средства город тратит. Мы получаем новые трамваи, мы недавно закупили 50 новых автобусов, получили новые троллейбусы. Мы делаем все возможное для того, чтобы коммунальный транспорт, где четко выполняют указания города относительно перевозки льготных категорий, развивался, более того, был качественный. Наша задача – максимально отойти от маршруток и перейти к общественному транспорту.

– Это реально?

– Это не то, что реально, мы это воплощаем активно уже в течение двух лет. И будем воплощать в дальнейшем. Непосредственно в этом году запланированы беспрецедентно большие суммы на закупку новых, качественных, европейского образца автобусов, троллейбусов и трамваев. И постепенно доля маршрутных такси будет уменьшаться, и возрастать доля коммунального транспорта.

– А новые маршруты транспорта в 2017 году планируют запускать?

– Появляются постоянно, потому что это новый организм, город развивается, появляются новые потребности жителей, добавляются новые маршруты. В том числе, можем похвастаться, с этого года активно работают ночные маршруты. Впервые, пожалуй, на реализацию одной из первых петиций, которая набрала 10000 голосов. Один автор написал петицию, что мы хотим ночные маршруты для того, чтобы можно было, например, с железнодорожного вокзала ночью добраться до спальных районов. 10000 киевлян поддержали эту идею, Киевская городская рада проголосовала и сейчас курсирует этими маршрутами уже непосредственно коммунальный транспорт. По моему мнению, работая в такой синергии с общественностью, получается лучший результат.

– Вопрос читателя по поводу мостов. "Немцы и японцы помогут строить Подольско-Воскресенский мост", Кличко, 2 октября. Зачем выделять миллиард на строительство Воскресенского моста, если Кличко говорит, что его будут строить за счет инвестиций?

– Очень простые ответы на этот вопрос. Если мы хотим пригласить инвестора, то мы должны предложить ему продукт. Не решив ряд проблем, которые мы имеем с земельными участками вокруг моста, не обеспечив и не выделив средства на то, чтобы остановить разрушение того, что уже построено, мы не сможем реализовать этот проект в принципе, и в любом случае это будет партнерство города и инвестора, который придет. И то, что город вкладывает, это доля города в том проекте, который будет реализован. Не вкладывая самим, мы не сможем привлечь инвестора.

Есть два пути. Или этот проект развивать и тратить на него средства, или забыть о нем и позволить этому мосту рассыпаться. Второй вариант для нас неприемлем, нам действительно это больно, потому, что это действительно очень большие средства из городского бюджета. Большое количество садиков, школ мы бы могли построить, которые нам очень необходимы. Но позволить такому масштабному проекту оказаться попросту разрушенными мы также не можем. Как бы это ни было больно, мы идем к тому, чтобы он был реализован. Позволить себе не реализовать этот проект, один из тех немногих, которые мы можем быстро реализовать и снять напряжение с других всех мостов, мы не имеем права это делать.

Как бы нам это не было дорого для бюджета, нужно это делать, нужно просить, создавать условия для того, чтобы инвесторы зашли и реализовывали этот проект, либо реализовывать это городскими и государственными средствами. В любом случае киевляне должны получить новый мост. Это наше задание и мы его выполним.

– Последний вопрос от Виталия Ковальчука. В Китае построили мост за 43 часа, когда работать будут хотя бы наполовину так быстро у нас?

– Я не знаю, какой мост построили за 43 часа в Китае. Как раз про такие инфраструктурные проекты, если мы хотим получить качественный продукт, который будет служить десятилетия, и стоят чаши весов между скоростью и качеством, мое личное мнение, что ни в коем случае нельзя предоставлять преимущество скорости. Давайте построим качественные города. Построит эта власть или следующая, это не настолько принципиально, нам же по нему ездить. Нужно давать качественный продукт, а все остальное это уже второстепенное.

Источник: 5 канал

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Хронология экономических событий 21 декабря 1997 г. – 20 сентября 1998 г. Часть 10
 Доклад МВФ «World Economic Outlook Update. June 2011»
 Томаш Седлачек: «Экономика – новая религия людей, которые думают, что ни во что не верят»
 Принуждение к порядочности. Как либерализовать рынок и удержать гривну
 Глава Белоцерковской агропромышленной группы Виктор Кордубан: По серым схемам работает до 30% молочного рынка