Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Председатель Госгеонедр: Легальная добыча янтаря – это рабочие места, налоги и рекультивация


23.04.2017 – О процедурах выдачи спецразрешений на разработку ископаемых, недостатках законодательства и об обвинениях в коррупции, БизнесЦензору рассказал и.о. руководителя Госгеонедр Николай Бояркин.

Читайте также: Министр Остап Семерак: Самым большим вызовом для меня стало поменять имидж министерства, как одного из наиболее коррумпированных

Николай Бояркин: «Янтарная» проблема не будет решена, пока областные советы не прекратят саботировать этот процесс

Государственная служба геологии и недр (Госгеонедра) – ключевой государственный орган в сфере добывающей промышленности.

Именно служба выдает специальные разрешения на разработку полезных ископаемых заинтересованным компаниям – недропользователям.

Во времена прошлой власти эта служба была трамплином для обогащения ее руководителей. Например, в 2003-2006 годах Госгеонедра (тогда Комитет природных ресурсов) возглавлял Николай Злочевский.

Меньше, чем через 10 лет он стал одним из крупнейших добытчиков газа в Украине, создав группу компаний Burisma Group.

У Госгеонедр постоянные проблемы с руководством. Они продолжаются и сейчас. Осенью 2015 года временно исполняющим обязанности руководителя Госгеонедра был назначен Николай Бояркин. До этого он долгое время работал в Госгеонедра на различных должностях.

Больше полутора лет прошло, а конкурс на замещение должности главы службы так и не состоялся.

Служба подчиняется министерству экологии и природных ресурсов, которую возглавляет Остап Семерак. Семерак и Бояркин в один голос говорят, что между ними "затруднение коммуникации". Другими словами – скрытый конфликт.

Из-за бюрократии и борьбы политических сил, в службе до сих пор не назначен руководитель – юридически, и его заместители – фактически.

Большие вопросы также вызывают заработные платы руководящего состава Госгеонедра. На конкурс по назначению первого заместителя службы отправились более 40 человек. Все они хотели работать на ответственной должности с окладом в 10 тысяч гривен.

О процедуре выдачи спецразрешений на разработку ископаемых, недостатках законодательства и об обвинениях в коррупции, БизнесЦензору рассказал и.о. руководителя Госгеонедр Николай Бояркин.

Буду подаваться на конкурс по избранию руководителя Госгеонедр

- Членом какой команды вы себя считаете?

- Я государственный служащий, а не политик. Почти все предыдущее время я работал в государственных структурах. Как госслужащий, я не могу представлять интересы политических групп.

- Тогда почему у вас возник конфликт с министром экологии и природных ресурсов Остапом Семераком? Он назначен по квоте "Народного фронта".

- Мы работаем по разным принципам. Министр – политическая фигура, как вы уже отметили, его назначили по квоте. А я – человек отрасли, которая требует только профессионального подхода к работе. Госгеонедра надо развивать независимо от политических обстоятельств и мотивов. В этом же и разница наших подходов. Но я бы не называл это конфликтом.

- В интервью БизнесЦензор Семерак заявил, что между вами есть "затруднение коммуникации".

- Господин министр правильно сказал, есть затруднения в коммуникации. Ибо, повторюсь, министр является политической фигурой, а я – госслужащим. Поэтому наши взгляды иногда разнятся.

- Он хочет вас уволить?

- Я бы так не сказал. Есть некоторые вопросы, которые невозможно решить, имея сугубо политическую волю. По ряду вопросов у нас есть дискуссии.

Например, министерство предлагает: давайте все спецразрешения будем предоставлять через аукцион. Но это не возможно. Вот возьмем предприятия с полным циклом производства, к примеру, безалкогольных напитков.

По этой логике, эти предприятия должны выставлять свои же скважины на аукцион после завершения действия спецразрешения. Как вы это себе представляете?

В отношении решения такого рода вопросов у нас есть разногласия.

- Почему вы не можете назначить себе заместителей?

- Согласно новой редакции закона "О госслужбе", назначение председателя Госгеонедра и его заместителей должно происходить после проведения конкурсов.

- Но ведь могут быть назначены люди, которые будут конфликтовать между собой.

- Я с вами полностью согласен. Это не нормально. Теперь во многих госорганах руководитель и его заместители – лебедь, рак и щука.

- Что сейчас происходит с конкурсом на должность председателя службы?

- Он еще не объявлен. Проблематика в том, что были конкурсы на первого заместителя и заместителя председателя Госгеонедр. И по решениям судов, их результаты отменены.

- Когда будет объявлен конкурс на избрание главы службы, вы, конечно, будете принимать в нем участие?

- Да, буду.

- К вам подходят игроки рынка с предложениями, чтобы вы решили какие-то вопросы за вознаграждение?

- Взятку не предлагали, если вы об этом. А часто ли сюда приходят игроки рынка, или депутаты? Да, часто. Все эти встречи освещаются. Госгеонедра является сервисной службой, мы работаем на стороне инвесторов. Конечно, есть затруднения. Но стараемся их ликвидировать.

До 2015 года вообще мало кто в стране знал, что существует такая служба, как Госгеонедра. А мы пригласили недропользователей к диалогу, чтобы через практический анализ внедрять изменения.

- И что вы делали для того, чтобы о существовании службы узнали?

- Например, мы открыли доступ СМИ и общественности к аукционам. Потом были упреки: аукционы прозрачные, но они подставные. Чтобы таких вопросов не возникало, мы открыли сам процесс принятия решений. Мы сделали открытыми заседания аукционных комитетов.

Мы проверяем заявителей относительно конечных бенефициаров, на отсутствие долгов по налогам. Посылаем документы в правоохранительные органы для проверки вероятного содействия терроризму. Все эти вещи включены в нормативные акты, которые регулируют деятельность Госгеонедра, благодаря общественности.

Сейчас мы работаем над внедрением электронной системы, которая поможет недропользователям отправлять отчеты дистанционно. Зашел в личный кабинет на нашем сайте и с помощью цифровой подписи отправил отчет – не надо ехать в столицу, чтобы его привезти.

Когда люди слышат "упростили процедуру", то думают, что можно получить спецразрешение по одному заявлению.

- Часть спецразрешений распределяется через аукционы, часть – нет. По какому принципу это происходит?

- Выдача спецразрешений базируется на двух регуляторных актах. Это постановления Кабмина от мая 2011 года: №615 – Порядок предоставления спецразрешений на пользование недрами, и №594 – Порядок проведения аукционов.

Специальное разрешение может быть выдано без проведения аукциона на условиях, которые прописаны в 615-м постановлении. Там около 10 пунктов: геологическое изучение за счет собственных средств, расширение площади пользования не более 50%, госкомпании, имеющие специальные обязательства по поставке газа населению и т.д.

У нас нет ресурсов для обработки всех геологических отчетов. Поэтому обычно происходит такой процесс: недропользователь находит площадь, которая ему интересна, геологи изучают соответствующие геологические отчеты.

Затем он подает заявление в службу, а мы объявляем аукцион и через 75 дней проводим его. Кстати, по инициативе Госгеонедр срок подготовки недропользователей к торгам увеличили с 15 до 75 дней, чтобы все желающие компании могли зарегистрироваться.

В целом процедура занимает полгода, год. Ранее занимала минимум два года. И это очень долго. Обычно инвестор не будет ждать столько времени от начала проекта до получения спецразрешения на добычу ископаемых.

- От недропользователей были нарекания на то, что Госгеонедра не предоставляет геологическую информацию в полном объеме. Вы можете прокомментировать это обвинение?

- Геологическая информация есть двух видов. Первая – это геологические отчеты, которые созданы еще во времена Советского Союза. Вторая часть информации наработана уже во времена независимой Украины. Собственником геологической информации является государство в лице Госгеонедр.

Информации времен СССР доверяют. Хотя ее нужно проверять и уточнять, потому что много времени прошло. А тем исследованиям, которые созданы позже, не доверяют.

Как решить эту проблему? Тут два варианта, либо государство начнет на 100% финансировать отрасль в рамках Закона о развитии минерально-сырьевой базы до 2030 года, и наши геологи будут проводить геологоразведочные работы. Или привлекать к сотрудничеству международные геологоразведочные компании. В этом направлении служба и работает.

- Как обновляется эта информация?

- Есть Программа развития минерально-сырьевой базы до 2030 года, которая была утверждена законом еще в 2011 году. Этот закон имеет мало общего с реальностью.

Кто-то прописал в этом законе полный перечень месторождений и бюджет на их изучение. Напомню, что в 2011 году доллар был по 8 грн., а сейчас стоит 27 грн.

Но, даже согласно этому закону, каждый год на геологоразведку минерально-сырьевой базы должно идти около 1,5 млрд. грн. Однако бюджет предусматривает около 100 млн. грн. в год на это направление. Но каждый год не выплачивают 40-70%.

- Сколько стоит геологическая информация для недропользователя?

- Ее стоимость рассчитывается в зависимости от вида ископаемого и расположения соответствующей площади. Плата за нее взимается после того, как недропользователь победил в аукционе.

Первичную информацию можете получить и вы, заплатив 560 грн. за день в нашей библиотеке.

- Вы считали, сколько нужно собрать документов, чтобы получить спецразрешение? Недропользователи жалуются, что ради этого нужна куча бумаг. И без первого не получишь второго, а без второго – первого.

- В 2015 году мы упростили процедуру предоставления спецразрешений. Но когда люди слышат "упростили", то думают, что можно получить спецразрешение лишь одним заявлением. Это не так.

Что изменилось? Ранее недропользователь сам собирал согласования с Минприроды и местными советами. Поэтому в лучшем случае он получал спецразрешение через два года.

Сейчас он готовит первичный пакет документов: заявление, карта с координатами, регистрационные документы его компании. Там не так уж их и много. Делает две копии и отдает нам. Копии мы сами посылаем в Минприроды и соответствующий облсовет.

Сейчас из процедуры исключено согласование Гоструда (ранее - Госгорнадзор).

Есть еще одна полезная новация. Теперь местные советы должны рассмотреть согласование спецразрешения в течение 90 дней после того, как мы им его отправили. Если за это время они не принимают никакого решения, это считается "молчаливым согласием".

Служба не является поклонницей этого принципа. Инициатива принадлежала не нам. Но надо признать, что после введения этой практики, местные депутаты хотя бы начали собираться для рассмотрения запроса инвестора. Потому что раньше некоторые советы годами не рассматривали согласования разрешений.

А вообще странно не использовать возможности развития своего региона. По инициативе Госгеонедр в спецразрешения внесен пункт о выполнении социальных условий. А именно, когда недропользователь планирует заниматься добычей, он должен выполнить требования областных общин. Какими они будут, будь то ремонт дорог или детских садов, ил это будет адресная помощь, решать данный вопрос представителями местных общин. Конечно в диалоге с инвестором.

Отдельное внимание стоит уделить добыче углеводородов. Для начала бурения скважины на нефть и газ необходимо получить как разрешительные, так и проектные документы.

Если запасы углеводородов утверждены в установленном порядке комиссией по запасам полезных ископаемых, и недропользователь получил спецразрешение на пользование недрами с целью добычи углеводородов, необходимо разработать и утвердить в установленном порядке проект разработки месторождения. Функции по рассмотрению и утверждению этого проекта возложены на Министерство энергетики и угольной промышленности. Вместе с тем, недропользователь должен получить акт горного отвода.

В дальнейшем, для начала бурения скважины на нефть и газ, недропользователь должен оформить документы на земельный участок под скважину. А это сегодня является тяжелым вопросом для недропользователей, учитывая, что большая часть земель поделена на паи. Значительную часть земель занимают земли сельскохозяйственного назначения, земли лесного фонда, природоохранного фонда и прочее.

После оформления этих вопросов, недропользователь может непосредственно приступать к составлению проекта на строительство скважины на нефть или газ. Здесь еще надо пройти комплексную государственную экспертизу, то есть получить положительные заключения экологической экспертизы, экспертизы по вопросам промышленной безопасности и охраны труда.

И в этом длинном процессе начала бурения скважины на нефть и газ, Госгеонедра играет незначительную роль.

То есть, чтобы упростить эту процедуру для газодобывающих компаний, необходимо всем причастным к этому процессу внести свой вклад, изменив соответствующим образом законодательство.

 "Белые" добытчики янтаря – это рабочие места, налоги и рекультивация земли

- Какие ископаемые наиболее востребованы недропользователями? Это углеводороды – газ и нефть?

- Так принято считать. Но самый большой спрос на воду. В принципе надо понимать, что без нефти и газа мы прожить сможем, а без воды – нет.

Грубо говоря, на 100 обращений по воде, приходится 2-3 обращения по нефти и газу. Так же много обращений по песку и по глине. Хотя, спецразрешения на добычу нефти и газа намного дороже.

- Были ли выданы спецразрешения на добычу янтаря в прошлом году?

- Да, были. Последние четыре компании получили спецразрешения не на добычу, а на геологическую разведку.

Чем больше будет легальных компаний по добыче янтаря, тем меньше будет нелегальных копателей. Мы два года за это боремся.

"Белые" недропользователи защищают свою территорию. Если там будет незаконная добыча, отвечать будут они. "Белые" недропользователи – это рабочие места, налоги, соответствие закону, подконтрольность госорганам, рекультивация земли, развитие ювелирной и логистической отраслей, наконец, официальное представление янтаря на международном уровне. Потому что в мире почти не существует официального украинского янтаря.

Кстати, недавно прошла международная выставка "Amber trip 2017" в Вильнюсе. Проблема в том, что ряд стран наш янтарь выдает за свой. То есть ювелиры Китая, Польши, Прибалтики и других стран прекрасно знают, что используют контрабандный камень, но выдают его за свой. Но наши специалисты легко распознают происхождение камня. Потому что украинский янтарь уникален, он имеет свою специфическую окраску.

Поэтому очень правильно сделала Волынская область, которая создала коммунальное предприятие для того, чтобы оно легально добывало этот ресурс. Следовательно, Волынь взяла ответственность за развитие своего региона.

- Так, его создал председатель Волынского областного совета Игорь Палица – партнер Игоря Коломойского...

- Какая разница, чьи там фамилии? Главное – действовать в рамках закона. В любом случае – это правильный шаг, который будет способствовать наведению порядка и уменьшению нелегальной добычи янтаря.

Кроме того, они заплатили более 40 млн. грн. за спецразрешения. Перед этим они утвердили запасы, которые сами исследовали. А это вклад в развитие минерально-сырьевой базы страны.

- Какие компании сейчас имеют спецразрешения на добычу янтаря?

- КП "Волыньприродоресурс", госпредприятия "Янтарь Украины" и "Укрбурштын". Последнее пока не добывает.

"Янтарь Украины" также имеет проблемы, потому что предприятие уже отработало те 50 га площади в Ровенской области, которые были ему предоставлены в пользование. Сейчас оформляется следующая площадь. Уже год этот процесс продолжается.

Кроме того, есть частные компании: ООО "Ред. Мет" (контролируется народным депутатам Владимиром Прдивусом – БЦ) и ООО "Центр "Солнечное ремесло" (конечными бенефициарами указаны Галина Симха и Владимир Соколовский – БЦ).

Это те компании, которые добывают. Еще несколько имеют право на геологическое исследование.

- Были ли за последние годы обращения для получения спецразрешений на добычу угля?

- Было предоставлено специальное разрешение в Закарпатской области на добычу бурого угля. Не густо, но есть.

- С востока имеются ли обращения по спецразрешениям?

- С контролируемой Украиной территории – постоянно. Все спецразрешения с неконтролируемой территории или остановили, или аннулировали. По Крыму такая же ситуация.

- Госслужба готовит законодательные изменения в сфере выдачи разрешений на добычу ископаемых? Какие изменения наиболее нужны?

- Госслужба и должна заниматься разработкой законодательства в этой сфере. Очень важно об этом написать. Мы – эксперты в этой области, мы напрямую общаемся с недропользователями.

Сейчас есть много экспертных организаций, которые существуют на донорские деньги, есть предложения министерств, которые вообще не касаются этой сферы. И, не понимая специфики работы, они вносят какие-то свои изменения в нормативную базу.

Если уже стоит вопрос дерегуляции, то хотя бы надо общаться с нами, представителями этой отрасли.

- Так что нужно изменить?

- То, что нам нужно сейчас – это новый Кодекс о недрах. Сейчас действует редакция еще с 1994 года. Кодекс вообще не соответствует сегодняшней ситуации. И 10 лет не принимают нормальную редакцию, потому что какие-то политические силы постоянно туда что-то вписывают.

Мы предлагаем, чтобы кодекс на рассмотрение Кабмина подавался не Госгеонедрами и не Минприроды, а независимой платформой, к примеру, Ассоциацией геологических служб Европы. Только в этом случае мы сможем принять версию кодекса без норм "под кого-то".

Председатель Госслужбы всегда под пристальным вниманием, зачем заниматься чем-то противозаконным, зная, что есть НАБУ?

- Прокомментируйте получение спецразрешения на разработку Олегивского месторождения лабрадорита в Житомирской области сестрой вашего советника – Дениса Жегалова. Год назад об этом делала сюжет программа "Схемы".

- Эта тема уже неоднократно поднималась. Изучалась журналистами, правоохранительными органами и уже давно была поставлена точка. Спецразрешение на добычу лабрадорита Олегивского месторождения было продано на аукционе несколько лет назад. Это все было еще до того, как я возглавил службу. Я на то время не был руководителем, поэтому никакого конфликта не существует, он надуманный, созданный искусственно.

Спецразрешение было куплено на аукционе, насколько я помню, за него заплатили где-то около 1 млн. грн. В отношении всех участников торгов Госгеонедра делала запросы в СБУ и Антимонопольный комитет. Если эти органы не имели возражений, то какие ко мне вопросы? Все кто хотел купить этот спецразрешение, имели возможность принять участие в аукционе.

Я понимаю, почему такие вопросы возникают. Госгеонедра была закрытой службой, и как только мы сделали отрасль открытой – возникло много вопросов. Отрасль является узкой, поэтому я готов объяснять каждый шаг, который мы делаем.

- В ноябре прошлого года НАБУ открыло уголовное производство по факту незаконного обогащения. Бюро задалось вопросом, как ваша мать могла потратить 6,2 млн. грн., если и вы, и ваша жена все время работали на госслужбе? Что сейчас с производством?

- Продолжается расследование. Я предоставляю по делу все необходимые документы. Вся моя семья побывала на допросах. Трижды были обыски. Я знаю, что мама ничего противозаконного не совершила.

- Главный вопрос: откуда деньги?

- Мы все показали следователям. Эти деньги были предоставлены в долг физическим лицом. Есть все документы – договор, заверенный нотариусом. Есть документ финансового мониторинга об источниках этих денег. Я очень хочу, чтобы следователи НАБУ довели до конца эту работу.

- Где логика? Зачем занимать деньги, чтобы вложить их в недвижимость, притом, что недвижимость для проживания у вас есть?

- На тот момент, когда была приобретена недвижимость, цены на нее были низкими. Я вынужденно это комментирую. На тот момент, когда это все делалось, я вообще не имел к этому отношения.

Подумайте сами, председатель Государственной службы геологии и недр всегда под пристальным вниманием, зачем этим заниматься, зная, что есть НАБУ?

- Какова средняя заработная плата в госслужбе и какая зарплата конкретно у вас?

- Средняя зарплата специалистов около 6 тыс. грн., средняя зарплата руководителей структурных подразделений и моя в том числе – 9-11 тыс. грн.

- Это небольшие деньги. У меня больший доход. Зачем работать за такие малые деньги, и держать на себе такую большую ответственность?

- Большую часть своей карьеры я работаю на госслужбе. Но я работал и в частных структурах. Там совсем другая специфика. Все зависит от предпочтений и навыков людей. Мне бизнес менее интересен. А госслужба как армия: ответственность, законы, регламент, расписание и прочее.

- Никто не поверит, что вы живете на такую зарплату. Вы ожидаете ее повышения? Например, когда избавитесь от приставки и.о.?

- Если на законодательном уровне ничего не изменится, то повышения не будет. Зарплата будет такой же. Для ее повышения должны быть внесены изменения в законодательство.

Суды перетягивают на себя функции госслужбы, ситуация вышла за рамки здравого смысла

- До середины прошлого года госкомпания "Укргаздобыча" имела проблемы с получением спецразрешений от службы. Сейчас эти проблемы ликвидированы?

- Да. Это госкомпания, которая продает газ ниже рыночной цены для потребностей населения. По действующим нормам, они получают спецразрешения без аукционов. У них остается проблема с согласованием своих разрешений с облсоветами. В частности – с Полтавским областным советом.

- В декабре вы заявили о том, что ряд компаний, связанных с министром внутренних дел Арсеном Аваковым, через суд обязали Госгеонедра выдать им спецразрешения...

- Во-первых, мы не заявляли ничего о министре, я бы отошел от фамилий вообще, потому, что часто СМИ ими спекулируют и подтасовывают факты.

У нас сегодня из-за судов есть большая проблема. То ли от несовершенства законодательства, то ли от несовершенства самой судебной системы. Суды перетягивают на себя функции Госгеонедра. Ситуация вышла за рамки здравого смысла. В последнее время этим пользуются многие фирмы.

То есть приходит какой-то недропользователь без полного пакета документов. Мы не знаем, что это за фирма. У нее на балансе какая-то "лопата", которой он хочет добывать нефть или янтарь.

Пожалуй, это не совсем правильно. Мы отказываем таким компаниям. Но эти фирмы пытаются получить спецразрешения через суд.

- Чем закончилась ситуация, когда Госгеонедра не продлило спецразрешение компании "Евраз – Сухая балка" российского олигарха Романа Абрамовича?

- Там есть проблема. Они это отрицали. Они вывели людей под Госгеонедра. Это прямое давление: выдай нам спецразрешение без соответствующих документов. Кроме этого, согласно официальной позиции правоохранительных органов, там конечный бенефициар из России.

- На этом основании не было продлено спецразрешение?

- Нет. Это нигде официально не прописано. Но сейчас все документы в отношении этой компании изъяла Генпрокуратура.

- Что сейчас с компанией НАК "Надра Украины", которая подчинена Госгеонедра? Она была заметной добывающей компанией по газу. Также она была партнером компании Shell по Юзовскому участку. В 2016 году в этот договор пыталась зайти непрозрачная компания Yuzgaz. Что сейчас?

- НАК "Надра Украины" работает. Работают ее "дочки" (дочерние компании – БЦ). По поводу Yuzgaz уже много сказано. Это отдельная тема. Кабмин отказал компании Yuzgaz. Сейчас продолжается судебный процесс.

- В каких госпредприятиях, подчиненных службе, прошли конкурсы на назначение руководителей?

- В ГП "Донецкгеология" был проведен конкурс. Победил бывший руководитель, потому что он единственный отправился на конкурс. Он хороший руководитель, сохранил предприятие в трудные времена, сохранил геологическую информацию. И это предприятие сейчас прибыльное.

В ближайшее время состоится конкурс на руководителя ГП "Украинская геологическая компания", которая занимается геологическим изучением источников воды. Там уже закончился прием документов.

Объявлен конкурс на руководителя ГП "Укргеофизика" – предприятия, которое занимается геофизическими работами по разведке нефти, газа и других ископаемых.

- Почему Госгеонедра в 2016 году подало апелляцию с требованием отменить решение первой инстанции об отмене договоров аренды с ООО "Краснолиманское" по залежи угля в государственной шахте ГП "Краснолиманская"? Тем самым Госгеонедра выступило на стороне частной компании с плохой репутацией против интересов государства.

- Видимо, вы не разобрались в этом деле. Я объясню. Подача апелляции на решение суда первой инстанции никаким образом не связана с выступлением на стороне частной компании. Госгеонедра с самого начала судебного процесса выступало в качестве третьей стороны, имея целью защиту интересов государства.

Хозяйственный суд Харьковской области пришел к выводу, что предоставление специального разрешения на пользование недрами ООО "Краснолиманское" было осуществлено с нарушением требований Порядка, утвержденного постановлением Кабмина №615.

Однако суд неверно истолковал положения актов материального права. Поэтому участие Госгеонедр в этом процессе после принятия решения судом первой инстанции, продиктовано сугубо необходимостью обеспечения интересов государства в сфере недропользования.

Харьковский апелляционный хозяйственный суд, изучив материалы дела и доводы сторон, принял решение удовлетворить апелляционные требования Госгеонедр в полном объеме.

Госгеонедра имели полную и исчерпывающую информацию относительно того, что специальное разрешение на пользование недрами было выдано абсолютно правомерно, с соблюдением требований действующего законодательства.

Журналисты не редко делают ошибки в толковании той или иной ситуации, потому что у них нехватка времени на объективный критический анализ. Но я готов к мастер-классу.

Автор: Сергей Головнев

Источник: «БизнесЦензор»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Компания NetEnt в мае запускает новый игровой автомат Copy Cats для казино Вулкан онлайн
 К переменам! Три требования «Большой политической реформы»
 В казино Mohegan Sun выигрыш игрока в игровом автомате Wheel of Fortune составил 1,352 млн. долл.
 Перечень русскоязычных компаний Эстонии в 2012 году
 Несколько лайфхаков в сфере ремонта своими руками