Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Депутат Иван Мирошниченко: «Мы выбрали меньшее зло, и так случилось из-за требования МВФ»


08.05.2017 – О запуске рынка земли, сложностях посевной, ходе введения новой системы поддержки аграриев и про законопроекты аграрного комитета рассказал народный депутат Украины Иван Мирошниченко.

 Готовы ли фермеры, с которыми вы имели возможность пообщаться, к запуску рынка земли? Если говорят, что нет, то, по каким причинам?

 - Во-первых, все, что на сегодняшний день связано с рынком земли, руководствуется собственными и искусственно созданными страхами. Мы имеем село, которое на грани нищеты и под патриотическими лозунгами «Спасем нашу землю!» мы продолжаем мораторий, который спровоцировал возникновение такой ситуации. 15 лет критикуем прошлое и настоящее положение вещей и продолжаем мораторий, который к этому привел и ничего нового не делаем и не предлагаем. Театр абсурда, не более.

 Вопрос открытия рынка земли – это вопрос управления страхами всех его участников, включая главных – владельцев паев. В целом, какой бы пласт от структуры аграрного рынка не взяли, единого мнения относительно рынка земли нет, но нужно понимать, что мы слышим громкие заявления политиков, экспертов, ассоциаций, а от имени реальных владельцев паев, украинцев никто не говорит.

 Что касается моего личного видения решения этой проблемы, я считаю, что в течение 2017 года нужно принять одновременно три блока законопроектов, которые позволят запустить рынок земли, уничтожить страхи у людей и предоставят равные возможности и альтернативу выбора всем участникам рынка, но реализацию их разнести во времени.

 Первый блок законопроектов касается рынка аренды и арендных отношений – нужно предоставить возможность предоставлять право аренды в залог, продавать право аренды и защитить это право и аренду в целом.

 В идеале государство должно эти права аренды, которые могут быть заложены или проданы, структурировать в финансирование выкупа земли арендатором в собственность при желании владельца ее продать под залог этой земли, но уже на имя арендатора, физического лица с предоставлением преимущества украинскому владельцу.

 То есть, если я арендую землю на 20 лет, и мне кто-то из владельцев-арендодателей хочет ее продать, то государство должно оказать помощь в структурировании финансирования. И я, как арендатор, пойду в банк, отдам собственных средств 20-30% от цены, поставлю и передам свою собственность в залог под эту землю и буду выплачивать постепенно те 70%, предоставленных в кредит. Таким образом, мы предоставляем равные возможности, альтернативу выбора и поддержку арендатору и убираем частично его страхи.

 Нужна ли владельцам земли возможность закладывать ее под кредит?

 - Именно этого, отчасти, и касается, второй блок законопроектов. Я считаю, что именно в отношении собственников земли (которых насчитываем 7 млн.) государство должно сыграть свою важную роль в предоставлении им возможности построить собственный семейный бизнес на своей земле – мы должны обеспечить долгосрочные дешевые кредиты под залог земли-пая.

 Должна быть программа кредитования под залог земли на создание семейных ферм при условии локализации проектных расходов в Украине, что окажет поддержку другим сферам экономики. Взял дешевые средства, потрать их в Украине. Закупать оборудование, сырье, прочее можно будет только у украинских предприятий. Для контроля этого процесса у нас работают целые министерства и учреждения, можно использовать специальные проектные счета и т.д., это все реально.

 Какими должны быть эти проекты? Конкурентоспособными. Предложенные проекты для собственников земли должны быть в сферах с высокой добавленной стоимостью, в сферах, где члены семейной фермы могут конкурировать за счет самозанятости, нишевых сегментов, или качества продукта. Это могут быть небольшие молочные фермы, кооперативы, тепличные хозяйства, выращивание ягод и фруктов, садоводство, и ни в коем случае не выращивание кукурузы или подсолнечника, конкурируя с крупными хозяйствами, будет трудно конкурировать и быть эффективными. Предоставляя людям кредиты, проекты и поддержку, мы убираем частично их страхи, и даем им альтернативу продажи земли и соотносимые условия с другими участниками рынка.

 Кто, по вашему мнению, должен иметь возможность покупать землю?

 - Я считаю, что мы должны определять срок в три года для окончательного запуска рынка земли. Третий блок законов должен четко определить условия открытия рынка, срок, кто может покупать землю, физические или юридические лица, исключительно украинцы или возможно через какое-то время дать доступ иностранцам, будут ограничения в количестве земли в одних руках. Мы не можем просто взять и адаптировать опыт, например, Польши, у нас свои реалии. У нас свой путь выхода из того абсурда, в котором мы оказались.

 По моему мнению, покупать землю должны физлица, ограничения должны быть, но не маленькими, это должны быть тысячные цифры. Также первые 10 лет должен быть мораторий или же чрезвычайно высокий налог на перепродажу земли, то есть купил – работай на ней.

 Что касается иностранцев, я бы позволил им покупать землю через 10-15 лет, потому что через 10 лет украинский владелец окрепнет и поймет, что украинская земля значительно дешевле такой же, например, во Франции. Почему? Потому что там есть ликвидность, свободный доступ капиталов и участников, поэтому и выше цена! Но, первые 5-7 лет граждане Украины имеют право покупать сельскохозяйственные земли, а потом можно и пустить физлиц иностранцев.

 Однако должно быть четкое ограничение, если иностранец захочет перепродать землю, то преимущество покупки должно быть на стороне гражданина Украины. Возможно, нужно установить другие предохранители: минимальную цену, недопуск монопольного положения и др. Все это должно быть обсуждено и приняты решения.

 Мы должны отработать все механизмы и принять одновременно все три блока законов, где должно быть четко прописано, когда и какой закон или блок вступает в действие, например, положить начало рынку 1 января 2020 года или 2022 года.

 Но сейчас системной дискуссии с правительством мы не имеем. Кабмин готовит свой законопроект, мы в комитете пытаемся найти общий концепт, но общего на площадке для дискуссии, где бы мы могли все обсудить и выйти с конкретными решениями, к сожалению, мы не имеем.

 Сеять дороже

 Видите ли вы различия между посевной в этом году и в прошлом?

 - Говорить за всех вместе нельзя, потому, что есть аграрии, которые эффективны и сейчас, проводят модернизацию и продолжают свое развитие. Есть другие, которые находятся полностью в тени, либо в экономическом упадке. Сейчас 20-25% земли находится в тени и аграрии не платят никаких налогов, ни аренды, ни фиксированный налог, ни налоги на зарплату и т.д., соответственно затраты на производство меньше и они также имеют прибыль.

 Однако есть товаропроизводители, которые в условиях низких цен неэффективны и при этом имеют большую кредитную нагрузку, они практически тонут. Картина среди товаропроизводителей, независимо от размера, весьма различная.

 Ситуация разнится по всем сегментам, но если принять общенациональный уровень, то, однозначно, ситуация и положение дел труднее и сложнее чем в прошлом году.

 Почему?

 - Во-первых, мы имеем низкие мировые цены уже четвертый год подряд, мы полностью убили финансовую систему в Украине – у государства нет денег, и внешних инвестиций тоже нет. То есть при нынешних условиях выживает самый эффективный, или тот, кто полностью работает «в тени».

 Отдельно хотелось бы затронуть ситуацию с удобрениями – это просто нож в спину для агрария. Реальный монополист «Osthem» не поставил по предоплате удобрения на сумму 3,5-4 млрд. грн. Это удар не только по качеству продукции, но и по финансовому состоянию агрария, по урожайности товаропроизводителя. Самое интересное то, что эта история совсем не новая, а монополист до сих пор не несет никакой ответственности. Уже на протяжении 7-8 лет монополист с каждым годом по сезонам повышает цену на удобрения, и это стоит на рынке и товаропроизводителю, примерно, $200-300 млн. в год.

 Если говорить об импорте техники, то он проходил на среднем уровне. Если в прошлом году мы наблюдали определенную активизацию, то в этом году цифры пошли на спад все по тем же причинам – у производителей нет средств, банки не финансируют кредитные лимиты: или ноль, или снижены, государственных программ нет.

 С точки зрения семян, то часть компаний, как и ожидалось, начала производить их в Украине (Пионер, Монсанто), поэтому и импорт был меньше по сравнению с прошлым годом.

 То есть посевная пройдет, это однозначно, все будет засеяно, вопрос другого направления – какой урожай получим, и какова доходность ожидает товаропроизводителей?

 По вашему мнению, как правительству было бы лучше поступить в ситуации с антидемпинговыми пошлинами на российские удобрения? Стоит ли снимать такие ограничения? Возможно, есть другой путь решения проблемы обеспечения аграриев удобрениями?

 - Опять же, этой проблеме уже 6-8 лет, необходимо было действовать давно. Первое, что нужно - это либерализовать доступ к украинскому рынку и разрешить беспошлинный импорт до того момента, пока не избавимся от монополии. Как только мы избавимся от монополиста, вот тогда мы можем говорить о защите внутреннего рынка и отечественного производителя.

 Второй момент – срочно нужно решить вопрос с монопольным положением группы Фирташа: или иметь внешний контроль над управлением и ограничить норму прибыли, или убрать такую монополию с рынка – дать 1-1,5 года на продажу части бизнеса.

 Сейчас мы уже пропустили этот момент, посевная уже в разгаре, поэтому самое главное – это изменить ситуацию к осени. Имеем в запасе 2-3 месяца.

 Правительство селу

 По вашим наблюдениям, можно ли уже говорить о том, какой эффект для села дали правительственные инициативы по повышению уровня минимальной зарплаты?

 - Влияние минимально, и это было понятно еще до введения данных инициатив. В растениеводстве сама структура сельскохозяйственного производства построена так, что минимизирует привлечение человеческого труда ради повышения эффективности производства. Также почти во всех сферах существует кадровый «голод». Поэтому на имеющихся работниках повышение минимальной зарплаты не отразилось, поскольку все «качественные» специалисты получают высокую заработную плату.

 Сегодня огромная проблема – найти даже обычного механизатора, не говоря о специалистах отрасли: найти агронома или инженера. Хороший комбайнер, тракторист или механизатор, который управляет агрегатом стоимостью в полмиллиона долларов, и раньше, и теперь «по черному» или «белому» получает примерно 400-500 долларов в месяц, а в пик сезона эта сумма вдвое больше.

 В животноводстве также эффект минимальный, поскольку оно находится на спаде. Это капиталоемкая сфера и в силу ряда факторов, которые привели к сворачиванию полномасштабных инвестиций и наличию почти всех видов и типов риска, соответственно, и дополнительной занятости населения также нет. Поэтому все, кто должен был получить зарплату 3200 грн, давно ее имеют.

 Если кого-то и действительно это задело, то только госслужащих. В государственной сфере есть от этого эффект, и при увеличении минимальной зарплаты увеличились налоги в пенсионный фонд и другие выплаты. Значительный эффект был получен, когда мы уменьшили налог ЕСВ на фонд заработной платы в 2015 г. и 2016 г. От этого шага суммарные выплаты и поступления в бюджет были увеличены. Но нужно заметить, что большую роль играют реализованные законодательные инициативы относительно ставки единого социального взноса. Если бы мы двигались по пути либерализации налогов и снижения ставок налогов, мы бы достигли гораздо большего.

 Стоит ли откорректировать систему социальной защиты на селе?

 - Там вообще катастрофа! И не ждите чуда – его не произойдет, если не закладывать реальные механизмы финансовой поддержки. Ситуацию можно исправить несколькими путями, реализуя их постепенно или в комбинации. Самый первый вариант – это государство должно направить туда финансовые ресурсы. В ситуации, когда внешние инвестиции минимальные, продолжается мировой кризис, риски зашкаливают, внутренний финансовый и банковский сектор разрушены, люди забрали деньги из обанкротившейся финансовой системы, мы можем рассчитывать исключительно на самих себя.

 Государственная политика должна быть направлена на поддержку внутреннего спроса и развития экономики за счет собственных ресурсов и инструментов. Данную политику следует проводить в сферах строительства дорог и инфраструктуры, замены и обновления инфраструктуры ЖКХ, энергосбережения.

 По сути, мы должны провести связанную и локализованную эмиссию на реализацию инфраструктурных проектов, тратить средства исключительно в Украине, поддерживая национального производителя, при этом заработная плата в структуре затрат должна занимать не больше 18-20%, тогда мы не взорвем инфляцию и не спровоцируем девальвацию гривны. Но все мы понимаем, что в ближайшее время этого не произойдет.

 Необходимы национальные программы по инфраструктурным проектам (жилье, дороги, коммуникации), ведь, например, если 60% водных, тепловых, газовых коммуникаций и электросетей в сельской местности устарели и требуют ремонта, то почему бы не привлечь украинского производителя и не решить эту проблему без подрыва валютного курса?

 На самом деле, такую модель использовали и послевоенная Германия, и современный Китай, но, к сожалению, правительство слушает исключительно Международный валютный фонд, который, по моему мнению, и при всем уважении к нашим партнерам, в последние два года несправедливо относится к финансовой и экономической политике Украины, чем только ухудшают состояние дел.

 Политика 2014-2015 годов, которая была направлена на сбалансирование государственных финансов, макроэкономическую стабилизацию, была вполне верная. Но политика последних лет, когда стратегическая страна, воюющая страна, которая находится в войне и глубоком экономическом кризисе, при дефиците внешних и внутренних инвестиций, все на что может рассчитывать – это 1,5-2 млрд. долларов в год.

 Это происходит в рамках пакета макроэкономической помощи, при этом эти средства поступают с опозданием и идут в золотовалютные резервы, а не в экономику, то считаю такой подход несправедливым и неадекватным существующим реалиям. Мы все уважаем помощь наших партнеров, но, считаю то, что мы делали 3-4 года назад (сбалансирование бюджета, расходной части) было необходимым, но то, что мы делаем последние годы (обескровили экономику и связали своими решениями внешнее управление) не дает правительству возможности реализовать проекты, которые будут направлены на поддержку внутреннего спроса.

 А каким может быть второй вариант?

 - Это помощь бизнесу. Не важно, мелкий фермер или крупный агрохолдинг, все зависит от ответственности того, кто работает в этой местности.

 Я не приверженец введения новых налогов, но, возможно, нужно было бы ввести такую норму, особенно, что касается децентрализации, как социальное соглашение. Например, чтобы тот, кто арендует и пользуется землей, подписывал определенные социальные соглашения с сельсоветом и выполнял их, становясь публичным и прозрачным.

 Критиковать можно долго, но нужно и что-то предложить, поэтому можно четко сформулировать четыре основных механизма:

 1) Национальные программы, которые бы имели отношение к селу.

 2) Социальные обязательства бизнеса перед населением.

 3) Прямая передача налогов и доходов на места. Мы находимся на завершающей стадии относительно передачи земель государственной собственности объединенным общинам, закон должен быть проголосован во втором чтении. Это налоги и поступления.

 4) Создание малых семейных фермерских хозяйств, на основе оказания финансовой поддержки их развития, которые бы начали получать прибыль и больше заниматься проблемами своей местности (Закон уже принят, надо его наполнить программами экономической и социальной сути).

 В идеале нужно интегрировать все эти подходы и уже через 2-3 года мы сможем увидеть результат.

 Говорят ли агропроизводители хотя бы о каких-то последствиях изменения системы господдержки аграриев? Если так, то, о каких?

 - Система неэффективна, это однозначно. Мы просто выбрали меньшее зло, и так случилось из-за требования МВФ. Я неоднократно подчеркивал, что мы благодарны им за поддержку и рекомендации, которые мы выполняли неукоснительно. Однако последние два года мы действуем совершенно неправильно. Требования МВФ несправедливые и в результате привели к тому, что дисбалансировали ту минимальную поддержку, которая неплохо работала через спецрежим НДС и другие программы.

 Хорошо, что общая сумма господдержки АПК составляет 5,7 млрд., но если ее действительно будут выплачивать. Сейчас же мы имеем ситуацию, когда целая отрасль не получает средств уже третий месяц потому, что бюрократия и государственная машина неэффективны, потому что надо утвердить реестры и заявки, не работает онлайн реестр и т.д.

 В наше время такие вопросы должны решаться за день, а мы затягиваем это на месяца.

 Является ли успешной реформа децентрализации в ее нынешнем виде? Что нужно для ее успешного завершения? Возможно, для Украины следует применить другую модель административной реформы?

 - Мы уже видим, что доходы местных бюджетов увеличились, также основная финансовая нагрузка частично ушла на места. Существуют определенные трудности, но это правильное решение. Сейчас мы на пути к тому, чтобы передать земли в ведение, собственность и распоряжение местных органов (законопроект №4355) и это также будет большой прорыв. С финансово-бюджетной точки зрения, мы идем правильным путем.

 Но есть и отрицательный момент таких реформ – буквально каждый день мы слышим о сотнях закрытых школ, вымирающих селах, закрытии больниц. Однако нужно продолжать, идти до конца, исправлять ошибки, но это нужно делать быстро. Надо «кровотечение» прекращать быстро, а мы месяцами принимаем простые решения. Нужно предоставлять больше полномочий, но с ответственностью министров, министерств и ведомств.

 В современном мире и скоростях в нем у нас нет роскоши, тратить время, потому что за этим стоят судьбы людей, экономика государства и страна. Нельзя возвращаться назад.

 Сейчас у нас неэффективный государственный аппарат, профильные ведомства ограничены в полномочиях, многие решения принимаются на уровне Кабмина. В наших условиях нужно передать и полномочия, и ответственность. Все, что не касается продажи госимущества, может решать министерство и профильные ведомства.

 Какие бы вы могли назвать важные для аграрной отрасли законопроекты, разработанные вашим или другими комитетами ВР, которые до сих пор не принял парламент? Как вы считаете, почему так произошло? И что нужно сделать, чтобы ускорить принятие необходимых для АПК законопроектов?

 - Комитет рассмотрел более 240 законопроектов, а проголосовано в зале несколько десятков. Неэффективность есть и в работе парламента. Теряем много времени на популизм, выступления и неважные законопроекты. Приоритеты должны быть изменены.

 Прежде всего, важнейшие законы – это законы, связанные с созданием рынка земли и поддержкой украинского владельца, создание малого и семейного фермерства. Мы уже говорили на эту тему.

 Затем закон №4355 относительно расширения полномочий местных органов власти по управлению земельными ресурсами и усилению госконтроля за использованием и охраной земель. Также ждем законопроект по рынку земли.

 Необходимо проработать законопроект, что касается дотаций. Бесспорный плюс – это то, что уже заложена эта пятилетняя программа, но уже почти полгода прошло, а выплат нет. Нужно доработать, чтобы на следующий год мы не имели такой же ситуации. В последний момент внесли ограничения, что со следующего года дотацию будут получать лишь те компании, которые имеют менее 150 млн. валовой выручки. Лично я, против этого решения, ведь это может привести к дроблению. Это не равные условия. Я поэтому против. Или все получат, или никто. Акцент в ограниченной поддержке надо делать на отрасли, которые не имеют значительной экспортной выручки и возврата НДС, малым и семейным фермерским хозяйствам.

 Дерегуляцию нужно продолжать. Сейчас мы полностью остановились в этом вопросе. Мы прекрасно начали в 2014-2015 гг., ликвидировали около 40 разрешительных документов, сэкономили товаропроизводителю около 3 млрд. гривен на цене бюрократии, но нужно двигаться дальше.

 Нужно также навести порядок в структурировании функций и полномочий Госпродпотребслужбы.

 К сожалению, за два года работы комитет рассмотрел 240 законопроектов, в Верховную Раду на голосование внесли более 130, а приняли примерно 20. Вот вам и коэффициент полезного действия. Очень мало кто приносит хорошие свежие идеи, большинство занимается самопиаром.

 Автор: Марина Ходорова

 Источник: Agravery.com

 Перевод: BusinessForecast.by

 При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Украина ведет переговоры о подписании соглашений о свободной торговле с Сербией, Израилем и Турцией
 Уровень жизни населения Беларуси в четвертом квартале 1998 г.
 На велосипеде в Австралию: Украинская группа «Фолькнери» рассказала о невероятных странствиях по миру
 Внутренний валютный рынок Беларуси в январе-ноябре 2010 г.
 Уровень жизни населения в Беларуси в 1998 г