Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Как нефтегазовый консультант производит сидр и кальвадос


09.06.2017 – Андрей Закревский – владелец нефтегазового консультационного центра "Ньюфолк НКЦ". Параллельно он развивает другое дело – производство алкогольных напитков под торговой маркой "Швейков". Его бизнес предполагает замкнутый цикл: от выращивания фруктов и ягод – до переработки их в сидр, вино и кальвадос. "Это моя пенсия", – этими словами Андрей начинает рассказ о своем деле.

"Я родом из Запорожья, жена – из Тернопольской области. На свадьбу родители подарили нам квартиру в Тернополе, и мы переехали в "файный город" из Киева. Пока делали ремонт, то жили в чужом доме. Это наносило определенный дискомфорт, да и за справками ездить в Запорожье было неудобно, поэтому, однажды зашла речь о прописке...

Я полез в интернет и выяснил, что за $2,5 тыс. в Тернопольской области можно купить дачный клочок земли в шесть соток недалеко от областного центра, дом "на краю земли", но с садом в двадцать пять соток. Так я поехал в Швейков прописываться, и уже уезжая из Монастирищино, по гигантских холмам, понял, что пропал!", - рассказывает Закревский".

Швейков – это Южное Подолье, 85 км от Тернополя (в 1624 поселение получило магдебургское право). Место, которое 70 лет назад утопало в садах, виноградниках и плантациях табака. При Австро-Венгрии здесь было сердце виноградарства империи.

Тогда в Южное Подолье, в Залещики, ходили курортные поезда из Вены и Варшавы.

"Сейчас нет ни табака, ни винограда, ни садов. Советский союз все уничтожил. Значит, места у нас здесь просто созданы для виноградарства, но самого винограда нет. Вот, например, рядом находится коньячный завод "Бучач", но они не со своего винограда коньяк делают".

Закладывать сады Андрей Закревский начал в 2013 году. Первые инвестиции составили 3,5 тысячи долларов. На данный момент под сады благоустроено 20 гектаров, а общий объем инвестиций составил $50 тысяч. Над проектом работает 10 человек.

"Мой партнер Владимир Безущак присоединился ко мне 1,5 года назад. Также моим партнером является Эдуард Беляев. Он мой партнер и по нефтегазовой отрасли. Без этих двух людей ничего не было бы. Владимир - заведующий производством. Эдуард отвечает за финансы и логистику".

Когда посадили первые яблони, то местные жители, как это часто бывает в Украине, начали воровать саженцы.

"Спрашиваю у Владимира: сколько украли? 20 саженцев, посадим – 500. Посадили 500 – украли – 40".

Ты чей будешь?

"Появился я в Швейкове не очень вовремя для местной власти со своими проектами и мечтами. Думал, что сейчас пообщаюсь с общиной, заеду в районную раду – и мы здесь начнем реализовывать энергетические проекты, делать массовые высадки табака и винограда".

"Мои иллюзии разбились о две знаковые встречи. Первая состоялась в кабинете председателя районного совета. Вальяжный председатель и его заместитель кивали головой, а потом крутили пальцами у висков. Такие люди и являются главными врагами Украины: инертные, закрывая своим присутствием путь к развитию.

"Я сразу понял: если хочу донести свою мысль до района нужно напечатать газету и все рассказать самому. Газету назвали "Яблочко" и она очень неприятно поразила местных политиков. Здесь как раз были выборы на носу, хоть я и не собирался принимать в них участие, но бигборды с рекламой "Яблочки" (вместе с печатанием стоили 600 грн. против 3000 грн. за политическую рекламу), мы начали выводить местных политиков с ума".

"Вторая встреча состоялась в кафе в Монастыриске. Я зашел пообедать, а тут как раз верхушка района пиво пьет. На меня смотрят. До выборов еще полгода. Газета раздается, и не понятно за кого я. Двое из чиновников поворачиваются ко мне и спрашивают: - Скажи честно, зачем оно тебе надо? Ты, чей будешь? Думаешь, что так можно прийти и без разрешения начать здесь воду мутить? Я тогда встал и говорю: - А кто разрешение на жизнь дает? Вы? То давайте прямо сейчас, а то у меня жизнь может прямо здесь и закончиться, если вы мне сейчас разрешение не дадите!".На том и разошлись.

"Местная власть не хочет инвестиций, не хочет развития – это конкуренция! Ее устраивает оброк с земли, "молоко и яйца от крепостных" и подарки от крупных фермеров".

"С самого начала местные всерьез не воспринимали наш бизнес. Однако сейчас, когда уже увидели результат, люди поверили в наше дело. Даже председатель сельсовета в этом году посадил 2000 саженцев малины, из которых 1000 взял у нас. К нам на экскурсию приезжают из соседних сел", - рассказывает Владимир Безущак, партнер Закревского.

Наша самоцель – виноград.

В своих садах Закревский с партнерами выращивает яблоки, груши, сливы.

Энергетическую иву используют как ветрозащитную полосу, а шиповник как забор от зайцев.

Также есть плантации малины, ежевики и черной смородины.

"Сейчас высажено чуть более 20 000 кустов смородины, это второй год вегетации и, учитывая погодные условия, мы ожидаем где-то пять тонн урожая. Но на следующий год ее уже будет 20 тонн, не меньше. Если все будет хорошо, то в 2018 году окупим наши вложения. Почему смородина? Пока смородиной украинцы обеспечены всего на 30%. Для этого есть серьезная ниша. Саженцы смородины не дешевеют уже много лет. Рынок сбыта – это переработка".

Однако это все временные направления. Основная их цель - выращивание и переработка винограда.

"Если вы к нам приедете через 25 лет, то смородины здесь уже не будет, а будут виноградники. Наша самоцель – виноград. Он дает 25 тонн сырья с гектара. С ним вы легко сделаете 10 тонн вина. Как вы думаете, хоть за доллар бутылку сможете продать? А если это бутылка с историей, авторское вино? Мы рассчитываем продавать бутылку как минимум по 3-4 доллара".

"Однако мы оказались в ситуации, когда нет опыта промышленной высадки винограда на Монастырищине. Поэтому мы взяли на себя миссию исследовать сорта современной селекции. Сейчас у нас около сотни сортов, половина из них технические. Но с самого начала мы сделали ставку на американские сорта Юпитер, Маркетт, Луиза Свенсон. И – не прогадали. Эти сорта уверенно выдержали зиму и весенний заморозок".

Благородный дистиллят

Сейчас партнеры производят сидр, виноградные вина, вишневое и смородиновое вино и кальвадос.

"Весь проект "Швейков" направлен на то, чтобы не вывозить отсюда сырье. Должен быть полный цикл переработки. Почему надо перерабатывать продукцию? Потому что те фермеры, которые торгуют сырьем, постоянно хотят быть первыми, чтобы свою продать клубнику по 80 гривен, чтобы свою малину продать по 100. А это все химия, дополнительные расходы. Когда ты перерабатываешь сырье, то тебе не нужно накачивать сады химией в погоне за товарным видом и большими объемами. В нашем случае мы никуда не спешим, а свою маржу догоняем на переработке".

"Первый сидр из нашего урожая в 2015 году начал делать господин Владимир. Он староста церкви, и не употребляет алкоголя. Сейчас наш сидр - напиток из 24 сортов яблок. Володя делает купаж из разных яблок, как ему нравится. Один сидр получается сладкий, другой кислый. Это тот продукт, который одинаковым никогда не будет. Каждая бутылка – уникальна".

"Но сначала мы покупали разные виды заводского сидра, чтобы повторить его вкус. Сейчас мы понимаем, что это невозможно, потому что заводской сидр изготовлен не из натурального сырья".

"В 2016 году мы сделали около пяти тонн сидра и в один день у нас забрали его весь. Себе оставили только на праздники и для дегустации. Прошлогодний сидр продавался по 150 гривен за литр. Это, пожалуй, один из самых дорогих сидров, что в Украине продается".

"Кроме того, из своего сидра производим кальвадос. Для того чтобы сделать 1 литр кальвадоса 40 градусного, нужно использовать 8 литров хорошего сидра. Получается, что литр кальвадоса должен стоить около 1200 гривен. Это благородный дистиллят".

Меня толкают, чтобы я производил шмурдяк

Однако почти вся изготовленная продукция не продается, а стоит в погребе. Все из-за чиновников Государственной фискальной службы, которые затягивают с выдачей лицензии на производство.

"Мы не знаем, как будем продавать сидр в этом году. До 2017 года сидр собственного производства из яблок и груш не нуждался в лицензии и не был подакцизным товаром.

 Если до ноября я не сумею получить лицензию на производство вина, к которому присоединили сидр, я буду перед тяжелым выбором: или перестать его делать, или начинать судебную кампанию против правительства Украины".

"Сейчас для того, чтобы получить лицензию нужно: а) создать компанию и перевести дом, где живет винодел, в нежилой фонд, и б) иметь лицензионный склад для хранения спирта. Зачем склад для спирта для производства вина - не понятно. Я не использую спирты в производстве. Зачем мне хранить спирт, который мне не нужен по технологии? Они меня толкают, чтобы я делал не вино, а шмурдяк с примесями спирта? Государство такими требованиями убивает натуральное производство".

Документы на получение лицензии Андрей подавал дважды. И дважды возвращали без объяснений. Если в ближайшее время лицензия не будет получена, то более половины урожая придется продать как сырье.

"Помните, как экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили и Президент Петр Порошенко торжественно рассказывали об улучшении для мелких производителей вина? Его не состоялось. Мы хотим перерабатывать продукцию, но государство нам этого не дает. Наиболее маржинальный доход – это переработка продукции, а чиновники превращают нас в сырьевую державу".

"Хотя я считаю, что в каждой налоговой должен стоять автомат, в который ты вставляешь купюры, а он тебе автоматом выдает акцизную ленточку, а вопрос по защите потребителей надо решать в суде. И тогда, когда на тех, кто не следит за производством, пару раз подадут в суд за тошноту – они сами обратятся в Госпотребстандарт. Мы, например, первым шагом отдали наши напитки в лаборатории, чтобы проверить правильно ли работает наше оборудование".

"Желаю украинской власти не лезть в рынок производства вина и сидра и освободить его полностью от чиновников. И тогда мы будем как старая Европа, как Канада, Америка. Как поднимали производство вина в Чили? Запретили продавать вино в тонах, только в бутылках. Это было кардинальное решение Аугусто Пиночета. В результате, чилийского вина сегодня полно на украинских полках".

"А что у нас? Сотни объявлений о продаже разнообразных вин собственного производства в интернете. Как качественного вина, так и шмурдяка. Если не хочешь, чтобы на этом месте появлялись негодяи, и продавали на черном рынке некачественную алкогольную продукцию, то надо сделать рынок прозрачным, свободным".

Перерабатывающий завод на развалинах колхоза

"После получения лицензии, я хочу открыть бистро. Это будет бар, в котором люди будут покупать качественные спиртные напитки, кофе. Старая Европа (Италия, Испания) – это небольшие бары, где люди приходят, пьют кофе, качественное спиртное. Это не будет, разливай-ка, где водка стоит по 10 гривен 50 грамм. Хочу, чтобы по 50 гривен стоило 50 грамм, или 100 гривен. В США люди приходят в такие заведения и покупают стакан виски 22-летней выдержки".

"Также жду открытия рынка земли. Виноградники без рынка земли не могут существовать. Пока не будет свободной продажи земли, ничего не будет. Мне все равно, как себя чувствуют агрохолдинги. Им выгодно брать землю в аренду на 10-15 лет у крестьян, сельсоветов и облсоветов за копейки. Нет в мире больше стран, у которых отсутствует рынок земли. Была Мексика, но это было 2 года назад. Мы теперь на первом месте".

"И еще жду, когда мои соседи начнут сажать виноград для того, чтобы продавать его нам.

Что к нам будут ехать люди, чтобы попробовать борща с ушками, вареники с творогом, жаренные со сметаной. Мечтаю, что мой сосед будет говорить, что его вино вкуснее моего, а там где сейчас развалины колхоза будет стоять перерабатывающий завод, в дополнение к консервному заводу".

Авторы: Юрий Винничук, Дмитрий Казанцев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 В январе-мае 2017 г. продолжалось умеренное восстановление спроса на рабочую силу в Украине
 Государственные финансы и бюджет Беларуси в 1998 г.
 Ретроспектива: Занятость и рынок труда в Беларуси в 1998 году
 Инфляционный отчет Национального банка Украины. Январь 2017 г. Часть 3
 Госсекретарь «на сене» – полгода работы Владислава Андронова в Минагрополитики