Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Министр Ульяна Супрун: Люди думают, что после реформы что-то может ухудшиться. Нет! Мы – на дне. Хуже просто некуда


11.06.2017 – В ближайшее время Украина получит шанс в корне изменить систему здравоохранения. С недавних пор толчок реформе дали и Президент Порошенко, и Премьер-министр Гройсман. Социальные сети "разгоняют" тематические флешмобы #требую медицинскую реформу, которые уже поддержали первые лица государства.

Поэтому Цензор.НЕТ решил узнать детали будущей отечественной медицины у вдохновителя реформ – исполняющей обязанности министра здравоохранения Ульяны Супрун.

Разговор с госпожой Ульяной мы публикуем в день рассмотрения медицинских законопроектов в Верховной раде.

Следует заметить, что дважды госпожа Ульяна на интервью к журналистам Цензор.НЕТ в назначенное время не явилась. Поэтому, когда в третий раз пресс-служба божилась, что “Ульяна подъезжает”, мы уверенно зашли в приемную. Там нас встретил помощник главы Минздрава в компании черной собаки лабрадор Коде и растерянно сообщил: “Интервью не будет. Супрун вызвали к Гройсману”. Мы возмутились и сказали только, что в четвертый раз уже не придем. Вдруг, из-за двери кабинета буквально выпрыгнула Ульяна Супрун и с криками “Just a joke!” (просто шутка, - ред.) и, совсем не по-чиновничьи размахивая руками, пригласила нас к себе.

- В прошлый раз депутаты провалили голосование по медицинской реформе. Сейчас министерство заручилось поддержкой и Гройсмана и Порошенко. Остается только Верховная Рада. Поэтому первый вопрос о сотрудничестве с профильным комитетом. Почему вы так редко появляетесь там, депутаты на вас жалуются и, вероятно, имеют для этого повод. Почему вы делегируете туда своих подчиненных и не приходите лично?

- А вы рассмотрели вопрос по другим министерствам? Ходят ли другие министры на свои комитеты? Большинство министров не ходят на такие встречи. На первом месте по визитам в комитеты, по данным сети “Опора”, министр Данилюк. А я - на втором месте среди всех министров. Так часто я хожу на комитет. А по сотрудничеству: мы всегда имеем двух или трех профильных заместителей. Потому что каждый из них отвечает за вопросы, которые есть на повестке дня. Медицинские и образовательные вопросы - идет Линчевский, общественное здоровье - идет Сивак, если есть финансовые вопросы - идет Ковтонюк, если рассматриваются фармацевтические вопросы - идет Илык.

Мы на самом деле являемся одними из лучших сотрудников с комитетом. Мы ходим на встречи и круглые столы, мы везде участвуем. Если я не иду сама - всегда есть один или два моих заместителя. Когда Ирина Сысоенко организовала круглый стол по зарплатам медработников, я сама пришла. В Совете существует проблема: все комитеты проходят одновременно. И наши вопросы рассматриваются и на других комитетах. В то время когда я иду на бюджетный комитет, комитет АТО или соцполитики. Потому что там также есть наши законопроекты. Я бы порекомендовала Верховной Раде, чтобы они разделили эти комитеты по времени. Потому что мы иногда не можем участвовать во всех комитетах просто за неимением времени.

- А вы не связываете провал законопроектов по правам пациентов в Верховной Раде с тем, что не достаточно хорошо налажено сотрудничество с профильным комитетом?

- По моему мнению было больше того, что, возможно, депутаты не чувствовали своего достаточного вклада в этот законопроект. Они на самом деле не включились в работу до тех пор, пока мы не стали подавать законопроект на повестку дня. И мне казалось, что они впервые его увидели. И не прочитали, и не поняли. Тогда Сергей Березенко предлагал создать рабочую группу для обсуждения этих проектов закона. В группе было 22 депутата. От нас был Павел Ковтонюк и два технических советника, которые писали законопроект. И из протоколов рабочей группы получается, что те депутаты, которые сейчас больше всего жалуются на законопроект, даже не принимали участия в его обсуждении.

- Но почему тогда так случилось, что законопроекты не были включены в повестку дня в ВР с первого раза?

- Это произошло, потому БПП был разделен. Половина проголосовала “за”, а половина не голосовала, или вообще не присутствовала в зале. Но никто не проголосовал “против”. Я думаю, что они просто не знали, как они должны голосовать. Я надеюсь, что после рабочей группы и после заседания Национального совета реформ эти депутаты включатся в работу, и они будут присутствовать, и они будут голосовать, будут определяться. Это большая проблема - отсутствие депутатов в зале. После Майдана они присутствовали. Определите: вы “за” или “против”. Если “за” - супер, если “против”, скажите нам, почему.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба законопроекта по пациентам?

- После рабочей группы Национального совета реформ, будущие законы уже доработаны. Один законопроект мы отправляем на комитет социальной политики. Изменения в бюджетный кодекс будут рассматриваться на бюджетном комитете. Мы доработали изменения, которые хотели видеть депутаты. Денисова сказала, что в ее комитете не должно быть проблем. В бюджетном комитете также спорных вопросов нет. Надеемся, что в четверг будет голосование в первом чтении и упрощенная процедура во втором чтении будет через неделю. 22 июня законопроекты будут поданы на голосование во втором чтении.

“Я НЕ ПРИШЛА С УЛИЦЫ, А ПОТОМ УЙДУ. У МЕНЯ ЕСТЬ РЕАЛЬНАЯ ДОЛЖНОСТЬ, КОТОРАЯ НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ МЕШАЕТ МНЕ РАБОТАТЬ”

- В ближайшее время, вполне возможно, что будет ставиться на голосование и вопрос вашего назначения на должность министра.

- Ну, увидим. Прежде всего, я бы хотела, чтобы были приняты законопроекты. Как будет поддержка от Верховной Рады относительно этих законопроектов, то я предполагаю, что будет тогда и поддержка моего назначения. Потому что это работа моей команды. Вы знаете, что министры Стець и Кутовой подали в отставку. И нужно будет голосование за новых людей на их должности. Возможно, Рада будет голосовать сразу за три назначения.

- Вообще, со стороны ситуация в МИНЗДРАВЕ представляется очень неоднозначной. В стране проводится самая масштабная за время независимости реформа, а ведомство не имеет реального министра... Вас это не удивляет как руководителя?

- Это меня никоим образом не ограничивает. Мы можем воплощать изменения. Моя должность исполняющего обязанности министра не мешает мне работать.

- Но, согласитесь, воспринимается странно. С точки зрения прессы или общества. У нас было много исполняющих обязанностей. И где они все, и где их ответственность?

- В любом случае я имею назначение. Я являюсь по должности первым заместителем министра. Я не пришла с улицы и меня поставили и.о., а потом я уйду. Я назначена на существующую должность. Сейчас я переживаю только за законы. Это самое важное и для меня, и для команды. А свое назначение я буду воспринимать с радостью, с большой честью. Потому что это большая честь получить такие полномочия и доверие правительства и парламента, и народа Украины.

- Тогда перейдем к реформе. По данным МИНЗДРАВА следует, что медицинские практики, которые обслуживают 2000 и больше пациентов, будут иметь оплату труда для персонала от 25 тыс. грн. Но у нас есть ФАПы и амбулатории, которые физически не могут обслуживать такое количество людей, потому что их там просто нет. Каким образом будет решаться этот вопрос?

- Будет тенденция к объединению их под одну практику. Если в селах, в Карпатах есть четыре ФАПа и в каждом по 300 человек, то их мы будем объединять под одного врача. Врач будет посещать деревни по очереди, а также оплачивать ФАПам за опеку над пациентами, когда его там не будет на месте.

- Но тогда встает вопрос доступности медобслуживания постоянно и для всех. Потому что километраж от деревни до деревни может быть немалый.

- Но вы понимаете, как они сейчас получают медицинское обслуживание?

- Сейчас развалена система. А мы говорим о реформе.

- Люди думают, что якобы что-то может ухудшиться. Но мы меняем систему. Ухудшиться ситуация не может.

- Нет куда?

- Нет. Нет! Мы - дно.

- А если это двойное дно?

- Нет, второго дна нет. В селах, где есть 60 человек и один ФАП, этот ФАП и останется. Он никуда не исчезнет и будет оплачен в полном объеме. Наоборот, мы работаем над тем, чтобы повысить квалификацию работников и давать им лучшее оборудование. Кроме того, Президент говорил сейчас о внедрении системы телевизионной медицины. И тогда люди будут иметь доступ к врачам, и смогут с ними общаться. Для этого только нужен будет Интернет.

Изменение модели финансирования - это средство изменить систему в целом, улучшить здоровье украинцев. Мы хотим больше сконцентрироваться на первичном звене, усилить превентативную медицину, профилактику.

Первичная и экстренная помощь — это около 80% всех обращений в медицинские учреждения и их будет покрывать государство.

“СКОРАЯ ПОМОЩЬ - ЭТО НЕ ТАКСИ”

- Кстати, об экстренной помощи. В планах МИНЗДРАВА есть и реформа скорой помощи. Отныне функция парамедиков, которые будут в ней работать, будет просто довезти больного живым до больницы?

- Нет. Их задача будет - доехать быстро до больного. Спасти жизнь, не дать человеку умереть на месте и довезти в больницу, к врачам и необходимому оборудованию. Парамедики делают 75% того, что может делать врач. Это специалисты в неотложных состояниях. В Украине люди привыкли вызывать так называемую скорую помощь. Она едет, полчаса и вызывают ее, когда у ребенка температура. Это не работа скорой помощи - это работа первичного звена. Скорая помощь превратилась у нас в мобильную амбулаторию. Если бы у нас были, как в США emergency rooms, туда можно было бы обратиться с этой проблемой. И это есть часть реформы. Скорая помощь - это не такси. А больница не должна закрывать двери в 18.00. Экстренное отделение должно работать 24/7. Сейчас этого не существует. Такая система работает в Польше, в Чехии...

- Возможно, вы объясните, почему Украина должна идти чужим путем - Польши или кого другого, - а не адаптировать систему к нашим реалиям?

- Полтора года работала группа экспертов. Она анализировала наши реалии, имеющуюся инфраструктуру, экономические способности и также традиции. И выбирала для Украины модель медицины среди существующих стран в мире. Зачем нам изобретать колесо, если колесо работает? Сейчас у нас колесо квадратное (крутит в руках смартфон, изображая из него “колесо”). Неужели мы будем ехать на таком, просто потому, что мы украинцы? Группа состояла из украинских, международных экспертов, врачей, финансовых экспертов. Предложили именно такую модель. Украина не может уйти от того, что мы имеем, скажем, на частную страховку.

- Почему?

- Потому что у нас нет предприятия-страховщика, которое бы справилось с тем, чтобы застраховать целую страну. К тому же за эту страховку нужно платить. Люди к этому не готовы. И так, мы создаем государственную страховку, которая будет оплачивать медицинские услуги. И которая будет распорядителем средств, которые уже есть в казначействе. Когда реформа заработает, изменится система администрирования в больницах. Они начнут работать как бизнес. Они будут оптимизировать количество врачей и пациентов. Врачи будут работать по протоколам, и мы не будем оплачивать ненужные медицинские услуги.

- Что же мы все-таки будем лечить по протоколам: болезнь или человека? Люди разные и, соответственно, разное протекание болезней... а протоколы стандартизированы.

- Эти клинические наставления начинаются с разговора с пациентом. И получения персонифицированной информации. Это алгоритм действий, вопросов, которые нужно задать, и смотрим на человека. Мы выбираем дозы лекарств и необходимые манипуляции. Это не хлеб, который пекут по одной и той же рецептуре. Это искусство врача, которое требует хорошего образования и длительной практики.

- Госпожа Ульяна, вы уже озвучили мнение о том, что украинская медицина - это дно. Но если пойти в поликлинику, может сложиться впечатление, что министерство просто спокойно за этим дном наблюдает, правда?

- Как вы можете так говорить? В больницах мы отменили 33-й приказ, чтобы больницы начали менять свое штатное расписание. Есть новая методология, новые профессии в реабилитации. Завершается обсуждение новой стратегии психического здоровья, и психиатрическая помощь в Украине будет меняться. Сами больницы будут меняться, когда завершится работа над госпитальными округами. Сначала мы подали правила, как регионы должны определять свои госпитальные округа. Госпитальные советы на местах должны определить, какие больницы получат какую функцию, а какие заведения нужно перепрофилировать.

Далее мы будем инвестировать в оборудование и повышение статуса кадров в медучреждениях. Это все делается постепенно. Невозможно изменить систему, которую разваливали 26 лет, за один день...

Большим шагом вперед является принятый в апреле закон 2309а-д. Это позволяет больницам превратиться в некоммерческие предприятия. Они и в дальнейшем являются имуществом города или района, но внутри могут по-другому управляться. Это позволит больницам совершенствовать администрирование, и это освобождает наших медработников от государственной тарифной сетки. Врач - человек, который держит здоровье и жизнь пациентов, он должен получать достойную оплату труда.

- Хотелось бы вспомнить программу “Доступные лекарства”, которая работает не совсем идеально. Лекарств не хватает, а пациенты, фактически, ограничены в том, чтобы покупать лекарства в любой аптеке. Получат ли свободу пациенты?

- Да, в новых законопроектах мы освобождаем людей от привязки к прописке. После создания Национальной службы здоровья месторасположение аптек и больниц потеряет смысл, потому что все рецепты будут идти через эту службу.

- Как решить вопрос обеспечения аптек “доступными лекарствами”, чтобы пациенты не получали в окошке ответ “извините, препарат закончился”?

- Этот вопрос должен решаться на уровне дистрибьюторов и аптек. Аптеки должны заказывать больше лекарств. А дистрибьюторы должны покупать эти лекарства у производителя. Пока что дистрибьюторы - единственные, кто недоволен программой. Они легко саботируют программу, поскольку они не получают больших наценок в этой программе. Но на них будет давление от аптек и от производителей, которые могут начать работать напрямую, и дистрибьюторы вообще потеряют свой заработок.

В общем, за 2 месяца на 62% больше пациентов смогли получить лекарств, чем в прошлом году, бесплатно или с незначительной доплатой. Это большой шаг вперед. В июне будем собирать дополнительные заявки от производителей, которые хотят и могут войти по ценам в программу, чтобы был шире выбор для пациентов.

- Напоследок хочу задать вам личный вопрос: ваша карьера в США складывалась вполне неплохо, так в чем была ваша мотивация, чтобы ехать в Украину и бросать успешную клинику на Манхэттене?

- Это было личное и не связано с моей врачебной практикой вопрос.

- Какой была ваша мотивация?

- Мы с мужем давно хотели жить в Украине и в 2013 году мы приняли это решение. Мы хотели заниматься поддержкой украинского кино и издательства книг. Но тогда начался Майдан. И получилось то, что получилось...

Автор: Марина Рыбина

Источник: Цензор.НЕТ

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Адмирал Маркетс: Ежедневный обзор европейской сессии
 Обзор популярного игрового автомата Braveheart в игровом клубе Вулкан
 Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в январе-июле 2010 г.
 Компания Playtech в июле представила новый игровой автомат RoboCop для казино Адмирал
 Лилия Гриневич: Невозможно учить современных детей так, как учили нас