Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Неприкасаемые «камикадзе», или Рада своих не сдает


14.07.2017 – Верховная Рада уверенно сделала шаг к политическому самоубийству. Иначе очертить события 11 июля очень сложно. В последнюю рабочую неделю текущей сессии парламент оказался перед очень сложным выбором.

С одной стороны, ситуация достаточно простая – шестеро депутатов вероятно нарушили закон и должны быть наказаны за это. С этой точки зрения задача у парламента элементарная – снять неприкосновенность с депутатов, и пусть следователи попытаются доказать их вину.

Однако, с другой стороны, ситуация куда сложнее. Партийные лидеры, вокруг которых объединяются различные группы влияния, теряют главную основу своей власти – возможность давать "гарантии". А это для их выживания как политического класса, не больше не меньше, равносильно самоубийству.

Главные решения в украинской политике принимаются не в сессионном зале или на заседаниях правительства. Они принимаются в уютных, защищенных от прослушивания и надзора кабинетах, под личные гарантии тех, кто составляет костяк политической элиты.

Теперь же Раду поставили перед выбором: отмежеваться от "своих" коррупционеров и выглядеть прилично в глазах общества, или "отмазать" их в угоду  непубличного статуса-кво.

Наиболее невыносимо – поставили парламент в эту неудобную позу, созданные им самим антикоррупционные органы и назначенный им же генеральный прокурор.

Стараниями и ловкими манипуляциями последнего за неделю разбирательств, были сделаны представления на регламентном комитете, и здесь ситуация со снятием неприкосновенности перешла на символический уровень.

Поэтому во вторник, 11 июля речь шла уже не о юридических тонкостях, где позиция следователей во многих местах откровенно хромала.

Речь шла об ответе на вопрос: а может ли эта Рада жить по написанным ею же законам, как это делают 40 с лишним миллионов людей вне ее стен?

Дал ли  парламент на это ответ? Да. Но лучше бы промолчал.

Неожиданный вторник и тяжелый понедельник

Вообще вторник, 11 июля, в Верховной Раде должен был быть совсем другим.

По предварительной договоренности коалиции и генпрокурора Юрия Луценко, рассмотрение вопросов о снятии неприкосновенности должно было проходить в четверг, 13 июля.

Глава ГПУ объяснял это "некомплект", мол, пусть комитет рассмотрит представление на Михаила Добкина, и тогда уже все шесть представлений пойдут в сессионный зал.

Поэтому во вторник утром в кулуарах парламента говорили о совсем других вещах. Депутатов волновали вопросы образовательной реформы, очередные попытки принять закон о Конституционном суде и шли баталии на заседаниях фракций в понедельник вечером.

А на  фракциях коалиции было горячо.

Президентский блок БПП традиционно собрался в "Катрусином кинозале" – просто под сессионным залом.

Говорилось преимущественно о представлениях САП-ГПУ на шестерых депутатов.

Пришел на заседание и один из фигурантов "списка Луценко", член БПП Борислав Розенблат.

Как рассказывают участники заседания фракции, Борислав Соломонович был грустным, хоть и старался не показывать своего волнения.

"Я никого не искал, ничего этого не было... Понимаете, ко мне обратились за помощью, это мой округ, я же заинтересован, чтобы бизнес развивался. Денег от этой Кати я не брал", – пересказывают депутаты БПП  попытки Розенблата оправдаться перед фракцией.

Хотя все присутствующие видели оперативные видео НАБУ с житомирским депутатом в главной роли, и речь Розенблата не произвела никакого впечатления на коллег.

Более того, один из руководителей БПП Сергей Березенко заявил, что Бориславу Соломоновичу придется самому разгребать всю ту грязь, которая вылилась за последние дни.

Березенко поддержал его дядя Анатолий Матвиенко. А депутат Павел Ризаненко предложил исключить Розенблата из фракции.

И тот даже не сопротивлялся. Единственное, о чем попросил Розенблат, чтобы его исключили из БПП "по собственному желанию". Большинство депутатов проголосовали за такое решение.

Буквально через час после этого глава фракции БПП Артур Герасимов в окружении журналистов взволнованным тоном сообщил о решении фракции.

Но Герасимов рассказал не все. Например, он не поделился с журналистами тем, что Розенблат сокрушенно просил фракцию не голосовать за его арест и получил согласие.

В то же время за несколько километров от Верховной Рады в помещении "Карнеги Центра" бушевала другая политическая баталия.

Почти до полуночи в бизнес-центре заседали депутаты и министры "Народного фронта".

Лидеры партии во главе с Арсением Яценюком предлагали Максиму Полякову и Евгению Дейдею самим просить парламент проголосовать за снятие с них депутатской неприкосновенности.

"Нет, мы просим фракцию нас защитить", – рассказывают депутаты НФ про реакцию Полякова и Дейдея.

На их стороне была и вся группа Николая Мартыненко, которая насчитывает около 20 депутатов. Хотя самого спонсора НФ на собрании не было.

"Ребята, в этой жизни яйца надо иметь. Я ушел с должности премьера и живу как-то без неприкосновенности", – возмущался Яценюк.

Не выдержал и министр внутренних дел Арсен Аваков, который взялся отчитывать Дейдея за трусость.

"Женя, с твоим бэкграундом (вероятно министр намекал на судимость Дейдея в 2012 году – УП), тебя никто ни в один список не возьмет. Как только ты перестанешь быть народным депутатом, тебе вспомнят все. Ты должен приковать себя к трибуне, пока с тебя не снимут неприкосновенность. Это единственный шанс сохранить хоть крохи репутации", – пересказывают слова Авакова собеседники УП в НФ.

Хоть группа Мартыненко выступала против снятия неприкосновенности с депутатов НФ, большинство фракции  поддержало представление ГПУ.

Правда, в НФ и БПП надеялись, что эти вопросы будут рассматривать в Раде не во вторник, а в четверг. Утром вторника все были сконцентрированы на перераспределении бюджета, который должны были рассматривать во втором чтении.

Для этого в Раду даже пришел премьер Владимир Гройсман. Правда, главе правительства достаточно быстро стало понятно, что можно из парламента уходить. Депутаты провалили голосование за перенос рассмотрения всех вопросов относительно снятия неприкосновенности на четверг и должны были браться за них.

И тут выяснилось, что рассматривать их тоже не могут, потому что никто не предупредил генпрокурора Луценко о таком повороте событий, и его в Раде не было.

Лидер "радикалов" Олег Ляшко мгновенно с трибуны заявил, что глава ГПУ "отсыпается" от ночных гуляний, хоть и не уточнил, откуда у него такие данные.

Пресс-секретарь Луценко Лариса Сарган сообщила, что ее шефа нет на рабочем месте, потому что он в командировке.

Рассматривать представление генпрокурора без него было невозможно, поэтому спикер парламента Андрей Парубий объявил перерыв, предупредив депутатов, чтобы отменили вечерние встречи.

Вечер вторника они все должны были провести в сессионном зале.

Святые в цирке

После обеденного перерыва депутаты заполнили сессионный зал. Пришли и руководители ГПУ Луценко и Антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий.

Последнему, правда, за все пять часов разбирательства так и не пришлось сказать ни одного слова в микрофон.

Да и для Луценко, который представлял подписанные им представления неожиданно урезали время для выступлений. Более того, секретариат Рады не разрешил генпрокурору "показывать кино", которое оказывало немалое влияние на депутатов во время заседаний комитета на прошлой неделе.

Поэтому Луценко пришлось обходиться скромными фото и афористичными импровизациями.

"В этом зале находятся несколько сотен депутатов, которые все вместе были вот здесь, на Майдане, начал генпрокурор, показывая распечатанное фото времен Революции Достоинства. – Сегодня вы можете девять раз нажать кнопку "за", девять раз всего, и восстановить закон – для всех и справедливость – для каждого".

Дальше же все действо начало напоминать уже знакомый формат, отработанный на прошлой неделе на пяти подряд заседаниях регламентного комитета: вопрос к Луценко, выступления "подозреваемых" депутатов, выступление Павла Пинзеника.

Правда, вместо камерной атмосферы маленького цирка, которая царила в зале регламентного комитета, в сессионном зале Рады цирк разросся до настоящего шапито. В показанном в нем спектакле было пять разных и интересных сценок.

Дейдей. Сцена первая – провальная

В ходе рассмотрения первого представления на "фронтовика" Евгения Дейдея, работа шла еще более конструктивно. Краткий затянутый разговор Луценко и Ляшко был едва ли не единственным эмоциональным сбоем.

Во время обсуждения представления Дейдей спокойно сидел в конце парламентского зала у колонн в компании другого фигуранта "списка Луценко" Максима Полякова.

Неподалеку от них, ближе к центральным дверям, стоял их однопартиец Денис Дзензерский, который во вторник стал очередным "клиентом" САП. Он засунул большие пальцы в карманы джинсов и напоминал ковбоя.

Позже в зале появилась Татьяна Донец и села впереди Дейдея. Это было особенно примечательным явлением, учитывая опубликованную во вторник информацию о совместных чартерных перелетах Донец, Дейдея и Дзензерского.

Она излучала радость и держала возле себя букет роз. В этот день она праздновала 37-летие. Время от времени к госпоже Донец подходил Дейдей и что-то говорил на ухо.

Когда же ему предоставили слово, то он спокойно повторил тезисы своего выступления недельной давности, что дело политическое, что деньги его жена и правда одалживала, чему есть доказательства.

Интересно, что выступал член "Народного фронта" на русском, чем вызвал возмущение в крыле "Оппозиционного блока", чьих депутатов "фронтовики" постоянно критикуют с требованиями выступать на государственном языке. Для своего депутата в НФ сделали "исключение".

Когда же парламентарии зашли в фазу обсуждения, то в зале начал происходить  скандал. Сначала глава фракции НФ клеймил НАБУ и САП, что на Дейдея они дело завели, а на депутатов - "еврооптимистов" не завели. Затем за дело взялся Ляшко, и уже полетели шишки у генпрокурора.

"Луценко на должность Генерального прокурора был назначен из-за политического давления Президента Порошенко. Задача Порошенко – контролируемый, управляемый, уничтоженный парламент. Это способ Президента установить диктатуру в Верховной Раде. Президент Порошенко считает, что это его единственный способ остаться на второй срок", – кричал, как всегда, заряженный лидер "радикалов".

Поскольку впереди было еще голосование за его однопартийца, то было понятно, что Ляшко Луценко услышит еще не раз.

Пока в зале продолжались выступления представителей фракций и групп, генпрокурор о чем-то шутил с Холодницким и делал конспекты обвинений, выдвинутых депутатами, чтобы на них ответить.

"Реагируя на реплику одного из защитников депутатской касты, хочу сказать, это не разгром парламента – это очищение парламента. Он станет сильнее, когда продемонстрирует, что закон один для всех", – ответил Ляшко Луценко перед голосованием за Дейдея.

Но Рада его не услышала. "За" снятие неприкосновенности с Дейдея проголосовали всего 192 депутата.

При этом и БПП и НФ, которые божились поддержать все представления, не прибавили 30 и 50 голосов соответственно. Не голосовали фактически полными составами "Воля народа" и "Возрождение", "Опоблок" и Радикальная партия.

После провала голосования Дзензерский радостно хлопал в ладоши и широко улыбался.

После поздравлений коллег по фракции "радикалов" Игоря Мосийчука и Дмитрия Линько, Дейдей вышел из парламентского зала. Вернулся он через правительственную ложу, откуда пошел прямым курсом к Сергею Березенко – благодарно пожать руку.

Социальные сети тут же взорвались волной возмущения, но в регламенте Рады о них упоминаний нет, поэтому депутаты спокойно перешли к рассмотрению следующего представления Олеся Довгого.

Довгий. Сцена вторая – поэтическая

Второе представление генпрокурора касалось Олеся Довгого. Пока Парубий с Луценко представляли именно представления и объясняли в чем, именно обвиняют Долгого, он печально сидел на своем месте.

Всем своим видом некогда влиятельный секретарь Киевского совета напоминал ученика в школе, нервно попивая минералку.

Волновался и его давний товарищ, и компаньон по "молодой команде" Черновецкого Сергей Березенко. Он ходил по залу, что-то обсуждал с Артуром Герасимовым, пока не остановился у другого бывшего однопартийца Довгого – Игоря Кононенко.

Друг президента что-то холодно рассказывал Березенко, на что молодой депутат эмоционально отвечал, махая руками.

Наконец слово передали Довгому и оба влиятельных нардепов моментально переключили внимание на бывшего однопартийца.

А тот взял скорбную ноту и говорил еще более трогательно, чем на комитете.

Довгий каялся и признавался, признавал ошибки и "смотрел в будущее", просил прощения, что "назначал Луценко" и жаловался на беззаконие.

В конце Довгий попросил снять с него неприкосновенность, и тоска в его голосе достигла такого пика, что он заговорил стихами:

"Все, что для меня имеет значение – моя семья, мои друзья, мой избиратель, мое собственное дело – это все украинское. И как говорил мой дед в своем завещании:

"Не ломайтесь, как клиночек в непогоду,

и не сотрясайтесь, когда гром загудит.

Пусть храбрость казацкого рода

вдохновляет тебя и ведет".

Казалось, что еще несколько минут выступления и Довгий повторит "подвиг" своего нынешнего коллеги по "Воле народа" Владимира Литвина и расплачется на трибуне. Но до этого не дошло.

Рада "услышала" просьбу депутата и 251 голосом лишила его неприкосновенности.

Пока Довгий рассказывал свою версию, по парламентскому залу грустно ходил исключенный из рядов БПП Розенблат. Его выступление в этом спектакле было запланировано последним.

Лозовой. Сцена третья – одержимые

Когда рассмотрение представлений дошло до народного депутата Лозового, то в зале царил уже полный эмоциональный хаос.

Такая атмосфера должна была удовлетворять фактически двух создателей – Луценко и Ляшко. Во время каждого обсуждения они не пропускали случая вмазать публичную пощечину друг другу.

"Диалог" между этими двумя лидерами продолжался примерно такой:

Ляшко: Вопреки требованиям Закона о Регламенте незаконно изменили закон, чтобы назначить господина Луценко генпрокурором. Я усматриваю в этом признаки сговора между президентом Порошенко и его кумом и родственником Луценко с целью захвата власти... Я прошу антикоррупционного прокурора считать мое выступление  депутатским запросом...

Луценко: Чтобы нарушение Регламента стало преступлением, должны наступить тяжкие последствия. Избрание Луценко генпрокурором принесло тяжелые последствия только коррупционерам, Олег Валерьевич. Я делал, делаю и буду делать все, чтобы любой неприкасаемый или прикосновенный коррупционер сидел там, где были вы, Олег Валерьевич, за свои махинации в подполковничьем мундире милиции, когда украли служебный автомобиль...

Ляшко: Юрий Витальевич, у вас короткая память. Вы рассказываете, что я сидел, вы тоже сидели. И сидели по известным вам обвинениям. И главная проблема, которая у вас была, когда вы сидели, это, что вы жаловались на цирроз печени, который возникает по известной причине. Поэтому я желаю, чтобы вы всегда были здоровы, когда в следующий раз попадете (за решетку – УП) за злоупотребление должностным положением.

Когда же дошло до подачи на второго номера списка "радикалов" Андрея Лозового, то Ляшко как подменили. Он стал уважительным и взвешенным, подошел к своему однопартийцу и похлопал его по плечам.

"Держись", – привычным баритоном сказал ему Ляшко.

Лозовой вдруг перекрестился, и начал махать перед собой какими-то документами.

Тем временем, Луценко продолжал рассказывать депутатам, что дело Лозового простое – есть деньги и активы, внесенные депутатом в декларацию, есть официальный заработок за всю жизнь, а разница между ними составляет примерно 9 миллионов. Из них Луценко и просит уплатить налоги.

"Народный депутат был вызван на допрос, куда, спасибо ему, он явился и показал, что, во-первых, он торговал елками в городе Ровно с 14 лет. Будучи из Ровно, я помню, сколько стоили елки. По моим подсчетам, для того, чтобы заработать 80 тысяч долларов, 150 тысяч евро и 800 тысяч гривен, надо было вырезать лес где-то так от Ровно до Костополя", – с улыбкой рассказывал Генпрокурор, добавив и о уже легендарном "пианино московского деда", которое Лозовой якобы получил в наследство.

Вопросов к Луценко особых не было и трибуну передали "виновнику торжества" Лозовому, который начал отбивать упреки Луценко.

В целом выступление "радикала" напоминал пересказ выступления недельной давности на регламентном комитете.

Все та же "макулатура, а не представление", "цифры высосаны из пальца", "внесу коллекцию представлений в декларацию" и другие уже не раз объявленные тезисы.

Не обошел Лозовой, конечно, и тему святых мощей.

"Эксперты ГФС вместе со следователями Генпрокуратуры оценили стоимость мощей в 121 тысячу гривен. Вы хоть Бога побойтесь, я понимаю, что вы человек коммунистического воспитания, но имейте уважение к чувствам верующих людей", – возмущался депутат.

Поскольку представление САП на Лозового не имело отношения, антикоррупционный прокурор Холодницкий вместе со своими подчиненными на время рассмотрения этого направился в парламентский буфет.

Холодницкий спокойно сидел за одним столом с председателем антикоррупционного комитета Егором Соболевым и ел свою гречку с мясом.

Тем временем на трибуну Рады вырвался Алексей Гончаренко из БПП, который подхватил абсурдную ноту Лозового, но придал ей новое звучание:

"Если мы сейчас не проголосуем за снятие неприкосновенности с депутата Лозового, тогда нам надо признать его святым. Обратиться в Ватикан в конгрегацию по делам святых, и к Андрею Лозовому ходить молиться, просить денег на жизнь. Знаете, как Святая Богородица дает дамочкам, святой Андрей будет давать бедным. Потому что он человек, который никогда нигде не работал, ничего не заработал, показывает миллионные состояния – миллионы. Люди, услышьте, миллионы!"

Депутат Татьяна Острикова попыталась вернуть разговор в приличное русло, объясняя генпрокурору его просчеты, но сразу после нее слово взял Ляшко, и атмосфера сюрреалистического вернулась в зал.

"Ребята, вы не поняли одной простой истины: Ляшко и его команда, мы не поддаемся на шантаж... У меня есть стержень... У многих депутатов, которые сейчас смеются, нет стержня и нет того, что британский премьер Уинстон Черчилль называл "мягким подбрюшьем", если вы знаете что это такое".

Депутаты-"радикалы" Игорь Мосийчук и Олег Куприенко добавили апокалипсические ноты в общий гул зала, рассказывая, как "завтра придут за каждым".

А Луценко и не отрицал.

"Да, этот генпрокурор не будет плясать под вашу дудку! Я буду подавать эти представления, если будет состав преступления. И сейчас утверждаю: ваш народный депутат не уплатил государству 1 миллион 700 тысяч гривен. Их надо уплатить. Или уплатить, или сушить сухари", – кричал разгоряченный Луценко. Но уточнил, правда, что остальное его не интересует:

"Уважаемый господин Андрей, я скажу о неприкосновенности. Что вы называете неприкосновенностью – это нечто другое, это спросите у своего лидера с его стержнем. Неприкосновенность я хочу снять, все остальное – не мое".

Эти слова очень разозлили Ляшко. Он подбежал к Парубию и потребовал дать ему возможность ответить Луценко.

Спикер, понимая, что дело может перерасти в крик, слова не дал. Но Ляшко это не остановило и он прямо из президиума начал кричать Луценко.

До балкона прессы долетали лишь отрывки этой беседы: "Стержень! Покажи свой! Свой!.. Я тебе сейчас покажу!"

Пока Ляшко выяснял отношения с Луценко, спикер объявил голосование за представление в отношении Лозового и лидер "радикалов" уверенно просигнализировал своим депутатам, что они голосуют "против".

Странным образом в поддержке Ляшко "послушались" и другие фракции, не добавив на голосовании по несколько десятков голосов – 177 "за" и Андрей Лозовой остался неприкосновенным.

Поляков и Розенблат. Сценки четвертая-пятая – роковые

Следующие два часа в Раде царило относительное спокойствие с нотками отчаяния. Рассмотрение представлений на обоих фигурантов "бурштынового дела" Максима Полякова и Борислава Розенблата проходило по одинаковому сценарию.

Да и сами фигуранты вели себя похоже. Что Поляков, что Розенблат выглядели подавленно. В разных углах сессионного зала они сидели почти неподвижно, словно насекомые, застывшие в янтаре.

Поляков спрятался в конце парламентского зала и что-то листал в своем іРһопе, существование которого отрицал на заседании комитета.

Розенблат же все время провел стоя, сложа руки. Время от времени по его лицу пробегали болезненные гримасы, и он инстинктивно начинал поглаживать бороду.

У них обоих в зале царило необычное единство, судьба их неприкосновенности была решена. Единственной интригой оставалось то, сумеет ли Рада набраться смелости и позволить арестовать своих коллег, против которых собрана фактически железная доказательная база.

Параллельно с рассмотрением вопросов Полякова и Розенблата во внутренний двор Верховной Рады заехал микроавтобус со спецназом НАБУ. Если бы парламент не решился покрывать своих депутатов, следователи должны были быть готовыми задержать фигурантов громкого дела.

Но спецназ приехал зря.

Рада 250 и 296 голосами сняла неприкосновенность в соответствии с Полякова и Розенблата, а вот для задержания или ареста более 183 голосов не нашли. Или, честно говоря, не захотели найти.

Рада "своих" не сдает. Каста неприкасаемых должна оставаться неприкосновенной. Как метко подметила депутат "Самопомощи" Алена Бабак, для "выборочных" людей законы "особые":

"Ни разу мы сегодня не сказали о том, что по этим законам и по этим правилам живут 40 миллионов украинцев. Мы особенные, мы избирательные сегодня, а 40 миллионов людей живут по тем законам, которые мы с вами пишем".

Авторы: Роман Романюк, Роман Кравец

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Евро снижается на рынке FOREX на фоне уменьшения учетной ставки ЕЦБ с 0,75% до 0,5%
 Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в 1997 г. Часть 2
 Министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак: «Несмотря на яростное сопротивление старых схем, реформы проходят»
 В России средневзвешенная ставка по рублевым вкладам нефинансовых предприятий на срок свыше 3 лет в августе 2017 г. снизилась до 8,4%
 В интернете открылось новое онлайн казино Супер Слотс (Casino Super Slots TV)