Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Гендиректор СЭТАМ Виктор Вишнев: Самый дорогой лот, который мы продали – 104 млн. гривен. Сейчас продаем два танкера и памятник Ленину


23.07.2017 – Генеральный директор государственного предприятия СЭТАМ Виктор Вишнев в интервью УНИАН рассказал, как СЭТАМ стал площадкой, на которой удалось, несмотря на мораторий, продать 40 га земли, почему на аукционах не найти конфискованный янтарь и какой смысл для органов местного самоуправления выставлять на продажу поваленных памятников Ленину.

Поводом для нашей встречи неожиданно стала тема янтаря. В смысле продажи конфискованного «солнечного камня» на площадке СЭТАМ. Несмотря на то, что завершенных судебных дел, в которых фигурировал янтарь, уже несколько десятков, я нашла на сайте всего несколько лотов – картин из него. Почему так мало?

Лоты, которые произведены из драгоценных камней, которые выставлены на СЭТАМ, выставленные в порядке добровольной реализации. Ни одного лота в порядке принудительной реализации у нас нет.

Вообще, лотов с драгоценными и полудрагоценными камнями сейчас у нас быть не может по законодательным препонам.

В чем они заключаются?

Существует специальный порядок хранения и реализации драгоценных и полудрагоценных камней. Согласно этому порядку, камни передаются на хранение в государственные хранилища и уже оттуда идут на реализацию.

Но договор о сотрудничестве с государственными хранилищами и СЭТАМ был подписан еще в начале текущего года?

Первый вариант соответствующего приказа вообще был подписан еще в 2016 году, но тогда нам пришлось переделывать, ведь издан он был как раз перед расформированием Кабмина Яценюка. На то время его подписала Яресько, а дальше нам пришлось подписывать уже у действующего руководства Минфина. Это заняло довольно много времени.

В общем, это сотрудничество (по реализации имущества из Государственного хранилища через СЭТАМ) было запланировано как эксперимент, который должен длиться 6 месяцев – до 1 июля 2017 года. Но за это время мы не получили ни одной заявки на реализацию.

И в чем, на ваш взгляд, проблема? Ведь, согласно информации правоохранителей, десятки янтарных дел, тех, где изымались и камни, и изделия из него, дошли до суда и получили решение суда. Значит, вполне возможно предположить, что изъятый янтарь уже хранится в Государственном хранилище и ничего не мешало выставить его на продажу...

Проблема лишь в желании реализовывать. Если в рамках судебного процесса принято (либо будет принято) решение о принудительной реализации янтаря, соответствующие документы должны поступить в Государственные исполнительные службы. И вот здесь наш приказ о проведении эксперимента мог бы быть очень полезным, ведь мы могли бы реализовывать... Но после того как мы подписали договор с государственным хранилищем, они сначала долго согласовывали перечень имущества, который планировали передать на реализацию, устанавливали цены, по которым должны были выставлять лоты... И, по факту, мы так и не получили ни одного лота. Тем временем, срок действия эксперимента истек.

Это следует понимать так, что сейчас СЭТАМ не имеет никакой возможности реализовывать янтарь-сырец или изделия из него?

По ограничениям, прописанным в законодательстве, для реализации драгоценных и полудрагоценных вещей (это распространяется на все, где есть нечто драгоценное, даже на посеребренные или позолоченные рамы у картин), должно быть специальное разрешение. Мы имели возможность реализовывать драгоценности из госхранилища только в порядке эксперимента, о котором я рассказал. Но срок договора истек.

А как же те янтарные лоты, которые сейчас продаются на СЭТАМ?

Они реализовываются в рамках, подписанных с двумя государственными предприятиями «Укрбурштын» и «Бурштын Украины» договорам. Это происходит в порядке добровольной, а не принудительной реализации. Значит, речь идет о лотах, которые они производили собственными силами, а потом решили использовать площадку СЭТАМ для продажи.

Янтарь – интересный кейс для реализации, а какие самые необычные вещи продаются через СЭТАМ?

Ну, один из необычных лотов – первый экспонат музея СЭТАМ, мне подарили его сотрудники - это чучело крокодильчика. Также помню, как после ареста имущества какого-то музея среди экспонатов, которые выставлялись на продажу, был человеческий череп. 20 июля начнем торги по продаже... памятника Ленину. И, на мой взгляд, это неплохая инициатива.

Если не ошибаюсь, в марте памятник Ленину довольно выгодно продали в Закарпатье...

К нам обратился один из райсоветов в Черкасской области, мол, у нас есть свергнутый памятник Ленину – почти 2 тонны металлолома... Впрочем, его могут купить на металлолом, а могут купить, например, как экспонат какой-то в музей тоталитарного искусства.

Я вспомнила проданного Ленина в Закарпатье, так вот, его продавали не на вашей площадке. В чем интерес местной власти сотрудничать с вами, а не, например, выставить такой лот на аукционе, на OLX?

Законодательство запрещает им пользоваться такими площадками. Ведь им необходимо сделать оценку, выставить на аукцион (должна быть состязательность) по определенной, зафиксированной цене и тому подобное. Могут возникнуть вопросы, кто будет делать оценку, почему такая цена, почему лот выставлен на ту или иную региональную биржу...

Они вообще боятся, что им будут задавать слишком много вопросов. Поэтому обратиться к нам – выгодно. Ведь мы - госпредприятие, по счетам в госбанках, имеем охват максимальной аудитории среди украинских электронных площадок. Кроме того, они смогут получить доступ к ресурсу бесплатно. Мы установили для органов местного самоуправления комиссию в 0%.

А на чем же тогда заработает площадка?

Если будет успешная продажа, нам комиссию оплатит победитель торгов.

Какой процент?

Зависит от стоимости объекта – от 1% до 3%.

И были уже успешные продажи, кроме памятника Ленину, по которому торги только произойдут?

Конечно. Пример - Ивано-Франковский облсовет продавал старые Мерседесы из своего автопарка. Они их дважды или трижды продавали на местной региональной бирже, но их никто не покупал. Я об этом прочитал в интернете. Предложил нашим специалистам связаться с областным советом и пригласить их воспользоваться нашей площадкой. Они ответили, что еще раз попытаются продать на бирже, если не получится, то тогда уже будет СЭТАМ. И что вы думаете? Через некоторое время выставили у нас, и мало того, что сразу продали, и еще выиграли 10% плюс по цене. Вот вам и пример эффективной работы.

Кто делает оценку имущества, которое выставляется как добровольная реализация?

Физическое или юридическое лицо само оценивает.

А платит-то продавец за успешную продажу?

При добровольной продаже платят 50 или 100 гривен за выставление лота на аукцион. Алгоритм сотрудничества с добровольной продажей довольно прост: заключается договор, мы получаем информацию об объекте, проверяем его, чтобы на нем не было обременений... Ведь бывали случаи, когда в процессе добровольной реализации поступали определения суда, происходило рассмотрение по объекту, и мы должны были приостанавливать продажу на время рассмотрения дела.

Продаете ли то, что является коммунальной собственностью?

От коммунальных предприятий мы еще не получали лотов. Пока работали только с органами местного самоуправления и государственными предприятиями, также у нас есть договоренности с различными коммерческими банками, чтобы мы имели возможность реализовывать их имущество. Например, сейчас у нас есть в продаже два бизнес-центра в Киеве, будут приходить активы Приватбанка (сейчас ждем заявку от банка, сейчас он дает оценку объектов).

Самый дорогой лот, который мы продали на сегодня, - 104 млн. гривен. Это был завод, который по процедуре добровольной реализации имущества продавал Ощадбанк, у которого этот завод был на балансе.

Какие еще крупные лоты вспомните?

В принципе, что касается крупных объектов, на площадке выставляются даже пароходы и самолеты. Сейчас продаем два российских танкера, которые были арестованы за долги (еще до начала конфликта, в рамках спора между частными компаниями) и сейчас находятся в Херсонском порту. Они будут впервые выставлены на торги в конце июля и, думаю, что они продадутся, на них установлена довольно интересная цена.

Купить танкер – это сильно. Но давайте вернемся к теме госимущества. По вашему мнению, мог бы СЭТАМ помочь в проведении большой приватизации, о которой ежегодно идет речь?

Мы аккредитованы в качестве одной из торговых площадок в Фонде госимущества. Но вопрос в том, что электронные торги в процессе приватизации можно проводить только в категории, так называемой малой приватизации, значит, речь идет о небольших объектах незначительной стоимости. Например, о гараже, или – при заводах очень часто бывают - бани.

Относительно вообще вопроса приватизации, сначала следует провести инвентаризацию и посмотреть на то, чем занимается предприятие, стоит ли вообще что-то делать с его имуществом...

Ну, по поводу того, стоит ли, если обратить внимание на ежегодные просьбы добавить денег на содержание, как, например, постоянно умоляет НАН, то возникает вопрос об эффективности управления кучей имущества – от зданий до земельных участков – которыми владеет Академия. То, может, смысл продать все же есть?

Мы обращаемся ко всем государственным учреждениям, различным органам, и предлагаем им продать что-то на СЭТАМ в рамках добровольной реализации. Например, имущество, которое является непрофильным, неликвидным и тому подобное. И не все откликаются. Но, как я уже рассказывал, опыт успешного сотрудничества у нас все-таки есть.

Кстати, очень интересный вопрос относительно возможной продажи земли, учитывая, что в Украине действует мораторий. У нас уже есть опыт реализации сельскохозяйственной земли.

Несмотря на запрет?

Дело в том, что, начиная с октября 2016 года, с внесением изменений в закон об исполнительном производстве, мы получили право реализации на электронных торгах арестованных земельных участков, в том числе, сельскохозяйственного назначения... И у нас уже есть позитивный опыт, мы реализовали поле – 40 га в Херсонской области. Его начальная цена была 400 тыс. гривен. Значит, 110 тысяч гривен за гектар. А мы его продали за 1,2 млн. грн. Втрое дороже.

А кто делает оценку такой земли, ведь, когда речь в очередной раз заходит об открытии рынка земли, в Верховной Раде постоянно плачутся, что никто не может оценить рынок, ведь никто не понимает, какой он у нас вообще?

Относительно любого арестованного имущества, оценку мы получаем от исполнительной службы. Они и заказывают услуги у сертифицированного оценщика. Несмотря на то, что рынка земли у нас нет, и нет на что, ориентироваться по цене, то цену, фактически, формируют сами покупатели на электронных торгах. На мой взгляд, это – честные торги. Ведь, если цена будет завышенной, то покупатель просто не придет. Далее нужно будет переоценивать, а следующие торги проводить по более низкой цене. И так – пока актив не купят... А если актив будет выставлен задешево, то в процессе торгов покупатели дойдут до рыночной цены.

Кто формирует лоты? Например, раньше я видела, как продаются карандаши поштучно или носки парами. А сейчас удивило много лотов, в которых объединяются большие группы товаров, но не систематизировано, без разделения на категории. Как я думаю, это не очень удобно для покупателя...

До сих пор есть и ручки/карандаши поштучно, и носки, просто происходит постоянная смена ассортимента.

Мы не решаем, как именно комплектовать лоты. Эта информация поступает от государственных исполнителей. А к ним - из суда. Или, например, если это таможенный конфискат, когда арестовали фуру товаров, а в ней есть все – от носков до компьютеров. Исполнитель может сформировать 100 лотов по категориям, а может записать 6 тыс. товара и дать их перечень...

А если покупателю не нужен весь этот перечень?

Это не к нам вопрос, на формирование мы не влияем.

Но это глупо выглядит. Например, покупателю нужно два компьютера, а ему предлагают к ним докупить еще какую-то офисную вешалку, три стула и веник...

Как показывает практика, обычно, все, что изымают в офисах, все компонуется вместе, в один лот.

Что больше пользуется спросом, а какие лоты почти не удается продать?

Самые ходовые товары – недвижимость, транспорт. Очень популярны автомобили. На наших площадках постоянно находится около 5-6 тысяч авто.

Относительно того, что не удается продать, по моему мнению, на любой товар есть покупатель. Все зависит от цены. А ключевая проблема со спросом связана с тем, что мы продаем активы не только в крупных городах или в столице. Мы продаем что-то в отдаленных селах, в районах, там, где довольно сложно найти покупателя.

Вы упомянули о складах. Они есть в каждом регионе?

Да, в каждом, 23 филиала в областных центрах. Если есть желание что-то купить, можно записаться через колцентр, оператору говорите, когда вам удобно и что вы хотели бы посмотреть, и можно приехать.

В прошлом году люди жаловались, что не сразу можно было получить со склада приобретенный товар...

Все зависит от того, где хранится товар. На наших складах только часть лотов. И в информации о лоте указано, где он хранится.

Сейчас мы стараемся максимум лотов забирать на наши склады для хранения, чтобы не возникало ситуаций, когда ответственный за хранение отказывается отдать или говорит, что такого имущества у него нет.

На самом деле, ответственное лицо за хранение товаров знает, что такие вещи – это преступление. И, в случае, если такое случится, полиция им будет заниматься. Не знаю, кто рискует на это идти, но теоретически так может быть.

Значит, такие случаи были?

Да, попадались. Но для того, чтобы избежать таких ситуаций, мы стараемся хранить имущество на своих площадках.

А приходили ли к вам люди, которые пробовали договориться, узнать, можно ли обойти систему и как это сделать?

Именно чтобы предотвратить такие явления, система настроена так, чтобы никакого человеческого вмешательства невозможно было осуществить. Когда мы начали работать, все думали, что СЭТАМ будет чем-то вроде тех торговых площадок, которые работали во времена Януковича: в ручном режиме продавали, решали, кто и как будет торговать. А мы по форматам не работаем.

Но попытки были?

Были. Спрашивали, а как можно купить дешевле, какие есть интересные активы...

Я тоже у вас спрашиваю про интересные лоты и как купить дешевле...

И я вас тоже отправляю на сайт... У нас выигрывает только тот, кто ставит самую высокую ставку.

Но бывают ситуации, когда покупатель хочет сэкономить, а в итоге платит больше. Например, недавно мы продавали довольно неплохой автомобиль. Он был заявлен по цене около 1 млн. гривен, было много заявок, но гарантийный взнос оплатил только один покупатель. И, в процессе торгов, этот участник не поставил ставку, значит, фактически, отказался от торгов. Теперь этот автомобиль был переоценен, цена снизилась на 25%. И я уверен, что по этой цене он будет очень интересен не одному покупателю, а многим покупателям. Значит, когда цена упадет, зайдет больше покупателей, они начнут делать ставки, поднимать их, и, как это часто случается, что в процессе торгов первая, стартовая цена будет поднята...

...таким образом, чтобы купить дешевле...

... надо не ждать, когда лот будет стоить дешевле всего, а брать его за ту цену, которая вас устраивает. Если вас устраивает цена, которая была на первых торгах, то покупайте. Потому что иногда на других будет столько желающих, что товар будет оценен дороже, чем на первых торгах.

В СЭТАМ есть постоянные клиенты?

Да, есть такие клиенты, кто постоянно торгуется.

Есть такие клиенты кто, например, интересуется исключительно приобретением автомобилей. А есть такие клиенты, кто интересуется всем – от канцелярских изделий до заводов.

Это какие-то перекупщики или посредники?

Можно сказать и так. Что касается, например, автомобилей, они покупают, доводят до ума и перепродают.

Возникали ли с какими-то лотами проблемы при продаже на СЭТАМ и что это были за проблемы?

В принципе, что касается арестованного имущества, даже уже относительно того, которое выставлено на реализацию, могут быть какие-то обжалования. Но это не массовые случаи. Когда есть предписание суда или исполнителя, что надо остановить торги, мы останавливаем. Если будут снимать с реализации, мы всем участникам вернем гарантийные взносы, с этим проблем нет.

Но таких проблем, чтобы торги признавались недействительными, такого, ни разу не было. Система работает. И каких-либо судебных решений, которые бы отменяли торги, у нас нет.

Недавно в программе «Схемы» говорилось, что в работу СЭТАМ вмешивались сотрудники исполнительной службы ...

У нас действительно была ситуация, когда посторонние лица пытались вмешаться в работу СЭТАМ. Это была хакерская атака. Наши ИТ-специалисты ее зафиксировали, мы сразу сообщили представителям департамента киберполиции, далее вместе с ними провели совместную работу по установлению лиц, которые пытались вмешаться в систему... Далее проводились обыски, в том числе, в участников тех торгов, у тех лиц, которые пытались это сделать. Всем занимается полиция.

Мы надеемся на успешное завершение дела.

А что касается вообще попыток вмешаться в систему, подчеркну, что вмешаться невозможно. Мы отслеживаем даже попытки. Сейчас идут работы для перевода аукциона на технологию Blockchain (мы будем первым подобным аукционом в мире), чтобы максимально обезопасить процесс торгов (технология позволяет обезопасить любые транзакции за счет того, что база данных с такой технологией защищена от подмены данных, - УНИАН).

Вместе с тем, те же сотрудники исполнительной службы имеют возможность раньше других потенциальных покупателей узнать об активах, которые будут выставляться на торги?

Все активы, согласно стоимости, находятся на сайте довольно долго. Например, те, которые стоят свыше миллиона гривен, имеются на сайте в течение 30 дней и демонстрируются для всех.

Кроме того, никаких ограничений для регистрации, для уплаты гарантийного взноса, и тому подобное – нет. Чтобы зарегистрироваться, необходимо только заполнить несколько полей с вашими персональными данными: ФИО, паспорт, ИНН и номер карточного счета для возврата гарантийного взноса.

Подать заявку на участие в торгах тоже не сложно - одно нажатие кнопки. Нажав ее, вы получаете квитанцию для уплаты гарантийного взноса – реквизиты, сумма, все формируется автоматически. После получения средств на наш счет, опять же, в автоматическом режиме, обрабатывается банковская выписка и человек допускается к торгам. Еще раз подчеркиваю, все это происходит в автоматическом режиме, без вмешательства человеческого фактора.

Но мы живем в такое время, когда трудно чувствовать себя абсолютно защищенным, оставляя свои персональные данные на какой-то электронной площадке. Чего только стоит последняя кибератака...

Мы не пострадали от нее вообще. У нас нормально работает система, она защищена, и вопросов не было. Единственное, что нам пришлось сделать - перенести торги, которые были запланированы на тот день, когда произошла кибератака из-за того, что потенциальные участники не могли уплатить гарантийные взносы — не работало много банковских учреждений. Поэтому, мы приняли решение остановить торги и перенести их на следующую неделю, и они прошли. Вопросов нет.

А какие вы видите проблемы в электронной коммерции вообще?

Тут вопрос в том, что необходимо привлекать грамотных сотрудников. Потому что, к сожалению, очень много проблем в этой кибератаке было связано с некомпетентностью, неосведомленностью людей, отсутствием компьютерной грамотности (нашим сотрудникам даже не было необходимости какие-то такие вещи напоминать, потому что они про все это знают). Кроме этого, существует техническая проблема – DDoS атаки.

Часто бывают такие атаки?

Периодически бывают. У нас стоит антиDDoS защита, которая позволяет это выдержать. Конечно, у нас она довольно серьезная. Возможно, лучшая защита в стране.

Обеспечивают всю эту защиту – программисты, айтишники, люди, востребованные во всем мире. Какую заработную плату им предлагает государственное предприятие?

Мы является государственным коммерческим предприятием, поэтому зарплаты стараемся держать на достаточном уровне. Мы ориентируемся на наш финансовый результат. Чем он лучше, тем выше заработная плата у сотрудников.

Скажем, минимальная ставка в центральном офисе – 5 тыс. гривен. Но платим еще премию, в зависимости от того, сколько удалось заработать за месяц.

Айтишники, конечно, получают немного более высокую зарплату. Где-то от 9 до 15 тысяч гривен. Это те, кто работают непосредственно у нас, плюс услуги хостинга мы получаем на аутсорсинге.

СЭТАМ – государственное предприятие – является прибыльным?

Да, мы являемся прибыльным предприятием и платим существенную сумму налогов. Поступления в госбюджет от деятельности СЭТАМ составили более 300 млн. гривен.

А в чем прибыль СЭТАМ?

Мы – государственное коммерческое предприятие, не получаем средств из госбюджета, а самоокупаемся. Значит, мы ведем коммерческую деятельность и получаем средства от реализации - процент от продажи. С начала администрирования системы (с 26 октября 2015 года) предприятием реализовано 19 тысяч лотов на сумму 2,96 млрд. гривен.

Автор: Татьяна Урбанская

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Банк Зенит: Ежедневный обзор долговых рынков
 Макроэкономический и монетарный обзор Украины. Февраль 2017 г.
 Какие на Форексе бывают комиссии
 Рынок труда и занятость в Беларуси в 1998 г.
 Банк Зенит: Ежедневный обзор долговых рынков