Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

«Конституцию с момента принятия никто не уважает», – судья Конституционного Суда


26.07.2017 – «Майдан не возник сам по себе... Мы считаем себя легитимно назначенными...» – отмечает судья Конституционного Суда Станислав Шевчук, назначенный после Революции Достоинства, на вопрос о конфликте среди судей КС.

Читайте также: Конкурс в Верховный Суд: почти финиш

Появление внутри КС четырех так называемых постмайдановских судей в марте 2014 года лишь обострило и без того напряженную ситуацию, ведь судьи КС находились тогда в эпицентре критики политиков и общественности из-за узурпации власти Януковича.

«Старая» команда считала новых судей нелегитимными, а новички, не соглашались голосовать за отставку тех, кто запятнал свою репутацию в 2010 году – чтобы не закреплять за ними звание и статусное финансовое обеспечение.

Противостояние между постмайдановским крылом КС и двумя другими судьями, назначенными Януковичем в 2010 и 2013 годах, – обострилось, в частности, в вопросе избрания нового председателя суда. Полномочия Юрия Баулина, который на протяжении трех лет возглавлял КС, заканчивались. А компромиссную среди судей кандидатуру найти было крайне трудно.

И Верховная Рада перед летними каникулами приняла новый Закон «О Конституционном Суде». Он предусматривает проведение конкурса судей КС для доукомплектования его состава. Правда, этот процесс может длиться до октября-ноября.

Почему КС не принял ни одного решения с начала этого года, что привело к блокированию его работы и кто может воспользоваться введением конституционной жалобы, – в интервью LB.ua со Станиславом Шевчуком.

С 2009 по 2012 год Шевчук работал судьей Европейского Суда по правам человека ad hoc от Украины. Стажировался в США, Великобритании, Бельгии, Германии. Преподает в Киево-Могилянской академии.

"С 1997 года формировалась основа, чтобы Конституционный Суд не был независимым. Такие подходы существуют и сегодня"

С 3 июня в Конституционном Суде появилось пять вакантных должностей. Полномочия имеют только 13 судей из 18-ти при кворуме 12. Можно ли говорить о том, что работа КС фактически заблокирована?

Когда кворум судей – на грани, то ситуация действительно выглядит критической. Специфика работы Конституционного Суда заключается в том, что мы обсуждаем доктрины, концепции развития права, а не просто нормы законодательства. Поэтому лучше, когда количество судей превышает кворум, чтобы было сформировано определенное ядро единомышленников. А в нынешней ситуации достаточно, чтобы несколько судей имели другое мнение, и решения не принимаются.

Что привело к такой ситуации?

Очевидно, этот вопрос следует рассматривать в историческом контексте. С 1997 года, когда был сформирован первый состав Конституционного Суда, он переживал разные кризисные моменты: то судей не назначали, то увольняли, не давали возможности принять присягу... Фактически формировалась основа для того, чтобы Конституционный Суд не был независимым. Такие подходы существуют и сегодня.

Ситуация, которая сегодня сложилась в суде, в значительной степени была связана с тем, что депутаты несколько раз проваливали законопроект о Конституционном Суде. Политики не совсем понимают, что кризис Конституционного Суда – это кризис государства в целом. Чтобы Конституционный Суд полноценно работал, нужно провести конкурс на вакантные должности. А он предусмотрен только новым законом, который парламент смог принять лишь 13 июля.

По данным LB.ua, ныне в составе Конституционного Суда сформированы три группы: так называемое постмайдановское крыло и те, кто был назначен Януковичем в 2010 и 2013 годах.

Фактически конфликт первой группы с двумя другими и вызвал ситуацию, когда судьи не могут избрать главу и найти консенсус.

Я бы не разделял судей, назначенных на должности в разный период, на отдельные группы. Более того, не хотел бы делить судей, которые были назначены до Майдана и после. Я – не политик. Их скорее можно разделить по их позиции, мировоззрению. Некоторые судьи являются консерваторами, некоторые – либералами.

В работе Конституционного Суда важно, каким будет его авторитет в обществе. Политики часто позволяют себе пренебрежительные заявления относительно Конституционного Суда. В такой атмосфере работать достаточно сложно. Невозможно принимать решения, когда общество настолько агрессивно настроено к Конституционному Суду.

Решения Конституционного Суда имеют определяющее влияние на укрепление демократии и развитие правовой системы. Основная задача Конституции – ограничение власти, предотвращение ее узурпации и гарантия свободы. Невозможно узурпировать власть без решения Конституционного Суда или из-за его бездействия. И подобный опыт Украина уже получила. Поэтому общественность (в том числе, журналисты) должна вступать в борьбу за новый независимый Конституционный Суд, где бы применялись новые европейские концепции, новые принципы конституционной юриспруденции.

Тем не менее, так называемая группа судей, назначенных после Майдана в состав Конституционного Суда, в который вы входите, часто выделяется от других. Депутат Сергей Лещенко в мае этого года опубликовал обращение этих судей к тогда еще исполняющему обязанности председателя Юрию Баулину с просьбой об избрании председателя суда.

Да, четверо судей КСУ, которые были назначены 13 марта 2014 года, направили заявление о созыве специального пленарного заседания для избрания председателя Конституционного Суда. Не знаю, правда, как этот внутренний документ попал к Сергею Лещенко.

Дело в том, что законодательство предусматривает два месяца с момента завершения полномочий председателя для избрания его преемника. Нам было не понятно, почему не назначается специальное пленарное заседание по этому поводу.

Вместе с тем, это заявление было направлено на поиск диалога между судьями, как жить и работать дальше, какие перспективы развития нашего суда. А не для того, чтобы ставить кому-то ультиматумы: кто из нас четверых станет председателем суда.

Выборы председателя суда все-таки состоялось, но Владимир Мойсик, который выдвигался на эту должность 18 мая, не набрал достаточного количества голосов. И компромисса относительно определенной кандидатуры до сих пор не нашли. Связано ли это с тем, что судьи, назначенные после Майдана, не хотели голосовать за отставку Баулина и Сергея Вдовиченко, срок полномочий, которых истек 3 июня? Однако другие две группы судей не давали голосов ни за одного из кандидатов на должность председателя суда.

Я не могу это комментировать.

Скажу лишь, что Майдан не возник сам по себе. В стране сложилась напряженная общественно-политическая ситуация. В том числе, были приняты важные конституционно-правовые решения. Поэтому мы (четверо судей, назначенных во время Революции Достоинства – ред.) пришли в Конституционный Суд в результате принятия определенных решений. В частности, после принятия парламентом постановления 24 февраля 2014 года (речь идет о постановлении, в котором осудили решение Конституционного Суда о возвращении Конституции 2004 года; судей, которые принимали это решение, парламент постановил уволить за нарушение присяги – ред.).

Мы считаем себя легитимно назначенными, а наша легитимность тесно связана с рядом важных решений, которые были приняты во время Революции Достоинства. Эти решения были объективно необходимыми для нашей страны в ситуации, когда была пролита кровь Небесной Сотни, а Янукович сбежал на территорию России. Вместе с этим, не надо нас считать своеобразными "Паладинами Майдана". Мы просто судьи, которые выполняют задачи, возложенные на нас Конституцией Украины.

Сегодня имеется ли коммуникация у вас с другими судьями КС?

У нас нет сейчас конфликтов. Мы встречаемся, обсуждаем определенные вопросы, концепции отдельных решений. Вопрос видения будущего суда мы пока не затрагиваем.

А какие отношения у вас с ныне исполняющим обязанности председателя суда Виктором Кривенко?

Нормальные рабочие отношения.

Известно ли вам, когда он будет инициировать проведение специального заседания для избрания нового председателя?

Пока диалог продолжается, но этот диалог возможен только на основе принципа верховенства права.

По моей информации, пока среди судей КС обсуждается следующим вариант избрания руководства: председателем предлагают назначить судью из группы так называемых постмайдановских судей, а заместителя – из группы судей, назначенных в 2013 году.

Поиск компромисса всегда сложный. Диалог между судьями должен базироваться на ценностях, на осознании того, куда мы идем. Другого варианта, как можно сформировать европейский Конституционный Суд, я не вижу. А чтобы был компромисс, должна быть коммуникация, поддержка общества. Профессор истории Йельского университета Тимоти Снайдер говорил: надо защищать демократические институты, иначе они посыплются как домино.

Опять же, мы не можем только призывать общество уважать Конституционный Суд. Мы можем говорить: «Уважайте Конституцию!» Ее же с момента принятия никто не уважает! Не успели написать, уже хотят переписать. Да, политикам часто хочется изменить нормы, содержащие для них ограничения. Впрочем, надо научиться жить по Конституции.

Конституция должна защищать каждого гражданина. И в этом значительный прогресс произошел после принятия нового Закона «О Конституционном Суде», где введен институт конституционной жалобы. Каждое лицо, которое считает, что в судебном решении был применен закон, который не соответствует Конституции, может подать жалобу в Конституционный Суд. Фактически Конституционный Суд, таким образом, должен защищать человека от государства.

Вмешивались ли в ситуацию, которая сложилась в КС, представители парламента, Администрации Президента, международные организации? Какова их роль?

Чем меньше будет вмешательства, тем больше будет консенсуса.

Значит, сейчас вмешательство заметное?

За три года на посту мне ни разу никто не звонил ни из Администрации Президента, ни Кабинета Министров, ни из других властных кабинетов или посольств, международных организаций. Никто не намекал мне, какое надо принимать решение.

"Мы не торгуем голосами"

Во время обсуждения первоначального варианта законопроекта о Конституционном Суде депутаты активно критиковали повышение зарплат судьям до 300 тысяч гривен. Именно ли это было одной из причин, почему законопроект проваливали несколько раз.

В конечный вариант закона вошла норма о зарплате судьям КС в размере 100 тысяч гривен, но это вдвое меньше, чем определено Законом судьям Верховного Суда. Хотя я считаю, что это – вполне нормальная зарплата. Тем не менее, в правовом государстве, судья КС не может получать вдвое меньше, чем судья ВС. Это проявление неуважения со стороны другой ветви власти.

Считаете, что уровень зарплат был камнем преткновения для принятия этого законопроекта?

Нет, уровень зарплаты был не основной причиной. Политики действительно прибегли к определенным агрессивным публичным размышлениям относительно Конституционного Суда. К примеру, члены Высшего совета правосудия и Высшей квалификационной комиссии судей получают около 225 тыс. грн. и за соответствующую норму парламент уже проголосовал. Для судей КС такая зарплата, по мнению депутатов, – чрезмерная. Почему такое разное отношение? Не понимаю. Дело же не в зарплате, хотя она должна быть достойной, а в отношении Конституционного Суда Украины.

В этом году КС не принял ни одного решения. В частности, наиболее актуальными были обращения нардепов относительно закона о люстрации, судебной реформе, электронном декларировании. Соответствующие законодательные изменения были введены во времена нынешней власти. Можно ли говорить о том, что КС умышленно не принимает решений относительно этих вопросов, несмотря на то, что любой состав КС в Украине отстаивал позицию действующей власти.

Я не могу сказать, что Конституционный Суд умышленно затягивает принятие определенного решения относительно того или иного дела. Происходит поиск консенсуса, согласования позиций. Это же не политика. Мы не торгуем голосами. Происходит обмен юридическими концепциями. А это – непростая вещь, особенно в отношении таких важных законов и на грани кворума.

Все-таки, можно ли говорить, что Конституционный Суд каждый раз пытается подстроиться под позицию новой власти?

Судьи Конституционного Суда должны быть хранителями Конституции. Долгое время им не удавалось этого придерживаться. Впрочем, я верю, что все изменится. Иначе не пришел бы сюда.

Принятым Законом «О Конституционном Суде» предусмотрено проведение конкурса для назначения новых судей КС. Очевидно, эта процедура может занять несколько месяцев. Так что вакантные должности будут заполнены быстрее всего в октябре-ноябре.

Да, этот процесс действительно может затянуться на несколько месяцев. Впрочем, я бы не списывал и нынешний состав суда. У нас есть кворум, мы еще имеем потенциал по принятию решений. Надеюсь, в ближайшее время мы это докажем (улыбается – ред.).

Законом не предусмотрена конкретная процедура проведения конкурса (речь идет только о формировании комиссии для отбора кандидатов) в Конституционный Суд. Каким образом, по Вашему мнению, будет определяться этот порядок?

Мне сложно сказать, как должен выглядеть конкурс. Я сам в свое время проходил конкурс в Европейский Суд по правам человека. Главная идея конкурса все же заключается не в том, чтобы проводить конкурс ради конкурса, а для того, чтобы в КС приходили настоящие авторитетные специалисты в области современного конституционного права и прав человека, причем не советской выучки, потому, что с советских времен у нас не было конституционного права.

Новый закон вводит институт конституционной жалобы. Ранее говорилось о том, что в КС уже поступило около сотни таких жалоб. Однако судьи не могли их рассматривать без принятия соответствующего закона. Какова процедура рассмотрения жалоб предусмотрена? Существуют ли сроки их рассмотрения?

Действительно мы не могли рассматривать конституционные жалобы, поскольку часть четвертая статьи 55 Конституции Украины предусматривает, что каждому гарантируется право обратиться с конституционной жалобой в Конституционный Суд Украины по основаниям, установленным Конституцией, и в порядке, определенном законом. Только сейчас этот порядок определен Законом о КСУ. Он предусматривает, что конституционная жалоба может быть подана, если окончательное судебное решение в деле лица вступило в законную силу не ранее 30 сентября 2016 года – даты вступления в силу соответствующих изменений в Конституции Украины.

Законом предусмотрено и то, что судья-докладчик по делу определяется путем распределения обращений в суд между судьями поочередно, в алфавитном порядке.

Сегодня в судах и в Высшем совете правосудия действует система автоматизированного распределения дел. Стоит ли ввести такую систему для КС, чтобы исключить влияние на судей?

Эти положения закона, по сути, вводят основы автоматизированного распределения дел между судьями, что требует дальнейшего совершенствования.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Мэр Конотопа Артем Семенихин: Я отрицаю, что благодаря децентрализации добавились какие-то денежные ресурсы
 Пятничное чтиво. Никогда не ешьте в одиночку
 За что критикуют пенсионную реформу и как успеть заработать стаж: интервью с Владимиром Гройсманом
 Адмирал Маркетс: Ежедневный обзор американской и азиатской сессии
 Платежный баланс Беларуси в первом квартале 2015 г.