Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Игра престолов на Печерске, или Зима под стенами Рады


13.08.2017 – Зима близко, но до нее еще надо дожить. Закончился очередной сезон украинской "Игры престолов". Предводители всех политических "домов" получили шанс подготовиться к будущим сражениям и залечить раны.

Верховная Рада, которая должна была бы быть местом для поиска компромиссов, – постепенно, но уверенно превращается в место войн за выживание. И без того неустойчивая конструкция властной коалиции качается с все большей амплитудой. Фактически, от громкого публичного падения ее спасла лишь крайне уместная летняя пауза.

Наиболее болезненный удар по жизнеспособности парламента нанес неожиданно крепкий союз НАБУ-САП и генпрокурора Юрия Луценко. Если учесть, что последний является членом "малого совета" действующего обладателя "железного трона" Петра Порошенко, то способность нынешнего руководства страны удержать позиции вызывает все больше вопросов.

Для демонстрации своей эффективности власти позарез необходимо максимально дееспособное правительство. Но и здесь ситуация тревожная. Из-за постоянных клинчей внутри Совета, междоусобиц между премьером и "бизнесовым" крылом президентской команды, Кабмин фактически завалил все обещанные Гройсманом "ключевые реформы".

Жесткие войны внутри окружения становятся, чуть ли не визитной карточкой правления Порошенко и все больше напоминают времена президента Кучмы.

Воюют все со всеми: АП с министрами, министры с депутатами, депутаты между собой и с премьером, премьер с негласным главой БПП, генпрокурор со всеми вместе...

И на фоне всего этого президент, вместо того, чтобы развести воюющие стороны, – озабочен тем, как "обновить" свой образ и провести на "железном троне" еще одну каденцию.

Большие проблемы с "малыми домами"

По действующей Конституции образца кучмовской политической реформы 2004 года, которая была возвращена сразу после второго Майдана, – роль президента в политической раскладке могла бы быть весьма скромной. Кто помнит времена войн Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, тот понимает, насколько беспомощным в такой системе может быть президент.

Однако Порошенко сумел не повторить ошибок Ющенко.

После своего триумфального избрания Петр Алексеевич выстроил систему управления таким образом, что фактически вся полнота власти оказалась именно в его руках.

На лозунгах проведения реформ, деолигархизации и окончания войны Порошенко добился на самом деле невиданной концентрации власти: крупнейшая фракция Рады носит его имя, во главе правительства сидит его ставленник, ГПУ, СБУ, НБУ и массой других ведомств руководят близкие к нему люди.

Сначала этот процесс даже казался вполне нормальным. Ведь реформировать страну, побороть коррупцию и защитить территорию от войск "властелина ночи" с Севера без эффективной системы управления было бы невозможно. Особенно если учесть, что даже стены на границе, за которой можно было бы спрятаться, у Украины не было.

Однако совсем скоро оказалось, что разговоры о реформах значительной долей остались разговорами, а концентрация власти была не средством – а, собственно, целью.

Обладатель "железного трона" на Банковой и верные ему политические "дома" в какой-то момент как будто забыли, что "зима на самом деле около" – и принялись выяснять, где, чьи владения.

Вот только эта внезапная слепота сыграла злую шутку и с самими игроками украинской политики.

Отвернувшись от общей идеи быстрых и качественных изменений, на волнах которой они и пришли к власти, политические "дома" безвозвратно погрязли в интригах и междоусобицах. Большие союзы начали разваливаться, уступая место ситуативным альянсам и краткосрочной дружбе всех со всеми против всех.

Но самой большой проблемой Порошенко оказалось то, что "его" люди – это не он сам. Что даже, несмотря на данные "вечные обеты", вассалы вполне могут работать сначала на себя, а уже потом – на сюзерена. И хотя открытых выпадов против обладателя "железного трона" его подданные себе не позволяют, но в войне между собой они уже почти не сдерживаются.

Наиболее ясно это видно в Верховной Раде.

За неполные три года с последних выборов правящая коалиция превратилась из конституционного большинства на едва живой "союз двух с половиной".

БПП и "Народный фронт" не могут обеспечить устойчивого голосования в 226 голосов и постоянно вынуждены уговаривать о поддержке кого-то из "малых домов" – Опоблок, "Волю народа" или "Возрождение".

Однако сейчас даже эта хрупкая конструкция оказалась на грани краха.

Для того чтобы ее укачало, хватило пяти представлений Генпрокуратуры о снятии неприкосновенности с депутатов. Каждое из них, будто специально, било в болевую точку закулисных договорняков, которые держат власть на плаву.

Представление на Олеся Довгого переполнило чашу терпения "Воли народа". Депутаты этой группы в частных разговорах уже давно не подбирают слов для характеристики Порошенко и его людей, особенно генпрокурора Луценко. Глава этой группы Ярослав Москаленко, рассказывают ее депутаты, ходит на допросы в прокуратуру как на работу. Да и другие нардепы из "Воли народа" также не лишены "внимания" прокуроров.

И хотя фактические лидеры группы Москаленко и Степан Ивахив недолюбливают самого Довгого из-за чрезмерного желания договариваться с Банковой за их спинами, "Воля народа" показала зубы, когда Луценко внес на него представление. Ибо речь шла не о Довгом – а о выживании нардепов.

Именно поэтому партия "Воля народа" не дала голосов за принципиальное для Банковой назначение аудитора НАБУ. И голосовала за перераспределение бюджета без введения НДС-облигаций, чего так домогалось окружение Порошенко.

Как признался один из депутатов БПП, который часто собирает голоса под нужные законы, договариваться с Москаленко и компанией сейчас очень непросто.

"Воля народа" не то чтобы совсем послала нас – но работать с ними будет гораздо сложнее", – развел он руками.

Вряд ли просто будет "работать" власти с "Оппозиционным блоком" после публичной порки в последний сессионный день. Тогда депутаты от этой партии сначала проголосовали за все идеи власти, а позже получили разрешение на арест своего депутата Михаила Добкина.

Сомнительно, чтобы после такого "кидка" депутаты обеих групп "Оппозиционного блока" – крыло Фирташа – Левочкина - Бойко, крыло Ахметова, – легко пошли на новые "договорняки". Пусть даже сами бенефициары этих групп связаны "крупными сделками" с Порошенко.

Такой урок они должны усвоить, как и остальные "малых домов" в Верховной Раде.

Поэтому вопрос, кто и на каких условиях будет покрывать властям недостаток голосов, в новом политическом сезоне будет одним из самых острых.

Недоверие "Дома пятерых"

В ближайшем окружении Порошенко убеждают, что "бросить" Опоблок и дать разрешение на арест Добкина депутаты должны были "из-за давления улицы".

Речь идет об акции протеста, которая целый день гремела под стенами Верховной Рады в последний сессионный день. Тогда активисты заблокировали подходы к парламенту и почти все выходы из него, даже подземные ходы.

С такой отговорки БПП можно было бы посмеяться, если бы все на самом деле не было серьезно.

И вопрос Добкина здесь вообще ни к чему. Речь идет о непонятных сдвигах в лагере крупнейшего союзника "железного трона" – "Народном фронте".

Этот "дом" состоит из пяти разных групп – Яценюка, Мартыненко, Авакова, Турчинова и Парубия, которым все труднее держаться вместе.

Упомянутая акция под Радой – лучший этому пример. В окружении Порошенко ее называют не иначе как "тест Авакова".

"Посмотрите, он привел свой "Национальный корпус", на всех выходах стояли патрули с дорогими военными рациями и единым центром координации действий. Такого еще не было никогда. Это очень похоже на тест Авакова – как Совет будет реагировать на силовые сценарии. Мы пока даже не можем толком оценить последствий этого теста", – с ощутимым раздражением рассказал УП один из ближайших соратников президента.

Собеседники "Украинской правды" в БПП, и НФ убеждают, что о действиях Национального корпуса под Радой Аваков не предупредил даже своих ближайших соратников.

Например, Арсений Яценюк весь тот день должен был провести в Раде. Сначала он там встречался с фракцией. Но когда он с одним из руководителей БПП Игорем Кононенко захотели переговорить в другом месте, то попросту не смогли выйти из парламента.

Это яркая характеристика того, как выглядит коммуникация Авакова с остальными членами НФ.

Но глава МВД – не единственная точка напряжения в команде Яценюка. Есть еще и недовольная группа Мартыненко.

Особой остроты ее раздражение достигло на известном заседании фракции НФ 10 июля. Тогда большинство соратников согласились на снятие неприкосновенности с "фронтовика" Максима Полякова, который принадлежит именно к орбите Мартыненко.

После этого заседания члены его группы в НФ в разговоре с УП возмущались, что, скажем, секретарь СНБО Александр Турчинов на самом деле работает не на "Народный фронт", а на создание новой партии вместе с Юрием Луценко.

Эта версия реалистична или нет, – на самом деле, не так и важно. Однако она прекрасно иллюстрирует атмосферу, которая сейчас царит в некогда едином "Доме пятерых".

Партия Яценюка, лишена электоральных перспектив, вынужденная работать с командой Порошенко, чтобы удержать ситуацию в руках. А обладателя "железного трона" не минует возможность воспользоваться этим в своих интересах, "прокидаючи" партнеров то здесь, то там.

Поэтому не удивительно, что сейчас недоверие между командами Порошенко и Яценюка почти тотальное.

Достаточно хотя бы вспомнить голосование за закон о Конституционном суде, принятый в тот же последний пленарный день 13 июля.

Тогда в закон о КСУ вписали норму, об открытой процедуре голосования за омбудсмена. Эта должность была обещана "Народному Фронту", но партия Яценюка настолько не верила простому обещанию, что заставила вписать ее в закон.

Это взаимное недоверие Яценюка, Авакова, Порошенко или Кононенко могло бы остаться их личным делом, если бы из-за него не была фактически парализована вся работа государства.

Именно это недоверие, помноженное на желание отхватить побольше, является причиной того, что власть до сих пор не смогла:

– сформировать новый состав ЦИК,

– доукомплектовать комитеты Совета,

– назначить главу Счетной палаты,

– обновить НАПК,

– заменить главу НБУ,

– назначить министра здравоохранения,

– или же уволить министров информационной политики и АПК, которые уже несколько месяцев как написали заявления.

Стоит добавить сюда постоянную войну Кабмина с различными группами во фракции Порошенко. Именно из-за постоянных тактических схваток Гройсмана с Кононенко, а министров с председателями комитетов – и были фактически провалены все стратегические реформы, которые правительство обещало провести за этот год.

От земельной реформы отказались, даже не начав. Медицинскую и образовательную реформы Рада так и не рассматривала. Единственно, пенсионной реформе едва ли не чудом в последние минуты последнего дня удалось проскочить через парламент в первом чтении.

Кто и за какие ресурсы сможет провести эти реформы осенью через раздробленную и перессорившуюся Раду – узнаем уже в следующем сезоне властного сериала. Сентябрь близко.

По данным УП, сейчас в ГПУ почти готовы очередные 5-6 представлений на депутатов, несколько дел на министров и десятки производств на руководителей знаковых государственных компаний, на которых завязаны интересы "больших домов" украинской политики.

Если добавить к этому намерение о консолидированной оппозиции – от Тимошенко и Садового, Гриценко, Саакашвили и "Демальянса" – то для правящего класса "большая зима" может прийти гораздо раньше, чем думалось.

Хоть бы и этой осенью.

Авторы: Роман Романюк, Роман Кравец

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Экспорт украинских товаров в Россию в январе-апреле 2017 г. возрос на 38,5% до 1,276 млрд. долл.
 Внешний долг резидентов Беларуси в первом квартале 2016 г. возрос на 0,9% до 38,617 млрд. долл. на 1 апреля, что составляет 73,6% к ВВП
 Объем дневных торгов на международном валютном рынке FOREX в апреле 2016 г. составил 5,067 трлн. долл. – BIS
 Хронология экономических событий 21 декабря 1997 г. – 20 сентября 1998 г. Часть 2
 Внутренний валютный рынок России в октябре 1995 г.