Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

После 40 лет в Германии. Как Украина меняется в глазах ее эмигрантов


22.08.2017 – По брусчатой сельской дороге, подпрыгивая на красном женском велосипеде, едет мужчина. На нем – модные джинсы с дырками на коленях, футболка, которая обтягивает торс, красные кроссовки и кожаный браслет. На солнце сверкает серебряный перстень. На плечах – рюкзак. Следом тянется устойчивый шлейф дорогих духов.

Всем прохожим он широко улыбается и машет рукой. Люди смотрят заинтересованно, перешептываются и кивают в ответ.

Виктору Логвину почти 70 лет. Сорок из них он прожил в Германии.

Уже несколько лет подряд, каждое лето приезжает в Украину.

Говорит, проведать мать и младшего брата, они уже давно покоятся на кладбище, а также пообщаться с племянниками, одноклассниками и посмотреть, как из года в год меняется Родина.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

В Германию Виктор переехал в 28 лет, по окончанию факультета стоматологии Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького.

На предпоследнем курсе он женился на немке, которая училась вместе с ним.

И когда руководство учебного заведения раздумывало, куда отправить на работу бывших студентов, то решило не разлучать с женой.

Так его направили в Германскую демократическую республику (ГДР).

– Были варианты отправить меня работать на Камчатку или в Казахстан, – вспоминает Логвин. – Решили, что мне надо ехать с женой на ее родину. Поэтому с двумя чемоданами я и уехал в ГДР.

В одном из тех чемоданов были носки и белье, в другом – конспекты и книжки.

При пересечении границы советские пограничники Виктора Павловича не хотели пропускать. Не верили, что можно переезжать на постоянное место жительства в другую страну всего с двумя чемоданами.

Вооруженные автоматами, они отвели его в отдельную комнату и несколько часов искали в чемоданах двойное дно или какой-то тайник. Думали, что он везет золото или какие-то секретные документы. Но, так ничего и не найдя, отпустили.

Поселилась молодая семья в городе Лейпциге. Немецкой Виктор Павлович не знал, поэтому был безработным, вынужден был окончить языковую школу.

Неизвестно, как бы все сложилось, если бы не случай.

Примерно через месяц после приезда супруги, министр здравоохранения Германии устроил в Берлине съезд выпускников медицинских вузов, которые учились за рубежом.

Туда поехала и жена Виктора Логвина, Хельга.

После окончания официальной части, она подошла к министру и рассказала о проблеме с трудоустройством своего мужа. Чиновник пообещал помочь.

На следующее утро Виктору позвонил главный врач местной больницы и сказал выходить на работу.

– Когда я вышел на работу, заведующий стоматологическим отделением был очень недоволен, говорил: "О, опять россиян нам наслали!".

СВОЙ ПРОТИВ СВОЕГО

Работал молодой специалист ежедневно с семи утра до семи вечера.

Уже через три месяца свободно владел немецким языком, ни разу так и не посетив языковые курсы. Говорит, настолько привык к чужому языку, что уже не задумывался о построении предложений и про правильное употребление глаголов.

Сейчас немецкая страна стала для него настолько родной, что порой ему даже трудно сформулировать мысль на украинском языке.

Он подолгу размышляет, подыскивая в памяти подходящее слово. Время, сначала вырывается какое-нибудь немецкое словечко или даже предложение. Он извиняется и пытается объяснить свою мысль на украинском языке.

Усовершенствовать язык ему помогло постоянное общение и много литературы, которую он поглощал ночами, после работы.

Через четыре года практики Виктор Логвин сдал экзамены в Германии и получил звание специалиста стоматологии. А еще через год написал и защитил докторскую диссертацию.

За это время в семье родился сыночек.

– У меня не было ностальгии, которую имели много моих соотечественников, – объясняет Виктор Павлович. – Во-первых, не было времени думать о чем-то кроме работы и учебы.

Во-вторых, ГДР в 70-80-х годах мало чем отличалась от Советского союза. Это был "союз" во всей своей красе.

Однажды Виктор Павлович рассказал во время завтрака в коллективе какой-то анекдот. Он даже был не остро политический.

Кто-то рассказал главному врачу и уже через несколько часов мужчину вызвали на ковер и предупредили: если еще будет, хоть один подобный анекдот – оштрафуют и выгонят с работы.

Остерегаться приходилось всех: и коллег, и пациентов, и друзей. Каждый следил за другим и доносил, куда надо.

Среди пациентов господина Логвина было много представителей посольств. При встречах они постоянно пытались выведать какую-то информацию о других медиках или пациентах, друзьях и знакомых.

– Однажды после поездки домой в Украину, ко мне на работу зашел представитель КГБ и начал рассказывать о том, что будто он знает, что я возил родным золото, – со смехом вспоминает Виктор.

И если я не буду "сотрудничать" на меня будет "донос". И когда запугать меня не удалось, откровенно начал вербовать, чтобы я пересказывал разговоры с сотрудниками посольств, которые у меня лечились. Я не согласился.

ОБЪЕДИНЕНИЕ НАЦИИ

Мужчина вспоминает, что в послевоенной Германии жилось очень трудно.

Даже работая вдвоем с женой, в семье Виктора Логвина не хватало денег до следующей зарплаты.

Порой пациенты расплачивались с врачом хлебом, колбасой или картошкой. Люди были очень бедные. Все ждали объединения с федеративной республикой Германии (ФРГ).

– Нам запрещали смотреть федеральные каналы или слушать их радио, общаться с родственниками и друзьями, – рассказывает Виктор Павлович. – И все же люди находили способ обмена информацией.

ФРГ, которая в то время была под контролем Англии, Франции и Штатов очень хорошо развивалась. У людей было очень хорошее социальное обеспечение, лучшая ситуация с трудоустройством. На заводах устанавливали новые станки, строили дороги, восстанавливали инфраструктуру. Люди жили в достатке.

В нашей же части Германии все было, как и во всем Советском союзе – разруха, депрессия, бедность.

За несколько месяцев до провозглашения об объединении ФРГ и ГДР, в Советский Союз вывезли все, что хотя бы чего-то стоило, даже железнодорожные колеи разобрали.

Вспоминая день, когда Германия объединилась, на лице Виктора Логвина появляется счастливая улыбка. Говорит, для большинства немцев это был самый памятный день в жизни.

– После объединения все стало на свои места. Все законы, которые были в ФРГ, автоматически перешли на всю территорию Германии. У нас, наконец, появился достаток и покой.

Впервые семья Виктора Логвина уехала за границу благодаря друзьям, которые проживали в федеративной части Германии. Они дали им деньги, чтобы те смогли автобусом съездить в Париж, посмотреть, как живут свободные люди.

С того времени Виктор уже несколько раз объездил всю Европу и Канарские острова. Говорит, на свою пенсию может минимум дважды в год путешествовать куда-нибудь.

При этом пенсионных денег хватает, чтобы спокойно жить, не нуждаясь, оплачивать коммунальные и другие счета и время от времени попивать шампанское.

ПЕНСИОННАЯ МОЛОДОСТЬ

На пенсию Виктор Логвин вышел в 63 года. Хотя признается, мог бы работать еще.

Объясняет, что раньше в Германии на пенсию выходили в 67 лет. Но, несколько лет назад, правительство снизило пенсионный возраст, чтобы освободить рабочие места для молодежи.

С виду Виктор Логвин очень отличается от украинских 70-летних дедушек и бабушек. Возраст в нем выдает разве что белоснежная грива густых волос. Рядом со своими сверстниками он выглядит лет на пятнадцать моложе.

Признается, что порой не узнает в этих бабушках и дедушках людей, с которыми вырос, с кем когда-то гонял в футбол или в кого влюблялся.

– Каждый раз, как приезжаю, стараюсь встречаться со своими одноклассниками, – говорит Виктор Логвин. – К сожалению, с каждым годом их остается все меньше и меньше. В этом году нас собралось только девять.

Сам Виктор Павлович не потерял жажды к жизни. Он так же любит путешествовать, занимается спортом и любитель молодых женщин.

В сельском магазине, куда он каждый день приезжает за покупками на своем красном велосипеде, он флиртует с продавщицами и угощает местных девушек конфетами.

Младший сын родился у мужчины, когда тому уже было за 50. Он с гордостью показывает в телефоне фото высокого, черноволосого юноши, который улыбается такой же широкой улыбкой, как и сам Виктор.

РЕФОРМЫ РАДИ МИРА

Виктор Логвин признается, что очень любит Украину. Здесь живет много его родных.

А он еще очень любит живописные пейзажи, которых не встретишь больше нигде в мире.

Любит архитектуру Киева и Львова.

Но больше всего его завораживают положительные изменения, которые происходят со страной из года в год.

Мужчина уверяет, то, что Украина получила безвиз, приблизило страну к европейскому, демократическому развитию намного шагов вперед.

– Конечно, коррупция, безответственность чиновников и депутатов, это страшная штука, с которой надо бороться, – поясняет свою мысль г-н Логвин. – Поверьте, это проблема не только Украины, но и более развитых стран.

Но то, что украинцы теперь могут свободно ездить по миру, изучать другие взгляды на жизнь, учиться чему-то новому – это все шаг к лучшему будущему.

Пусть большинство взрослого постсоветского населения уже не изменить. Но молодежь, которая путешествует, впоследствии воплотит весь тот лучший мировой опыт в собственной стране.

Мужчина отмечает, что любые реформы – это больно. Но если доводить их до конца, а не бросать на полпути – то они дадут качественный результат.

– Европейские лидеры не зря требуют проведения реформ в Украине, помогают финансово, открывают границы.

Ведь никто в Европе не желает войны. Вторая мировая оставила тяжелый след после себе для многих. И там все понимают, что жить в мире можно только тогда, когда все будут жить в достатке и когда между странами будут крепкие торговые, культурные, спортивные и семейные связи.

Вечереет. В селе начинают летать комары. На небе появляется молодой месяц.

Виктор включает небольшой фонарик, прикрепленный на руль, и надевает светоотражательный жилет – он постоянно в разъездах. За три летних месяца надо пообщаться со всеми знакомыми, посетить все любимые места, чтобы хороших воспоминаний хватило до следующего лета.

– Поеду уже, пока совсем не стемнело, – говорит Виктор и со смехом указывает на свои побитые колени. – Потому что ночью ездить опасно, местные не очень соблюдают правила дорожного движения.

Как пример он рассказывает недавнюю историю.

– Ехал как-то ночью. По разрешенной мне полосе, на небольшой скорости вот в этом светоотражательном жилете. А тут из темноты на меня налетел другой велосипедист. Я не ожидал такого. Это была даже не его полоса. Мы с грохотом упали оба.

Я сразу начал извиняться. Так принято в Германии. Этот мужчина, молча и мрачно меня слушал, а потом буркнул: "Смотри, куда прешь!" Забрал велосипед и уехал.

Я смеялся до слез. Повернись жизнь по-другому, и им, возможно, мог быть я.

Автор: Яна Миланова

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Торговая сеть «Фокстрот» предлагает современные автомобильные ресиверы от ведущих мировых производителей
 Вегас мастер – лучший портал с обзорами и рейтингами различных казино и азартных игр
 Интервью с украинским предпринимателем основателем и генеральным директором компании «Три Медведя» Дмитрием Ушмаевым
 Финансирование дефицита бюджета Казахстана в 1995 г. Часть 1
 Восемь вопросов либералам и дирижистам, или как изменить страну?