Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Госслужба. Зарплата по 30-60 тысяч гривен в месяц. Как устроиться на такую работу?


25.08.2017 – Кабинет министров сделал очередной шаг в реформе госуправления: в минувшую пятницу правительство одобрило создание директоратов в составе 10 министерств и секретариата Кабмина.

Выделены следующие пилотные министерства. Это министерства: аграрной политики и продовольствия; энергетики и угольной промышленности; инфраструктуры; культуры; здравоохранения; образования и науки; регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства; социальной политики; финансов; юстиции.

Заработная плата в новых структурах будет существенно отличаться от средней по министерствам. От 30 тысяч – экспертам, до 60 тысяч гривен – руководителям директората.

Зачем при министерствах создают подобные надстройки, чем конкретно они будут заниматься, и какова судьба старых работников министерств, «Главкому» рассказал председатель Национального агентства Украины по вопросам государственной службы Константин Ващенко.

«Управление госпредприятиями и выдача лицензий не должны быть в компетенции министерств»

Такое впечатление, что директорат фактически будет министерством в министерствах – своеобразные «оранжереи», как о них говорят. Вы можете конкретно объяснить, в чем будут состоять функции этих образований, без общих фраз, что там будут работать новые продвинутые специалисты по вопросам реформ?

С концепцией «оранжерей» я не очень согласен – надо понимать, что люди, которые придут в органы государственной власти, будут госслужащими, которые будут нести большую ответственность за порученный участок работы и, как мы надеемся, больше иметь знаний. Они будут опираться на опыт не только в госуправлении, но и в других сферах: бизнесе, общественной работе, возможно, полученный за рубежом. Эти ожидания будет достаточно сложно оправдать, учитывая определенное скептическое отношение к любым попыткам реформировать госуправление.

Но мы исходим из того, что на самом деле у нас нет другого выхода. Если мы не переломим эту постсоветскую систему публичного администрирования и не изменим принципы и подходы к работе министерств, то не сможем достичь успеха. Принят закон о государственной службе – первый важный, но небольшой шаг. И все вопросы из-за этого закона не могут решиться. Закон дал ответ на вопрос: кто такие госслужащие, как попасть на государственную службу, продвигаться по карьерной лестнице – не больше. Без реформы Кабмина мы не сможем говорить о построении современной системы госуправления.

Уже есть некоторые мифы, что в эти директораты придут какие-то космонавты, которые будут только выдавать умные идеи. Действительно, мы ждем на этих конкурсах людей, которые являются реальными экспертами в сфере политики. В моем понимании, они должны лучше рядового госслужащего знать законодательство, понимать, как оно построено в других странах, владеть лучшими мировыми практиками, разрабатывать проекты нормативных актов, предупреждать министра о возможных рисках, чувствовать, как ту или иную инициативу воспримут различные общественные группы.

Эти люди не должны быть обременены нашими традициями и должны не бояться проявлять инициативу, которая никогда не приветствовалась в постсоветской системе власти.

Но конечное решение будет принимать политическое руководство министерства, которое должно обладать максимальным объемом информации и иметь несколько альтернатив.

Значит, это будет больше консультативный орган, где соберутся такие «яйцеголовые»?

Это будет такое же подразделение министерства, где будут работать госслужащие, а не какие-то общественные эксперты. Сегодня 80% рабочего времени госслужащий любого министерства тратит на так называемое закрытие текущих контрольных поручений, ответы на обращения граждан. Это нужно делать, но не хватает времени, чтобы осмыслить реальное положение вещей, разработать серьезный анализ политики, наблюдать, как стратегия министерства соответствует заданию правительства и президента.

Иногда в правительство из двух соседних министерств приходят две противоположные инициативы, и возникает вопрос: почему они не общаются друг с другом? Поэтому надо налаживать коммуникацию.

Министры могут не соглашаться с предложениями директоратов?

Конечно. За работу министерства и результаты его деятельности политически отвечает министр. В законе о госслужбе, где мы разделили политический и административный уровни министерства, как раз и исходили из того, что задачей аппарата, частью которого будут директораты, является подготовка проектов решений, которые будет принимать министр.

Какое максимальное количество директоратов возможно в каждом министерстве?

Ключевая задача любого министерства в любой стране – это стратегическое планирование и анализ политики. Таких политик в каждом министерстве есть разное количество. Если взять министерство образования и науки, то там имеются государственная политика в сфере высшего образования и среднего образования. Если взять министерство здравоохранения, то там есть, например, государственная политика в сфере обеспечения общественного здоровья. Если взять министерство информационной политики, то там только одна политика. Всего таких политик существует 50-55. И в зависимости от их количества, будет установлено количество директоратов.

Где гарантия, что система не будет тормозить работу директоратов?

Рисков много. Основные опасения связаны с тем, как уживутся работники новых директоратов с теми, кто сейчас работает в министерствах. Один из мифов заключается в том, что сотрудники директоратов будут абсолютно новыми людьми. Я считаю, что этот проект является шансом и для действующих госслужащих, чтобы доказать свою профессиональную компетентность и продемонстрировать соответствующий экспертный уровень. Единственное условие – на все должности в директорат можно будет попасть только через конкурс, условия которого достаточно жесткие и более требовательные.

Второй миф – почему-то говорят только о молодых, но возраст ничего не значит. Ключевой подход к отбору – профессионализм.

Когда пройдут все конкурсы и эти укомплектованные директораты смогут реально заработать?

Мы не должны превратить этот процесс в какую-то кампанейщину – у нас нет задачи сформировать все к какой-то дате. Сначала надо найти лидеров этих команд – руководителей директоратов. Если конкурсы будут объявлены в начале сентября, после подачи документов, спецпроверки и так далее, первые руководители появятся не раньше 20 октября. Очень важно, чтобы потом они вошли в состав конкурсных комиссий и отбирали других работников. Следующая волна – это набор государственных экспертов, и уже после этого из них опять через конкурс будут назначены руководители экспертных групп.

По сути, работа директоратов будет отличаться еще и тем, что будет строиться на основе проектного менеджмента, а не «текучки». Поэтому надо не просто кого-то набрать, а квалифицированных людей. По такой логике полноценно директораты сформируются где-то не раньше Нового года, а заработают с начала следующего.

Вилки зарплат у директората – от 30 до 60 тысяч гривен будет достаточно, чтобы привлечь людей с такими качествами, о которых вы говорите?

Вопрос заработной платы всегда в центре внимания. После внедрения закона мы все-таки серьезно продвинулись: зарплата госслужащих сегодня растет и тот переходный период, что предусмотрен до 2019 года, мы выдерживаем. Но в целом зарплата в этой сфере продолжает оставаться недостаточно конкурентной.

У правительства совместно с Евросоюзом возникла идея, которая вылилась в конкретный проект помощи Украине в реформе госуправления, чтобы обновление министерств началось с директоратов. И этот уровень заработной платы является, по моему мнению, адекватным требованиям, которые выдвигаются в отношении этих работников. Важно понимать, что это – та планка, к которой за несколько лет должна подтянуться вся госслужба. Но не все, кто сейчас работает в министерствах.

Реформа имеет цель получить на выходе компактные, мобильные, высокоорганизованные министерства. Сейчас в функции министерства входит и управление госпредприятиями, и предоставление административных услуг, и выдача лицензий – все это не должно быть в их компетенции. Одна из задач директоратов - провести функциональный анализ и предложить оптимальную структуру министерств. Параллельно должны подрастать и зарплаты работников.

Большую часть из этих 30-60 тысяч составят надбавки, а оклад останется маленький. Когда удастся избавиться от такого дисбаланса?

Напомню, в законе о госслужбе предусмотрено, что не менее 70% зарплаты должны составлять так называемые фиксированные выплаты, а премии – не более 30%. Предыдущая ситуация, при которой зависел служащий от руководителя, была зеркально противоположной. Для работников директоратов должен действовать тот же механизм – им нельзя поднимать должностные оклады, а только эту надбавку.

Но здесь прибавка явно не 30%. Разве это по закону?

Это отдельная надбавка, которая будет регулироваться постановлением Кабмина.

На первых порах, не будет ли ревности в министерствах к тем лицам, которые зарабатывают 30 тысяч, у тех, кто зарабатывает в разы меньше?

Конечно, это будет, не надо быть большим прогнозистом. Но, во-первых, все будут иметь шанс попасть в эти директораты. Во-вторых, директораты возьмут на себя большую часть функций и разгрузят других.

После набора людей в директораты, будут ли сокращать нынешних работников министерств? Потому что есть же определенное штатное расписание.

Поскольку закон о государственной службе, построенный на принципах стабильности и обеспечении гарантий госслужащим, прежде всего, с точки зрения их трудоустройства, правительству предложили решение. Оно такое: чтобы сформировать директораты, временно на полгода будут увеличены штаты министерств, чтобы появились совершенно новые должности. Это делается для того, чтобы никто, как это бывает в случае сокращения, не мог претендовать на обеспечение рабочего места и просто перейти в этот директорат.

После того, как он сформируется, дается полгода на проведение функционального анализа и определения оптимальной структуры министерства. И потом не только на эту дополнительную численность, на которую были увеличены штаты, а и плюс еще 5% аппараты министерств будут сокращены. Таким образом, будет решен вопрос с нормативно-правовой точки зрения.

«Порядок проведения конкурсов для всех госслужащих меняется»

Конкурсная система, на которую возлагали так много надежд, оказалась с большим количеством недостатков. В конкурсах в директорат будет применен новый подход (в конкурсной комиссии будет семь представителей министерства плюс три внешних члена, в том числе, представитель HR). Чем новый формат отбора будет настолько лучше?

Абсолютно согласен, что система конкурсов, которая была введена, предполагала одно, а на практике оказались проблемы, которые не были заметны на этапе разработки закона и соответствующего постановления. Проблемные места связаны с тремя блоками.

Первое – это нормативное регулирование.

Второе и ключевое – компетенция конкурсных комиссий. Члены комиссий не были обучены оценивать, проводить собеседования, правильно толковать компетенции госслужащего (лидерство, коммуникативные навыки).

Третье – недостаточная прозрачность деятельности комиссий. Все эти вещи мы детально проанализировали, и принятое Кабмином постановление изменяет порядок проведения конкурсов для всех госслужащих. Так у нас появляется общая норма – баллы всеми членами комиссии выставляются только после обязательного обсуждения. Если есть диаметральное расхождение оценок, это требует дискуссии, и, в идеале, комиссия должна приходить к консенсусу.

И отдельно определены особенности проведения конкурсной процедуры для кандидатов на должности специалистов по вопросам реформ. Для них вводятся дополнительные виды тестирования на аналитические способности, измерение определенных психологических особенностей. Также четко определены критерии, по которым будут предоставляться предпочтения тем или иным кандидатам. Владение английским языком будет приветствоваться, но не будет обязательным.

Внешние члены конкурсных комиссий будут не только наблюдать, а так же оценивать решения ситуационных задач, и их баллы будут учитываться при общем составлении рейтингов. И самое главное – будучи независимыми от руководителей министерства, в случае выявления определенных проблем с несоблюдением определенных процедур, они будут сигнализировать обществу. Параллельно с этим ЕС заключил контракт с одной HR-компанией, которая будет осуществлять независимый мониторинг.

Мы очень заинтересованы, чтобы ни у кого не возникало вопросов относительно объективности этих конкурсов. Еще одна особенность – гибкость состава конкурсной комиссии. Я уже упоминал, что как только руководитель директората будет выбран, он автоматически входит в состав комиссии.

Почему комиссию по избранию руководителя директоратов будут возглавлять госсекретари?

Это тоже особенность, потому что, как правило, комиссию госсекретарь не возглавляет. Но в данном случае принято такое решение, потому что госсекретарь должен быть ключевой персоной в реформе министерств.

Обязательная видео фиксация, которая вводится, сильно ли поможет объективности членов комиссии?

Это важное условие. Скажу из опыта работы комиссии по вопросам высшего корпуса государственной службы, что были случаи, когда суды по искам отдельных кандидатов принимали во внимание материалы видео фиксации.

У нас, нет ли перебора с конкурсами на все и вся? Возможно, стоит искать какие-то комбинированные формы набора на госслужбу?

Конкурсы, возможно, несовершенны и не обеспечивают полной объективности, но лучше все равно не придумаешь. Часто мы наблюдали, что на собеседованиях, сознательно или нет, одному кандидату ставят 25 сложных вопросов, пока не завалят, а другому – три, и он за пять минут собеседование проходит. И сразу заметно, к кому комиссия более благосклонно относится. В новых правилах мы прописали, что кандидаты должны быть в равных условиях – одинаковое количество вопросов, равное время на ответы. Хотя это не позволит решить все проблемы.

В странах, которые уже имеют опыт конкурсов, действительно, имеется комбинированный вариант, где конкурс играет лишь вспомогательную роль. Думаю, мы к этому придем, но, учитывая наши традиции, по крайней мере, на переходный период, мы должны сделать максимальную регламентацию всех процедур. И когда уже научимся четко придерживаться всех правил и норм, возможно, надо будет искать лучшие формы.

«По новому закону произошло около 25 тысяч конкурсов»

Вас очень поразил случай конкурса на губернатора Николаевщины, который выиграл человек, что наделал в задании кучу грамматических ошибок?

Как правило, этот вопрос постоянно задают, и мы в комиссии много это обсуждали. Будем откровенны – это был самый первый конкурс категории «А». Возможно, если бы мы были тогда умнее, то провели бы до этого какие-то пилотные конкурсы. Члены комиссии до конца не знали, как это будет происходить, хотя и люди квалифицированные, и процедура прописана.

Как правило, вспоминают об огромном количестве ошибок, которую сделал кандидат, но в то время у нас просто не было, как не смешно, возможности реально оценить владение украинским языком. Только сейчас это требование обязательное, и кандидаты должны предоставлять сертификат относительно свободного владения языком. А тогда снять кандидата на основании того, что он наделал ошибок в своем черновике, нельзя было. Тогда кандидаты представили свое ситуационное задание устно – на устной презентации он выглядел достаточно убедительно.

И я бы не сказал, что кто-то из других претендентов был лучший. Даже такие уважаемые организации, как Комитет избирателей Украины оценивает господина Савченко, как одного из лучших на сегодня председателей ОГА. Кстати, впоследствии мы перешли к анонимному оцениванию ситуационных заданий, когда комиссия не знает, чьи работы она оценивает.

Губернаторские конкурсы у нас как-то странно выигрывают те, на кого ставит президент.

Советую всем руководителям не пускать процесс конкурсов на самотек. Нормально, когда руководитель подыскивает кандидатуры и убеждает их принять участие в конкурсе. Еще лучше, когда этих кандидатур несколько. Если ты претендуешь на должность главы районной госадминистрации, то никто не запрещает председателю ОГА или службе управления персоналом подготовить тебя, чтобы ты владел ситуацией в районе. Считаю, что поиск таких кандидатов – даже не право, а обязанность любого руководителя. И то, что Администрация Президента уделяла внимание подготовке кандидатов к конкурсам, можно только приветствовать.

Сколько вакансий госслужащих надо еще заполнить в этом году?

В целом по Украине на госслужбе около 30 тысяч вакансий. Конкурсы проходят постоянно – по новому закону произошло около 25 тысяч конкурсов, в которых приняли участие более 125 тысяч кандидатов. Средний конкурс на должности в госслужбе – в районе 3,5 человек на место. А на некоторые должности – и по 10, и по 15, и даже больше 40 человек на место. До принятия нового закона, когда конкурсы носили формальный характер, а на должности высшей категории их не было вообще, этот показатель был 1,17 человек на место. Это тоже свидетельство движения вперед.

У нас были кандидаты, которые побеждали в конкурсе с третьего или четвертого раза. Например, один из кандидатов на должность главы районной госадминистрации принимал участие в четырех конкурсах на разные районы и в четвертом победил. Был кандидат, который дважды занял второе место в конкурсе на пост госсекретаря в различных министерствах, но с третьего раза победил в конкурсе на госсекретаря в министерстве молодежи и спорта. И таких примеров много.

Те, кто говорит об определенном задании результатов конкурсов, не знают статистики. Например, у нас не произошло многих конкурсов в районные госадминистрации, в которых якобы принимали участие люди, которых лоббируют из каких-то кабинетов. Если кандидат некомпетентен и не может доказать свою профессиональную состоятельность, то даже если придут 10 кандидатов, конкурс может не состояться.

«Министры были лишены влияния на конкурсах на должности госсекретарей»

Институт госсекретарей министерств был введен недавно. Министры уже ужились с этими чиновниками и разделили полномочия? А то даже на этапе конкурсов было много конфликтов.

Понимая необходимость помочь правильно разобраться в этих функциях, правительство приняло постановление, которое четко разграничивает полномочия министра, заместителя министра и госсекретаря. Конфликт же возникает тогда, когда не понятно: кто за что отвечает, и начинается перетягивание полномочий. Сегодня почти во всех министерствах мы видим, что госсекретари нашли свое четкое место – занимаются организацией работы аппарата, готовят проекты решений.

Что касается субъективных факторов, то, конечно, не всем нравится, когда они не влияют на тех, кто будет работать в их подчинении. Министры действительно были лишены влияния на конкурсах на должности госсекретарей.

Когда мы учили госсекретарей, то приглашали коллег из многих стран, где есть эта система. И бывший госсекретарь одного из польских министерств рассказывал, что его рабочий день начинался с питья кофе с министром. Они согласовывали свои действия и определяли совместные планы. Так и должно быть.

В Министерстве здравоохранения до сих пор нет ни полноценного министра, ни госсекретаря.

Эта проблема действительно возникла еще до проведения конкурса и связана с тем, что, на мой взгляд, и.о. министра хотела видеть на этой должности совершенно конкретного человека. А когда конкурс выиграла другая кандидатура, то под предлогом конфликта интересов победительнице начали оказывать сопротивление, и сегодня в этом министерстве нет госсекретаря.

Министр инфраструктуры Омелян тоже был против выбранного госсекретаря, но его все, же назначили.

Кстати, сначала там были определенные трения, но, насколько мне известно, сегодня наблюдается нормальное сотрудничество. Возможно, они не любят друг друга до конца, но это, же вопрос не любви, а надлежащего выполнения своих должностных обязанностей.

С 1 мая следующего года вступит в силу норма закона, которая будет касаться высших чиновников – должностных лиц категории «А». Будучи кандидатами на должность, они должны демонстрировать знание одного из языков Совета Европы – английского или французского. Государство будет ли им как-то помогать в изучении языков или это их личные проблемы?

Сегодня есть много организаций, которые могут протестировать на знание языка и выдать сертификат, подтверждающий владение им. Если мы посмотрим на топ-менеджеров ведущих европейских стран, то для них владение английским вообще не обсуждается. Это способствует и укреплению отношений и лучшему пониманию, и просто профессиональной работе. У нас с этим есть определенные проблемы, и такая норма в законе должна стимулировать, над собой работать – и тех, кто сейчас на должностях, и тех, кто кандидат. Уже сегодня я знаю многих людей, которые нанимают репетиторов или посещают курсы.

Но понимая ответственность за свой участок, мы сейчас совместно с рядом партнеров готовим, и будем вводить бесплатные онлайн-курсы с возможностью пройти тестирование. Аналогичные программы сегодня действуют во Всеукраинском центре повышения квалификации госслужащих и должностных лиц местного самоуправления. Значит, те, кто желает изучать язык, имеет для этого много возможностей. И это же не расходование средств только ради конкурсов, а инвестирование в собственную профессиональную компетентность. По крайней мере, знание английского еще никому не помешало.

Автор: Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 О возможностях Украины в Сингапуре – интервью с Павлом Султанским. Часть 2
 Золотовалютные резервы Беларуси возросли в феврале на 303,9 млн. долл.
 Интервью вице-премьера Украины Павла Розенко «5 каналу»
 Банк Русский Стандарт предоставляет весь перечень банковских услуг
 Беларусь в первом полугодии 2017 г. увеличила экспорт сырой нефти на 34,3% до 285,573 млн. долл.