Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Министр Лилия Гриневич: На места госзаказа в вузы поступили 85% детей из городов и 15% из сел


04.09.2017 – Вступительная кампания в вузы и подготовка к новому школьному году – это тот период, когда большинство украинцев очень придирчиво следят за работой и всеми инициативами Министерства образования и науки Украины. А изменений в последнее время в ведомстве идет немало...

Читайте также: Министр Лилия Гриневич: «Мы не можем учить современных детей так, как 20 лет назад»

Министр образования и науки Лилия Гриневич: Моя порука за Мартыненко? Должность министра в данном случае ни к чему

Егор Стадный: У нас исключения во время самого обучения не наблюдаются, университеты держат студентов из последних сил, потому что терять деньги никто не хочет

Собственно, уже не впервые вступительная кампания изобиловала скандалами. Проблемы начали оголяться еще в июле – со сбоев в работе Единой государственной электронной базы по вопросам образования. Далее масла в огонь добавили нововведенный сельский коэффициент, новая система распределения госзаказа и проблемы в коммуникации педагогов и абитуриентов.

Закон «Об образовании» пока еще лежит в парламенте и, по надеждам министра образования и науки Лилии Гриневич, будет проголосован только ко Дню учителя, и школы с 1 сентября также заживут по-новому. Теперь учителя должны сообщать оценки только ребенку и его родителям, никаких досок почета или позора, а также красным чернилам в тетрадях места не будет, и каникулы школьники будут проводить без домашних заданий и так далее.

Готовы ли школы и родители к нововведениям и как решались спорные ситуации, в которые в этом году попадали абитуриенты – в интервью Лилии Гриневич «Главкому».

«Драматически сельский коэффициент не изменил ситуацию»

Нынешняя вступительная кампания вновь была проблемной - от сбоев в Единой государственной электронной базе по вопросам образования до так называемого «урезания» бюджетных мест, по которым не были осведомлены все абитуриенты. Почему ее проведение из года в год происходит на уровне, мягко говоря, далеком от идеального?

Нынешняя вступительная кампания была напряженная, в первую очередь, потому, что нам пришлось в очень короткое время внедрять новое программное обеспечение. Еще со времен Табачника программное обеспечение, которое обслуживает Единую государственную базу по вопросам образования, в которой содержатся тысячи персональных данных, находилась в частных руках одного человека - физического лица по фамилии Литвиненко. Это создавало угрозу, потому что, чтобы сделать любую доработку к новым условиям приема, надо было обращаться к этому человеку.

В предыдущие годы у него хотело выкупить это программное обеспечение государство. Но Министерство экономики сказало, что оно может быть выкуплено только по открытым торгам. Когда мы объявили эти торги, этот человек в них участие не принял, однако были созданы препятствия для искусственного затягивания процедуры. В результате время на разработку программного обеспечения сократилось вдвое. Поэтому в первые недели вступительной кампании были проблемы с регистрацией абитуриентов.

Поступление осуществляется по результатам ВНО, каждый абитуриент имеет свой средний балл, что может в незначительной степени меняться в связи с использованием корректирующих коэффициентов. У нас были определенные проблемы с применением сельского коэффициента, но в итоге все получили честные и достоверные результаты. По применению баллов все правила выписываются в условиях приема. Они проходят широкое общественное обсуждение. С ними также знакомятся университеты, и они приходят к определенным правилам, как применять эти баллы. Главное - правила должны быть одинаковыми для всех. Все написано и все предупреждены об условиях приема.

Тем не менее, в этом году были нововведения, про которые ряд абитуриентов по каким-то причинам ничего не знали до момента, пока с ними не столкнулись.

Что было нового в этом году? Появилась система коэффициентов. Отраслевой коэффициент был направлен на стимулирование абитуриентов, поступать на технические специальности, работников данных специальностей  не хватает на рынке труда. Вторым был региональный коэффициент, который был направлен на то, чтобы не все стремились учиться в крупнейших городах страны, а оставались и в региональных университетах. И третий коэффициент - сельский. Он составлял 1,02. Им мог воспользоваться лишь ребенок, который выполнил два критерия. Во-первых, надо было учиться в сельской школе. Во-вторых, иметь регистрацию в сельской местности.

И кое-где сельский коэффициент присваивался школам, которые не являются сельскими. Наконец, из-за этого произошла задержка обнародования списков абитуриентов на бюджет.

Действительно, не все приемные комиссии проверили, что эти два критерия выполняются ребенком. И нам из-за этого  пришлось еще добавлять шесть дополнительных часов перед объявлением результатов, чтобы приемные комиссии везде выверили сельский коэффициент. Но сельский коэффициент, на самом деле, поднимал средний балл всего на две-три единицы.

Однако ребенок, который из-за этих двух-трех единиц не попадал на бюджет, вполне понятно был возмущен этим «бонусом» в якобы справедливой системе оценивания.

Но это предусмотрено условиями приема и применяется по всей стране одинаково для всех. Сегодня у нас нет равного доступа к качественному образованию. И это является компенсаторными механизмами. Мы еще проанализируем, будут ли они применяться в следующем году в таком виде, или нет. И я вам приведу просто голые результаты, которые мы еще будем обрабатывать, и анализировать глубже.

У нас ориентировочно 67% детей учатся в городе и 33% детей - в селе. Что мы увидели после использования сельского коэффициента? На места госзаказа по нему прошло 15% детей из всех, кто поступил на места государственного заказа. Значит, на места госзаказа поступили 85% городских детей и 15% сельских.

Если говорить не в процентах. Какие в этом году были объемы госзаказа? Сколько детей поступило на бюджет? И скольким из них помог сельский коэффициент?

В общем, на место государственного заказа поступили 60 тысяч 925 человек. Подавали свои заявления в целом 130 тысяч 951 абитуриент. Каждый абитуриент имел право подать 9 заявлений.

Из тех 60 тысяч 925 поступающих таких, которые имели сельский коэффициент, поступило на госзаказ 9426. Всего детей, которые имели право на сельский коэффициент, поступало 24 тысяч 587. Значит, из всех детей, что воспользовались сельским коэффициентом, поступило в ВУЗ только 38%. Но в сравнении с городскими абитуриентами, которые получили место государственного заказа, это 15% на 85%. Поэтому нельзя сказать, что как-то драматично этот сельский коэффициент изменил ситуацию.

На некоторые рейтинговые (рейтинговые именно по пожеланиям детей на них поступить, а не потому, что они нужны на рынке труда) специальности, например, право или международную экономику, был очень высокий проходной балл. Все старались на них попасть. И, на самом деле, детей с сельским коэффициентом, которые смогли попасть на рейтинговые специальности, просто можно посчитать на пальцах. Они не могли получить бонусом такие специальности исключительно благодаря сельскому коэффициенту.

Вы в начале разговора упомянули об еще одном новшестве - установлении так называемых минимальных порогов для набора. Именно университеты выступили инициаторами этой нормы. Потому что когда, например, набирается три человека, они не могут открывать группу. Поэтому вузы выставили минимальные пороги: они открывают группу, когда есть, по меньшей мере, пять человек.

И из-за этого некоторые студенты оказались «за бортом» в тех учебных заведениях, которые они выбрали как приоритетные.

Случаи, о которых вы говорите, - это случаи, когда человек подал, например, всего одно заявление в один университет, и там не набиралась группа из-за этих минимальных порогов.

Как решались подобные случаи? Сколько их всего было?

Всего таких детей было 200 на всю Украину.

Во всех этих случаях мы предложили абитуриентам адекватное предложение в другом университете на ту же специальность, язык, конечно, также на места государственного бюджета. Не осталось ни одного ребенка, который в результате этих минимальных порогов потерял бы возможность, и ему не было бы предложено адекватное место государственного заказа.

Все эти 200 детей согласились на предложенные альтернативные предложения?

Нет, не все. Был случай, когда абитуриент поступил по своему девятому, самом низком приоритете, на бюджетное отделение, на историю. И в том университете не открылась группа. Мы ему предложили бюджетное место на историю в нескольких других университетах. Но он захотел пойти на платное обучение, на международные отношения. И это его выбор. Международные отношения в университете Шевченко у него были первым приоритетом, но он не получил там места государственного заказа.

«До 30 сентября продолжается поступление для абитуриентов с неподконтрольных территорий»

Вы уже назвали общее количество студентов-первокурсников бюджетной формы обучения? Сколько всего абитуриентов в этом году поступили в университеты?

Вступительная кампания еще продолжается до 30 сентября. Только после этого срока мы сможем дать общую картину по стране относительно того, сколько мы имеем студентов на различные уровни образования.

Все, кто поступил на места госзаказа, об этом уже знают. Некоторые университеты также завершили уже доборы на места платного обучения. Но кое-где, например, еще продолжаются отборы на платное заочное обучение. Так же до 30 сентября продолжается поступление для абитуриентов из Крыма и неподконтрольных территорий Донбасса.

Относительно вступительной кампании для детей из Крыма и неподконтрольных территорий Донбасса, которая еще продолжается, то речь идет именно об упрощенной процедуре зачисления в вузы?

Эти дети имеют дополнительную возможность поступить в украинские вузы, поскольку они находятся с другими детьми не в равных условиях. Они не могут учиться в украинской школе, готовиться к ЗНО, к тому же, еще и учатся в тех де-факто российских школах.

Они имеют право сдавать ВНО, как и все украинские граждане. Но они также имеют дополнительную опцию - сдавать экзамены через центры «Донбасс - Украина» и «Крым - Украина», которые расположены по всей стране. Согласно закону, который был принят Радой накануне вступительной кампании, каждый университет четырех южных областей также имел центр «Крым - Украина» и принимал крымских детей. И у нас еще есть категория эвакуированных высших учебных заведений. И вот категории абитуриентов с неподконтрольных территорий Донбасса имели возможность через центры «Донбасс - Украина» поступать в эти вузы.

Какие экзамены должны сдавать абитуриенты через такие центры?

Во-первых, они должны были заполнить образовательную декларацию, отметить, что изучали. Это если они к тому времени экстерном не прошли государственную итоговую аттестацию, потому что это тоже опция, и много таких детей училось экстерном в наших школах. Мы сейчас имеем несколько опций по дистанционным курсам, направленные на подготовку к ЗНО и сдаче государственной итоговой аттестации.

У нас есть также Международная украинская школа, где много детей с Донбасса также приобретают украинское образование по дистанционному обучению. Если же они не получили аттестат зрелости и не получили экстерном украинский документ об образовании, они имели время после регистрации и представления образовательной декларации сдать эту государственную итоговую аттестацию и обязательные вступительные экзамены.

Первый - вступительный экзамен по украинскому языку, ибо дети должны были доказать, что могут учиться на украинском языке. Второй – экзамен по истории Украины. И третий - профильный экзамен в зависимости от специальности, на которую они поступают.

По предварительной статистике можем сказать, что обратилось около 2 тысяч человек через центры «Донбасс - Украина» и где-то свыше 860 человек через центры «Крым Украина». По результатам поступления, которые уже есть (но кампания еще продолжается), 136 человек уже зачислено через центры «Крым Украина» и 1 тыс. 339 человек зачислено через центры «Донбасс - Украина».

Считали ли вы тех детей из Крыма и неподконтрольных территорий Донбасса, которые сдавали ВНО?

Если они сдавали ВНО, они экстернатом были прикреплены к какой-то школе. А мы при составлении ВНО не требуем домашнего адреса, а требуем только школу, чтобы сверить документ об образовании. Поэтому нам трудно выявить, кто откуда. Но узнаем об этом в процессе, когда они уже поступят в вузы. Потому что переселенцы будут иметь определенные льготы - по общежитию и по социальной стипендии.

Расскажите об этих льготах подробнее.

Такие дети имеют право не осуществлять никакой оплаты по общежитию. По постановлению Кабмина о государственной поддержке таких категорий, они не оплачивают свое общежитие.

Социальная стипендия, если не ошибаюсь, составляет 1000 гривен. Есть ряд требований, которые надо выполнить для ее получения. Начисления, в первую очередь, связаны с материальными доходами, а также наличием определенного статуса.

«У нас есть проблемы с набором на технические направления»

Вы сказали, что были большие конкурсы на такие специальности, как международная экономика и право. А какие специальности нужны Украине? И шли на них ли учиться дети?

Не всегда популярные специальности совпадают с тем, что нам надо. Сейчас у нас есть проблемы с набором на технические направления, и есть большая потребность на них на рынке труда. Мы стимулируем абитуриентов местами государственного заказа. Но учиться на таких специальностях действительно сложно. Это демонстрирует нам неадекватное качество среднего образования с естественно-математическими предметами. Именно поэтому мы сейчас концентрируемся над улучшением преподавания естественно-математических предметов в нашей школе.

Мы, например, увеличили в этом году государственный заказ на физику и астрономию, на прикладную физику и наноматериалы (это новая очень востребованная сфера), на математику, на микро - и макро- наносистемную технику, биотехнологии и биоинженерию, на атомную энергетику. Это все сферы развития экономики страны. Нам также нужны специалисты в таких сферах, как сельское хозяйство, лесное хозяйство, защита  растений.

Места госзаказа на эти специальности в этом году заполнили?

К сожалению, мы не можем сказать, что мы радикально увеличили набор на эти специальности. Мало увеличить госзаказ, нужно улучшить подготовку к сдаче экзаменов по физике, математике, биологии, химии. Детей мы набрали, но меньшее количество, чем ожидали.

Кто делает прогнозы относительно того, какие специальности будут востребованы в стране через пять-семь лет? Принимает ли в этом участие Минобразования?

Сегодня у нас таким прогнозированием занимается Министерство экономики. И оно является субъектом представления постановления о распределении госзаказа. Мы - Минобразования - можем высказать свое мнение и, как правило, воздействуем на объем госзаказа по учителям. Например, нам кардинально не хватает учителей начальных классов, у нас есть проблема с учителями иностранных языков, естественно-математических дисциплин. И на них мы увеличиваем госзаказ, обращаясь в Минэкономики с нашими предложениями. Минэкономики координируется также с различными министерствами по различным спектрам специальностей.

Если говорить о желании детей. Какие специальности, кроме международной экономики и права, чаще всего выбирали абитуриенты этого года?

Больше всего заявлений было подано на филологию. Конечно, здесь основной вклад - иностранная филология. Люди стремятся изучать иностранные языки и это, в принципе, правильно. На втором месте - право. Затем менеджмент, медицина, компьютерные науки, туризм. Далее идет среднее образование - это учителя, психология, экономика и инженерия программного обеспечения.

И есть, конечно, наименее популярные специальности. Среди них богословие, гидроэнергетика, религиоведение, судостроение, деревообрабатывающие и мебельные технологии, атомная энергетика, гидротехническое строительство, водная инженерия. Значит, и технологические специальности, которые нам нужны, есть в этом перечне непопулярных специальностей.

Надо понимать, что количество заявлений также нужно еще соотносить с потребностями на рынке труда. Вот есть такие специальности, как музееведение, памятниковедение, авионика и так далее. Очень важно понимать, сколько именно нам на рынке труда нужно таких специалистов. Сегодня в Украине нет достаточных правильных инструментов для прогнозирования ситуации на рынке труда. Их надо развивать.

Например, мы сейчас хотим разрабатывать с польскими партнерами инструмент, который там уже успешно работает, анализ трудовых судеб выпускников. Значит, где именно выпускники вузов оказываются после окончания вуза и где находят место на рынке труда по своей специальности. Во-первых, это полезно для понимания, как соотносится система образования с рынком труда.

Во-вторых, мы сможем оценить работу университетов. Потому что дипломы по одной специальности в различных университетах по-разному воспринимаются работодателями. Работодатели видят, например, один университет им предоставляет действительно профессиональных специалистов, а другой - выпускает людей с дипломами, но без достаточной подготовки. У нас есть еще над чем работать.

Закон «Об образовании», который сейчас лежит в парламенте, предлагает создать такой мостик между рынком труда и системой образования - так называемый Национальный центр профессиональных квалификаций. Этот центр призван собирать информацию от рынка труда о современных профессиональных стандартах, чтобы потом они отражались в образовательных стандартах. Мы должны отвечать на потребности рынка труда.

В цивилизованных странах, где есть прогрессивные образовательные системы, обновляются стандарты образования в соответствии с обновлением профстандартов. Например, для программиста или специалиста по кибербезопасности, других специальностей. Жизнь идет вперед, на рынке труда появляются новые требования к таким специалистам. Система образования на них должна реагировать.

«Профильные университеты превращаются в классические заведения, когда в них обучают студентов праву, экономике...»

Вы ведете учет студентов, выезжающих на обучение в зарубежные заведения? Становится ли это явление все более массовым? Кажется, что те, кто имеет хоть немного денег, старается направить своего ребенка учиться хотя бы в Польшу или Германию. К тому же, и в этих, и в других странах не так сложно получить и стипендию на обучение.

Прежде всего, мы должны понимать, что человек свободен в своем выборе. И мы должны предложить качественное высшее образование здесь, тогда не будут так массово выезжать. Относительно статистики, то можем говорить о цифрах только по официальным обменам или официальным выездам за границу на обучение, когда человек получал соответствующие визы на обучение. Но есть огромное количество людей, которые не сообщают, куда они выезжают.

Конечно, для украинской системы высшего образования отток студентов - это потеря клиента. Но это должно стимулировать наши вузы заботиться о росте качества образования и своей конкурентоспособности. С другой стороны, посмотрите, что происходит на рынке труда или даже в дискурсе, который мы сейчас ведем, когда говорим о привлечении высококлассных специалистов на государственную службу или на предприятия.

Все говорят, что очень важно, чтобы эти люди также имели западное образование. Значит, есть спрос в обществе на специалистов с западным образованием. Потому что это люди, которые владеют языками, у которых есть широкие горизонты потому, что они учились еще в какой-то стране, они также имеют контакты с другими странами. Поэтому модель должна заключаться в том, чтобы человек учился в Украине и также мог поучиться и за рубежом.

Новый закон «О высшем образовании» дал эту возможность. Речь идет о так называемых двойных дипломах. Когда ты можешь учиться в украинском университете, но при этом часть обучения проводить в университете за границей и получить двойной диплом. Есть страны, которые не делают программ двойных дипломов, у них такая политика, что к ним надо приезжать на обучение. Здесь может быть семестровое обучение или обучение на год.

Нам необходимо подтягивать качество нашего образования, которое является очень неоднородным в украинских университетах. Вот сегодня система широкого конкурса, когда деньги, места государственного заказа, идут лучшим абитуриентам в университетах, которые они выбрали на свои первые приоритеты, концентрирует места госзаказа в лучших выбранных абитуриентами университетах. Это, с одной стороны, означает, что абитуриент получил доступ к лучшему качеству образования, а, с другой, что мы концентрируем ресурсы и поддерживаем лучшие университеты. Конечно, этим недовольны те университеты, которые не смогли привлечь абитуриента.

Нужны ли нам университеты, которые не смогли привлечь абитуриентов?

Эти университеты должны задуматься, как им улучшить свою деятельность. Возможно, им надо объединиться с другими университетами.

У нас профильные университеты - педагогические, аграрные и другие, которые специализировались по определенным предметам - превращаются в классические. Когда начинают обучать студентов праву, экономике, несвойственным для них специальностям. И абитуриент, когда хочет изучать право, предпочитает изучать его в таком университете, для которого присущая выбранная специальность. Поэтому, возможно, нам в регионе, не стоит дробить пять-шесть профильных университетов, каждый из которых набирает студентов на право, а сделать один прочный классический региональный университет.

Мы уже увидели, что у нас есть способные региональные классические университеты, в которые был очень высокий конкурс и в результате широких заказов получили увеличение государственного заказа. Это Львовский, Черновицкий, Сумской университеты. Сумской университет, вообще, не национальный, а государственный, но он имеет много международных программ, активно сотрудничает с европейскими университетами. Они сумели привлечь к себе абитуриента.

Приведите примеры удачного объединения небольших университетов в один региональный.

Ну вот, кстати, тот же Сумской университет образовался на базе двух университетов. Это как раз и есть удачный результат регионального объединения.

Я не приветствую волюнтаристские подходы, чтобы кто-то сидел и говорил, какие университеты мы будем объединять. Академические сообщества должны сами созреть до понимания того, что дальше так быть не может в их заведении. Если вы не получили госзаказ, к вам не пришли абитуриенты, это приводит к сокращению часов для преподавателей. Академические сообщества также должны играть ведущую роль в региональной политике. Для этого они должны быть прочными, иметь научные достижения, уметь работать с работодателями. Важно, чтобы начался широкий дискурс о качестве высшего образования в Украине.

Вы же еще обратите внимание на то, что мы все время имеем снижение количества абитуриентов. Это результат большого демографического спада 17-20 лет назад. Это означает, что лицензированный объем, который есть у наших вузов, значительно больший, чем есть вообще потенциальных студентов, которые там могут учиться. Неминуемо сеть высших учебных заведений будет сокращаться.

«33% детей, которые учатся в сельских школах, учатся в 67% школ Украины»

Еще одно неизбежное сокращение - это сокращение школ и, соответственно, создание опорных школ. Как происходит этот процесс? Разрабатывало ли рекомендации МОН относительно того, какая школа может быть опорной. Или все отдано на усмотрение общин?

Конечно, у нас такие рекомендации есть. Какую ситуацию мы имеем по сельскому населению? У нас происходит урбанизация населения, уменьшение количества населения в сельских территориях. Например, 33% детей, которые учатся в сельских школах, учатся в 67% школ Украины. А в городах, наоборот, 33% школ и 67% учащихся. Маленькие измельченные школы приводят к тому, что у нас 33,5% десятиклассников (которые уже готовятся к ВНО и изучают профильные предметы) учатся в классах, где менее 10 детей. Это означает, что один учитель там учит пяти-шести предметам. Понятно, что это за качество преподавания.

Рецептом опорных школ, когда вы выбираете школу в лучшем месте, куда ближе всего можно с разных концов подвозить детей и подвозить, в первую очередь, старшеклассников, пользуется весь мир. Наш подход заключается в том, что мы сохраняем начальную школу, как ближайшую к месту проживания ребенка. Потому что маленьких детей нельзя возить. А вот ситуацию относительно старших детей уже решает общество. И у нас сейчас есть интересная тенденция. Если сначала было определенное неприятие опорных школ, то сейчас ситуация очень поменялась. Потому что мы инвестируем в опорные школы.

В результате финансовой реформы децентрализации на местах появились большие поступления в местные бюджеты. Есть Государственный фонд регионального развития, и сейчас ориентировочно 20% этого фонда идет на образовательные объекты. Местные органы самоуправления прилагают деньги. Все эти опорные школы прошли реальные ремонты. Кроме того, уже два года подряд мы даем субвенцию на школьные автобусы, закупку естественно-математических кабинетов и учебного оборудования, компьютерных классов для этих опорных школ.

Люди увидели, что там реально дети имеют лучшие условия обучения. У нас уже есть даже примеры, когда ребенок не относится к населенному пункту, откуда едет школьный автобус в опорную школу, но его родители сами возят в опорную школу, чтобы он не ходил в маленькую плохую школу, чтобы получал адекватное образование. Если мы будем продолжать цивилизованный подход к опорным школам, инвестировать в них, создавать лучшие условия обучения, это будет отражаться и на подготовке детей, и на расширении их образовательных возможностей.

За лето только в Черкасской области были закрыты три школы. Сколько всего было за лето и за этот год закрыто школ и сколько было создано опорных школ по стране?

В этом году мы открыли  201 новую опорную школу. Сейчас общая численность опорных школ по Украине  - 338.

Относительно закрытых школ. Есть разные формы закрытия школ. Как правило, школа полностью закрывается тогда, когда просто нет детей начальной школы. Наша рекомендация - сохранять начальную школу, открывать на ее территории дошкольное учреждение и делать такой комплекс: школа-детсад. Но бывает, что нет детей. Иногда также считают закрытием, закрытие  старшей школы. На самом деле, это реорганизация и понижение степени школы.

По состоянию на 1 августа 2017 года у нас закрыто 47 школ, приостановили работу 21 школа. И преобразованы с понижением степени 161 общеобразовательное учебное заведение.

Какие средства идут на создание опорных школ?

Опорные школы создаются на базе существующих школ, за материально-техническое состояние учреждений ответственные местные органы власти, поэтому они, собственно, обязаны эти школы открывать и удерживать. Однако правительство поддерживает этот процесс образовательными субвенциями. В 2017 году это: 300 млн. - естественно-математические кабинеты для опорных школ, 200 млн. - покупка автобусов, 300 млн. - на естественно-математические кабинеты и автобусы от ОТГ (объединенная территориальная община).

Также часто для реконструкции или ремонта опорных школ местные органы обращаются за помощью к госфонду регионального развития. В 2017 году планируется выделить 20% средств годового бюджета этого фонда – это 737 млн. грн. - на образовательные инфраструктурные проекты. Значит, на реконструкцию школ деньги могут выделяться из местного, областного и государственного бюджета.

Что происходит с материальной базой тех школ, которые были закрыты полностью?

Случаи, когда после закрытия школы или детсада здание просто со временем разрушалось или разбиралось по кирпичам, уже были...

Вся материально-техническая база школ – помещения, мебель, оборудование – принадлежат местным органам власти, ведь абсолютное большинство украинских школ коммунальные. Закон не позволяет местным органам использовать здания учреждений иначе, чем в образовательных целях.

Имеются местные органы, которые халатно относятся к помещениям и те действительно разрушаются, но есть и другие, которые находят возможность открыть в этих зданиях кружки или сдать их для организации каких-либо образовательных мероприятий. В школе может начать функционировать библиотека, иногда создают просто образовательное пространство для общины, где она собирается на различные мероприятия, что-то, вроде, местных культурных клубов.

«Сейчас в школы уже доставлено 91% учебников»

Ранее вы уже отмечали, что ожидаете, что закон «Об образовании» будет проголосован ко Дню учителя. Имеет ли он поддержку в парламенте?

Да, имеет. Этот вывод я могу сделать, обойдя с презентацией закона практически все парламентские фракции и переговорив с депутатами. Кроме этого, я имела разговор с председателем Верховной Рады, и он заверил меня, что закон будет поставлен в повестку дня и депутаты рассмотрят его в ближайшее время. Ранее законопроект поддержали президент и премьер-министр – они оба призвали депутатов голосовать за него. Значит, закон имеет не только поддержку педагогов, которым он нужен, но и широкую политическую поддержку.

Какие изменения принесет принятие этого закона в ближайшее время?

Закон «Об образовании» - это базовый документ. Реализация его положений требует разработки профильных законов «Об общем среднем образовании», «О профессиональном образовании», «Об образовании взрослых», а также большого количества подзаконных актов, в том числе нормативных актов Кабмина. Поэтому, не думаю, что к концу этого года закон существенно сможет изменить ситуацию. В следующем году будет значительно больше изменений, но все зависит от темпа принятия и разработки необходимых процедур, а также того, успеем ли мы заложить соответствующие расходы в бюджет 2018 года.

В конце концов, точно можно сказать, что в 2018 году первоклассники пойдут в первый класс Новой украинской школы. Они будут учиться по новому стандарту начальной школы, основанному на овладении 11 компетентностей, которые записаны в законе. Изменится система повышения квалификации учителей, дети смогут переменить себе занятие в системе внешкольного образования в школе, руководитель учреждения получит кадровую автономию - сможет назначать учителей, а учителя - педагогическую - смогут разрабатывать собственные программы, опираясь на государственный стандарт.

Определенным образом школы начнут жизнь по-новому уже с 1 сентября – оценивание будет конфиденциальным, на каникулы дети не будут получать заданий, введутся триместры. Все школы, учителя и все родители готовы ли к этим изменениям?

Эти изменения мы сделали, обновив программы для начальной школы прошлого года. И мы видим, что их внедрение происходит очень неоднородно. Есть школы, где это с радостью приняли, а есть - где нет. Нужно понимать, что эти новации - лишь подготовка к масштабной реформе. Внедрение нового стандарта в первом классе 2018 года закрепит их, а некоторые углубит. При этом все учителя пройдут соответствующее переобучение, а школы будут проходить мониторинг. При таких условиях не выполнять краеугольные принципы будет труднее, поэтому внедрение этих норм станет повсеместным.

Уже известно, сколько школ в этом учебном году введут триместры?

Министерство образования и науки уже много лет позволяет учебным заведениям совместно с местными органами власти самим решать, как организовывать учебный год. Однако мы видим, что введение триместров не является повсеместной практикой. Думаю, и в этом году количество таких заведений будет измеряться единицами. Сейчас, учитывая количество фейков в информационном пространстве на эту тему и общественный интерес, мы собираем информацию относительно того, как обучающиеся школы. Эта статистика будет готова только в первых числах сентября.

Сколько школ откроют двери сегодня, 1 сентября?

16 тысяч 640 заведений.

Сколько получим первоклассников в этом году?

408 236 тысяч первоклассников. Это немного меньше чем в прошлом году.

Все школы и все первоклассники уже 1 сентября будут обеспечены учебниками?

Да, в настоящее время уже доставлено 91% учебников. На следующей неделе, когда начнется реальный учебный процесс, учебники должны доставить полностью.

В СМИ были сообщения о том, что имеется нехватка учебников для 4-х и 7-х классов в Ивано-Франковске и что, несмотря на обещания чиновников, ученики этих классов снова получают не все учебники. Значит, проблемы все-таки есть?

Обеспечение учебниками 4-7 классов – это старая проблема, результат эксперимента позапрошлого года, когда закупку 50% учебников отдали местным органам власти. Государство свою половину закупило и выдало, а местная власть не справилась с задачей. Сейчас проблема уже фактически решена, у нас было много тяжелых разговоров с органами местного самоуправления в отношении этих закупок.

Учитывая печальный опыт, мы отказались от такого формата печати учебников и теперь продолжаем делать это централизованно. Учебники для 8-х классов прошлого года и учебники для 9-х этого года закупались государством и доставлены вовремя. В прошлом году мы сделали такой подвиг впервые за историю независимости.

Какие, для каких классов и сколько учебников пришлось печатать в начале этого учебного года?

В этом году мы печатаем учебники для 9-х классов. Общий тираж – на 8 млн. 246 тысяч 347 гривен. Также впервые в договоре с издательствами МОН прописало обязательное требование – передачу электронной версии учебника для размещения в свободном доступе для скачивания. С ними можно ознакомиться на сайте Института модернизации содержания образования.

Кто печатал учебники?

Более 8 млн. экземпляров учебников стоили около 328,4 млн. грн. Печатали их издательства, чьи учебники избрали школы на прозрачном голосовании через открытую систему репозитария школьных учебников. На этом онлайн ресурсе педагоги имели возможность ознакомиться с книгами и выбрать, по какому учебнику они бы хотели обучать детей. Если по количеству голосов школ, за которыми стоит определенный контингент детей, учебник для печати набирал тираж более 20 тыс. – он выбирался для печати. Было две сессии голосования, поэтому каждая школа имела возможность выбрать свой учебник.

«Мизерная зарплата не добавляет педагогам социального веса»

Вы говорили о нехватке учителей, в первую очередь, начальных классов, иностранных языков и естественных наук. Почему эти профессии непопулярны? Причина в зарплате?

Думаю, можно говорить о социальном статусе учителя в целом, о том, как к этой профессии относятся в обществе. И, конечно, мизерная зарплата не добавляет педагогам социального веса. Кроме этого, определенную роль играют современные медиа, которые отдают предпочтение рассказам о единицах, действительно единицах плохих учителей, в то же время практически игнорируя людей, чья работа вызывает уважение. Нужно также понимать, что украинская школа является устаревшей и не отвечает требованиям времени в целом. Учителя же всегда находятся на первой линии – они общаются с родителями, недовольными системой, и берут на себя весь этот негатив.

Это комплексная проблема и работать с ней нужно комплексно. Сейчас мы это делаем. Повышение заработной платы – один из таких шагов. С 1 января 2017 года мы подняли зарплату педагогов на 50% и закрепили ее в единой тарифной сетке на два разряда выше, относительно других бюджетников.

Какую зарплату учителя будут получать в этом году?

Средняя зарплата по стране для учителя первой категории – немного больше 7 тысяч гривен. Однако, в зависимости от органа местного самоуправления, нагрузка учителя может довольно сильно меняться.

Правительство планирует повысить зарплату учителям в 2018 году. Сколько она будет составлять?

Сейчас речь идет о повышении на 20-25%. О точных цифрах можно будет говорить на более поздних стадиях разработки бюджета на 2018 год.

Есть ли в этом году проблема с недобором в профтехучилища? Какие это объемы?

Набор в ПТУ длится до 1 октября, поэтому мы имеем лишь промежуточные показатели по выполнению госзаказа. В целом объемы на подготовку рабочих кадров и младших специалистов в ПТУ у нас выросли на 2,5% – региональный заказ в 2017 году составляет 120 тысяч бюджетных мест. На сегодня заказ выполнен на 64%. При этом у нас остается еще месяц, чтобы добрать детей на обучение.

Нужно также понимать, что проблема с недобором – это результат перевернутой пирамиды образовательных приоритетов, что царит в нашем обществе. У нас 80% выпускников получает высшее образование и только 20% - профессиональное. В Европе показатели противоположные: 40% - высшее, 60% - профессиональное. Есть страны, где профессиональное образование получают более 70% детей. У себя мы также должны изменить эту ситуацию, потому что сейчас на рынке труда есть невероятный запрос на квалифицированного рабочего, однако мы обучаем в избытке юристов и экономистов.

Еще в прошлом году был скандал с профтехучилищем в Мукачево, когда местная власть отказалась от финансирования. Мэр Мукачево апеллировал к тому, что в ПТУ в городе обучается только 25% живущих в Мукачево, и, соответственно, город готов финансировать одну четвертую, а на другую часть нужна субвенция. Как сейчас решаются вопросы финансирования профессионально-технического образования? Какие изменения предполагаются?

2016 год был очень тяжелым для профессионально-технического образования. В 2015-м была сделана огромная ошибка – финансирование ПТУЗ с 2016 года передали не просто на места, а на области и города областного значения, при этом, не выделив им никакой субвенции. Действительно, местные органы за последнее время значительно увеличили свои бюджеты, но когда мы говорим о городах областного значения, а Мукачево именно такой город, то там, в доходах имеется огромное неравенство и далеко не все могли полноценно профинансировать свои заведения.

Когда я пришла в МОН, мы начали в ручном режиме корректировать эту ситуацию. На 2017 год мы заложили новые правила и выделили ресурсы на поддержку заведений. Первое – мы забрали финансирование ПТУ из городов областного значения и оставили его за областями и богатыми городами - областными центрами.

Второе – мы дали в профессиональное образование образовательную субвенцию на получение общего среднего образования в размере 2 млрд. гривен. Ведь дети в ПТУ поступают после 9-го класса и продолжают там получать среднее образование, которое обязано обеспечить именно государство, поэтому наличие такой субвенции логично.

И третье – мы определили перечень из 19 профессий «общегосударственного значения», подготовка по которым ведется в ограниченном количестве ПТУЗ Украины, при этом на них учатся дети из всех областей. На проведение обучения этих направлений мы выделили еще 119 млн. грн. Дополнительно надо отметить о 50 млн. на модернизацию профессионального образования, которые шли на закупку оборудования для учебно-практических центров по трем остродефицитным специальностям – «сантехник», «швея, портной, закройщик» и «тракторист».

Такой комплексный подход уравновесил ситуацию и вывел профессиональное образование в нормальное русло.

Автор: Катерина Пешко

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Игорь Князев: Комплексным решением должна стать термомодернизация зданий вместе с установкой индивидуального теплового пункта
 Анализ мотивов эмиграции в мировом масштабе (по данным опроса Gallup)
 Национальные счета Беларуси в 1997 году
 Панама-мама. Кто из украинцев засветился в офшорном скандале
 Рост стоимости акций казино и клубов игровых автоматов Вулкан в Макао выглядит неустойчивым