Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Что мешает иностранным инвесторам в Украине?


16.09.2017 – О каких препятствиях для вложений в Украину говорят инвесторы, и как их снять? Инвесткомпания Dragon Capital, организация Центр экономической стратегии (ЦЭС) и Европейская бизнес-ассоциация (EBA) провели уже второй опрос иностранных инвесторов в конце августа – начале сентября 2017 года. На вопрос ответили 77 представителей компаний.

Прямые иностранные инвестиции – путь к здоровой экономике, созданию новых рабочих мест, увеличению благосостояния людей. Со времен кризиса интерес иностранцев к Украине вырос, но потоки инвестиций до сих пор не восстановились. На пути притока иностранного капитала становятся системные проблемы с коррупцией, судебной системой и захватом государства олигархами. Сравнительно быстро улучшить ситуацию можно, снизив налоговое администрирование и сняв валютные ограничения.

Читайте также: Старший экономист ЦЭС Дмитрий Яблоновский: «Министерства саботируют приватизацию»

Инновации или смерть: как выжить бизнесу на тонущем корабле «Украина»

Чтобы наверстать упущенные темпы, украинская экономика как воды требует инвестиций, которые в 2015 году достигли рекордно низкого уровня в сравнении с ВВП.

Больше всего нужны прямые иностранные инвестиции, это непосредственное открытие компаний иностранными владельцами, строительство фабрик, агрокомплексов.

Экономическая политика должна стимулировать прямые иностранные инвестиции всеми доступными путями, ибо именно они:

создают качественные рабочие места для людей не только в самой компании, но и в смежных отраслях;

является каналом поступления капитала для развития бизнеса без увеличения долговой нагрузки;

приносят в Украину валюту, поддерживая курсовое равновесие;

не имеют опасной волатильности «горячих денег» - это долгосрочные средства;

приносят знания и технологии, которые потом используют по всей стране;

интегрируют Украину в европейскую среду.

Сейчас Украина почти не получает прямых иностранных инвестиций. С 2014 года, их объем резко упал и до сих пор не вышел на показатели, которые существовали до этого.

При этом за пределами Украины ею активно интересуются. Мы видим это из поведения иностранных инвесторов, которые входят в зарубежные активы, связанные с Украиной. В частности, на долговом рынке в середине августа инвесторы купили ОВГЗ на 460 млн. грн. через специальные ценные бумаги, выпущенные не в Украине, а за рубежом (ноты, связанные с кредитом), минуя внутренние административные подводные камни.

Оценка акций украинских компаний, торгующихся на зарубежных площадках, сильно упала во время кризиса в 2014 году, но уже в 2015-2016 гг. восстановилась. Однако прямые иностранные инвестиции, поступающие в страну напрямую, приходят в себя очень медленно.

P/Book Value – коэффициент, который показывает относительную стоимость акций украинских компаний на зарубежных торговых площадках и рассчитывается делением капитализации (цена акции, умноженная на количество акций) на балансовый капитал компании.

Если бы ПИИ восстановились так же быстро, как оценка украинских акций за границей, мы бы получали примерно 1-1,5 млрд. долларов инвестиций на квартал. А по сценарию, когда структурные реформы были бы успешными, и власть вывела бы Украину на инвестиционную привлекательность выше уровня 2011-2012 годов – то и гораздо больше.

Ведь сейчас существует Соглашение об ассоциации с ЕС, которого не было тогда. Однако последние годы квартальный приток инвестиций колеблется на уровне 200-500 млн. долларов. Этого крайне мало даже для компенсации дефицита торгового баланса, не говоря о выходе страны, в равноправные партнеры на глобальном рынке.

Центр экономической стратегии вместе с EBA и Dragon Capital спросили у инвесторов, что препятствует увеличению финансирования отечественных проектов? Первый опрос проводился в 2016 году.

Первое и второе места рейтинга стабильно занимают широко распространенная коррупция и недоверие к судебной системе. Эти проблемы существуют давно и требуют системных реформ. Относительно быстрыми темпами их решить не удастся, хотя без этого и ожидать заметный рост благосостояния граждан не стоит.

Но новая проблема, которую мы ввели в опрос этого года – захват государства олигархами и монополизация – подвинула с третьего места на четвертое, даже конфликт с Россией. Под захватом государства олигархами мы понимаем ситуацию, при которой отдельные бизнесмены влияют на политику и государственные органы через свои партии, купленные политические лидеры и медиа и, как следствие, получают неправомерные конкурентные преимущества.

В частности, ограничение конкуренции, монополизация секторов экономики, которая достигается с помощью политического влияния, позволяет им увеличивать цену или ставить преграды для доступа к ресурсам или инфраструктуры для другого бизнеса.

В то же время налоговые льготы и преференции там, где обычный бизнес таких преференций не имеет, позволяют снизить затраты. Типичный пример захвата государства – захват регулятора, который принимает решения в пользу олигарха-монополиста, увлечение бюджета, где олигарх получает преференции, захвата государственных предприятий, которые начинают обслуживать интересы определенного олигарха.

Сейчас, решение этой проблемы находится в политической плоскости и предусматривает изменение избирательного законодательства, политическую независимость судов и рыночных регуляторов, таких как НКРЭКУ и НБУ.

В экономической плоскости эти проблемы могут быть решены через целевое среднесрочное бюджетное планирование и прозрачные бюджетные закупки (против захвата бюджета), проведение деполитизированного корпоративного управления и приватизации (против захвата государственных предприятий) и через усиление институциональной способности регуляторов (против захвата регуляторов). Но политический фактор сейчас становится этому помехой.

На пятом месте – репрессивные действия правоохранительных органов, так называемые «маски-шоу» и неправомерные дела против бизнесменов и должностных лиц компаний.

Эта проблема связана с широко распространенной коррупцией и атмосферой безнаказанности и круговой поруки, унаследованной от советских времен. Давление силовых органов на бизнес не останавливается, несмотря на декларации о создании благоприятной бизнес-среды от президента и правительства.

В 2016 году Совет бизнес-омбудсмена получил 868 жалоб на действия органов власти, из них 172 жалобы на действия силовых органов, включая уголовные производства по инициативе ГФС.

За первую половину 2017 Совет получил 501 жалобу, из них 107 жалоб на действия силовых органов. Несколько резонансных дел с «маски-шоу» стали слишком широко известными, особенно когда речь шла о предприятиях с иностранными инвестициями. Это ухудшает последствия для имиджа Украины как объекта инвестирования.

Инвесторы до сих пор не отошли от шока 2014-2015 годов, и опасаются нестабильности валюты и финансовой системы.

Реформы НБУ в этом направлении стабилизировали ситуацию, банковская система наполнена ликвидностью, а курс гривны колеблется в умеренном диапазоне. Но инвесторы все еще не до конца доверяют украинским банкам и украинской валюте. Если НБУ продолжит совершенствовать банковский надзор и будет придерживаться инфляционного таргетирования, доверие инвесторов к финансовой системе должно улучшиться.

Постоянные изменения нормативного регулирования, сложное администрирование налогов и валютные ограничения – другие причины недовольства инвесторов. Только после них опрашиваемые отмечают низкую покупательную способность населения, связанную с кризисом и слабым экономическим ростом.

Итак, основная проблема Украины с точки зрения иностранных инвесторов – не в экономическом кризисе, а в слабых и коррумпированных институтах, мешающих бизнесу инвестировать и развиваться.

Главное, что может сделать власть – продемонстрировать эффективность в борьбе с коррупцией и произволом силовых органов. Но кое-что можно сделать и в чисто экономической плоскости.

От экономической политики инвесторы ожидают в первую очередь трех вещей: упрощение администрирования налогов, сохранение программы МВФ и ускорение валютной либерализации.

Отдельно стоит заметить, что основная масса факторов – не новые, и появились в Украине не в 2014 году, а гораздо раньше, следовательно, падение прямых инвестиций они не объясняют.

Из новых факторов, которые не присутствовали в 2010-2013 годах (когда прямые инвестиции в Украину были ограниченными, но поступали) можно отделить перераспределение олигархического влияния, что могло отразиться на привлекательности некоторых отраслей, и введение ограничений на движение капитала.

И да, пока антикоррупционные инициативы шаг за шагом преодолевают трудный путь, а политические игры вокруг приватизации и земельного моратория продолжаются, в краткосрочной перспективе Украина может сделать две эффективные вещи, которые привлекут иностранных инвесторов и улучшат внутренний бизнес-климат: провести валютную либерализацию и упростить налоговое администрирование.

Тем более что и НБУ, и министерство финансов уже продемонстрировали свою способность делать реформы.

Авторы: Мария Репко, заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии; Алексей Гаманюк, младший экономист ЦЭС.

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Проблемные активы банковского сектора Беларуси достигли рекордных 55,465 трлн. руб. на 1 июля 2016 г.
 Объем валютных облигаций Нацбанка Беларуси по состоянию на 29 августа 2016 г. составляет 2,197 млрд. долл. и 350,627 млн. евро
 Объем внешней торговли товарами между Беларусью и Москвой в первом полугодии 2017 г. увеличился на 11,3% до 1,649 млрд. долл.
 Беларусь в январе-апреле 2017 г. увеличила экспорт калийных удобрений на 27,6% до 717,602 млн. долл.
 Валютный рынок Беларуси в январе-июле 2016 г.