Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Славомир Новак: Не вижу ничего плохого в том, что политики пиарятся на дорогах


28.09.2017 – Что будет с Дорожным фондом, хватит ли средств на ремонт дорог, когда в Украине начнут строить европейские автобаны, и почему руководитель "Укравтодора" часто встречается с президентом и премьером. ЭП поговорила с главой дорожного ведомства.

Исполняющий обязанности руководителя "Укравтодора" поляк Славомир Новак – один из немногих иностранцев, который остался работать в Украине на топ – должности.

В отличие от другого поляка – экс-главы "УЖД" Войцеха Балчуна – Новак имеет поддержку президента, премьера и профильного министра.

До этого Новак работал министром транспорта и водного хозяйства Польши, но в 2013 году был вынужден уйти в отставку из-за скандала с часами Ulysse Nardin стоимостью 5,5 тыс. долл., которые он не включил в декларацию.

Теперь на его руке часов не видно. Одетый в стильный костюм, с красивой прической, он скорее напоминает актера, чем человека, который отвечает за украинское "бездорожье".

Помощница руководителя "Укравтодора" перед интервью советует не спрашивать о "смотрящих", потому что "он даже таких слов не знает". "Это совсем другой менталитет, вы в этом убедитесь после первых минут общения", – уверяет она.

Читайте также: Председатель «Укравтодора» про свою зарплату, основную беду украинцев и где брать деньги на ремонт дорог

Ниже – о Дорожном фонде, крупнейших проектах "Укравтодора" и сроках их реализации, финансировании на ближайшие годы, строительстве платных дорог и встрече Порошенко с Гройсманом. А еще – об уголовных делах против экс-чиновников "Укравтодора" и народных депутатов, которые приходят к Новаку покричать.

– Первые дни на новой должности, по вашим словам, вы ходили с круглыми глазами и были неприятно поражены беспомощной и вялой структурой, которую вам доверили. Что изменилось с тех времен? Вы приспособились к украинским реалиям?

– Я надеюсь, что украинские реалии приспособились ко мне. Вначале всегда бывает трудно. Я был новым человеком на этой работе.

Также есть разница между менталитетами – украинским и моим личным. Но я надеюсь, что после этих 11 месяцев мне удалось немного изменить структуру и менталитет в "Укравтодоре", потому что без изменения менталитета и качества труда мы бы не достигли того, что имеем на это время.

– Вы пришли в "Укравтодор" со своей командой или работаете с людьми, которые уже были в структуре?

– И так, и так.

– С вами работает много поляков?

– Поляков – нет. Есть только один советник из Польши, которого я взял с собой. Он отвечает за проекты, которые будем делать в рамках безопасности движения, а также за проект, который мы планируем на 2018 год – интеллектуальные транспортные системы. Мы совместно строили такое в Польше – камеры контроля скорости, весовой контроль. Хотим сделать это и в Украине.

– Вам не мешали приглашать в команду новых людей? Никто не предлагал своих кандидатов? Здесь это распространенная практика.

– Нет. Со стороны Кабмина, других политиков, которые поддерживают мою работу в "Укравтодоре", никакого влияния на кадровые решения не было. Это, на мой взгляд, правильная ситуация.

– Хочу привести две цитаты премьер-министра. Первая: "Мы не будем останавливаться, и уже через пять-семь лет украинские дороги будут абсолютно в нормальном качественном состоянии". Вторая: "Через три-пять лет ситуация в дорожном хозяйстве будет изменена коренным образом".

- Сколько же надо времени, чтобы кардинально исправить ситуацию с украинскими дорогами?

– Думаю, что после первого года нашей работы в "Укравтодоре" уже видны первые результаты. Еще немного, но изменения начались. Сколько времени нам нужно? Точно надо несколько лет и стабильное финансирование, потому что проблемы с дорогами в Украине действительно большие.

В Украине 170 тыс. км дорог, из которых 50 тыс. км – дороги государственного значения. Если бы мы планировали восстанавливать только 5 тыс. км в год, на это бы понадобилось около 50 млрд. грн. в год. Я говорю о дорогах государственного значения. На полное восстановление этой сети нам нужно минимум десять лет. Как я понимаю, премьер имел в виду, что будет виден результат от этой работы.

Очень важно, чтобы заработал Дорожный фонд. Я всегда это подчеркиваю, потому, что в Украине мало кто обратил внимание на эту реформу. Это масштабная, основная реформа дорожной отрасли – децентрализация дорог и дорожный фонд. Как только это заработает, ситуация будет намного лучше. Можно сказать, что за два-четыре года уже будут кардинальные изменения.

– Что подразумевается под словами "кардинальные изменения"? Значит, через определенный промежуток времени дороги в Украине будут, как в Германии, Польше или России?

– С точки зрения журналистики очень интересно сравнивать с Европой. Это будет нормальный европейский стандарт дорог. Это будет нормальная, ухоженная дорога минимум на десять лет. Если мы говорим о государственных и местных дорогах, то за четыре-семь лет украинцы ощутят реальные перемены. Как в Польше и Германии будут государственные и местные дороги.

Автобаны – другая история. На их строительство требуется европейское финансирование. Сейчас я не вижу в Украине таких ресурсов, которые бы позволили нам их строить.

– Относительно финансирования на 2017 год называют разные цифры. Можете ли рассказать, сколько уже потрачено и сколько ожидаете получить к концу года?

– С учетом всех источников финансирования без проектов международных финансовых организаций на дороги запланировано около 26-27 млрд. грн. Это общая сумма на содержание, погашение долгов и строительство.

Около 16 млрд. грн. из этой суммы – деньги, которые Минфин запланировал получить от таможенного эксперимента. Это реальная проблема, потому что эти средства не поступают по графику. Причем ситуация в разных областях разная, что несправедливо.

Самое главное, что распорядителем этих средств является не "Укравтодор", а облгосадминистрации. Мы считаем эти деньги в общих объемах поступлений на ремонт дорог, но отвечают за них председатели ОГА.

Сумма бюджетных и кредитных средств, за которую отвечает "Укравтодор" и, которая была запланирована на 2017 год, составляет 8-9 млрд. грн. Из них мы использовали более 50%. Я не вижу, риска неиспользования денег в 2017 году из источников, за которые мы отвечаем.

– Вы говорили о таможенном эксперименте. Он запланирован до конца 2017 года. Что будет дальше?

– На последнем заседании бюджетного комитета я имел разговор с депутатами. Они говорили, что хотят поддержать таможенный эксперимент. Однако пока рано говорить, что будет в будущем. Это будет решение Верховной Рады.

Все, за что мы отвечаем и что делаем совместно с Кабмином, – это подготовка планов на 2018 год, проектов документаций, тендеров и обеспечение финансирования в рамках Государственного фонда и отдельных бюджетных программ. Если я не ошибаюсь, Минфин хочет обеспечить нам около 33 млрд. грн. через Дорожный фонд и еще 6 млрд. грн. – через отдельные бюджетные программы.

С 33 млрд. грн. около 11,5 млрд. грн. пойдут на дороги местного значения. Значит, этими средствами будет распоряжаться местная власть. Это то, что я говорил о фундаментальной реформе в Украине: не только передать дороги на уровень областей, но и обеспечить их финансированием. "Укравтодор" будет распоряжаться остальными – 18-19 млрд. грн. и 6 млрд. грн. дополнительного финансирования.

– Еще одна цитата премьера: "За ненадлежащий ремонт дорог я требую жесткой ответственности. Начиная от того, чтобы подрядчики исправляли за свой счет дефекты в работе, и вплоть до привлечения виновных к уголовной ответственности". Какие штрафы и наказания предусмотрены за некачественные дорожные работы?

– Здесь стоит начать с другого. Мы в корне изменили систему контроля качества. Имеем четыре уровня контроля.

Первый – технадзор на уровне областной службы. На строительной площадке всегда должен быть инженер по технадзору, который контролирует ход работ.

Второй – центральный. Мы создали в рамках "Укравтодора" специальную организацию Дорожный контроль качества, которая отвечает за контроль качества. Это предприятие подчиняется "Укравтодору", и я могу им сказать, где сегодня, а где завтра провести проверку.

Третий уровень, который мы будем внедрять, – независимый надзор FIDIC. Он должен отвечать только за масштабные инвестиции, потому что он является очень дорогим. Стоимость технадзора FIDIC составляет 3-5% стоимости работ, это много. Пока что денег на финансирование этого проекта нет.

Четвертый уровень – общественный надзор. Ежедневно мы получаем много обращений от граждан, которые присылают нам видео и фото случаев, где есть нарушения при выполнении работ. Мы сразу реагируем. Это о контроле качества.

Другая часть – ответственность частных подрядчиков. Прежде всего, с 2017 года мы проводим все ремонты с гарантией минимум пять лет, а на много работ имеется десятилетняя гарантия подрядчика. Кроме того, мы ввели масштабные проверки по всей стране, которые проводим дважды в год. Выявленные недостатки и дефекты каждый подрядчик должен устранить в соответствующие сроки.

– Уже есть примеры?

– Да, конечно!

– Можете привести?

– Много, это обычное дело. Я слышал много претензий к дорожникам, что работы выполняются некачественно. Возможно, так и было, но недостатки – обычная практика. Это как делать ремонт в квартире: всегда возникают какие-то проблемы. Такая же ситуация и на дорогах. Вопрос в другом аспекте: все недостатки должны быть устранены за счет подрядчика.

Мы проводили проверки и на основе этих выводов подрядная организация обязана устранить все недостатки. Таких недостатков много, 80-90% уже устранено. Если остальные подрядчики не устранят, будем судиться.

– Много таких случаев?

– Нет, немного. Как правило, подрядные организации исправляют недостатки быстро и за собственный счет.

– Насколько хорошо зарабатывают контролеры? Смогут ли они удержаться от соблазнов?

– Когда есть разные уровни контроля качества, то сделать, как было раньше, трудно. Мне рассказывали, что раньше ставили только печати. Сейчас уже не так легко пройти контроль качества. Если на уровне области, возможно, и можно договориться, то в пределах центрального наблюдения уже я решаю, кто, куда и когда едет на проверку.

– Когда в Украине начнется строительство платных дорог?

– Чем быстрее, тем лучше.

– Заместитель министра инфраструктуры Виктор Довгань недавно заявил, что работы начнутся после выборов президента и парламента. Почему именно после выборов? Это является политическим вопросом, а не экономическим?

– Слава Богу, политических вопросов здесь нет, есть только финансовые вопросы. Во-первых, нам нужны изменения в закон о концессии, и мы совместно с транспортным комитетом их наработали. Сейчас закон не позволяет воплотить идею строительства платных дорог.

В частности, концессионер должен иметь правительственную гарантию трафика. Если трафик меньше, чем предусмотрено в договоре с концессионером, то государство должно эту разницу покрывать. Это нормальный европейский стандарт – каждая платная дорога в ЕС построена по такой системе.

Если эти изменения к закону будут приняты, надеюсь, что уже в 2017 году сможем пригласить к переговорам крупнейшие европейские компании. После этого минимум год-два нам необходимо для согласования. После подписания концессионного договора надо еще минимум два года на организацию финансирования, потом проектирование и строительство. Поэтому, думаю, что не раньше чем через 3-4 года.

– Во времена Януковича по назначению использовалось около половины средств, которые выделялись на ремонт дорог. Остальные оседали в карманах коррупционеров. Вам известны схемы хищения средств в этой сфере?

– Я не могу сказать, ибо не знаю. Если вы знаете, то мы должны пойти в НАБУ, СБУ или полицию и рассказать о таких фактах. Мне рассказывали, что раньше такое было, но надеюсь, что сегодня уже нет или намного меньше. Я не могу взять ответственность за всех, я отвечаю за себя и свою команду.

Бывает, что ко мне приходят депутаты и кричат: "Вот здесь есть пример коррупции". Я всегда прошу, чтобы показали документы. Возможно, так оно и есть, но я не полиция, не НАБУ, у меня нет инструментов для расследований. У меня есть только внутренний аудит. Когда у меня есть хоть часть информации, которой я полностью доверяю, сразу имеется обращение в правоохранительные органы и освобождение от должности, и такие примеры уже были.

– Фамилии не вспомните?

– Во всех демократических странах есть основное правило, что без доказательства вины нельзя никого обвинять, поэтому я последний, кто будет называть фамилии. Если же посмотрите на историю увольнений в "Укравтодоре", то догадаетесь.

– Известно ли вам об уголовных делах против бывших чиновников "Укравтодора"?

– Нет, мне это не интересно, это не моя ответственность. Надеюсь, если такие схемы действительно были, то правоохранительные органы должны этим заниматься.

– Недавно ваша зарплата стала одной из главных тем в прессе. Можете рассказать о механизме ее начисления?

– Основная заработная плата составляет 13 тыс. грн. Это просто сумасшедшая сумма средств, сколько это будет в евро (улыбается)? После дополнительных надбавок и премий это около 100 тыс. грн. без отчислений.

– Вы уже упоминали о Дорожном фонде, который должен заработать с 1 января. Как он будет наполняться, и кто будет распорядителем этих средств?

– В 2018 году в Дорожный фонд будут направляться 50% от поступлений с акциза, в 2019 году – 75%, в 2020 году – 100%. Это означает, что из года в год сумма будет расти и это очень хорошо.

В 2018 году в Дорожном фонде будет 30-34 млрд. грн. 60% от этой суммы пойдет на дороги государственного значения, за которые будет отвечать "Укравтодор", 35% – на дороги местного значения, за которые отвечают главы ОГА, 5% предусмотрено на безопасность движения, за распределение отвечает министр инфраструктуры. Так выглядят 100% дорожного фонда на 2018 год.

"Укравтодор" отвечает за 60% средств, что составляет около 18 млрд. грн. на дороги государственного значения. Из этой суммы около 7 млрд. грн. пойдет на погашение старых долгов.

– Долги перед подрядчиками или кредиторами?

– Перед кредиторами: международными финансовыми организациями, украинскими банками, другими кредиторами. Это 6-7 млрд. грн., поэтому нам останется 10-11 млрд. грн., из чего 5 млрд. грн. нам нужно на содержание и эксплуатацию дорог. На ремонты останется 7-8 млрд. грн.

Это намного меньше, чем в 2017 году предусмотрено на дороги государственного значения. Однако благодаря последним решением Кабмина "Укравтодору" дополнительно выделяется 6 млрд. грн. на два важных коридора. Это М-12 (Стрый – Тернополь – Винница – Кропивницкий – Знаменка) и М-03 (Киев – Харьков – Довжанский).

Выходит, у нас будет больше финансирования: только 14 млрд. грн. на дороги государственного значения. Нам нужно больше, но это уже неплохо.

– Когда и за какие средства планируется начать строительство дороги Гданьск – Одесса?

– Польша свою часть уже сделала, они уже построили автобаны к границе. Там еще небольшие части надо достроить, но я надеюсь, что через несколько лет будет сделан новый коридор. Что касается Go Highway в Украине, то мы уже работу начали.

В 2017 году полностью завершим ремонт участка между Львовом и Тернополем. Уже начали масштабные работы по ремонту и реконструкции дорог Винницкой и Хмельницкой областей. Скоро подпишем договор с китайской компанией, которая выиграла тендер на реконструкцию дороги, финансирование ее – кредиты МВФ, дальше будет Черкасская область.

Параллельно мы подписали договор с итальянскими инженерами, которые будут проводить технические исследования по строительству автобана между Краковцем, Львовом через Умань на Одессу, через Умань к Кропивницкому и к Николаеву. Срок завершения работ по этому проекту – конец 2018 года.

– Еще один важный проект – трасса Одесса – Рени, которая еще год назад была в ужасном состоянии. Когда будет закончен ремонт этой дороги?

– В 2017 году будет произведено 70% этой дороги, в 2018 году – остальные.

– Ваша цитата: "Благодаря дорогам в Польше мы выигрывали выборы". Тему дорог в Украине едва ли не в каждом выступлении использует президент и премьер. Очевидно, что для них дороги – очень важная тема. Как часто вы встречаетесь с премьером и президентом?

– Часто встречаюсь и с премьером, и с президентом. С премьером очень тесно сотрудничаем, не только проводим проверки, а также совместно работаем в Кабмине по вопросам развития дорог в Украине. С президентом совместно ездим на проверки и открываем дороги.

Думаю, что благодаря дорогам можно выигрывать выборы. По результатам различных соцопросов, одним из важнейших направлениям для людей в Украине являются дороги. Не вижу ничего плохого в том, что политики пиарятся на дорогах. Думаю, это правильный подход. Выделяются деньги, мы делаем, что можем, чтобы улучшить эти дороги.

– Куда налогоплательщикам жаловаться, если они повредили свое авто из-за плохого качества дорожного покрытия? Были ли в Украине случаи, когда гражданам возмещали средства, потраченные на ремонт машины?

– Я не знаю, были ли они, но есть законное основание для таких претензий и жалоб, чтобы обращаться в суд. Я бы так ответил: если, как вы сказали, 25 лет воровали деньги налогоплательщиков, то результат есть такой, какой есть. Когда не выделяются средства на дороги, то нельзя ожидать, что они будут хорошие – так не бывает.

Кроме того, есть проблемы с перегруженными грузовиками. Нам нужно изменить культуру людей и уважать закон.

– Назовите наиболее крупные проекты, запланированные на ближайшее время, и сроки их реализации.

– Тендер на М-12. У нас есть 4 млрд. грн. на 2018 год на эту дорогу. Львов – Умань – Одесса, а также направление на Николаев – Херсон. Это будет большой контракт. Стопроцентно это будет не одна компания. Невозможно, чтобы такие деньги использовала одна компания. Однако это будет большой объем работ и большой объем финансирования.

Также сейчас в работе три международные контракты. Часть М-12, о которой я уже сказал, в Хмельницкой области. Там объем финансирования – около 40 млн. евро. Обход Житомира на М-06 – это также 40 млн. евро, это будет бетонная дорога.

На завершение работ после расторжения контракта с итальянской компанией на дороге М-03, по-моему, выделено около 50 млн. евро. Также объявим новый тендер на Киев – Чернигов. Там будет контракт на более чем 100 млн. евро.

– В открытом доступе есть много видео, на которых видно, что ремонты проводятся в дождь. Как вы планируете ремонтировать и строить дороги в соответствии с сезоном и погодой?

– Конечно, работы проводятся в зависимости от возможности и погодных условий, но в дорожном строительстве есть разные виды работ. Нельзя класть асфальт в мокрую погоду, а укатывать асфальт можно. Различные другие работы можно делать и в дождь.

Я видел много видео, где подрядные компании работали с нарушениями, но надеюсь, что сейчас этого уже нет. Если есть реальные проблемы, то присылайте видео.

– Сколько вы еще планируете работать в Украине и чего хотите достичь за это время?

– Так долго, как мне позволят моя жена и дети, и как долго будет возможность делать свою работу.

– Уже скоро у нас будут европейские дороги?

– Я не могу сказать, что за год или два уже будут шикарные европейские дороги. Будем делать все в рамках финансовых возможностей.

Я могу обещать, что мы будем реагировать на все нарушения, будем делать европейский контроль качества, введем стандарты, как в Европе, будем улучшать содержание дорог, безопасность движения, строить переходы для пешеходов, островки безопасности. Я могу обещать, что за время моей работы это будет выполняться. Что будет дальше – не знаю.

Автор: Николай Топалов

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Председатель САП Назар Холодницкий: «Скорость посадок от меня не зависит»
 Средняя цена предложения торговых площадей в Санкт-Петербурге с 5 по 12 апреля возросла на 1,17% до 125,111 тыс. руб. за 1 кв. м
 Net Entertainment разработала новый игровой автомат Aloha для онлайн казино Joy Casino
 По состоянию на 6 февраля 2016 г. разрыв в динамике девальваций российского рубля и белорусского рубля к доллару США снизился до 3,7%
 Беларусь в январе-апреле 2017 г. увеличила экспорт сырой нефти на 57,5% до 195,131 млн. долл.