Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Олег Нивьевский: Прямые дотации агропромышленным предприятиям – это путь в никуда


02.10.2017 – Как дать аграриям минимум миллиард долларов дополнительных доходов, почему переработка продукции – не панацея для развития АПК, и на что лучше потратить бюджетные дотации агропроизводителям, рассказал старший экономист проекта «Поддержка реформ в сельском хозяйстве и земельных отношениях в Украине» Киевской школы экономики Олег Нивьевский.

Читайте также: Стратегия, деньги, замминистра: сработает ли новый план поддержки фермеров?

Депутат Вадим Ивченко: Ни одному аграрному олигарху или фермеру не выгодно открывать рынок земли

Ирина Кухтина: «В течение двух лет появится до десяти заводов по переработке ягод»

В бюджете на 2017 год было заложено 4 миллиарда гривен прямых дотаций аграриям, вместо спецрежима НДС, действие которого отменили с 1 января 2017 года.

За первое полугодие этого года аграриям насчитали 1,91 млрд. грн. Половину этих средств – 890 млн. грн. – получила агрокомпания Украины «Мироновский хлебопродукт». Резонанс ситуации придало то, что на дотации аграриям потратили конфискованные средства окружения бывшего президента Януковича. Также – заявление представителей самого МХП, что дотации были потрачены на «капитальные инвестиции», а не на удешевление себестоимости производства курятины. На этом фоне некоторые СМИ начали задавать вопрос «а не стоит, ли вообще отказаться от дотаций аграриям?».

Правительство пока что не обещает отказаться от дотаций аграриям. Но также и не говорит о возможной сумме господдержки в бюджете на 2018 год. Но, по словам премьер-министра Владимира Гройсмана, в следующем году на прямые дотации фермерам будет направлен один миллиард гривен.

Целесообразно ли поддерживать фермеров именно  таким способом, и как лучше вообще усовершенствовать систему государственной поддержки аграриев, Agravery.com поговорил со старшим экономистом проекта «Поддержка реформ в сельском хозяйстве и земельных отношениях в Украине» Киевской школы экономики Олегом Нивьевским.

- Недавно вы опубликовали свой доклад, в котором говорится, что налоговые льготы тормозят рост производительности нашего АПК. Работает ли такая тенденция и в случае прямых бюджетных дотаций? Помогают ли они снизить себестоимость производства продукции?

- В западной экономической литературе сходятся во мнении, что в целом прямая государственная поддержка производителей вредит экономике и самим производителям в частности. И речь идет, как и о прямых бюджетных дотациях и налоговых льготах.

В общих чертах, такая государственная поддержка цементирует структуру производства в любой отрасли экономики, в частности в агросекторе. Она искусственно удерживает неэффективные предприятия в отрасли. Если бы не было такой поддержки, то такие предприятия или бы переходили бы другим владельцам, или бы просто покидали рынок. Структура сектора очищалась бы, и он работал бы эффективнее.

Относительно наших реалий. Я специально проводил расчеты относительно влияния налоговых льгот на рост производительности в агросекторе Украины по результатам деятельности сельхозпредприятий за период 1995-2014 годы. Речь шла о различных формах налоговых льгот - как и о фиксированном налоге, так и спецрежиме НДС. При этом учитывались и специализация предприятий, тип производства, географическое положение, демографическая ситуация и состояние инфраструктуры в регионе – значит, те факторы, которые влияют на результативность работы агропроизводителей.

И в результате получилось, что действительно налоговые льготы имеют положительное влияние на рост производительности в агросекторе, но эффективность такой поддержки крайне низкая.

Если говорить о спецрежиме НДС, то каждая дополнительная гривна государственной помощи в виде НДС сельхозпроизводителям в среднем дает, лишь приблизительно двадцать копеек роста производительности в денежном эквиваленте в агросекторе. Если говорить о едином налоге (или бывшем фиксированном сельхозналоге), то эффективность еще в два раза меньше.

Таким образом, имеем крайне неэффективное расходование государственных средств, ведь государство в данном случае поддерживает сельхозпроизводителей за счет недополученного в бюджет НДС и налога на прибыль, а это не малые средства.

Другим интересным результатом стало то, что в течение 1995-2014 годов наблюдалось определенное сближение эффективности работы среди агропредприятий, в частности менее эффективные предприятия догоняли более эффективные. Это как раз и обернулось теми высокими урожаями, что мы имеем последние годы. Но, по нашим расчетам, налоговые льготы вдвое замедляли рост эффективности. Значит, можно с натяжкой сказать, что увеличение производства происходило в два раза медленнее из-за налоговых льгот, чем это могло быть на самом деле.

- Но европейские коллеги наших аграриев имеют гораздо более высокие объемы государственной поддержки. Надо ли в этих условиях сохранять государственную поддержку для наших аграриев в любой форме, чтобы они смогли быть и в дальнейшем конкурентоспособными?

- В ЕС нет налоговых льгот агропроизводителям, а есть прямые бюджетные дотации. Но наши европейские коллеги говорят, что такая поддержка также негативно влияет на развитие производительности в агросекторе ЕС. По сути агросектор Европы больше похожий на хобби. Это не промышленное агропроизводство, как у нас. Доля АПК в общей структуре ВВП там только 2%. Поэтому европейцы могут себе позволить иметь неэффективные агропредприятия, о чем они откровенно говорят, когда там идут дискуссии об изменении подходов к господдержке.

Конечно, государство должно поддерживать агросектор. Но при этом оно должно вести себя как инвестор, и учитывать, куда будет лучше всего вложить деньги. Государство также должно определиться, чего оно хочет добиться раздачей дотаций аграриям. Если задачи поддержки агросектора и дальше не будут четко написаны, как сейчас, то и дальше средства будут тратиться непонятно на что.

Государству лучше сосредоточиться не на прямых выплатах аграриям налоговых льгот, а на развитии инфраструктуры, путях сообщения на селе, на образовании, или же на обеспечении фитосанитарных и ветеринарных мер.

Например, борьба с той же АЧС, от чего страдают все без исключения животноводы и Украина в целом. Улучшение фитосанитарного состояния на полях, от чего наше зерно сможет быть выше в цене на экспортных рынках и откроет новые возможности для экспорта. Значит, принцип поддержки должен заключаться в том, чтобы выгоду получили все без исключения производители, а не отдельные, с мощным лобби и связями производители.

Это именно те вещи, которыми должно заниматься государство, а не прямой поддержкой госпредприятий. В наших условиях прямые дотации агропредприятиям – это путь в никуда.

Сейчас нет фактического контроля над расходом начисленных дотаций, что дает возможность, например, МХП говорить, что 890 миллионов гривен дотаций они потратили на «капитальные инвестиции». Но как сделать так, чтобы государственные деньги действительно пошли на улучшение дорог в селах или на борьбу с АЧС?

- В том же ЕС дотации не просто начисляются агропроизводителю данного направления. Средства выделяются под определенные проекты, например, в сфере экологического аграрного производства.

Это можно сделать и у нас. Выделять дотации из бюджета на конкретные проекты в сфере образования на селе и улучшения фитосанитарных мер. Но государственный аппарат нашей страны работает крайне неэффективно. Поэтому будет сложно отследить, насколько дотации были потрачены по назначению.

В ЕС с этим тоже проблемы. Расходы на администрирование субсидий иногда превышают объем начисленной помощи аграриям. Поэтому сейчас европейские коллеги также обсуждают целесообразность такой формы поддержки для своих аграриев.

- А детализируйте, пожалуйста, что именно вы имели в виду под понятием «инфраструктура»? Недавно стало известно, что «УЖД» повысит тарифы на грузовые перевозки на 22,5%. Возможно, будет лучше перенаправить бюджетные дотации железной дороге, чтобы удешевить перевозку грузов для аграриев?

- Думаю, здесь лучше сосредоточиться на качестве автомобильных дорог. Аграриям более актуально, что из-за плохих дорог грузовики быстро выходят из строя, сами дороги быстро разрушаются, что также оборачивается своими дополнительными затратами.

В конце концов, вопрос с инфраструктурой и логистикой нужно решать комплексно. Если это удастся решить, то мы сможем высвободить более одного миллиарда долларов дополнительного ресурса для аграриев.

Украинский агропроизводитель тратит 50 долларов на доставку тонны зерна. Аграрии ЕС или США – максимум 30 долларов на одну тонну. Значит, украинский аграрий теряет минимум 20 долларов с одной тонны своей продукции. Умножаем на 60 миллионов валового сбора зерна в этом году – получается 1,2 миллиарда долларов дополнительных доходов, которые не получит наш АПК, что намного больше нынешнего бюджета Минагрополитики на господдержку.

С одной стороны, надо рассматривать, насколько адекватно повышать тарифы на железнодорожные перевозки, будет ли их уровень соответствовать себестоимости и затратам. Но над удешевлением логистики по железной дороге надо думать. Как и над развитием речной логистики, портовой инфраструктуры, что также требует финансовых вливаний от государства и частный сектор.

- Премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что в следующем году на поддержку фермеров будет выделен один миллиард гривен. По вашему мнению, насколько уместным будет такой шаг правительства? Каких результатов тогда стоит ожидать?

- Это больше похоже на популизм, чем на продуманную стратегию развития агросектора. Непонятно, будет ли тот миллиард гривен для фермеров потрачен на какие-то конкретные программы поддержки. Если эти деньги будут тратиться на услуги фермерам по профессиональному ведению бухгалтерского учета, на услуги совещательных служб – то почему бы и нет? Тем более что такие формы господдержки ВТО определяет как «зеленые»,  которые стимулируют производство и не искажают конкуренцию. Если этот миллиард будет потрачен на компенсацию процентных ставок по кредитам, то я не думаю, что это то, что нам нужно.

Если же малым фермерам станут давать прямые дотации, это будет означать поддержку неэффективной их работы и худшую работу  агросектора в целом.

- Те же малые или средние агропроизводители жалуются, что есть «теневики», которые обрабатывают землю без какой-либо уплаты налогов. При этом «легальные» аграрии платят весь должный объем налогов, и поэтому проигрывают конкуренцию «теневикам». Существует мнение, что такую ситуацию может исправить переход на фиксированный налог с одного гектара, который уравняет всех агропроизводителей перед ГФС, и заодно выведет «теневиков» в легальное поле. По вашему мнению, насколько такой шаг может оказаться действенным?

- Интересное предложение и хорошие намерения, но давайте углубимся в детали. Действительно, чтобы быть эффективным, налоговое бремя должно быть одинаковым для всех предприятий в относительном измерении, быть прозрачным и желательно минимально искажать конкуренцию между агропроизводителями.

Допустим, ввели такой единый налог с одного гектара, и он составляет 100 долларов на гектар. Кто имеет лучшую землю в обработке, высокие урожаи и высокую эффективность, то сможет оплатить такой налог. Аграрий с худшими условиями такой налог уплатить не сможет, поэтому опять же будет вынужден уйти в тень. Конечно, налог можно установить на уровне один доллар на гектар. Такой налог смогут оплатить все агропроизводители. Но что тогда получит бюджет, и чего мы достигнем?

Тем более что на самом деле агропроизводители уходят в «тень» не из-за налоговой нагрузки, а из-за проблемы в сфере земельных отношений. Участок может быть не занесен в земельный кадастр, поэтому не удается зарегистрировать договор аренды такой земли. Нужно сначала навести порядок в земельном кадастре, и с процедурой регистрации договоров аренды. Если это сделать, аграриев удастся вывести из тени без всяких налоговых новаций.

- В обществе бытует мнение, что агрохолдинги мешают развиваться фермерству на селе. Поэтому агросектор нужно развивать исключительно с опорой на фермерские хозяйства. По вашему мнению, кому в этой ситуации следует предоставить приоритет – фермерам или агрохолдингам?

- Мне кажется, что на нашем «поле» есть место для всех, и для агрохолдингов, и для фермеров. Когда мы говорим о поддержке исключительно фермеров, то мы вмешиваемся в естественный процесс распределения земли между игроками на рынке. Если, например, есть село, которое почти вымерло, и там некому обрабатывать пашню, то почему бы там не работать агрохолдингу?

Если есть село, в котором работают сразу несколько фермеров, то вряд ли они туда пустят работать некий агрохолдинг. Мне кажется, что экономика естественным путем подскажет, кто и где должен работать, и вмешиваться в такое разделение нецелесообразно.

Государство должно заниматься своей прямой функцией – администрированием. Если убрать налоговые льготы, если навести, наконец-то, порядок в земельных отношениях, то кто знает – возможно, тогда агрохолдинги как форма хозяйствования вообще исчезнут.

- Среди аграриев также бытует мнение, что для развития украинского агросектора лучше производить продукцию с добавленной стоимостью. Согласны ли вы с таким мнением? Если так, то кто бы мог сосредоточиться на развитии переработки агропродукции – сами аграрии, государство, отечественные инвесторы из других отраслей экономики?

- Лично бы я не взялся прогнозировать, как будет происходить развитие переработки агропродукции в Украине. Мне кажется, что и в этом случае экономическая ситуация подскажет правильный путь. Тем более что в наших условиях торговля сырьем – это не всегда плохо. Если у нас, получается, торговать зерном, то почему бы и нет?

- Конечно, если правительство сможет запретить экспорт зерна, и позволить торговать мукой, овсяными хлопьями и биоэтанолом. Но найдутся ли в мире покупатели на приемлемые для нас объемы такой продукции?

Тем более что запрет на экспорт сырьевых товаров не всегда достигает своей цели. Пошлина в 10% на экспорт семян подсолнечника обернулось тем, что, не понятно действительно ли Украина получает дополнительную стоимость.

- На прошлой неделе стало известно, что россияне хотят обнулить ставки железнодорожного тарифа на вывоз зерна в свои порты. В одной из профильных ассоциаций опасаются, что такой шаг россиян может привести к проседанию цен на зерно в мире. Это в свою очередь, обернется потерями выручки, которую выручит агросектор. По вашему мнению, действительно ли стоит бояться такого развития событий?

- Я не думаю, что эта ситуация будет иметь для нас какие-то последствия. Они ежегодно экспортируют 30-35 миллионов тонн зерна. Это лишь 5% всего мирового экспорта. Точно не россияне формируют мировые цены на зерно. Поэтому, если они просядут, то возможно лишь на 1%-2% и то нужно смотреть на ситуацию в других странах-экспортерах. Россияне хотят терять не только по санкциям, но и на логистике? Пусть теряют, если у них такая нездоровая экономическая модель.

Автор: Иван Киричевский

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Платежный баланс Беларуси в январе-октябре 2016 г.
 С начала текущего года по 27 марта официальный курс российского рубля к доллару США подешевел на 8,3% до 35,4494 руб.
 Неэффективная реализация программ регионального развития и отсутствие контроля привели к ряду экологических проблем в Украине
 Банк Зенит: Ежедневный обзор долговых рынков
 Коррупция – это... Где граница между «традицией» и уголовным деянием?