Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Руководитель Укргидроэнерго Игорь Сирота: Мы дотируем энергетический рынок на 13,5 миллиардов


04.10.2017 – Об истории своего назначения, себестоимости производства электроэнергии и будущих проектах, гендиректор "Укргидроэнерго" Игорь Сирота рассказал БизнесЦензору в своем первом за шесть лет полноценном интервью.

"Укргидроэнерго" – государственная компания, которая эксплуатирует крупные гидроэлектростанции на Днепре и Днестре.

Компания производит в год около 10 млрд. кВт/ч электроэнергии, или 5-7% от общей выработки в стране. Годовая выручка предприятия в 2016 году составила 6 млрд. грн., чистая прибыль – 2,2 млрд. грн.

Сейчас компания подчинена министерству энергетики и угольной промышленности. Игорь Сирота возглавляет "Укргидроэнерго" с 2010 года. За это время его руководящий орган, которым является Минэнерго, возглавляли пять министров: Юрий Бойко, Эдуард Ставицкий, Юрий Продан, Владимир Демчишин, Игорь Насалик.

Ни один из них не уволил Сироту. Может из-за того, что Сирота никогда не занимался политикой и не давал интервью.

Медийную активность Сирота начал только весной 2017 года, создав в компании соответствующее подразделение, которого раньше даже не существовало. Почему именно сейчас? "Жизнь заставила", - говорит Сирота.

Дело в том, что активная деятельность экологических организаций влияет на решение Европейского банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка по предоставлению кредитов "Укргидроэнерго".

Несмотря на откровенную приверженность к "старой школе" Игорь Сирота вынужден быть публичным, чтобы объяснять необходимость строительства новых ГЭС и ГАЭС. Их общая стоимость, согласно программе развития гидроэнергетики превышает 75 млрд. грн.

Читайте также: Вперед в прошлое. Зачем Украине новые большие плотины

Андрей Герус: Ассоциация потребителей – это будет такой себе "сторожевой пес" по решениям НКРЭКУ

Я думаю, что именно моя аполитичность позволила мне долгое время находиться на этой должности

- Какая была мотивация у министра энергетики Юрия Бойки, когда в марте 2010 года он назначил вас заместителем руководителя "Укргидроэнерго" Семена Поташника? У вас же не было опыта работы в энергетике.

- До этого я имел совместное предприятие в России (ОАО "Пятигорский завод "Импульс" – БЦ) по изготовлению РКС-07. Это оборудование для атомных станций, которое измеряет выброс радионуклидов в атмосферу.

Этот бизнес был начат в 1998 году, когда еще не было прямых расчетов. Были взаимозачеты. Мы поставляли оборудование и получали различную товарную продукцию. Приходилось проводить трех-четырех ходовую комбинацию, чтобы получить живые средства.

Тогда я получил большой опыт в энергетике. Я узнал, что такое генерация, правда – атомная генерация. И что такое облэнерго.

В 2010 году поступило предложение на работу к Семену Израилевичу в качестве менеджера по продолжению строительства Днестровской гидроаккумулирующей станции (ГАЭС) и по вопросам финансово-экономического блока.

- Через полгода после назначения заместителем, вас избрали руководителем "Укргидроэнерго". Чем тогдашнему правительству не удовлетворил Семен Поташник?

- На это время Семену Израилевичу было уже 80 лет. И у него заканчивался контракт.

- Значит, с самого начала вас видели в качестве руководителя компании?

- Может и видели. Но мне об этом никто не говорил. И у меня не было большого желания идти на эту должность.

- Почему?

- До того я два года проработал в государственных организациях. Я понял, что это не благодарная работа. Тебя назначают и снимают, не учитывая то, что ты сделал. А по политическим мотивам.

Первую государственную должность я получил в 2005 году, после Оранжевой революции. Я был на Майдане с начала и до конца. Тогда мне предложили возглавить Главк материально-технического обеспечения "УЖД".

Но в конце того же года руководство "УЖД" было изменено и появились вопросы относительно команды, которая пришла с ним.

В то время мне предложили должность в Госрезерве. Тогда Госрезерв возглавил Федорчук Богдан Петрович. Он пригласил к себе заместителем. Я проработал там неполный год. Когда в 2007 году Виктор Янукович стал премьером, всех нас выгнали.

Значит, приходишь, подбираешь людей, создаешь команду. А потом приходит новая политическая сила и всех увольняют в один день. Я понял, что все это не мое.

Я тогда сказал, что больше вообще в государственной структуре работать не буду. Я почти 20 лет работал в бизнесе.

- Как вы познакомились с Юрием Бойко?

- Когда я работал в Госрезерве, мы пересекались с ним. Тогда Бойко возглавлял НАК "Нафтогаз Украины". Было много вопросов по мазуту, и по углю. Были рабочие совещания – там и познакомились.

У него было четкое предложение – в "Укргидроэнерго" работать менеджером. Я сказал, что желания большого нет. Но поехал посмотреть. Семен Израилевич предложил остаться.

- Поташник ушел с должности по собственному желанию перед тем, как вас избрали руководителем компании?

- Примерно через год после моего прихода у него закончился контракт. На тот момент ему был уже 81 год.

Когда я пришел, первый гидроагрегат Днестровской ГАЭС уже был пущен. Передо мной стояла задача до конца года сдать его в промышленную эксплуатацию. Мы это выполнили. Сразу встал вопрос о строительстве второго агрегата.

И когда в марте 2011 года закончился контракт у Семена Израилевича, правление избрало меня руководителем. Семена Израилевича министр назначил вице-президентом НАК "Энергетическая компания Украины", которая руководила "Укргидроэнерго".

- Вы уже 6 лет руководите "Укргидроэнерго". Как вам удалось удержаться на посту все это время? Почему, например, вас не уволили в 2014 году, когда была тотальная люстрация?

- Вы считаете, что я человек Бойко? Когда я сюда пришел, мне было 50 с чем-то лет. Чтобы быть чьим-то человеком, надо иметь что-то общее – или общий интерес, или совместный бизнес.

Какую я мог иметь зависимость, когда я пришел сюда в 52 года и до этого практически все время был в бизнесе?

Я ни в одной партии не состоял. Хотя меня пытались в разные партии затянуть. И до этого времени я ни в одну партию не вступил.

Какие у меня политические взгляды? Юрий Анатольевич знал, что я с западной Украины, принимал участие в Оранжевой революции. Когда я шел сюда, главным условием поставил, что я не замаюсь политикой – я чистый менеджер.

В конце 2012 года Бойко был уволен с должности министра энергетики. Пришел Эдуард Ставицкий.

- Почему Ставицкий вас не уволил?

- Когда он пришел то я, как все в таком случае, пришел к нему с вопросом, увольняться ли мне. Я уже к тому привык, что когда приходит новый политический руководитель, он меняет команду.

Но я работал и дальше. Как говорил мне Бойко: "Любой циник, который бы не пришел, он вас будет использовать, потому что ему нужны будут люди, которые занимаются делом".

- Вы считаете себя членом какой-то команды?

- Нет. Я чистый менеджер – пережил пять министров.

Если бы компания занималась только производством электроэнергии, я бы здесь не работал. Мне бы было не интересно. За счет того, что мы проектируем, модернизируем, проводим реконструкции и строим, мне интересно.

Мне интересно работать на результат. Если развитие остановится, я первый встану и уйду отсюда.

Я думаю, что именно моя аполитичность позволила мне долгое время находиться на этой должности.

- "Укргидроэнерго" находится в перечне государственных компаний, где должна состояться реформа корпоративного управления – должен быть назначен независимый наблюдательный совет. Когда это может произойти?

- Я думаю, наблюдательный совет будет создан до конца года. В Минэнергоугль разрабатывается проект по созданию порядка о наблюдательном совете. Мы стоим там первыми, уже давно изменили Устав, полностью готовы к этому.

- Вы положительно к этому относитесь?

- Да. Самое главное, чтобы наблюдательный совет был профессиональным. Чего его бояться? У нас сейчас Минэнергоуголь выступает в качестве наблюдательного совета.

Наблюдательный совет избирается на четыре года. Если его члены будут профессионально заниматься проблемами компании, я только за. Потому что в министерстве люди то увольняются, то приходят новые политические команды – тогда им не до нас.

Сегодня "Укргидроэнерго" и "Энергоатом" дотируют тепловую генерацию. Это факт

- Правильно ли я понимаю, что НКРЭКУ в сентябре значительно увеличила тариф для "Укргидроэнерго"?

- Полная чепуха.

- Что происходит с тарифом для "Укргидроэнерго"? Из решений НКРЭКУ трудно понять, каким является тариф для компании.

- Нашим финансовым планом, который был утвержден в начале года, предусматривался тариф 66,7 копеек за кВт/ч. На сегодня наш среднегодовой тариф составляет 65 копеек за кВт/ч.

Что произошло? В январе - феврале был большой приток воды. НЭК "Укрэнерго", получив прогнозы Гидрометеорологического центра МЧС решило нам увеличить выработку на 2 млрд. кВт/ч.

Хотя я говорил, что такой выработки не будет. "Укрэнерго" передало показатели в Минэнергоугль, а там нам увеличили прогнозную выработку в энергетическом балансе. Из-за того, что реальная выработка была намного меньше прогнозной, тариф упал с 66,7 до 55 копеек за кВт/ч.

В марте я заявил, что у нас будут убытки. Нам не хватит денег. Они говорят: ладно, изменим баланс. Но НКРЭКУ говорит: у нас новое положение – двухмесячная процедура, общественные слушания, обсуждения.

Значит, с марта по август мы имели убыточный тариф: 55 копеек за кВт/ч.

Только с 1 сентября нам подняли тариф. И на последний квартал он значительно вырос. Но среднегодовой тариф составит 65 копеек за кВт/ч – меньше, чем планировалось в начале года.

- Последние годы в Украине был наименьший приток воды за десятилетие...

- Наименьший приток воды был в 2014 и 2015 годах. В 2016 году уже начался рост. В 2015 году у нас годовая выработка была 6 млрд. кВт/ч. Такого низкого показателя еще никогда не было за всю историю компании. В среднем мы производим в год около 10 млрд. кВт/ч.

- Как можно минимизировать риски, когда уменьшается приток воды и падает выработка гидроэлектростанций?

- Для этого нам нужно больше строить гидроаккумулирующие электростанции. Они не зависят от притока воды. Имеем нижний водоем и верхний водоем – можем гонять воду туда-сюда сколько угодно.

Тем более, ГЭС лишь покрывают пиковые нагрузки на энергосистему, а ГАЭС могут потреблять избыточную энергию ночью. Значит, – и срезают избыточную энергию ночью и покрывают дефицит энергии утром и вечером. Они прогнозируемы и независимые от наводнений и засух.

- Какова себестоимость производства гидроэлектроэнергии без капитальных инвестиций?

- На сегодняшний день, если посчитать расходы на возврат кредитов, себестоимость составляет 49 копеек за кВт/ч.

- Если будет запущен рынок электроэнергии, "Укргидроэнерго" станет ли сверхприбыльной компанией?

- Мы знаем, что деньги компании, в том числе, будут идти на дотирование альтернативных источников энергии. Если мы будем идти такими темпами как сейчас, то понастроим много солнечных станций.

Когда мы строим много источников альтернативной энергии, то должны думать о том, чем мы будем их регулировать? Маневровые мощности нам также будут нужны.

До введения рынка еще два года. Это время мы не будем иметь прямых контрактов. На переходных положениях мы также не будем иметь прямых контрактов.

На сегодняшний день, если бы мы продали всю свою электроэнергию в рыночных условиях, мы бы могли строиться без всяких кредитов. Но сегодня "Укргидроэнерго" и "Энергоатом" дотируют тепловую генерацию. Это факт. Тепловая генерация имеет тариф около 1,5 грн. за кВт/ч.

Наш тариф почти втрое ниже, но нам приходится брать кредиты у международных учреждений под 2%.

Объем инвестиций – более 75 млрд. грн. У нас есть запас средств, чтобы строить и возвращать кредиты

- Какой объем составляют капитальные инвестиции, заложенные в программе развития вашего предприятия до 2026 года?

- Минимум 75 млрд. грн. до 2026 года. Это примерная сумма, потому что надо будет перечислить на Каневский проект (Каневская ГАЭС – БЦ). В валюте он будет стоить примерно $1,4 млрд. Каховский проект (Каховская ГЭС-2 – БЦ) – где-то $450 млн. Это уже 55 млрд. грн. И еще на окончание строек и реконструкции. Это будет более 75 млрд. грн.

Смотрите: наши финансовые показатели постоянно мониторятся всеми международными организациями. Их знают все международные банки.

Сегодня "пиковая" электроэнергия на рынке стоит 1,5-2 грн. за кВт/ч. С нашей выработкой в 10 млрд. кВт/ч в год – это 20 млрд. грн. А мы получаем 6,5 млрд. грн. в год с инвестиционной программы. Значит, на 13,5 млрд. грн. мы дотируем рынок.

У нас есть запас средств, чтобы строить и возвращать кредиты.

- В какой очередности будут реализовываться ваши проекты? Правильно ли я понимаю, что в первую очередь вы хотите строить Каневскую ГАЭС и Каховскую ГЭС?

- Нет. Все будет строиться параллельно. Вместе с другими будем достраивать Днестровскую ГАЭС. Там построено 3 агрегата с 7. Четвертый достраивается.

Сейчас отправляю рабочую группу в Харьков для того, чтобы определить, какими будут три следующие агрегаты. Их мощность будет 424 МВт в генерации, 324 МВт в насосном режиме, в соответствии 260/250 МВт – такие, как в Каневе.

Совершенно невозможно строить по очереди, если мы хотим успеть до 2026 года. Все нужно делать параллельно.

Сейчас идет подписание договора на проектирование Каховской ГЭС-2. За полтора года мы спроектируем, чтобы в 2019-2020 году начать строительство.

- Какова себестоимость строительства одного киловатта мощности на станциях "Укргидроэнерго"? Для каждого объекта она разная?

- Конечно. Наименьшая себестоимость строительства на Днестровской ГАЭС – до $700 за 1 кВт мощности. Чем больше будем строить, тем дешевле будет. Но на последние три агрегата мы хотим привлечь инвестора, а не строить за собственные средства.

- Как может сработать схема с инвестором?

- Инвестор вкладывается в строительство, а потом три агрегата будут работать в концессии лет 15-20. Мы отрабатываем различные инструменты. Если не будет изменено законодательство, чтобы строить их в концессии, будем искать кредитные средства. Если вовремя заработает новая модель рынка, мы сможем построить их за собственные средства.

Построить один гидроагрегат – это 3,5 года. Мы планируем строить за 2,5 года. А три агрегата одновременно можно построить за 5 лет.

Если строить сразу, это значительно сократит время. Нам это будет выгоднее. Даже, если мы для этого привлечем кредит.

- Может ли "Укргидроэнерго" диверсифицировать свою генерацию? Ранее вы говорили о планах вкладываться в альтернативную энергетику. Они актуальны сейчас?

- Сейчас мы пытаемся получить в тарифе средства, чтобы разработать технико-экономическое обоснование (ТЭО) на строительство объекта по выработке солнечной электроэнергии на территории Днестровской ГАЭС с установленной мощностью порядка 80 МВт. Мы это сделаем.

Все, что касается сверх этого – нам и так есть, что делать. Есть вопрос: почему мы не покупаем литиевые аккумуляторы. Относительно этого, я хочу увидеть пилотные проекты у частных компаний.

Почему по тепловой генерации, которая к 2050 году должна быть ликвидирована (по решению Парижского соглашения от 2015 года, к которому присоединилась Украина – БЦ), ничего не делается?

Примерно 20% маневренной генерации – это тепловая энергетика. Это регулирование у нее нужно забрать. Часть заберут на себя новые ГАЭС. А другая часть – пусть закупают промышленные аккумуляторные батареи.

Для чего нам навешивать себе дополнительные инвестиции, когда у нас есть своя программа развития?

Солнечные станции на Днестре мы построим. Нет вопросов. Но опять – мы хотим разработать ТЭО, а потом отдать их инвестору. Мы не будем вкладывать свои деньги. Придет инвестор, мы скажем: уважаемый, плати каждый месяц соответствующий процент за подключение, за землю, за охрану.

Экологи используют людей. Сами берут гранты. Знаем мы все эти варианты

- На каком этапе сейчас переговоры с Молдовой относительно укрепления береговой линии Днестра с их стороны и спора относительно владения Днестровской ГЭС-2?

- 21 сентября мы были на заседании рабочей группы под руководством вице-премьера Степана Кубова и министра экономики Молдовы Октавиана Калмика. Обсуждали эти вопросы.

Украинская и молдавская стороны пока не сходятся в концепции: как нужно решать эти проблемы. Там есть целый пакет. Первое – демаркация границы. Второе – имущественные права (Молдова настаивает на том, что половина Днестровской ГЭС-2 принадлежит ей – БЦ). Третье – Днестровский энергоузел ("Укргидроэнерго" не может осуществить укрепление берегов с молдавской стороны Днестра, потому что не решен вопрос с арендой земли – БЦ).

Украина настаивает, чтобы все это было решено комплексом – в пакете. Молдавская сторона хочет разделить: демаркацию провести отдельно, а вопрос в отношении всего комплекса и имущества – отдельно.

- Были ли результаты после этого заседания?

- Пока до конкретики не дошли. Подписали протокол, будет отрабатывать дальше. Предварительно, в начале октября планируется визит премьер-министра Молдовы.

Чтобы сделать укрепление берегов с молдавской стороны Днестра, нам нужно, чтобы было подписано межправительственное соглашение и четко определена демаркационная линия. Затем мы берем в аренду 19 га земли с молдавской стороны и выполняем работы.

Это нужно и Молдове. Выполнив береговое укрепление, мы поднимем нижний бьеф Днестра. Это даст нам экономию воды, и мы будем иметь возможность сбрасывать более 6 млн. кубометров воды на молдавскую сторону ежегодно.

- Что мешает быстро согласовать эти вопросы, если они выгодны всем?

- Молдова привязывает экологический вопрос. Хотят, чтобы мы снимали не 120 кубических метров в секунду по Днестру, а минимум – 130-150 кубических метров в секунду. Но этот вопрос касается не нас, а Министерства экологии и Госагентства водных ресурсов.

Сегодня мы сбрасываем 113-120 куб. м в секунду. Есть межведомственная комиссия, которая устанавливает эту норму.

Почему 120 кубометров? Летом долгий период времени приток воды в Днестре составляет 40-60 кубометров в секунду. Но мы не против того, чтобы сбрасывать больше, если так решит межведомственная комиссия.

Я предлагал, чтобы эти вопросы развели, но позиция правительства – решать все проблемы в комплексе.

На нашей стороне Днестра мы все работы по береговому укреплению заканчиваем в октябре. Все материалы для противоположной стороны мы завезли под молдавскую границу. Как только они дадут нам согласование, мы за 5 месяцев выполним все работы.

- Кто из экологических организаций наиболее мешает реализации проектов "Укргидроэнерго"?

- Наиболее активный "Национальный экологический центр Украины" (НЭЦУ). Я постоянно говорю им напрямую, и всем, кто спрашивает. У них нет конструктивного подхода, они не хотят разговаривать в рамках диалога. Они занимают позицию: "мы не позволим и все".

Я всегда предлагал: давайте садиться и разговаривать. Я был в Австрии, видел, как это происходит цивилизованно. На конференции по развитию гидроэнергетики там присутствуют компании, которые эксплуатируют и экологи.

Бизнес говорит: есть проект с такой-то стоимостью. Экологи и местные общины говорят: нужны такие-то меры для того, чтобы не допустить вреда окружающей среде. Бизнесмен смотрит, сможет ли потянуть эти расходы, чтобы проект был рентабельным. Согласовывается перечень мероприятий, которые нужно сделать. Если они выходят за порог рентабельности, проекта нет.

Я спрашивал у австрийцев, сколько проектов не прошло? На всю Австрию – один проект.

У нас я не вижу диалога. Есть лишь популизм.

- Но большинство населения в местах реализации ваших проектов также выступают против них.

- Я вам скажу, почему это так. Во-первых, есть недоверие к власти. Майданы переносится у нас на все. К сожалению. У нас можно зажечь шину и никто не понесет ответственности. У нас можно прорвать государственную границу – никто не понесет ответственности.

Что делают политиканы? Они используют людей.

- Значит, вы считаете, что экологи используют людей? А какая тогда мотивация экологов?

- Экологи используют людей. Сами берут гранты. Знаем мы все эти варианты. Если бы они подходили к этим вещам профессионально, у нас был бы диалог.

С 2005 года вы нигде не найдете компанию, в которой я являюсь учредителем

- До того, как вы пришли в "Укргидроэнерго", генеральным подрядчиком была компания "Энергопром", которую якобы лоббировал экс-министр энергетики, Юрий Продан. Из-за вас генподрядчик изменился. Новым стал концерн "Укргидроэнергострой". Почему?

- Вопрос по "Энергопрому" возник потому, что у них была финансовая дыра на 32 млн. грн. Мы поставили им задачу: за полгода они должны были закрыть этот недостаток.

Они всегда говорили: вы нам не закрыли расчет за гидроагрегат Днестровской ГАЭС, который сдавался в 2009 году. Кажется, там было не заплачено 50 млн. грн.

Мы заключаем мировое соглашение в суде, что мы им оплачиваем эти 50 млн. грн., а они возвращают нам долг 32 млн. грн. Мы заплатили. Они эти деньги ночью выводят со своих счетов и нам ничего не возвращают.

После этого мы пошли в суд, выиграли. Но уже 6 лет прошло, и исполнительная служба нам, ни копейки не вернула. Если бы они выполнили свои обязательства – пусть бы работали и дальше. Но когда такая ситуация сложилась, мы сказали им: до свидания.

Потом был тендер. И его выиграл консорциум.

В консорциум входят предприятия, которые у нас и так работали. Он был создан еще задолго до моего прихода. Там работают такие компании, как "НТК Енпасэлектро", "Метрострой" и "ДнепрСпецСГЕМ". Они с самого начала строили объекты "Укргидроэнерго".

Если смотреть на квалификацию, то это лучшая компания, которая может вести наши проекты.

- Тогда почему этот консорциум не побеждал в тендерах "Укргидроэнерго" в 2011 году?

- Откуда я могу это знать?

- Есть такое ООО "Международные транспортные перевозки" (код ЕГРПОУ: 32158776), где у одного из учредителей ФИО полностью совпадает с вашей. Это ваша компания?

- Нет. Ни в одной компании я не являюсь учредителем. У меня была доля корпоративных прав завода "Импульс" (ОАО "Пятигорский завод "Импульс" в РФ – БЦ). Но в 2005 году я их продал. С 2005 года вы нигде не найдете компанию, где я являюсь учредителем.

Это, кстати, еще один фактор, благодаря которому я долгое время занимаю свою должность – не занимался бизнесом, пока работал в госкомпании.

- Какая у вас заработная плата?

- До июня была 45 тыс. грн. в месяц. С июня – 195 тыс. грн. В финансовом плане на этот год у меня утверждена зарплата с годовым доходом 2,39 млн. грн. Но будет примерно 2 млн. грн.

- Когда у руководителя госкомпании с оборотом в шесть миллиардов зарплата не превышает две тысячи долларов, возникает вопрос: а зачем тогда человек долгое время работает за такое вознаграждение?

- Не упускайте тот момент, что до работы в "Укргидроэнерго", я долгое время работал в бизнесе. Я когда приехал сюда – машина моя, водитель мой. Я был в финансовом плане обеспечен еще до того, как пришел сюда работать.

Автор: Сергей Головнев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 ВВП Беларуси в январе-октябре 2016 г. уменьшился на 17,3% до 38,908 млрд. долл.
 К переменам! Три требования «Большой политической реформы»
 Первый заместитель главы МВФ Дэвид Липтон: «У Украины есть риски отката назад»
 Финансирование дефицита бюджета Казахстана в 1995 г. Часть 1
 Вице-премьер Павел Розенко: Настоящая реформа произойдет тогда, когда, наконец, заработает трехуровневая пенсионная система