Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Глава «Укрспирта» Юрий Лучечко: Сегодня я против демонополизации производства спирта, это уничтожит отрасль


19.10.2017 – В интервью БизнесЦензору, очередной исполняющий обязанности директора госпредприятия "Укрспирт" Юрий Лучечко рассказал про работу предприятия. Отметил, что половина украинских спиртзаводов фактически неподконтрольны государству.

В сентябре исполняющий обязанности министра агрополитики Максим Мартынюк рекомендовал назначить исполняющим обязанности директора ГП "Укрспирт" Юрия Лучечка.

В итоге распоряжением Кабмина от 5 сентября, Лучечко был назначен временным руководителем "Укрспирта". До этого он работал советником директора "Укрспирта", еще до того – возглавлял Сторонибабский спиртзавод в Львовской области, куда пришел работать после смены власти в 2014 году.

Он стал четвертым руководителем госпредприятия со времен революции. До него обязанности руководителя исполняли Олег Дрожжин, Роман Иванюк и Михаил Лабутин.

Читайте также: Власть временщиков. Зачем Порошенко и Гройсману армия исполняющих обязанности

Показательно, что впервые после Лабутина, и.о. руководителя "Укрспирта" со старта своего назначения начал "медиаактивность". За полтора месяца от назначения он дает уже не первое интервью.

ГП "Укрспирт" – государственная монополия по производству спирта, которая объединяет 41 из 79 номинально существующих в Украине спиртзаводов. Выручка ГП в 2016 году составила 1,84 млрд. грн., чистая прибыль – около 100 млн. грн. На предприятии работают более 5 тыс. сотрудников со средней зарплатой в 3,5 тыс. грн.

Во времена Виктора Януковича "Укрспирт" работал по так называемой "Программе" – когда деньги от реализации неучтенного спирта централизованно собирались в "Семью" тогдашнего президента.

Функционирование этой "Программы" обеспечивали тогдашний руководитель "Укрспирта" Александр Харт и глава налогового департамента по вопросам акцизов Анатолий Радченко.

В 2010 году началась централизация "Укрспирта". Спиртзаводы, которые были отдельными госпредприятиями, власть начала объединять в единую структуру. Но довести до конца эту реформу не удалось, ни предыдущей, ни нынешней власти.

На сегодня половина украинских спиртзаводов не контролируются руководством "Укрспирта". Другими словами никто не гарантирует, что там не производится нелегальная спиртовая продукция.

О том, в каком состоянии сейчас находится предприятие, как происходят закупки сырья и продажа продукции, и о том – где может производиться "левый" спирт, БЦ спрашивал у вновь назначенного менеджера.

На последнем конкурсе по отбору руководителя "Укрспирта" было заявлено, что просто не из кого выбрать

- Вы считаете, что вы пришли в "Укрспирт" надолго?

- Я бы не хотел с этого начинать. Я работаю в ГП "Укрспирт" уже третий год. Начинал с заместителя руководителя в одном из производственных подразделений. На сегодня уполномоченный исполнять обязанности руководителя до окончания конкурса на замещение вакантной должности директора.

Я работал при пяти командах – пять и.о. директора поменялось, пока я здесь работал.

- Кто вас пригласил на должность?

- Я работал советником руководителей последние два года. До того работал на Сторонибабском спиртзаводе в Львовской области. Затем – советником руководителя "Укрспирта". Инициатива назначить меня на эту должность исходила от профсоюзов.

Я был мостиком между руководством и коллективами заводов на местах. За последние годы на предприятии было много "парашютистов" – пришел с новым приказом на назначение и.о. директора на завод, поруководил несколько месяцев, перетряхнул весь коллектив и ушел.

Исходя из этого, руководитель профсоюзов направил письмо в профильное министерство и Кабмин с просьбой назначить меня исполняющим обязанности руководителя на период до избрания его на конкурсе.

- А вы стали советником по чьей инициативе?

- В 2015 году меня пригласил тогдашний и.о. руководителя «Укрспирта» Роман Иванюк. Там все просто было: в Сторонибабском заводе, которым я руководил, были лучшие показатели на то время. Он меня позвал советником.

Мне жаль, что он не стал директором. У него были хорошие шансы выиграть конкурс. Но он дошел до финала и снял свою кандидатуру. Почему – не знаю.

- Вас утвердил и.о. министра агрополитики Максим Мартынюк. Вы общались с ним?

- Да. Сейчас он ждет от нас план стратегического развития предприятия. Мы его доделываем и пойдем к нему.

- Вы считаете себя членом какой-то команды, учитывая, что Мартынюк – это соратник Владимира Гройсмана?

- Я считаю себя членом команды, которую я сейчас возглавляю.

- Вам выдали охрану?

- К сожалению, закрываем охрану теми людьми, которые есть в управлении безопасности "Укрспирта". Пока не наблюдается какой-либо тенденции по поводу моей личной опасности.

- Почему происходила такая частая ротация руководителей?

- Не хватило профессионализма кандидатам, которые видели себя на этой должности. На последнем конкурсе было заявлено, что просто не из кого выбрать. Все оказались низко подготовленными и без командного видения.

Есть большой негатив – люди не хотят работать с "Укрспиртом"

- Когда состоится следующий конкурс на замещение должности руководителя "Укрспирта"?

- Он уже идет. 26 октября заканчивается срок подачи документов.

- Вы подали документы на конкурс?

- Я разбираюсь, насколько велик масштаб той трагедии, в которой сейчас оказался "Укрспирт". Что-то мы уже начинаем делать. С октября все закупки предприятия пойдут через систему ProZorro и SmartTender.

Сейчас мы с командой готовим программу развития предприятия и скорее всего, буду подавать свою кандидатуру.

Объем годовых закупок предприятия?

- Десятки миллионов гривен. Есть базовые вещи, за которые мы покупаем природный газ и зерно. Мы не можем определить точную цифру объема закупок, потому что цена на сырье колеблется каждый месяц. Если мы когда-нибудь дойдем до квартального планирования, конечно, мы будем покупать это сырье через электронные площадки.

Сегодня мы пытаемся увеличить в кругу поставщиков удельный вес прямых производителей. Сейчас у нас есть посредники. И возникают проблемы с фиктивным НДС, или с долгами перед Государственной фискальной службой (ГФС).

- Как вы находите прямых производителей?

- Были разосланы письма на губернаторов тех областей, где есть наши производственные площадки, с просьбой подключить департаменты, курирующие агропромышленный комплекс – чтобы они помогли с перечнем производителей.

Проблема в том, что есть большой негатив – люди не хотят работать с "Укрспиртом". Имеем большое недоверие. Вместе с местными администрациями работаем над тем, чтобы люди нам поверили.

- Как вы определяете закупочные цены на зерно?

- Например, есть предприятие "Нибулон", которое закупает зерно по фиксированной цене в порту. Допустим – 4,5 тыс. грн. за тонну. Мы вычитываем из этой суммы логистическое плечо, и готовы покупать у производителей на месте на 300 грн. меньше от цены "Нибулона".

Сейчас ситуация выглядит так: в "Укрспирте" имеется постоянная комиссия по закупкам, которая состоит из 8 человек. И мы раз в месяц делаем срез цен по рынку.

- Как вы покупаете газ?

- Когда я возглавил предприятие, здесь был единственный поставщик газа.

Поставщиком газа была компания "Промэнерго-Ресурс". Как сообщал БЦ, она начала импорт газа в начале 2017 года, контролируется газовой группой "Метида" Игоря Воронина и Юрия Величко – менеджеров Дмитрия Фирташа.

Мы подняли договор, посмотрели, что цена была приемлемой. Индикатором являются цены НАК "Нафтогаз", которые компания публикует ежемесячно. Цена нашего поставщика была на 6% меньше.

- Какое потребление газа у "Укрспирта" по году?

- Зависит от объема производства спирта. Бывает разной.

- Мы спрашиваем, потому что много газовиков рассказывали, что "Укрспирт" – идеальный потребитель для реализации неучтенного газа, который остается в газораспределительных компаниях, большинство из которых аффилированы с Дмитрием Фирташем. Условно "левый спирт" производится с "левого газа".

- Это абсолютная неквалифицированная информация (смеется). Чтобы понять, почему это невозможно, надо увидеть спиртовой завод.

- Предыдущий министр агрополитики Тарас Кутовой говорил о том, что в Украине 50% потребления спирта находится в тени.

- Я много слышал из слов политиков того, что хотели бы слышать журналисты.

- Отрицаете тот факт, что потребление нелегального спирта, невозможно. Откуда тогда он берется?

- Есть Молдавская республика, спиртовая отрасль которой ориентирована на контрабанду спирта в Украину. Это знают все, кто причастен к отрасли. Есть Беларусь, где государственная монополия на производство спирта, огромные объемы. И есть Российская Федерация, откуда также возможна контрабанда спирта.

Объемы этой контрабанды могут легко "положить" спиртовую отрасль в Украине. Это может наполнить рынок Украины нелегальным спиртом по себестоимости.

- Какие объемы контрабанды?

- Понятия не имею. Вы же понимаете, что я нахожусь на должности руководителя государственной монополии. Чтобы называть какие-то цифры, мне нужно иметь подтверждение. А его у меня нет.

Думаю, это вопрос к Госпогранслужбе, к правоохранительным органам, которые должны заниматься этим.

- А что касается нелегального производства на "Укрспирте"?

- Мы полагаемся на опыт работников и технических специалистов, которых мы имеем. На каждом предприятии отрасли есть технический регламент, где прописано, сколько на единицу произведенной продукции должно уйти газа, зерна – условного крахмала, электроэнергии.

Все эти показатели ежедневно ложатся мне на стол и ежедневно мониторятся нашей службой безопасности. И мы путем аналитической работы выявляем – где расход сырья и энергоресурсов завышен.

Вы же понимаете, что у нас география заводов – по всей стране. Мы физически не можем сорваться и через полстраны примчатся на конкретный спиртзавод.

Так же все отклонения ежедневно видит ГФС. На каждом заводе круглосуточно работает постоянный пост фискальной службы. Налоговым кодексом предусмотрено, что ГФС может получить полную информацию по каждому заводу за любой период.

Есть 38 спиртзаводов, они не входят в нашу компетенцию. Фактически там государство не имеет нормального и эффективного контроля

- Если крупного производства на площадках "Укрспирта" нет, то где производится нелегальный спирт? Очевидно, не весь он приходит в качестве контрабанды.

- Вы же понимаете, что "Укрспирт" – это не вся спиртовая отрасль. Лишь 41 завод входит в состав ГП "Укрспирт", еще есть 38 спиртзаводов, которые не входят в нашу компетенцию. Фактически там государство не имеет нормального и эффективного контроля.

Правовая ситуация такая: есть постановление Кабмина №672 от июля 2010 года о реорганизации концерна "Укрспирт" в госпредприятие "Укрспирт". Согласно документу, все отдельные юридические лица должны быть влиты в единое предприятие.

Мы осознаем, что раньше за каждым предприятием стоял свой местный царек, который искусственно нагонял долги на тот завод. Они планировали или для себя выкупить, выставив долговые претензии, или просто порезать предприятие на металлолом.

После принятия постановления многие предприятия вошли в стадию банкротства и ликвидации. И фактически на сегодня постановление №672 не может быть выполнено в полном объеме.

Мы когда начали разбираться, увидели, что даже те предприятия, которые уже являются нашими производственными площадками, юридически не переданы нам до конца.

Например, к этому времени ГП "Струтинский спиртзавод" на Львовщине, который якобы передан нам. Но на ГП осталось много миллионов долгов и земельный участок.

- Что мешает позакрывать все те 38 госпредприятий, которые не вошли в структуру "Укрспирта"?

- Долги. Если есть долги, невозможно закрыть юридическое лицо. Поищите в Интернете, найдете десятки случаев штурмов, захватов, обороны спиртзаводов.

Я бы не говорил, что "Укрспирт" является источником нелегального производства спирта в Украине.

- Значит, источником такого производства могут быть те заводы, которых вы не контролируете?

- Теоретически – да. Они нам не представляют отчетности, не согласовывают финансовые планы.

Некоторые до последнего времени поставляли нам спирт, потому что "Укрспирт" имеет монопольное право на реализацию. Были подписаны договоры, по которым мы за комиссионное вознаграждение продавали спирт заводов, которые хотели работать.

Я считаю, такую практику позорной и буду убеждать в этом министерство. Почему мы должны продавать спирт по договору комиссии для предприятий, которые не выполняют решение Кабмина, когда у нас простаивают собственные производственные площадки?

Никто не проводил реальной инвентаризации спиртзаводов со времен Советского Союза. Да, переносили информацию с бумажки на бумажку. Но реально на активы никто не смотрел. Наибольшие риски в предприятиях, которые до этого времени остаются отдельными юридическими лицами. На бумаге они есть, а по факту там может ничего не быть.

- Получается, в стране есть заводы-призраки, которые в рамках монополии производят подакцизную продукцию, но государство их не контролирует. Не бывает такого, чтобы из этого кто-то не кормился у власти...

- Пожалуй, в этой ситуации заинтересованы местные силовики. Но, поймите, что я не могу называть виновными конкретных людей, пока их вина не доказана в суде.

Полтора миллиарда долгов "Укрспирта" имеют свои фамилии

- В феврале 2016 года председатель отраслевого профсоюза Роман Сметанюк назвал людей, которые причастны к теневым сделкам со спиртзаводами: Михаил Зелетин, Денис Чернов, Юрий Тимошук, Руслан Антоненко, Валерий Синяков, Сергей Третяних, Игорь Довбигус. Вы знаете этих людей? Кто они?

- Мой коллега сказал... Че Гивара в вышиванке. По-другому не скажешь. Он работал с 2012 года, застал то время, когда работала "Программа" – схема "смотрящих" на спиртзаводах, которые обеспечивали централизованный поток денег окружению Виктора Януковича от продажи теневого спирта.

Люди, которых он называл, видимо, были задействованы в той "Программе".

- Можете рассказать конкретно о ком-то?

- Со времени его заявления прошло полтора года. Ни одного уголовного производства по этим людям не было открыто. Значит, чиновник "Укрспирта" публично заявил, что государственное предприятие разворовывают конкретные люди и перечислил фамилии. Кто его допросил как свидетеля? Никто.

Лишь по некоторым фамилиям могу сказать. Вот, Денис Чернов был заместителем председателя ликвидационной комиссии концерна "Укрспирт". В тот момент, когда председатель перешел на другую работу, Чернов без полномочий, которые предоставляет исключительно Кабмин, начал "клепать" приказы о назначении исполняющих обязанности руководителей предприятий отрасли. В результате имело место рейдерского захвата Угерского спиртзавода на Львовщине. По его деятельности есть решения судов, которыми признаны незаконными приказы о назначении/увольнении руководителей заводов.

Еще один персонаж – Сергей Третяних. В 2015 году он каким-то образом попал на работу в ревизионное управление в "Укрспирт". До того он работал на предприятии компании "Олимп", которое осталось на неподконтрольной территории.

Назначение такого человека в "Укрспирт" – это, как минимум, подрыв деловой репутации. Но решений судов по нему не было.

Еще один – Игорь Довбигус. Знаю точно, что он фигурирует в производстве за период 2010-2013 годов, когда работала "Программа". Он был главным ревизором "Укрспирта", развозил "смотрящих" по заводам.

Когда я пришел на Сторонибабский завод, там еще был размещен "график осмотра завода смотрящими". Бланки были напечатаны с печатями – тогдашний руководитель вообще не руководил заводом. Чтобы оценивать работу "смотрящих", все их действия фиксировались на видео.

Значит, полтора миллиарда долгов "Укрспирта" имеют свои фамилии.

- Полтора миллиарда гривен – это налоговый долг спиртзаводов?

- Да. Тогда "Программа" работала на всех заводах. И тех, которые вошли в ГП "Укрспирт", и тех которые не вошли.

- Что вы знаете об Алексее Чеботареве, которого называют "смотрящим" за отраслью и сейчас?

- Первые "титушки" на Майдане были организованы "смотрящими" со спиртзаводов. Об этом я могу говорить уверенно. Когда мы пришли на завод, то люди, которые к этому времени преодолели чувство страха, начали все это рассказывать.

Людей со спиртзаводов отправляли автобусами, привозили в Мариинский парк столицы, где был расположен "антимайдан". Людям ставили галочки в табелях, как за работу. Говорили: не поедешь, будешь уволен. Мы все доказательства передали в правоохранительные органы. На все вопросы должно ответить следствие.

- Чеботарев был одним из руководителей "Программы" и организации подвоза людей для "антимайдана"?

- Да. Теперь они все убежали, оставив долги. В конце 2016 года мы фактически имели цифру 1 218 млн. грн. долга, который на нас насчитало государство. Это долги, приобретенные в 2012-2014 годах.

Один из руководителей признал этот долг. Теперь все наши финансовые результаты растворяются в этих долгах.

Мы не отказываемся от них – произведем и оплатим. Но для того, чтобы можно было инвестировать в производство, нам необходима реструктуризация. Надо, чтобы государство поверило в "Укрспирт".

Неработающие заводы большое бремя для предприятия, но на это есть социальная функция

- Сколько в 2016 году "Укрспирт" уплатил в бюджет?

- Основное пополнение госбюджета идет через акцизный сбор, который сегодня составляет 1269,6 грн. за декалитр стопроцентного спирта. Но к нам это не имеет отношения, потому что этот акциз уплачивают водочные компании при производстве алкогольной продукции.

Стоимость спирта, которую получаем мы, составляет 305 грн. за декалитр (дал). Но там есть скидки в зависимости от объема закупок.

Значит, в масштабах не дополучения акцизного сбора, серый рынок – это миллиарды потерянных средств. Государство должно было днем и ночью следить за этим рынком.

Что касается наших цифр, в 2015 году 223 млн. грн. было уплачено в пользу государства. В 2016 году – 333 млн. грн. В этом году мы уже оплатили 323 млн. грн. Прогнозируем до конца года оплатить до 450 млн. грн.

Это не акциз, а налоги на прибыль, рента, НДФЛ, ЕСВ и т.д.

- Сколько заводов, которые под контролем "Укрспирта", реально работают?

- Из 41 площадки работают 17. Но мы удерживаем полный штат сотрудников на всех заводах – примерно по 100 человек на каждом. Всем платим зарплату. Это большое бремя для предприятия, но на это есть социальная функция – нельзя, же людей разогнать.

Мы готовы сейчас провести масштабную инвентаризацию и заложить ее как базовую для электронного учета активов. Это даст возможность завтра любому инвестору, чиновнику или журналисту понять, что происходит на том или ином производственном участке.

Предусмотрена норма ежегодной инвентаризации. Сейчас мы собрали все свои управления, и они составили анкету по своим направлениям. Эти анкеты отправлены на все заводы, в том числе – неработающие.

Готовим полную аналитику по каждому предприятию. Каждый агрегат должен быть прощупанный, сфотографированный. Тогда с площадок, которые уже невозможно запустить, мы можем демонтировать все оборудование, передать землю и недвижимость местным общинам – пусть строят там школы и детсады, или продают.

- Почему большинство заводов стоит?

- Отсутствует спрос на нашу продукцию. Рынок сузился. Много потребляли восточные регионы – Донецкая и Луганская области, Крым. Все эти рынки потребления отпали. К тому же, мы ориентированы исключительно на внутренний рынок.

Если введем формульное образование цены спирта и заложим там рентабельность, на следующий год аккумулируем порядка 140 млн. грн. для модернизации. Это даст возможность в конце следующего года начать экспорт.

Государственная водка востребована рынком, потому что она гарантирует соблюдение стандартов качества

- В чем заключается формульное образование цены?

- Мы предлагаем включить в цену простые вещи: стоимость сырья, газа, электроэнергии, заработную плату, материалы, амортизацию, общепроизводственные расходы, расходы на модернизацию и нашу рентабельность на уровне 6%.

Ее цель в том, чтобы независимо от затрат на закупку сырья и энергоносителей, у нас оставались средства на развитие. К тому же, такая цена будет понятной для водочных компаний и общества.

Имеются величины в цене – рентабельность и затраты на модернизацию. Все остальное должно быть привязанным к рынку.

- В какую сторону изменится цена?

- Могу лишь сказать, что она будет прозрачной. Сейчас у нас есть дополнительные расходы – раздутый штат, неэффективный административный аппарат, износ основных средств до 70%. К тому же, в каждом конкретном случае мы можем говорить о скидке в 5% от цены в зависимости от объема покупки.

Но сейчас со всеми клиентами заключены договоры до конца года. Если все получится, формульная цена заработает с нового года.

- Какова сейчас себестоимость производства одного декалитра спирта?

- Полная себестоимость производства декалитра спирта – 194 грн. Если туда заложить все наши расходы, связанные со стоячими заводами, она составляет 240 грн. на производство одного декалитра. Это базовые плановые затраты без амортизации, инвестиционной составляющей и вынужденных простоев.

- Вы говорили, что собираетесь выходить на водочный рынок. Где будет производство, какая мощность?

- В советские времена на каждом спиртзаводе были свои мощности по производству водки. Сейчас практически нигде их не осталось. Наименее изношенным является оборудование для производства водки Луцкого спиртзавода.

По документам есть 4 площадки, где живой спиртзавод и живая линия розлива. Но надо смотреть.

На сегодня "Укрспирт" не производит водки. Были попытки начать производство. Мы видим, что рынок реагирует. Государственная водка востребована, потому что она гарантирует соблюдение стандартов качества.

Сейчас государственной водки фактически нет на полках магазинов. Кроме Житомирского ЛВЗ, принадлежащего ГУД. Но там чисто символические объемы производства.

- Вы планирует начать с экспорта водки, или сначала выходить на украинский рынок?

- Сначала на украинский рынок. Без него на экспорт не выйти. Лицензия на оптовую продажу алкоголя стоит 0,5 млн. грн. В следующем году мы рассчитываем произвести до 1 млн. бутылок водки. Если это удастся, то займем долю до 5% потребления водки в стране.

- Можете ли вы конкурировать своей ценой спирта на экспорт?

- Цена экспортного потенциала – это наименьшая цена на спирт в Европе. Там есть прозрачные торговые площадки, например – биржа в порту Роттердам, где торгуют всеми видами спирта.

Наша цена – на грани. Если мы за счет модернизации сможем снизить себестоимость на 10-15%, у нас появится экспорт.

Сейчас "Укрспирт" можно продать только по остаточной стоимости – за 138 млн. грн.

- Каково ваше отношение к демонополизации производства спирта в Украине?

- На нынешнем этапе я против. Это уничтожит отрасль.

- Почему?

- Сейчас государство и мы, как оператор, не готовы к тому, чтобы продать "Укрспирт" по нормальной цене.

От того, что оно будет в частных руках, ситуация с теневым рынком может еще больше ухудшиться. Или вы верите в то, что придет ТМ "Финляндия" и захочет купить один из спиртзаводов?

- Зачем продавать? Можно просто ликвидировать государственную монополию. Пусть кто угодно строит завод и производит спирт под надзором государства.

- Но какая польза от этого будет государству? Вопрос в том, чтобы продать заводы с пользой.

Государственная монополия может существовать, как публичное акционерное общество. Например, государство задекларирует, что хочет сохранить 51% в монополии. Другие акции могут выкупить водочные компании – войдут в капитал и будут контролировать производство спирта.

Это нормальный путь разгосударствления. Он прописан в законопроекте народного депутата Игоря Лапина (НФ). Сейчас "Укрспирт" можно продать только по остаточной стоимости – за 138 млн. грн. Это то, что, получается, по бухгалтерскому учету.

- Почему вы поддерживаете законопроект Лапина, а не правительственный законопроект? Вы знакомы с Лапиным?

- Во-первых, мы принимали участие в разработке проекта Лапина. Мы с ним познакомились, когда началось активное обсуждение вопроса приватизации. Он является председателем комиссии Верховной Рады по приватизации.

Когда мы ходили на заседания комиссии, увидели, что господин Игорь занимает государственническую позицию. После одного из заседаний этой комиссии, он попросил нас остаться. Сказал: ребята, я готов написать закон со своими специалистами, если базовыми в нем будут интересы государства, подумайте, дайте свои предложения, как люди из отрасли.

Так мы приобщились к разработке этого законопроекта. И лоббируем его, как соавторы.

Поверьте, демонополизация производства спирта не улучшит ситуацию с теневым рынком, пока у правоохранителей не будет воли побороть его.

- Вы можете сказать, сколько стоит построить спиртзавод с нуля?

- Я сейчас думаю, как прокормить тех людей, которые работают в "Укрспирте". Это 5 тысяч людей, которым мы вовремя платим зарплату. Если государство завтра решит оптимизировать производство, то для внутреннего потребления хватит два завода на всю страну.

Если построить их по современным технологиям, там будет работать 50 сотрудников. Если государство решит, куда деть те 5 тысяч людей с семьями, можно сделать и так. Вы же понимаете, что предприятие выполняет и социальную функцию.

Почему мы и говорим, что приватизация "Укрспирта" не может быть обобщенной – всех на "порезку". Она должна быть поэтапной. Там где можно перевести заводы на производство биоэтанола – там надо держать инженерно-технических работников.

- Какая зарплата у руководителя "Укрспирта"?

- Сейчас у меня зарплата советника. Согласно постановлению Кабмина №859, которое регулирует зарплаты государственных менеджеров, зарплата директора "Укрспирта" должна быть чуть больше 100 тыс. грн.

Авторы: Сергей Головнев, Юрий Винничук

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Анна Новосад, которая открывает ученым «Горизонт»
 В России объем рублевого кредитования юридических лиц и ИП в январе-августе 2017 г. увеличился на 13,3% до 22,085 трлн. руб.
 Джеймс Харт: Поиск и взыскание выведенных из страны денег стоит миллионы долларов
 Адмирал Маркетс: Ежедневный обзор американской и азиатской сессии
 Энергетическая стратегия Украины на период до 2035 г. «Безопасность, энергоэффективность, конкурентоспособность». Часть 2