Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Виктор Шемчук: Механизма привлечения к ответственности генпрокурора пока нет


23.10.2017 – Пока внимание СМИ и активистов приковано к процессу формирования нового Верховного Суда, почти незаметно начался другой довольно похожий конкурс – в органах прокуратуры. Кадровые вопросы, которыми ранее занимались руководители Генпрокуратуры или региональных прокуратур, с июня этого года относятся к компетенции Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров (КДКП).

В ее полномочия также входит привлечение прокуроров к дисциплинарной ответственности (вплоть до рекомендации уволить их).

Так называемым «законом Луценко» процесс запуска работы этого органа в 2016 году был приостановлен. Луценко и его коллеги объясняли необходимость его принятия тем, что КДКП, мол, сформирована из «старых кадров» и не прозрачным способом.

В этом году комиссия была сформирована заново. И хоть в ее состав вошло большинство бывших работников прокуратуры (лишь 4 из 11 членов КДКП никогда не работали в прокуратуре), заместитель председателя комиссии Виктор Шемчук утверждает, что «КДКП – это не карманный орган Луценко». Правда, для этого нужно внести изменения в законодательство, чтобы обеспечить комиссию независимостью.

За несколько месяцев работы КДКП уже успела «засветиться» в скандале. 11 октября комиссия объявила выговор начальнику департамента специальных расследований ГПУ Сергею Горбатюку. Именно его подопечные расследуют дела по расстрелам на Майдане, а также в отношении Януковича и его окружения.

Почему КДКП приняла именно такое решение, какие недостатки законодательства относительно проведения конкурса в прокуратуре, какое отношение комиссия имеет к отставке генпрокурора и за что увольняют прокуроров, – в интервью с Виктором Шемчуком.

«Каждому кандидату нужно набрать не менее 60% правильных ответов»

Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров объявила о начале работы 7 июня, а ровно через два месяца начала прием документов от претендентов на обучение в Академии прокуратуры. В будущем ее выпускники могут претендовать на вакантные должности в прокуратуре. Также комиссия объявила конкурс на вакантные должности в местные прокуратуры и Генеральную прокуратуру.

Да. В отборе (на обучение в Академии прокуратуры – LB.ua) документы уже подали 669 кандидатов. Из них без опыта работы в прокуратуре – 558 человек. Они пройдут все этапы отбора, в том числе сдадут экзамены, и только 300 из них будут учиться в Академии прокуратуры. Обучение продлится восемь месяцев, после чего три месяца будет продолжаться практика, месяц будет предоставлено на подготовку для итогового экзамена. Комиссия надеется, что первый прокурор, который пройдет такую специальную подготовку, сможет вступить в должность с 1 января 2019 года.

Относительно конкурса на замещение вакантных должностей в Генпрокуратуре и местных прокуратурах, то сейчас идет уже второй такой конкурс. В частности, в первом был открыт конкурс на 7 вакансий в ГПУ (на должности шести прокуроров и одного следователя) и 29 вакансий в региональных прокуратурах. На вакантные должности в ГПУ подали документы 89 кандидатов, в региональные прокуратуры – 170.

Так как вакансии в прокуратуре появляются регулярно, то сейчас идет второй конкурс. Объявлен конкурс на 11 вакантных мест в ГПУ и 54 – в прокуратуры областей. На данный момент документы подали 164 человека.

Следует различать: в отборе 300 человек для обучения в Академии прокуратуры могут участвовать кандидаты, которые не имеют опыта работы в прокуратуре, но имеют 2 года стажа в области права. После обучения они смогут претендовать на занятие вакантных должностей в прокуратурах местного уровня (районные прокуратуры областных центров – LB.ua).

Лицо со стажем три года в органах прокуратуры может претендовать на должность в региональной прокуратуре (прокуратуре области – LB.ua), 5 лет – в Генпрокуратуре. Лицо, которое работало в прокуратуре и по каким-то обстоятельствам уволилось, может претендовать на участие в конкурсе и занятие вакантных должностей в органах прокуратуры на общих основаниях.

Давайте поговорим о конкурсах по порядку. Почему отбор на обучение в Академии прокуратуры происходит лишь на 300 мест?

Это прогнозируемая цифра. Мы сделали прогноз (члены КДКП – LB.ua) исходя из того, какова численность работников местных прокуратур, средней статистики текучести кадров. Также мы исходили из того, что более 300 человек Академия прокуратуры не сможет подготовить за определенный в законе период.

После проверки документов кандидат должен пройти спецпроверку и тестирование. Спецпроверка – идентична спецпроверке кандидатов на занятие должностей в государственной службе или в правоохранительных органах. С тестированием сложнее: члены КДКП должны проверить уровень знаний и профессиональной подготовки юриста и определить его рейтинг.

Нонсенс механизма отбора, прописанного в законе, заключается в том, что человека, который получил диплом юриста и отработал в области права два года, мы проверяем по тем же предметам, экзамены по которым он сдавал в университете.

Есть и другие не состыковки в законодательстве. К примеру, спецподготовка в Академии прокуратуры продолжается год. На протяжении этого времени лицо получает 2/3 оклада прокурора (примерно 2,5 тыс. грн.). Все те, кто учился в Академии прокуратуры, в конце сдают экзамен. Однако его результаты ни на что не влияют. Если во время отбора, он должен, по крайней мере, преодолеть проходную черту, значит, дать правильный ответ не менее чем на 60 из 100 вопросов, то по итогу обучения результаты экзамена не имеют значения.

Также законодательством не предусмотрено, что делать с теми, кто не прошел итоговый тест. Поэтому все, кто завершил обучение в Академии прокуратуры, получат документы, о прохождении спецподготовки.

После этого они попадут в кадровый резерв прокуратуры, и будут находиться в нем на протяжении трех лет. Конечно, после объявления вакантных должностей в местные прокуратуры, эти лица будут иметь шанс принять участие в конкурсном отборе, по итогам которого кто-то сможет занять вакантные должности.

Вы неоднократно заявляли о необходимости внести изменения в Закон «О прокуратуре» относительно отбора на обучение в Академии прокуратуры.

Я считаю, что в законодательстве нужно четко определить, кто имеет право подаваться на этот отбор. Поскольку формулировку «стаж в отрасли права» можно по-разному трактовать. Четкого определения этому понятию не дает ни один законодательный акт. Я считаю, что такое право следует закрепить за помощниками прокуроров по аналогии с судьями, помощники которых сейчас имеют возможность участвовать в конкурсе на должности судей местных судов.

Кроме этого, год, в течение которого лица будут проходить обучение и практику, не засчитывается в общий стаж работы. Плюс – уровень так называемой стипендии в 2,5 тыс. грн. в месяц вряд ли будет способствовать сильной мотивации работать в органах прокуратуры.

Стоит также предусмотреть в законодательстве проходной балл на экзамене, который эти лица будут сдавать после обучения в Академии прокуратуры. Как минимум, хотелось бы знать, изменился ли уровень их знаний за период обучения.

Кто разрабатывал тесты?

Квалификационно-дисциплинарная комиссия, Академия прокуратуры и специалисты юридических учебных заведений. Использовали опыт, наработанный во время проведения тестирования в конкурсном отборе в местных прокуратурах в 2016 году.

Тестирование будет проходить на компьютерах. Программы тестирования – защищенные, находятся на серверах Генпрокуратуры. Надеюсь, рано или поздно будем иметь собственный сервер, чтобы комиссия могла гарантировать его защищенность, собственное помещение (КДКП расположилась в Академии прокуратуры – LB.ua), собственный секретариат (в КДКП работают работники ГПУ – LB.ua).

В одном из своих интервью вы заявляли, что обучение начнется 1 октября.

Дату отсрочили. Немало времени затратили работники секретариата КДКП и члены комиссии на проверку документов. Мы отправили множество запросов в различные ведомства и службы для уточнения информации о том или другом кандидате. Как правило, такие формальные проверки: на наличие у кандидата судимости или нахождения его в списке алкозависимых, наличие подозрения лица в совершении уголовного правонарушения, декларирование и проверки имущественного положения – длятся около месяца. Пока что материалы спецпроверок не готовы.

Чем отличается отбор 300 человек в кадровый резерв прокуратуры от конкурса на вакантные позиции в региональной прокуратуре и Генпрокуратуре?

Тестирование кандидатов на должности в региональные прокуратуры и Генпрокуратуру будет сложнее, чем тех, кого отбирает КДКП для обучения в Академии прокуратуры. Уровень сложности тестов будет зависеть и от должности, на которую будет претендовать лицо: если на должность процессуального руководителя, – вопросы теста будут касаться уголовного права, процесса и криминалистики; если на должность представительства (в суде – LB.ua), – больше вопросов будут касаться процесса. Каждому кандидату нужно набрать не менее 60% правильных ответов.

Кстати, во время тестирования автоматически будет проверяться знание украинского языка. Кандидатам не придется отдельно сдавать экзамен (введен в декабре 2015 года для госслужащих – LB.ua). Будем исходить из того, что если человек прочитал вопросы тестов, и дал ответ на украинском языке, то очевидно, он им владеет.

После тестирования кандидаты пройдут собеседование. По-моему, это хороший способ определить их мотивацию. Мы попросили партнеров из Евросоюза – Консультативную миссию Европейского союза и коллег из ОБСЕ установить методику, как оценить работу прокурора. К ее разработке привлечены и работники Академии прокуратуры. Сейчас такая методика – на завершающей стадии разработки.

Раньше производительность прокурора определяли по количеству дел, которые он расследовал, числу обвинений, которые поддерживал в суде, сколько было обвинительных, а сколько оправдательных приговоров и т.д. Это давало возможность установить исполнительную дисциплину, но не всегда профессиональный уровень.

Будут ли собеседования транслироваться в онлайн-режиме вроде отбора судей в новый Верховный Суд Высшей квалификационной комиссией судей?

Трансляция не предусмотрена в Законе «О прокуратуре». И я не вижу в этом никакой проблемы. Если будет такой общественный запрос, сделать это будет не сложно.

«До принятия решения КДКП никто не может озвучивать даже фамилию прокурора, в отношении которого поступила жалоба»

Кроме проведения конкурсов и отборов кадров в органы прокуратуры, КДКП занимается также и привлечением к дисциплинарной ответственности прокуроров по результатам рассмотрения дисциплинарных жалоб. Сколько жалоб на прокуроров получила КДКП с начала работы?

По состоянию на 1 сентября в производстве КДКП была 351 жалоба. Осталось нерассмотренных 155, из них открыто 146 дисциплинарных производств в отношении 151 прокурора (36 – относительно добропорядочности).

В итоге КДКП инициировала отстранение от должности одного прокурора, завершила проверку с составлением заключения по 45 прокурорам. На заседании было рассмотрено 25 заключений с принятием решений, из них 8 – о наложении дисциплинарного взыскания (выговора, увольнения от должности или перевод на должность в вышестоящий орган в течение года).

Все жалобы сначала проходят автоматическое распределение между членами комиссии. Вмешаться в этот процесс невозможно...

Как показывает практика в судебной системе, – возможно.

Сейчас у меня нет подозрения, что происходило вмешательство в систему распределения. Она сложнее прописана в техническом плане, чем та, что действует в судебной системе. Хотя и исключить на 100% то, что система и программа, которая размещена на сайте ГПУ, защищенная от вмешательства (по крайней мере, со стороны ГПУ), я не могу.

На каких основаниях КДКП может применить к прокурору дисциплинарное взыскание?

Наиболее типичная на сегодня – ошибка в декларировании. Но именно ошибка, а не умышленное внесение неправдивой информации. Наибольшее количество жалоб относительно ошибок в декларировании поступило в КДКП с Кировоградской и Донецкой областей. Прокуроры внесли в декларацию место своего жительства, которое не совпадало с адресом их недвижимой собственности. И вместе с тем, не указали на право проживания в другом помещении.

В Черновицкой области были случаи не декларирования автомобиля. Во время дачи показаний один из прокуроров отметил, что по состоянию на 31 декабря, года декларирования не пользовался им, поэтому имел законные основания не вносить его в декларацию. И это соответствует разъяснению Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Правда, механизма проверки информации относительно деклараций в КДКП нет. И мы посылаем с такими жалобами запросы в НАПК, чтобы оно проверило подобные факты и приняло решение, присутствуют ли нарушения в тех или иных случаях. По результатам проверки НАПК мы сможем привлекать к дисциплинарной ответственности отдельных прокуроров.

За какие проступки прокуроров увольняли с должности?

Дисциплинарные производства, в которых уже применялся данный вид наказания, условно можно поделить на три категории: первая – нарушение законодательства во время декларирования; вторая – невыполнение функциональных обязанностей и приказов, злоупотребление спиртным, а также утрата служебных удостоверений, паролей доступа к Единому государственному реестру досудебных расследований; третья – совершение коррупционных преступлений. Ведь привлечение лица к уголовной ответственности не препятствует решению вопроса о дисциплинарном проступке прокурора.

Случилось несколько случаев увольнения прокуроров, которых задержали в нетрезвом состоянии. В частности, на одном из предыдущих заседаний, КДКП рекомендовала освободить прокурора, которого задержала патрульная полиция из-за технической неисправности автомобиля (не горела одна фара). После этого оказалось, что он находился в нетрезвом состоянии. Еще и буянить начал (улыбается – LB.ua).

Как часто обращаются рядовые граждане?

Примерно половина жалоб поступила от граждан и общественных организаций.

В начале работы КДКП был вал обращений от народных депутатов. И мы объяснили им, что не надо все жалобы, в которых есть слово «прокурор», направлять КДКП. У нас нет такого штата, чтобы их рассматривать. И мы не имеем полномочий, вмешиваться в действия прокурора, в уголовно-процессуальном производстве, поскольку он выполняет свои процессуальные функции.

Приведу пример. В КДКП поступила жалоба, в которой предприятие отмечает, что прокурор не выполняет свои функции по надзору по экономическим преступлениям, вследствие чего полиция изъяла в него заправку. Они обжаловали действия прокурора в суде. Суд принял решение вернуть имущество предприятию. Данное постановление поступило к прокурору, он отправил ее в полицию. Но и все равно полиция не вернула имущество. Предприятие вновь обратилось в суд. Суд признал прокурорскую бездеятельность. В таком случае, КДКП открыла дисциплинарное производство в отношении прокурора, ведь суд установил и подтвердил его бездействие, дал оценку его действиям в уголовном производстве.

Однако если граждане или нардепы просто жалуются на прокурора при осуществлении процессуального руководства досудебным расследованием, то КДКП не может повлиять на ситуацию, поскольку не имеет права вмешиваться в его работу.

11 октября КДКП объявила выговор начальнику департамента специальных расследований ГПУ Сергею Горбатюку. Он заявил, что на него пожаловался заместитель генпрокурора Юрий Столярчук, который, по словам Горбатюка, длительное время отказывался подписывать подозрения нескольким лицам (в том числе судье). А впоследствии заместитель Луценко решил передать эти дела другому подразделению. Горбатюк на это не согласился, объясняя это необоснованностью решения Столярчука. По этой причине Столярчук и обратился в КДКП.

Дисциплинарная жалоба в отношении Горбатюка поступила от заместителя Генпрокурора Столярчука. Последний ставил вопрос о его привлечении к ответственности за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей. Во время проверки Горбатюк сначала заявил отвод члену КДКП, впоследствии всем членам КДКП, избранным всеукраинской конференцией прокуроров, а, в конце концов, сказал на заседании, что не доверяет КДКП в целом, так как она создана незаконно. Это его право, но это абсурд.

К сожалению, я не присутствовал на заседании комиссии, когда рассматривалось дисциплинарное производство по существу, но вывод о наличии в действиях Горбатюка дисциплинарного проступка большинством голосов был поддержан и к нему применено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Решение по этому поводу будет обнародовано на сайте Комиссии и с ним может любой, кто заинтересован ознакомиться. Прокурор может его обжаловать в Высшем совете правосудия или в Высшем административном суде и думаю, что разрешение на это от КДКП он получит. Так требует закон.

Разбираться в вопросах обоснованности подписания/не подписания должностными лицами подозрений – вне компетенции КДКП. Как и давать оценку наличия/отсутствия доказательств по совершению преступления по делам, наличия в действиях Столярчука или Горбатюка состава преступления. Эти вопросы как один, так и второй, пусть решают в рамках УПК, уголовных производств и т.д.

Основанием привлечения к ответственности является именно невыполнение должностных обязанностей – п.1, ч.1, ст. 43 Закона Украины «О прокуратуре». Столярчук и Горбатюк имели возможность доказывать правоту своей позиции на заседании КДКП. Наверное, аргументы Столярчука были более убедительны для комиссии. Но давать оценку тому, в чем я по объективным причинам не участвовал и не был свидетелем, наверное, неуместно.

Мы точно не будем (и не можем) вмешиваться в вопросы: передавать дела от Горбатюка или руководимого им подразделения другому подразделению, расследовать их или закрывать, останавливать или объединять. Нас часто пытаются втянуть во внутренние разборки Генпрокуратуры. Одни недовольны, что мы мало привлекаем к ответственности, другие – что привлекаем не за то или не тех, кого им хочется. Мы не за «белых» и не за «красных», мы не под «прокурорскими» и не под «милицейским». Если есть основания для привлечения к ответственности, будут отвечать. Если кто-то не согласен с решением КДКП, может отстаивать свою позицию в ВСП или ВАСУ. Но не надо нас втягивать в политиканство.

В КДКП также поступила жалоба на генпрокурора Юрия Луценко и главного военного прокурора Анатолия Матиоса. Они касаются их публичных высказываний, что, по мнению жалобщиков, является нарушением презумпции невиновности.

Я не вправе оглашать, подтверждать или отрицать фамилии лиц, в отношении которых еще не приняты решения КДКП. Это требование закона. Хотел бы уточнить, что распространение информации, озвученной во время заседания КДКП, в том числе журналистами, до принятия решения в отношении прокурора – незаконное. Журналисты также могут нести ответственность за ее разглашение. До принятия решения КДКП никто не может озвучивать даже фамилию прокурора, в отношении которого поступила жалоба.

Относительно ситуации с Луценко и Матиасом, то впоследствии оказалось, что эта информация была разглашена в СМИ заявителями.

Могу лишь сказать, что такие заявления действительно поступили в КДКП. Срок их рассмотрения продлен на месяц. Законом предусмотрено, что жалоба может рассматриваться в течение двух месяцев, а в случае большого объема работы этот срок может быть продлен еще на месяц. После принятия решения КДКП объявит его.

КДКП может инициировать отставку генпрокурора?

Да. Кроме этого, в случае, если в Верховной Раде будет зарегистрирован проект постановления о выражении недоверия генпрокурору, КДКП должна представить заключение о профессионализме генпрокурора.

Законом «О прокуратуре» предусмотрено, что КДКП проводит дисциплинарные производства в отношении всех прокуроров. Поскольку и Генпрокурор, и военный прокурор, прокуроры специализированной антикоррупционной прокуратуры, являются прокурорами, то соответственно по ним КДКП может проводить дисциплинарную проверку. Функции КДКП ограничены только в подборе антикоррупционных прокуроров, мы не можем переводить прокуроров, например, с ГПУ в САП.

Непосредственно КДКП не может применять санкций или издавать приказы о наложении взысканий. Мы принимаем решение, а приказ о привлечении к ответственности выдает уполномоченный прокурор. По моему мнению, такая норма закона – не логична. Как не логично было бы принять решение о запрете на перевод в прокуратуру высшего уровня работника Генеральной прокуратуры, ведь прокуратуры высшего уровня не существует.

Однако в законодательстве не предусмотрено, как должна действовать КДКП в случае, если прокурор не исполняет решение КДКП о привлечении к дисциплинарной ответственности его подчиненного. Более того, нет сроков принятия им такого решения.

Члены комиссии решили в таком случае принимать решение о привлечении к дисциплинарной ответственности того прокурора, который не выполнил предыдущее решение КДКП. Но к кому мы должны обращаться по поводу исполнения решения КДКП в отношении генпрокурора? В Верховную Раду, которая дает согласие на его назначение, или к президенту, который подает его кандидатуру? Механизма привлечения к ответственности Генпрокурора в Украине пока нет.

Более того, в случае открытия производства относительно любого прокурора он не может уволиться из органов прокуратуры в течение времени, при котором будет рассматриваться это дело. В том числе, если Юрий Витальевич (Луценко – LB.ua) захочет уйти с должности по собственному желанию, он не сможет этого сделать, пока КДКП не закончит рассмотрение дисциплинарного производства в отношении него.

Чувствуете ли сопротивление Юрия Луценко относительно деятельности КДКП?

Нет. Откровенно говоря, я думал, что сопротивление будет больше. В течение первых нескольких месяцев работы нам говорили, что ничего не получится, что КДКП не сможет заработать. Сегодня, очевидно, все смирились с тем, что комиссия существует, может действовать жестко и не является одним из подразделений ГПУ. Мы начали принимать обоснованные решения, которые не всегда были в пользу руководства органов прокуратуры. Поэтому сейчас никто не говорит, что КДКП – это карманный орган Луценко.

КДКП создана именно Луценко, без его противодействия. В КДКП нет ничего своего. Все материальное обеспечение, начиная от стола и стула, нам выделила ГПУ. Если было бы сопротивление (со стороны Луценко – LB.ua), комиссия не работала бы.

Мне кажется, что сегодня интерес Юрия Витальевича как генерального прокурора и КДКП как одного из органов, которые работают с Генпрокуратурой, – совпадают.

После назначения Луценко в ГПУ пришли работать немало бывших милиционеров. Вряд ли он доволен, что теперь кадровые вопросы будет решать КДКП. Более того, его подчиненные могут стать субъектами дисциплинарных жалоб.

С 2013 года такой кадровой чехарды как в ГПУ не было ни в одном органе. Больше года ни один из предыдущих генпрокуроров не оставался на посту. Махницкий – объявлял начало реформы прокуратуры, Ярема – говорил о ней, во время деятельности Шокина были внедрены определенные этапы реформы, а Луценко уже объявил об их завершении.

За четыре года четыре раза менялась управленческая верхушка прокуратуры. А после прихода Яремы и Луценко значительная часть кадров пришла в ГПУ с МВД неконкурсным способом. И эти работники начали действовать теми же методами, которыми действовала милиция.

В полномочия милиции входило раскрытие преступлений, борьба с ростом преступности и тому подобное. И сегодня во время совещания руководства ГПУ с прокурорами регионов неоднократно применяют «милицейский подход», «вычитывая» прокуроров за рост преступности в регионе. Это однозначно не добавляет авторитета ни работникам прокуратуры, ни генпрокурору.

Бывшие милиционеры, работая на должностях заместителей прокуроров в регионах, выполняют задачу «смотрящих» за прокурорами. Это заметно даже по дисциплинарным жалобам, которые от них поступают. В таких условиях нивелируется мотивация работать в прокуратуре.

Думаю, Луценко за период пребывания на посту разобрался, кто за кем стоит, кто как работает. И если он хочет быть генеральным прокурором, а не политиком на посту генерального прокурора, то должен понять, что в прокуратуре должны работать отобранные на конкурсе, мотивированные люди.

Какие у вас отношения с Юрием Луценко? Вы были депутатами фракции «Наша Украина - Народная самооборона» с 2007 по 2012 год.

Да, я знаю Юрия Луценко давно. Впервые мы познакомились, когда я был прокурором Крыма, заместителем генпрокурора (в 2005 году – LB.ua). У нас всегда были достаточно ровные отношения, независимо от того, кто на какой должности находился. Не могу сказать, что отношения с Луценко у меня особо дружеские, но при встрече здороваемся (улыбается – LB.ua), поздравляем друг друга с днем рождения.

Перед назначением Луценко на должность действие положений Закона «О прокуратуре», которые касались запуска работы КДКП, было приостановлено.

Да, но причиной этого было стремление создать под себя КДКП.

Это стремление исходило со стороны экс - генпрокурора Виктора Шокина?

Думаю, отсрочка запуска работы КДКП была связана даже не с Шокиным. Немало людей в Украине, которые пытались руководить Генпрокуратурой или влиять на принятие ею решений, были в шоке от того, что может начаться разгул демократии в органах прокуратуры. Поэтому и саботировали создание органов прокурорского самоуправления и КДКП.

«Голосов за любые изменения относительно прокуратуры в Верховной Раде нет»

В своих интервью вы неоднократно жалуетесь на недостатки законодательства о деятельности КДКП. В частности, на то, что ГПУ в определенной степени сохраняет контроль над членами комиссии. К примеру, законодательством предусмотрено, что премии членам КДКП определяет генпрокурор.

Ситуация несколько изменилась. Я имел встречу с генпрокурором и общался с ним о рисках в деятельности как КДКП, так и генпрокурора. В итоге пришли к компромиссу, что средства, предусмотренные в бюджете на премирование членов КДКП, передаются комиссии. И она будет принимать решение относительно их распределения. В будущем совместно с ГПУ мы планируем разработать проект постановления Кабмина, чтобы предусмотреть премирование членов КДКП на основании решения комиссии, а не генпрокурора.

Кроме этого, планируем предусмотреть в проекте постановления создание секретариата КДКП, который будет подчиняться комиссии, и будет состоять из государственных служащих, а не работников ГПУ. Предложим также правительству отдельной строкой в бюджете предусмотреть средства на деятельность КДКП. В случае таких первичных законодательных изменений сможем говорить если не о полной, то, по крайней мере, институциональной независимости КДКП.

Члены комиссии разработали законопроект для внесения изменений в Закон «О прокуратуре» в части работы КДКП. В частности, вы предлагаете обеспечить такие условия, чтобы КДКП работала как Высшая квалификационная комиссия судей, которая также занимается отбором кадров для судебной системы.

Конституция относит КДКП к органам правосудия. В таком случае должен действовать треугольник: Высший совет правосудия, Высшая квалификационная комиссия судей и КДКП.

Мы взяли за образец Закон «О судоустройстве и статусе судей», положение о Высшей квалификационной комиссии судей и на этом примере разработали изменения к Закону «О прокуратуре». Подозреваю, что пока этот законопроект попадет в зал парламента, он неоднократно изменится. Однако относительно независимости КДКП ни у кого из депутатов возражений нет.

Правда, общение со своими бывшими коллегами по парламенту дало мне понять, что сегодня голосов за любые изменения относительно прокуратуры (даже если бы ее решили вообще расформировать) в Верховной Раде нет. Существует определенная настороженность относительно деятельности прокуратуры в целом.

В случае если КДКП приравняют по статусу и полномочиям к ВККС, то очевидно, у политиков, представителей общественности будут возникать вопросы относительно работы комиссии. Пока всю критику приняла на себя ВККС, которая недавно проводила конкурс в Верховный Суд. Впоследствии общественность, пожалуй, начнет изучать, в том числе биографии членов КДКП. В частности, вашу. В марте 2013 года экс-президент Виктор Янукович назначил вас на должность губернатора Львовской области, а после этого – своим советником.

Мне все равно, кто назначал меня на ту или иную должность. Я не волнуюсь по этому поводу. Впервые в органы прокуратуры я был назначен в 90-е годы, когда президентом был Леонид Кравчук. По такой аналогии я – ставленник Кравчука? Или если был представителем Ющенко в Крыму, то, может, он меня приватизировал? Так же и относительно назначения в 2013-ом.

За все, что делал в Львове на посту губернатора, мне не стыдно. Я делал свою работу честно. Кто может, пусть сделает лучше. Впоследствии были приняты определенные политические решения, и я ушел с должности губернатора Львовщины по собственному желанию. Я не имел доступа к Виктору Януковичу и мотивы его решений после моего увольнения мне не известны.

Думаю, такие действия (назначение на должность советника – LB.ua) были связаны с желанием сохранить хорошую мину при плохой игре: якобы я перехожу на другую должность, поэтому меня уволили с должности председателя облгосадминистрации.

Кстати, я сразу же написал заявление об увольнении с должности советника. Однако оно пролежало в Администрации президента до апреля 2014 года.

Вы не доработали несколько месяцев, чтобы попасть под действие закона о люстрации.

Да. Проработал восемь месяцев и три дня (на должности губернатора Львовщины – LB.ua). Когда меня спрашивают, законно или незаконно меня тогда сняли с должности председателя ОГА, говорю, что мне повезло (улыбается – LB.ua).

По правде говоря, я не сторонник огульной люстрации. Нельзя увольнять людей только за то, что они в определенный период работали на государственной службе и не уволились по собственному желанию. Надо оценивать работу каждого в частности. Где гарантия, что через год нас не ждет новая люстрация? Какова тогда мотивация будет у тех людей, которые работают в государственных структурах?!

А члены КДКП имеют статус государственных служащих?

Нет. Законодатель предусмотрел, что мы только приравнены по оплате труда к госслужащему категории А.

Какую зарплату получают?

Зарплата членов КДКП – в пределах 25-35 тыс. грн. в зависимости от стажа работы и должности. Доплаты за ученые и другие звания не предусмотрены. В частности, оклад председателя комиссия составляет 13 тыс. грн., заместителя – 12 тыс. грн., членов комиссии – 11 тыс. грн. Остальные средства – премии. Хотя их начали начислять только с сентября.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Объем дневных торгов на международном валютном рынке FOREX в апреле 2016 г. составил 5,067 трлн. долл. – BIS
 Денежно-кредитное регулирование в России в январе-сентябре 1995 г. Часть 2
 Пятничное чтиво. Неординарные истории успеха: Правило 10 тысяч часов
 Research in to the structure of the inflation time series in the Republic of Belarus at present
 Хронология экономических событий 21 декабря 1997 г. – 20 сентября 1998 г. Часть 11