Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Владимир Лапа: С 1 января Госпродпотребслужба планирует выходить на проверки через 2-3 дня после жалоб


31.10.2017 – Решение о создании Государственной службы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защите потребителей (Госпродпотребслужба) принято, по сути, три года назад – в сентябре 2014 года, в результате чего были объединены в единое целое Госветфитослужба, Государственная инспекция по вопросам защиты прав потребителей, Государственная санитарно-эпидемиологическая служба.

Однако фактически служба начала работать только в апреле 2016-го. Какие изменения пришлось пройти на пути реформирования и что планируется на будущее? Какова сегодня общая картина распространения АЧС? И как будут проверять бизнес с нового года? Об этих и других деталях рассказал в эксклюзивном интервью AgroPolit.com Председатель Госпродпотребслужбы Владимир Лапа, который практически с самого начала стоял у истоков формирования нового органа.

Читайте также: Владимир Лапа: В теории государственное регулирование должно было принести пользу потребителям, а на практике я этой пользы не увидел

Владимир Лапа: С такими подходами мы дойдем до того, что свиней не будет

Как Госпродпотребслужба пережила реформу?

Любая реформа является вызовом. Обычно закрывают один орган и открывают новый, но у нас было сложнее (Кабмин объединил целых 5 служб).

Какие были проблемы в начале?

Сначала не выделили средства в государственном бюджете. Нужно было согласовывать отдельное распоряжение Кабмина с бюджетным комитетом ВР. Кроме формальностей, влияли на реформирование и человеческие отношения. Те, кто ранее конкурировал, должны были объединиться. В конце концов, за полтора года мы сформировали эффективную команду и продолжаем набор в территориальные органы, который будет завершен до конца года.

Значит, эффективности прибавится?

Когда люди на посту «в подвешенном состоянии», то трудно что-либо решать. К тому же, не все оправдывают ожидания. Мы уже уволили двух. А когда будет сформирован костяк, то и ответственности прибавится. В целом формирование качественной команды – постоянный процесс.

Какие функции исчезли на пути реформ?

Большинство функций пропали еще до реформирования. Причина: недовольство общества, стейкхолдеров и власти работой, наличие коррупции. Не хочу обвинять предшественников и говорить, что мы хорошие, а они плохие. Случаи коррупции случаются и сейчас, и мы работаем над решением проблемы.

С реформированием пришли ограничения на проведение государственных проверок, установлен специальный порядок проведения плановых проверок и определенные ограничения внеплановых. Эти предохранители существуют для уменьшения давления на бизнес, но негативно сказываются на эффективности контроля.

Более того, есть вопросы недобросовестной конкуренции, которые уже поднимаются бизнесом и отраслевыми ассоциациями. Одни придерживаются буквы закона, другие – нет. Поэтому нужно иметь инструменты влияния на них.

Большая проблема существует в потере в системе отслеживания движения продуктов животного происхождения. Сегодня документами должны сопровождаться живые животные, но из закона о дорожном движении у работников патрульной полиции забрали права безосновательно останавливать транспорт. Получается парадокс: возят скот, неизвестно – с документами или нет, есть риск перевозки зараженного скота. Это не наши полномочия, но отсутствие возможности контроля влияет на эффективность нашей работы.

Наши специалисты ездили в Великобританию. Там на продукции содержится штрих-код поставщика сырья и штрих-код точки продажи. По маркировке можно четко отследить шаг назад/шаг вперед. Сейчас мы предложили изменения, которые предусматривают введение такой же системы слежения в Украине.

С другой стороны, тот же закон о государственном контроле, наоборот, дает дополнительные возможности для контроля пищевых продуктов. Это и возможность проведения проверок без предупреждения, и приостановление работы предприятия до 10 дней без решения суда.

Вы говорили о коррупции. Есть ли наказанные лица? Потому что на словах не до всех доходит, а когда на носу суд, то это совсем другое...

Обычно это наказания на уровне городских и районных управлений и несколько случаев областного уровня. Есть еще дела, которые тянутся с предыдущих времен, и не доведены до логического конца из-за того, что лишились фактов. Чрезвычайно громких дел пока нет. Я сознательно говорю «пока», ведь это человеческая непредсказуемая природа. И сегодня в стране такое количество антикоррупционных органов, что, по моему мнению, те, кто не понимает, как нужно правильно работать, рано или поздно пожалеют.

В целом наша задача – предотвращать коррупцию. Теперь относительно вопроса безопасности пищевой продукции является условный «чек-лист». Это форма акта, где есть исключительный перечень вопросов, которые можно ставить. И можно выбрать только плюс или минус. В дополнение мы ввели видеофиксацию проверок (пока пилотный проект действует в Киевской области, до конца года – во всех областях). Наличие видео и документа на 100% не преодолеет коррупцию, но значительно минимизирует риск. Сегодня есть видение, как налаживать работу службы.

Когда эти видения и предложения будут представлены на рассмотрение правительства?

С законодательными предложениями у нас не все просто. Один из «критических» законопроектов «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно повышения мер по биологической безопасности и сохранению животноводства в Украине», который как раз регулирует большинство вопросов, уже согласован с большинством органов. На текущей неделе получено согласование от Государственной регуляторной службы. Сейчас мы готовим этот законопроект на рассмотрение Кабинета Министров.

Если законопроект поддержат, то, сколько времени уйдет на формирование базы безопасности?

Поскольку сейчас продолжается процесс евроинтеграции, то мы движемся в этом направлении. Уже принят закон о безопасности и отдельных показателей качества пищевых продуктов, которые требует внедрение НАССР. В этом году принят закон №2042 «О государственном контроле, который осуществляется с целью проверки соответствия законодательству о безопасности и качестве пищевых продуктов и кормов, здоровья и благополучия животных», большинство норм которого будут действовать с апреля 2018 года. До этого момента, вместе с Минагрополитики, нужно разработать еще около 40 подзаконных актов.

Далее на повестке дня законопроект №2845 «О безопасности и гигиене кормов». В ближайшее время должна быть создана рабочая группа при Аграрном комитете ВР по наработке законопроекта об информировании потребителей относительно свойств пищевых продуктов. Также прорабатываем закон о ветеринарной медицине.

Если качественно подготовить все эти документы, я получу одобрение в текущем и следующем годах. Фактически, это сформирует адаптированную к требованиям ЕС законодательную базу.

Как сегодня действует система проверок?

Потребитель жалуется на некачественную пищевую продукцию в территориальный орган Госпродпотребслужбы. Территориальный орган обращается за согласованием проведения внеплановой проверки в центральный аппарат, и мы в течение 2-х дней обрабатываем материалы. Затем обращаемся за дополнительным согласованием в орган, который формирует политику в указанной сфере: в сферу защиты потребителей – Минэкономразвития, сферу безопасности пищевых продуктов и ветеринарии – Минагрополитики, а относительно других сфер – в Государственную регуляторную службу.

В некоторых учреждениях созданы комиссии по рассмотрению жалоб, которые рассматриваются раз в неделю. Соответственно идет задержка в 7-10 дней до того, как мы получим согласование. И часто, когда мы выходим на проверки, то той продукции уже физически в природе не существует.

Сколько всего тратится времени на всю процедуру – от подачи жалобы до проверки?

На рассмотрение жалобы от потребителя требуется примерно 2 недели.

Я имел возможность ознакомиться с опытом Литвы. Был случай, когда мы ехали изучать систему безопасности и руководитель востребовал у водителя заехать в офис для подписания разрешения на проверку. Тогда я спросил, сколько у них уходит времени от жалобы до проверки. Так вот у них это день в день, а дольше всего – на следующий день.

Очень оперативно...

Потому что они понимают, когда речь идет о безопасности продуктов, это возможная угроза здоровью граждан, поэтому каждый день на счету.

Такой опыт Литвы, Великобритании и других стран не стимулирует к кардинальным действиям? Возможно, стоит стучать в двери правительства, чтобы сняли мораторий на проверки?

На прошлой неделе была дискуссия с BRDO (Офис эффективного регулирования.). Они презентовали модель рейтинга рисков хозяйствующих субъектов. Довольно неплохая модель, взвешивает риск сферы и возможные последствия для здоровья людей или окружающей среды. Я надеюсь, что эта реформа будет введена, поскольку это уже «тектонические сдвиги».

Мы также поднимаем эти вопросы. Ведь есть разные сферы государственного контроля. Если говорить о защите потребителей, то в Украине сотни тысяч производителей. И с нашим количеством персонала нельзя охватить все 100%, проверяя раз в 5 лет, как сейчас. Встает вопрос: кого включать в план проверок, а кого – нет. Именно этот вопрос порождает коррупцию. А модель рисков позволяет делать рейтинг производителей по четким критериям истории деятельности и предыдущих проверок.

Европейская модель контроля – проверка пищевой продукции раз в квартал. А у нас предприятия с высокой степенью риска проверяются раз в 2 года, о чем тут говорить. Изучать работу бизнеса следует не ради проверки. Если заметно, что НАССР работает, предприятие стабильно экспортирует, поставляет продукцию без жалоб, то у инспектора вопросы отпадают. Но сама возможность такой проверки мобилизовала бы бизнес к выполнению норм законодательства.

Проверки на соблюдение норм НАССР должны были начаться с 21 сентября. Есть ли результаты?

Сегодня система НАССР внедрена на 362 предприятиях и еще 867 объектов должны внедрить ее в 2018 году. До 20 сентября 2017 года НАССР должны были освоить только крупные производители продукции животного происхождения. В следующем году это будет касаться и остальных больших, а еще через год – всех операторов пищевого рынка.

Не могу сказать, сколько проверок осуществили по НАССР, но не так уж и много, ибо все они – плановые. И в следующем году этот вопрос будет анализироваться более масштабно. Да и самим производителям выгоднее ее внедрять, поскольку штраф составляет для юридических лиц от 30 до 75 минимальных заработных плат, а для физических лиц-предпринимателей – от 3 до 15 минимальных зарплат. Как наказание возможна и приостановка мощностей.

Каких проверок ждать через год, когда все крупные предприятия уже должны работать по системе НАССР?

Новый закон №2042 «О государственном контроле над соблюдением законодательства о пищевых продуктах, кормах, побочных продуктах животного происхождения, здоровья и благополучия животных», который вступает в силу с 1 апреля, предусматривает долгосрочный план государственного контроля. Должна быть проверка раз в квартал, как в ЕС. Если две-три проверки будут успешными, будем проверять с меньшей периодичностью.

Возвращаясь к вопросу о моратории на проверки. Не считаете ли Вы необходимым его отменить? 80% столичных заведений питания не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам – и это только в Киеве. Такая ситуация вызывает беспокойство.

Как такового, моратория нет. До конца текущего года действует специальный режим проведения проверок.

Возможно, его стоит изменить, чтобы добавить оперативности?

Действительно, все происходит долго. Из-за этого получаем жалобы на нас. Ведь потребитель ожидает, что проверка уже закончилась, а на самом деле мы еще и согласования не получили. Надеюсь, что с 1 января 2018 года такой специальный режим отменят, и мы сможем выходить на проверки через 2-3 дня. Для этого налаживаем электронный документооборот с нашими территориальными органами.

Как отмена государственных стандартов повлияет на безопасность продуктов?

Это достаточно сложный вопрос, ведь система была построена так, что действовали вертикальные стандарты. В ЕС жесткие стандарты действуют только для особо опасных вещей. А так есть нормы безопасности, которых производители обязаны придерживаться.

С точки зрения корректного отношения к потребителю – очень важный законопроект о его информировании. В чем проблема? Действует система стандартов, регулирования, но что происходит на практике? Производитель может производить менее качественную продукцию и сбывать по более низкой цене, или более качественную продавать дороже. Однако когда потребитель приходит в магазин и пытается прочитать состав продукта, определить его качество, это не всегда удается. У меня неплохое зрение, но и я иногда не могу разобрать. Вышеупомянутый законопроект предусматривает определенную маркировку. Поэтому для безопасности продуктов важный вопрос не формального наличия стандартов, а их соблюдение.

Есть ли опыт других стран, который стоит внедрить нам?

Нам не нужно изобретать велосипед. Есть требования к Соглашению об ассоциации с ЕС, и мы должны их выполнять. Ориентируемся на модель ЕС. Вопрос очень простой: почему европейский потребитель, покупая украинскую продукцию, должен чувствовать себя более защищенным, чем украинский? Наш потребитель тоже стоит той безопасности.

Сколько европейских норм уже внедрено?

У нас есть время до 2021 года. Сейчас выполнено около 5%, но с утверждением подзаконных актов Закона «О государственном контроле» мы серьезно продвинемся. Также у нас разработана новая редакция 71-го приказа Минагрополитики, которая регулирует вопросы импорта продукции животноводческого происхождения в Украине. Мы ее нотифицировали в ВТО, получили замечания от торговых партнеров и прорабатываем их. Сейчас целый ряд документов на финальной стадии и, думаю, за следующий год мы покажем ощутимый прогресс.

В 2015 году предварительные органы были не мотивированы, что-то делать в предвкушении реформы. В 2016-м больше усилий ушло на создание службы и ее формирование. Поэтому сегодня «догоняем поезд».

Наряду с безопасностью продуктов есть и другой болезненный вопрос – АЧС. Какова общая картина по Украине?

По состоянию на 25 октября имеем 127 случаев за 2017 год и в целом 275 – за период с 2012 года, поэтому можем говорить о замедлении тенденции, но, к сожалению, не остановки.

Какая область больше всего страдает от вируса?

На сегодня: Закарпатская, Киевская, Одесская и Херсонская.

Тут проблем несколько. По дикой фауне: ограничение охоты в природоохранных зонах, заповедниках. Один из базовых элементов обеспечения биобезопасности – мониторинг в дикой фауне по отстрелу кабанов. Сегодня активизировали работу в этом направлении. На Закарпатье в ходе такого мониторинга выявлена активная охота на зараженных животных. Сейчас налаживаем системную работу в других областях.

Возможна ли, по Вашему мнению, версия, что распространению АЧС способствует конкуренция между производителями? Кто-то может «подбросить зараженную свинью», чтобы избавиться от конкурента.

В той же Закарпатской области все началось с дикой фауны, а уже затем фиксировали случаи в хозяйствах. Последний случай – Львовская область. Вирус «поселился» на ферме в горах, где рядом, кроме леса, никого и ничего нет. Поэтому я бы не преувеличивал теорию заговора.

Какой процент от общей проблемы занимает дикая фауна? Как с этим бороться?

В большинстве случаев распространение возбудителя начинается все же с диких животных. А потом уже через корма, солому, нелегальные перевозки свиней, зараженной продукции. В 2014-м все началось с дикой фауны, а затем перешло на домашних свиней.

Сейчас утверждены лимиты на охоту. Соответственно будем осуществлять мониторинг, и удалять больных кабанов.

Кстати, подписано грантовое соглашение с ЕС на 224,5 тыс. евро. Они готовы компенсировать стоимость мониторинговых исследований в западных областях, чтобы ограничить распространение вируса в сторону ЕС. Грантовое соглашение предусматривает не только мониторинг, но и вознаграждение за сообщения об АЧС. В Европе, когда кто-то находит погибшего кабана, может уведомить ветеринарную службу и получить за это до 100 евро. К сожалению, украинское законодательство пока не предусматривает такой возможности, но мы будем работать с Минагрополитики и Минфином над возможностью таких компенсаций.

Вторая проблема: уровень биобезопасности в хозяйствах и нелегальных фермах. Уровень безопасности там печальный. Нелегальные фермы вообще шаг за шагом ликвидируем. Что же касается домохозяйств, то наиболее эффективным мероприятием является просветительская деятельность. Перед тем как зайти в хлев нужно переобуться, переодеться. Остатки со стола должны проходить термическую обработку, кипятиться. Если хозяева будут придерживаться хотя бы этих элементарных вещей, то риск уменьшится как минимум наполовину.

Товарные фермы я бы разделил на две категории. Товарные средние хозяйства имеют достаточно серьезный уровень защиты. Небольшие же (от 100 голов до 5 тыс.) используют достаточно примитивные меры. В этом году пораженные вирусом АЧС хозяйства не имели полноценной защиты. Поэтому сами предприятия должны думать о безопасности.

В вышеупомянутом законопроекте по повышению уровня биобезопасности мы предусматриваем возможность возмещения потерь, но устанавливаем размер компенсации в зависимости от уровня биобезопасности. Логика не только в компенсации, а в том, чтобы через возмещение стимулировать их вкладывать средства в повышение уровня безопасности.

Сколько средств уже компенсировано?

Возместили частному сектору 89% (16 млн. грн.), специализированным хозяйствам – 1% (1,5 млн. грн.), поэтому это еще одна проблема. Для того чтобы локализовать распространение вируса, нужно в 3-километровой карантинной зоне изымать свиней. Понятно, что когда речь идет о домохозяйствах населения, которые живут, в том числе и за счет свиноводства, то говорить о безвозмездном изъятии свиней не приходится. Нынешним порядком предусматривается компенсация за счет резервных фондов местных бюджетов. Зависимость от решения местной власти и длительный срок принятия решения приводят к тому, что люди не всегда верят этому и хотят сдавать свиней.

Премьер-министр Владимир Гройсман уже поддержал идею более оперативного возмещения за счет противоэпизоотических средств, которые должны получить в следующем году. А проект государственного бюджета-2018 предусматривает увеличение финансирования таких мероприятий более чем в пять раз. Дискуссия с Минфином непростая, но почему-то я уверен, что все удастся.

Вы подсчитывали общую сумму средств, необходимых для ликвидации АЧС?

В Украине 127 случаев, если брать Польшу, то там 100 случаев среди домашних и 500 – среди диких животных. Если сравнить объем финансирования, то у них возможностей больше. Вирус опасен в плане того, что нет вакцинации, а если есть леса, то всех кабанов не перестреляешь. Португалия, например, полностью поборола африканку, но там меньше дикой фауны. Наша задача – стабилизировать ситуацию, а затем уменьшить количество случаев. Средства направляются на это. Говорить о полной ликвидации пока невозможно. Впрочем, 2018 год может быть первым в отношении получения суммы, которая полностью удовлетворит наши потребности.

Допустим, я фермер. Что сделать, чтобы не привлечь вирус к себе на ферму, а если уже есть зараженные животные, то как получить возмещение?

Прежде всего, следует обратиться к ветеринару. Если вирус не обезвредить на начальном этапе, то «все свиньи подохнут». А если об этом не сообщить, то это уже вопрос не компенсации, а ответственности. В том числе и уголовной.

Первое – меры на упреждение. Забор для отделения от диких животных. Пропускник: душ и смена одежды перед тем, как идти работать к животным. Термическая обработка кормов, запрет перевозки соломы напрямую с поля на ферму.

К сожалению, у нас такая ментальность, что учит не информация, а опыт.

А как получить компенсацию и куда отправлять зараженных животных?

Ветеринар должен отправить образцы на исследование. Кое-где подозрение не подтверждается. Если подтверждается, то собирается государственная чрезвычайная противоэпизоотическая комиссия на местном уровне, выставляются карантинные посты, ликвидируется скот, проводится дезинфекция, местный совет возмещает средства. На нашем опыте: где один раз была зафиксирована африканка, там ситуация не повторяется, а это означает, что порядок действий правильный. Даже сами люди после одного случая становятся осторожнее. К сожалению, у нас такая ментальность, что учит не информация, а опыт.

Какие еще способы борьбы с АЧС заложены на 2018 год?

Среди прочего – увеличить штрафные санкции, ведь когда штраф за распространение вируса всего 170 гривен – фактически, это стоимость килограмма мяса, поэтому никто на наказания не реагирует. И второе: оперативное возмещение, чтобы люди верили государству, что за сданную свинью средства получат.

Что такое еврономер и как он упрощает поиск покупателей на третьих рынках?

Когда предприятие получает возможность экспорта в ЕС, то ему присваивается такой индивидуальный номер. Процедура выхода на рынок ЕС сложная: сначала проверка соответствия законодательных норм, потом 3-4 визиты европейской комиссии с проверкой системы безопасности, в том числе на примере предприятий. После этого Госпродпотребслужба получает право предлагать ЕК предприятия для утверждения экспортеров, которые соответствуют требованиям законодательства ЕС. Когда список утвержден, то присваивается еврономер.

Сколько выдано еврономеров и в каких сферах работают эти компании?

Сейчас в страны ЕС имеют право экспорта 288 украинских предприятий, в частности 108 производителей пищевых продуктов, среди них производители мяса птицы, рыбы, меда, яиц, молока и молочных продуктов. Также в Евросоюз могут экспортировать 180 предприятий-производителей непищевых продуктов животного происхождения, таких, как пухоперовое сырье, кожсырье, корма для непродуктивных животных, субпродукты непищевые, племенной материал, другие непищевые продукты животного происхождения.

И он является «зеленым билетом», скажем, на рынок Азии?

Не совсем прямым, но в большом преимуществе. Еврономер – это как визитная карточка.

Было несколько приятных случаев, когда украинские предприятия желали получить еврономер, не имея желания поставлять продукцию на рынок ЕС. Для них принципиально было доказать свое соответствие. Надеюсь, таких предприятий со временем будет больше.

А какова ситуация на рынке зерна? 28% законодательных актов этого рынка сегодня не актуальны. Когда будут изменения и «осовременивание» законодательства?

Относительно фитосанитарных норм есть ряд вопросов. Имеем около 300 нотификаций за последние годы из-за несоответствия украинской продукции, в частности зерна. Аналогично проверяем импортную продукцию, поэтому торговые партнеры получили примерно такое же количество нотификаций. Были случаи запрета импорта из-за систематического нарушения наших требований.

Регулирование рынка зерна обеспечивают около 50 законодательных актов. С субъектами зернового рынка обсуждался регламент хранения зерна и продуктов его переработки, отмена декларирования зерна субъектами его хранения. Также на повестке дня – Инструкция количественно качественного учета зерна на складах и перерабатывающих предприятиях.

Объясните, каким Вы видите мониторинг движения зерна?

Ранее существовало две системы сбора статистической информации о наличии зерна – данные Госстата и декларирования в Госсельхозинспекции. Собственно, когда велась работа над постановлением Кабинета Министров Украины от 10 сентября 2014 г. №442 «Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти» и положений центральных органов исполнительной власти, которые созданы на базе бывших служб и инспекций, этот вопрос выпал из внимания. И это произошло неслучайно, потому что нет необходимости дважды спрашивать у аграриев одну и ту же информацию различными государственными органами исполнительной власти.

Насколько мы знаем, то Госстат совершенствует свои формы отчетности, в частности, по мониторингу наличия зерна в разрезе классов, для того, чтобы иметь информацию не только о количественном, но и качественном составе зерна, что важно с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности.

Второй момент касается государственного контроля. Эту функцию оставили за нами, но реализовать ее в рамках действующего законодательства крайне проблематично. Это связано с тем, что такой контроль можно осуществлять по плановым мероприятиям – но это не чаще, чем раз в два года. Второй вариант – при обоснованной жалобе физического лица. И понятно, что на элеваторах хранители зерна, как правило, не физические, а юридические лица.

Значит, имеем такой ряд сфер, где внеплановый контроль в рамках действующего законодательства практически невозможный. Но у нас есть обращения на недобросовестные действия со стороны элеватора. И когда жалоба от юридического лица, то мы не имеем права выходить на проверку. Я думаю, что в данном случае следует вносить изменения в Закон Украины № 877-V «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности». Соответствующие предложения мы будем отрабатывать на уровне органов исполнительной власти.

Относительно принятия Инструкции количественно-качественного учета зерна на складах и перерабатывающих предприятиях. Это та же самая инструкция, на которую жалуется бизнес? Если так, то зачем ее принимать?

Инструкция, прежде всего, должна урегулировать вопрос количественно-качественного обращения на уровне зернового состава. Это также в определенной степени важно с точки зрения предоставления подразумеваемых гарантий зернохранилищам. Соответственно, речь идет о том, что эти зерновые склады будут работать в одном режиме, который удостоверяет наличие зерна, и это зерно должно количественно и качественно учитываться по одной методологии.

Речь об инструкции, которая создает платформу для взаимопонимания между зерновыми складами и лицами, предоставившими зерно на хранение. Как таковой, регуляторной или отягчающей функции для зерновых складов эта инструкция не несет – это, скорее, унификация учета и системы взаимоотношений между зерновыми складами и лицами, предоставившими зерно на хранение. Полномочий Госпродпотребслужбы инструкция будет касаться минимально, это в большей степени компетенция Минагрополитики. Как известно, в настоящее время соответствующий приказ Министерством прорабатывается.

А насчет большого количества бумаг, которые нужно заполнять? Такая себе бюрократия.

Мы отменили карантинный сертификат на зерно. Перед загрузкой на корабль дается заявка на проведение фитосанитарных процедур. Инспектор отбирает образцы, отправляет на лабораторные исследования и в течение 24 часов после отбора выдается или не выдается сертификат. Вот и все бумажки.

Почему же тогда такое количество возмущений от бизнеса?

Есть еще несколько вопросов. Недостаточно четко урегулированы арбитражные процедуры. Сегодня отрабатываем с ассоциациями трейдеров изменения в арбитражные процедуры, которые дадут возможность отбирать не один образец. Будут два, которые будут опечатаны: один – на исследование, другой остается у трейдера на случай проведения арбитража, чтобы не было подозрений относительно адекватности вывода.

Второй момент касается привлечения негосударственных лабораторий для проведения фитосанитарных процедур. Есть законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования проведения некоторых фитосанитарных процедур (регистрационный №6673), если ВР одобрит его, то инструмент контроля будет более гибким.

Что именно предусматривает этот законопроект?

Отобранные образцы могут быть направлены в частные лаборатории. Но это не только право, но и ответственность. Две (или более) нотификации по лаборатории в течение года приводят к отзыву полномочия проведения исследований. Важно также перейти к риску ориентированного контроля по ряду товаров. Если после определенного количества проверок несоответствия не выявлены – периодичность контроля должна снижаться.

Какие совместные с другими странами проекты будут внедрены в Украине в ближайшее время?

Подписано соглашение с Агентством по уменьшению угрозы Министерства обороны США по уменьшению биологических загрязнений на сумму $31,5 млн. Львиная доля финансирования пойдет на реконструкцию и переоснащение лабораторий.

В общем, провели «аудит» и определили план оптимизации лабораторной сети. Если посмотреть на их общее состояние, то оно печальное. Поэтому будем оптимизировать по одной областной лаборатории и от 2 до 7 межрайонных лабораторий в каждой области. По подсчетам на оборудование нужно около 700 млн. Частично рассчитываем на грантовую помощь, частично ведем переговоры о кредите с некоторыми финансовыми учреждениями. Надеюсь, что проект будет реализован в следующем году.

В 2019 году планируем сооружение пограничных инспекционных постов. Есть требование закона, что продукция животного происхождения должна проходить через такие посты. Для чего такие посты? Пока будут проводиться лабораторные исследования, нужно, чтобы продукция находилась в надлежащем состоянии: глубокая заморозка, охлаждение и тому подобное.

Пока нет ни одного такого пункта?

Нет. Все хранится на таможнях назначения, что неправильно. Если груз пришел на таможню назначения, и потом не отвечает нормам, то существует высокий риск того, что владелец откажется от груза, а на государство перекладывается ответственность за утилизацию товара. Поэтому во второй половине 2018 – начале 2019-го будем искать пути сооружения таких постов.

Как Госпродпотребслужба помогала в открытии новых рынков?

Яркий пример – выход украинской говядины на рынок Китая. В достаточно сжатые сроки организовали визит китайской миссии в Украину. Сейчас готовим расширенный список предприятий, имеющих право поставлять молочную продукцию.

Стоит говорить о консолидированных результатах. Я посмотрел статистику, взял основные виды мяса, меда, молочной продукции. Положительное сальдо внешней торговли по этим группам составляет около 500 млн. долл. за 9 месяцев. Я думаю, что это хороший показатель, притом, что мы потеряли российский рынок.

К тому же, мы завершили долгую историю и получили право экспорта шрота и свекольного жома в Китай, который требует большого количества кормов. В этом году я посетил конференцию в Китае и увидел, что многие страны считает за честь быть партнером такого крупного и перспективного рынка. Но в целом по разным видам продукции мы работаем над расширением рынков сбыта с более 30 странами.

Что же касается потери рынка России, то были обвинения в сторону Госпродпотребслужбы в том, что вы вовремя не подписали санитарные протоколы для выхода на новый рынок и производители проиграли. Как прокомментируете?

Видимо, мы недостаточно делимся информацией. То обвинение касалось Индии и яблок?

Так, прозвучало на выездном Комитете ВР.

Дело в том, что Индия сейчас настойчиво продвигает нормы регулирования, касающиеся необходимости фумигации сельхозпродукции бромметилом. Это вопрос не только Украины, но и всех партнеров.

Подписать протокол экспорта яблок в Индии вообще не проблема, если бы мы согласились на бромметил. Но проблема в том, что в Украине бромистый метил не зарегистрирован. Был раньше, но для древесины.

Если бы эта позиция касалась только Украины, то можно было бы винить нас, а когда это системная политика в отношении всех торговых партнеров, то, не зная ситуации, не совсем корректно делать такие обвинения. Вопрос лишь в том, что мы должны делиться информацией о таких переговорах.

Относительно яблок, то Украина останется их нетто-импортером. Мы продаем дешевле, чем покупаем. Есть ниши на внутреннем рынке, которые производители могли бы занять, умея конкурировать с более дорогим импортом.

Говоря в итоге, можно сказать, что следующий год будет решающим в становлении Госпродпотребслужбы?

Все следующие 5 лет будут решающими. Сейчас происходит три параллельных процесса. Первый – структурное становление самой службы. Второй – изменение законодательства и третий – готовность внедрять его. Поэтому работа до 2021 года – это постоянный вызов.

Спасибо за интересную беседу.

Автор: Элина Редих

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Беларусь в январе-июле 2013 г. увеличила экспорт транспортных услуг на 9,6% до 2,258 млрд. долл.
 Средний официальный курс российского рубля к евро в сентябре 2017 г. укрепился по сравнению с августом на 2,2% до 68,7917 руб. за 1 евро
 Меморандум между Украиной и МВФ: обязательства против вызовов
 Обзор игрового автомата American Roulette в онлайн казино Вулкан
 Континент без турфирм. Советы трех самостоятельных путешественников по Европе