Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Состояние денежно-кредитной сферы в Украине в январе-сентябре 2017 г.


06.11.2017 – Ситуации, складывающейся в денежно-кредитной сфере Украины в течение первого-третьего кварталов 2017 г., присуща относительная стабильность основных макроэкономических показателей. Это свидетельствует о корректном выборе инструментария поддержания макроэкономической стабильности и уравновешенности его применения.

Снизив в течение апреля-мая учетную ставку с 14% до 12,5% годовых, и проводя либерализацию регулирования на валютном рынке, Нацбанк также пытался способствовать активизации экономической деятельности и экономическому росту.

В то же время, задачи поддержания ценовой и макроэкономической стабильности выполнялись не в полной мере:

реальный показатель индекса потребительских цен составил по итогам 9 месяцев 10,2% (к декабрю предыдущего года), что уже превышает целевой ориентир по потребительской инфляции, установленный для 2017 г. на уровне 8% ±2п.п.;

курсовая динамика гривны демонстрировала значительную и нестабильную волатильность (особенно в начале года). Что в свою очередь становится самостоятельным инфляционным фактором из-за повышения инфляционных ожиданий.

Следует согласиться с выводами Совета НБУ относительно того, что ускорение потребительской инфляции обусловлено, прежде всего, влиянием факторов, находящихся вне контроля денежно-кредитной политики. Собственно, подобное можно утверждать и в отношении курсовой динамики, которая определяется в основном спросом и предложением валюты со стороны участников внешнеэкономической деятельности.

В то же время чувствительность инфляционных и курсовых показателей к структурным факторам должна вынуждать Национальный банк к расширению спектра инструментов. Они применяются для обеспечения макроэкономической стабильности в средне - и долгосрочном периоде, а также к усилению координации с действиями органов исполнительной власти (прежде всего, Министерства финансов Украины и Министерства экономического развития и торговли).

Результатом этих действий должно стать достижение макроэкономической адекватности денежно-кредитной политики, значит, оптимизации последней с точки зрения решения ключевых задач, обеспечивающих стабильное поступательное развитие национальной экономики в средне- и долгосрочной перспективе на основе преодоления структурных деформаций.

1.1. Ключевой движущей силой возобновления экономического роста в 2016 г. и драйвером экономического роста 2017 г. является валовое накопление основного капитала. Исследования демонстрируют постепенную диффузию положительного влияния активной инвестиционной динамики, что формирует мультипликатор ее влияния на экономический рост. Речь идет об активизации производства в строительной отрасли, машиностроении, производстве строительных материалов, роста спроса на металлургическую продукцию на внутреннем рынке и тому подобное.

Между тем, влияние банковского сектора на инвестиционную активность остается крайне малозначимым. Доля кредитов банков и других займов среди источников капитальных инвестиций сократилась в первом полугодии 2017 г. до 5,2% по сравнению с 8,1% в прошлом году. Объем кредитов, предоставленных негосударственным нефинансовым корпорациям (остаток средств), в августе 2017 г. был на 5,1% меньше, чем год назад.

Такая динамика кредитования вовсе не коррелирует ни со снижением Нацбанком уровня учетной ставки, ни с динамикой реальной процентной ставки с учетом инфляции (в сентябре 2016 г. ИПЦ составил в годовом измерении 7,9% при учетной ставке 15,5% , в то время как в сентябре 2017 – 16,4% при ставке 12,5%). Это свидетельствует о неэффективности инструмента процентной ставки относительно влияния на кредитную активность банков, что, в свою очередь, обусловлено преобладанием структурных факторов в определении стоимости заимствований и платежеспособности заемщиков.

Итак, в то время как одной из главных задач макроэкономической политики является поддержка и оптимизация направления инвестиционных процессов на структурную модернизацию экономики, кредитная политика в настоящее время не работает в пользу реализации этой задачи.

Целесообразным является учет упомянутых структурных факторов, препятствующих наращиванию кредитования, путем дифференциации регуляторных условий деятельности банков в зависимости от структуры их кредитного портфеля. В частности – учета специфических особенностей долгосрочного инвестиционного кредитования в условиях формирования резервов и рефинансирования. Обеспечение надлежащего контроля над целевым направлением кредитования оптимально осуществить на институциональных принципах – сконцентрировав поддержку такого кредитования в специализированных банках, или, по крайней мере, в банках, принадлежащих государству.

1.3. Активизация экспортного фактора экономического роста создала благоприятные условия для курсовой стабильности. Если по итогам 2016 г. экспорт товаров и услуг в текущих ценах еще был на 3,9% меньше, чем год назад, то за 8 месяцев 2017 г. прирост уже составил 19,1%. По данным НБУ по платежному балансу. Между тем, противоречие заключается в том, что этот прирост обеспечен вследствие благоприятной ценовой динамики на мировых рынках.

В то время как в сопоставимых ценах (данные национальных счетов) в I-II кварталах 2017 г. наблюдалось сокращение соответственно на -0,4% и -2,1%. Следовательно, рост экспорта в большинстве секторов слабо отражался на росте внутреннего производства, а следовательно его эффект был ограниченным и со средним ростом доходов экспортеров.

Политика НБУ на валютном рынке способствовала получению экспортерами соответствующего дохода. Как в результате покупки валюты для пополнения валютных резервов, что противодействовало чрезмерному повышению курса гривны (чистое сальдо валютных интервенций за 8 месяцев 2017 г. составило 1,5 млрд. долл. США), так и благодаря приоритетному доступу экспортеров к ликвидным ресурсам, которые они получали в результате продажи валюты.

По оценкам НБУ, именно валютный канал был основным в пополнении экономики ликвидностью. Учитывая следующее изъятие ликвидных ресурсов через фискальный канал и операций по регулированию ликвидности, можно констатировать, что экспортеры в условиях демонетизированной экономики оказывались в выгодном положении по сравнению с субъектами хозяйствования, которые работают на внутренний рынок.

Таким образом, действующая денежно-кредитная и валютная политика объективно способствует закреплению экспортоориентированной модели экономики, причем, из-за отсутствия налаженной системы «длинных» инвестиционных денег, с заморозкой текущей внешнеторговой специализации.

Зависимость прироста денежного предложения от состояния внешнеторгового баланса содержит риск обострения макроэкономических дисбалансов в случае ухудшения сальдо внешней торговли. Причем возможна ситуация, когда такое ухудшение возникает не вследствие сокращения экспорта, а из-за опережающего роста импорта благодаря росту внутреннего потребительского и инвестиционного спроса (такая ситуация естественна для начальных этапов экономического роста структурно деформированных экономик).

Тогда уменьшение прироста денежного предложения через валютный канал, или даже изъятия гривны через валютные интервенции с целью предотвращения чрезмерной девальвации, из-за неразвитости других каналов, будет вести к обострению проблемы ликвидности в реальном секторе экономики и, в конечном итоге, к замедлению экономического роста.

Следовательно, в условиях ожидаемого продолжения тренда роста экспорта, при восходящей динамике цен на традиционную экспортную продукцию Украины важным является конфигурация политики НБУ. Она направлена на диверсификацию каналов увеличения денежного предложения (в частности, на основе совершенствования ее трансмиссии через специализированные финансовые учреждения – см. п. 1.2), упрощение инвестиционного кредитования, либерализацию валютных поступлений средств (трансферты населению, кредиты, прямые и портфельные инвестиции, которые позволят компенсировать ухудшение баланса внешней торговли).

2. Кредитная политика

Как было показано выше, в настоящее время политика НБУ, будучи относительно эффективной в краткосрочном периоде, недейственна в системном влиянии на формирование модели и темпов экономического роста в Украине. Едва ли не в первую очередь такая бездейственность связана с кредитной политикой НБУ.

В течение 9 месяцев 2017 г. общий объем кредитования снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 2,5% (или на 25,4 млрд. грн.) до 973,3 млрд. грн. по состоянию на 01.10.2017.

Остатки по кредитам корпоративному сектору сократились на 3% (или 25,4 млрд. грн.) до 811,9 млрд. грн. (при этом, в сентябре наблюдался рост на 1,8% по сравнению с августом), а по кредитам домохозяйствам произошел рост – на 0,2% (или 0,4 млрд. грн.) до 160,3 млрд. гривен.

Уменьшение остатков по кредитам корпоративному сектору произошло в основном в иностранной валюте (на 12,3%), в то время как в национальной валюте произошел рост (на 5,8%). Аналогичная ситуация наблюдалась и в секторе домохозяйств – кредиты в национальной валюте выросли на 19,2%, а в иностранной уменьшились на 16,3%.

1. Контролируемая эмиссия. Теоретически, существуют возможности стимулировать развитие экономики путем переориентации и внедрения целевого направления эмиссионных средств. Это заключается в том, что банки получают от НБУ кредиты рефинансирования, которые направляют на кредитование субъектов хозяйствования реального сектора экономики.

Практически, такой механизм в Украине вводился дважды – в начале 2000-х гг. (кредиты предоставлялись, однако, в ограниченном количестве) и в 2009 г. – был лишь формально оформлен постановлением Правления Национального банка Украины. Советом Национального банка Украины в утвержденных Основных принципах денежно-кредитной политики на 2018 год и на среднесрочную перспективу определено, что «с целью хеджирования рисков изменены условия ликвидности в среднесрочной перспективе.

Национальный банк рассмотрит возможность проведения процентных тендеров по рефинансированию на срок до пяти лет с плавающей ставкой». Данное условие может способствовать стимулированию кредитования, в первую очередь при условии наличия в заемщиков проектов развития.

4. Внесудебное урегулирование споров. Финансовый омбудсмен. Неотъемлемой составляющей системы взаимоотношений потребителей и кредиторов выступает внесудебное урегулирование споров. На сегодня вопрос о создании финансового омбудсмена обсуждается. При этом стоит отметить, что именно эта проблема в Украине долгое время не может найти единого подхода. Однако, формирование эффективной системы защиты прав потребителей в финансовых услугах (финансовый омбудсмен – один из ее составляющих) может дать существенный толчок к привлечению долгосрочных ресурсов в банковской системе.

Справка: в мировой практике органы досудебного урегулирования споров между финансовыми учреждениями и потребителями функционируют в более чем 40 странах мира.

6. Совершенствование механизмов банкротства. Банкротство физических лиц. Институт банкротства в украинском законодательстве существует лишь для должников юридических лиц и физических лиц – предпринимателей. Правоотношения между должниками и кредиторами регулируются Законом Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом".

Отношения между кредитором и должником – физическим лицом в Украине никоим образом не регулируются, а само понятие института банкротства для частных лиц в отечественном законодательстве отсутствует. Вместе с тем, практика банкротства физического лица распространена во многих странах мира. Соответствующие законопроекты внесены на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект «О реструктуризации долгов физического лица или признании его банкротом», регистрационный № 2353а.

8. Определение стратегии развития государственных банков. Доля государственного сектора в банковской системе в конце II квартала 2017 г. составляла 54,8% (по активам). Поэтому, вопросы формирования стратегии развития государственных банков, как в целом, так и каждого отдельного, сроки ее реализации, а также их приватизация или вхождение в капитал банков иностранных инвесторов являются, с одной стороны, необходимостью, а с другой – требуют комплексного подхода, который будет учитывать:

1) текущий анализ состояния государственного банковского сектора, проблем его функционирования и причин, которые привели к возникновению этих проблем;

2) реформирование систем управления государственными банками, минимизация политического влияния на их менеджмент, обеспечение прибыльности работы государственных банков;

3) видение роли государственных банков в реализации экономической политики Правительства и развития банковской системы в целом. Требует комплексных усилий как Кабинета Министров Украины, так и Национального банка.

10. Стимулирование появления специализированных банков. В прошлые годы в Законе Украины «О банках и банковской деятельности» определялась возможность работы в Украине специализированных банков. Однако универсализация практической деятельности банков, нестабильность среды, в которой они работают, неразвитость других сегментов финансового рынка (фондовый рынок), ограничивали возможность появления специализированных банков.

Стоит рассмотреть вопрос относительно внедрения изменений в законодательство с целью стимулирования появления специализированных банков, в том числе относительно определения отдельных показателей в их деятельности.

Источник: Институт общественно-экономических исследований

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Коммерческий директор «Киевэнерго» о повышении тарифов, платежках с заоблачными цифрами и последующих договорах со столицей
 На сайте недвижимости Domovita.by можно купить квартиру в Жлобине и других городах Беларуси
 Владимир Гройсман: Я выпустил контроль за ситуацией буквально на два часа – потому что как раз находился на операционном столе – выйдя из наркоза, узнал, что ОПЗ остановился
 Ставка на технику: зачем владельцу 500 га семь тракторов и два комбайна
 Цены, зарплата и инфляция в Беларуси в январе-июле 1997 года