Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Образование для национальных меньшинств на украинском языке. Как это будет, объясняет министр Лилия Гриневич


09.11.2017 – Скандал относительно "языковой" статьи 7 закона "Об образовании" если не утихает, то, по крайней мере, поставлен на паузу. Сейчас все заинтересованные стороны как внутри Украины, так и за ее пределами ждут решения Венецианской комиссии, на экспертизу которой была отправлена статья. Заинтересованных сторон оказалось немало.

По информации Минобразования, в Украине 735 школ, в которых обучают на языках нацменьшинств. Из них в 581 школе обучение ведется на русском языке, в 75 – на румынском, 71 – на венгерском языке обучения. Также в Украине 5 школ с польским языком обучения и 3 – с молдавским языком обучения.

Кроме того, есть еще 610 школ с отдельными классами с обучением на языках нацменьшинств.

В целом языкам меньшинств обучается 400 тысяч учащихся, что составляет почти 10% всех украинских школьников.

За те два месяца, что прошли с момента принятия закона, Министерство образования и науки постоянно встречалось с представителями нацменьшинств, изучало ситуацию на местах и договаривалось с зарубежными партнерами об имплементации языковой статьи закона.

В результате, с Польшей была подписана декларация относительно логики имплементации статьи 7. Болгария решила присоединиться к работе над учебниками, программами и подготовкой учителей для школ, где изучают болгарский язык.

И даже представители Венгрии, которые настроены наиболее категорично и кричали о "ноже в спину", договорились совместно с украинскими педагогами наработать документы относительно имплементации статьи, и выразили понимание позиции Украины относительно необходимости владения государственным языком всеми гражданами. Правда, не изменяя своей политической позиции по языковому вопросу.

30-31 октября в Украине находились эксперты Венецианской комиссии, которые также встречались с представителями нацменьшинств, МИД, МОН и народными депутатами.

Основные идеи, звучавшие со стороны МОН во всех этих переговорах – в том, что изменения будут вводиться постепенно и с учетом особенностей каждого меньшинства, что не стоит пугаться текста статьи, а нужно договариваться о том, как она будет имплементироваться.

Поэтому "Украинская правда. Жизнь" попросила министра образования и науки Лилию Гриневич прояснить, как именно в министерстве видят и намерены внедрять сформулированные в законе изменения.

Читайте также: Министр Лилия Гриневич – о конкурсах в первый класс, платном питании в школах, семейном образовании и новых требованиях к учителям

КАК НАПИСАНО В СТАТЬЕ 7

В законе право нацменьшинств на обучение на родном языке записано так:

"Лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам Украины, гарантируется право на обучение в коммунальных учреждениях образования для получения дошкольного и начального образования, наряду с государственным языком, на языке соответствующего национального меньшинства".

Значит, только "наряду с государственным языком" и лишь во время дошкольного и начального образования.

Исключение сделано для коренных народов Украины (по большому счету, речь идет только о крымских татарах), которым разрешается обучение на родном языке, наряду с государственным языком, также в средней и старшей школе.

При этом и нацменьшинствам, и коренным народам гарантируется право на изучение родного языка в учреждениях среднего образования. Но изучение языка и обучение на нем – это разные вещи.

Закон предусматривает "переходный период" до 2020 года, в течение которого количество предметов в школах нацменьшинств, которые изучаются на украинском языке, должен постепенно увеличиваться:

"Лица, которые принадлежат к числу коренных народов, национальных меньшинств Украины и начали получение общего среднего образования до 1 сентября 2018 года, до 1 сентября 2020 года продолжают получать такое образование. В соответствии с правилами, которые существовали до вступления в силу этого закона, с постепенным увеличением количества учебных предметов, которые изучаются на украинском языке".

Казалось бы, с такой формулировкой все школы нацменьшинств должны за три года перейти на преподавание всех предметов, кроме языка самого меньшинства, на украинском языке уже с 5 класса.

Однако на практике это будет касаться только русскоязычных школ.

Дело в том, что статья 7 имеет еще пункт 4, который и стал тем "спасательным кругом", что дало возможность МОН немного уладить международный скандал.

Этот пункт звучит так: "В учреждениях образования по образовательной программе могут преподаваться одна или несколько дисциплин по двум или более языкам - государственным языком, английским языком, другими официальными языками Европейского Союза".

А официальные языки Евросоюза – это и венгерский, и румынский, и польский, и болгарский, и еще 20 других.

Понятие "одна или несколько дисциплин" в Минобразования трактуют достаточно широко.

 Согласно последним заявлениям министра, в последних классах таких школ с преподаванием официальными языками ЕС около 60% предметов должно преподаваться на украинском языке, а другие – на языке меньшинства.

И даже эти соотношения будут идти очень постепенно.

КАК В МОН ВИДЯТ ВОПЛОЩЕНИЕ СТАТЬИ

Лилия Гриневич объяснила "Украинской правде. Жизни", почему для русскоязычных школ и школ с изучением официальных языков ЕС применяется такой разный подход.

"Подходы к внедрению статьи 7 основываются на педагогическом, а не политическом подходе. А педагогический подход заключается в том, что представители различных меньшинств разным способом изучают украинский язык", – говорит министр.

По ее словам, в Украине будут применяться все три модели, которые работают в Европейском Союзе для школ с языками нацменьшинств.

Первая модель – когда школы или классы нацменьшинств могут все предметы изучать на своем языке.

Такое право предусмотрено для школ с обучением на языках коренных народов, например, на крымско-татарском языке.

Сейчас в Украине нет школ с крымско-татарским языком обучения. По словам Гриневич, это связано с тем, что после аннексии Крыма крымские татары, которые выехали на материковую Украину, рассеянные по ее территории. Однако для них планируют создавать классы с крымско-татарским языком обучения в пределах украинских школ.

"Почему им дано право, учиться на своем языке? Во-первых, они находятся в украинской язычной или русскоязычной среде, и им необходимо иметь достаточно времени, чтобы употреблять в школе свой родной язык.

Во-вторых, нет ни одной державы, которая могла бы развивать их язык. Украина является единственной страной, которая должна развивать терминологический аппарат данного языка. И мы это должны делать, собственно, через различные предметы и развитие различных областей знаний", – объясняет министр.

На вопрос, не возникнет ли потом у крымских татар сложностей с поступлением в вузы и поиском работы, Гриневич отвечает:

"Это возможность, которую они будут или не будут использовать. Все наше общение с крымскими татарами до этого времени свидетельствует о том, что они очень заинтересованы в изучении украинского языка и в изучении части предметов на украинском языке".

Министр добавляет, что в Украине нет проблемы интеграции в общество крымских татар и нет гомогенной территории, где разговаривают только на крымско-татарском языке.

Вторая модель, которая предлагается законом и МОН, – это внедрение части предметов на украинском языке, а части предметов на родном языке меньшинств.

Это касается языков национальных меньшинств Европейского Союза.

Причем, по словам министра, здесь тоже будет разница между языками славянской языковой группы и другими в сроках внедрения преподавания предметов на украинском языке.

Она объясняет, что, например, румынским или венгерским детям требуется больше времени на овладение украинского языка, чем польским или болгарским. Хотя и те, и другие в конце школы должны свободно владеть украинским языком.

Ведь, по данным Украинского центра оценивания качества образования, 62% выпускников школ, принадлежащих к венгерскому меньшинству, не сдали ВНО по украинскому языку и литературе. Среди представителей румынского меньшинства таких 55%.

"Польские и болгарские школы, другие школы меньшинства славянской группы уже имеют часть предметов на украинском языке. И для них не будет проблем в имплементации этой статьи. Они просто будут постепенно увеличивать количество предметов, которые изучаются на украинском языке", - отмечает Гриневич.

Но в школах с венгерским и румынским языками обучения, которые относятся к другой языковой группе, переход к изучению части предметов на украинском языке, будет постепенным.

"Если дети в венгерских школах не учили предметов на украинском языке вообще, а учили только украинский как предмет, могут ли они сейчас в 5 классе, и даже в 8 классе, вдруг начать изучать математику на украинском языке?

Это означает, что они не будут знать ни украинского языка, ни математики", – объясняет министр.

По ее словам, в этих школах нужно основной акцент сделать на изучении украинского языка.

После этого внедряется двуязычное обучение, когда предмет преподается и на языке меньшинства, и на украинском языке, что тоже практикуется в странах Евросоюза.

И постепенно начнут внедряться отдельные предметы, которые преподаются только на украинском языке.

"Тогда представители этих меньшинств увидят, что это приносит пользу их детям, а не наоборот. И тогда они не будут протестовать.

Сейчас они протестуют, потому что волнуются, что их дети от этого станут еще более неуспешными. Они не понимают постепенности введения и знают одно, что если сейчас их ребенка полностью переключить на украиноязычное обучение, он не будет успешным", – говорит Гриневич.

И третья модель, которую планируют применить в русскоязычных школах – это обучение на русском в садике и начальной школе, а затем переход на изучение предметов на украинском языке.

При этом во время обучения в начальной школе русскоязычные дети будут изучать украинский язык на том уровне, чтобы потом им преподавались другие предметы.

Однако, как и гарантируют международные обязательства Украины, представители русского меньшинства смогут и в дальнейшем изучать русский язык как отдельный предмет.

Гриневич отмечает, что эта модель также используется в странах Европейского Союза для школ с обучением на языках нацменьшинств.

По словам министра, русскоязычные дети могут достаточно легко овладеть украинским языком.

"Там мы можем постепенно, вводя по одному предмету, а также улучшая изучение украинского языка в начальной школе, вполне спокойно достичь того состояния, когда в 2020 году сможем перейти к изучению русского языка как предмета на уровне базовой и старшей школы", – говорит она.

Министр подчеркивает, что обучение в высших учебных заведениях в Украине осуществляется только на государственном языке.

"И если мы русскоязычным детям в старших классах не даем возможности учиться на украинском языке, мы создаем перед ними искусственные барьеры, потому что они не могут в них учиться. У них совсем другие особенности, чем, например, в венгерских или румынских детей.

Они достаточно легко могут овладеть языком, но для того, чтобы этот язык применять, его надо применять в разных отраслях знаний.

Это сразу увеличивает терминологический, лексический запас ребенка, и потом нет никаких проблем с употреблением этого языка или профессиональной самореализацией, при обучении в университете", – отмечает она.

Гриневич объясняет, что, например, представители польского меньшинства также могут легко овладеть украинским языком.

"Но, в отличие от русскоязычных детей, живущих в русскоязычной среде, используют этот язык не только дома, но и на улице, слышат его по телевидению, польские дети живут в украиноязычной или русскоязычной среде.

Это означает, что мы должны им дать возможность изучать часть предметов на польском языке, чтобы они могли употреблять свой родной язык. Потому что у них нет возможности его употреблять в повседневной жизни", – отмечает министр.

Она отмечает, что при имплементации закона министерство учитывает особенности проживания каждой языковой группы меньшинства.

По словам Гриневич, после выводов Венецианской комиссии МОН предложит соответствующую редакцию закона "Об общем среднем образовании", которая будет описывать все эти подходы.

КАК БУДУТ ИЗУЧАТЬ УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК В САДИКАХ И НАЧАЛЬНЫХ ШКОЛАХ МЕНЬШИНСТВ

Согласно закону, уже в садиках нацменьшинства должны обучаться на своем языке "наряду с государственным языком".

"Это означает, что мы хотим дать возможность начинать учить украинский язык как государственный уже с дошкольного возраста", – отмечает министр, объясняя, что дошкольный возраст очень подходит для того, чтобы начинать осваивать другой язык, значит, государственный.

По ее словам, министерство будет инициировать с 2019 года специальную субвенцию на места из государственного бюджета, которая поддержит изучение украинского языка в дошкольных учебных заведениях национальных меньшинств.

Постепенно украинский язык начнет применяться во время игры, чтобы дети знакомились с языком.

"И если начинать с дошкольного, то в конце начальной школы мы уже будем иметь тот уровень украинского языка, с которого можно стартовать для изучения отдельных предметов в 5 классе", - считает Гриневич.

При этом в начальных классах в школах нацменьшинств не потребуют преподавать на украинском языке никаких предметов, кроме украинского языка и чтения.

Но, по словам министра, это возможно по инициативе самих школ, поскольку, по новому закону "Об образовании", школы имеют большую автономию в формировании своих учебных планов.

УСПЕЮТ ДО 2020 ГОДА

Как известно, в законопроекте "Об образовании" ко второму чтению МОН предлагало совсем другую редакцию "языковой" статьи, где представителям нацменьшинства предоставлялось право учиться на своем языке вплоть до конца школы.

Однако в сессионном зале парламента была внесена поправка и проголосованы действующие формулировки.

На вопрос, возможно ли вообще воплотить предусмотренные законом изменения за менее чем 3 года "переходного периода", она отвечает: "Это требует очень напряженной работы, но, в принципе, возможно".

По словам министра, необходимо поднять уровень изучения украинского языка в школах нацменьшинств, особенно румынской и венгерской.

"И это большой вызов как относительно методик преподавания для школ с этими языками, так и для учителей украинского языка, которые там преподают", – отмечает она.

Второй вопрос связан с повышением квалификации учителей, которые преподают на языке национального меньшинства, а теперь должны перейти или на двуязычное обучение, или на преподавание на украинском языке.

"Нам нужно напечатать соответствующие учебники, соответствующие двуязычные словари. Все это требует инвестиций и времени", – говорит она.

По словам Гриневич, нужно будет повышать уровень владения украинским языком нескольким тысячам преподавателей.

Однако она подчеркивает, что это не должно быть препятствием к введению изменений.

"Потому что если это идея, которая должна создать дополнительное благо для детей, украинских граждан, независимо от их национальности, расширит их доступ к образованию и профессиональной самореализации, и если эта идея идет на благо нашей страны и единства страны, то ради этого стоит работать и инвестировать", – говорит министр.

По ее словам, важно, чтобы эта модель была поддержана и воспринята украинским обществом, а она такую поддержку имеет.

"Я считаю, что идея этой статьи, которая заключается в том, что все граждане Украины должны свободно владеть государственным языком, является важной идеей, которой нельзя уступить", – резюмирует Гриневич и отмечает, что готова отстаивать эту идею на всех уровнях.

КАК ВИДЯТ ИЗМЕНЕНИЯ САМИ ШКОЛЫ НАЦМЕНЬШИНСТВ

Директор Ужгородской общеобразовательной школы I-III ступеней № 10 с венгерским языком обучения им. Дойко Габора Стелла Кеслер в комментарии "Украинской правде. Жизнь" отметила, что говорить о какой-то позиции педагогического коллектива относительно нововведений сложно, поскольку никто пока не понимает, как они будут внедряться.

"Мы только знаем, что, согласно заключительным положениям, эти изменения будут действовать с 2020 года. Коллеги между собой обсудили и пришли к такому выводу, что "поживем – увидим".

Принят базовый закон, но мы еще ожидаем различные подзаконные акты. Поэтому и нет никакого конкретного отношения педагогов, потому что должно быть понимание, как это будет происходить", – говорит она.

По словам Стеллы Михайловны, родители учеников также не проявляли сильного несогласия с принятым решением.

"Родители у нас миролюбивые. Они только спрашивают: "Скажите, а как это будет?".

Мы говорили: "Успокойтесь, это ваших деток коснется только через три года, если они уже учатся", – рассказывает директор.

По ее словам, в школе все учителя владеют украинским языком на достаточном уровне для преподавания. Нет проблем с украинским языком и в учеников.

"Дети в Ужгороде владеют украинским языком. Они его изучают не только на уроках украинского языка, это язык среды, они им пользуются повседневно.

Поэтому для меня вопрос – есть ли вообще потребность преподавать некоторые предметы на украинском языке, если это делается с целью изучения языка, потому что дети язык и так знают", – считает Кеслер.

Вместе с тем, она подчеркивает, что может говорить только об Ужгороде, где языковая среда является украинской.

Директор киевской специализированной школы І-ІІІ ступеней с углубленным изучением английского языка № 85, где обучение ведется на русском языке, Татьяна Федунова также говорит о непонимании механизма внедрения языковой статьи закона "Об образовании".

"Мы еще не понимаем до конца механизм, как будет реализовываться эта статья закона "Об образовании"... Поэтому я просила родителей: "Давайте мы, сначала посмотрим те нормативные документы, а потом будем делать выводы".

В общем, по ее словам, в школе и раньше воспитывали уважение к государственному языку: "Родители знают о том, что государственный язык является одним из основных языков в школе – языком общения, языком проведения большинства мероприятий.

Для наших учеников русский не является каким-то неизвестным языком – они им пишут работы, пишут олимпиады, сдают ВНО".

Татьяна Николаевна отмечает, что в прошлом году ни один из выпускников школы не сдавал ВНО на русском языке – только на украинском языке, и ни у кого не было низкого уровня.

Поэтому она считает вполне рациональной ту редакцию "языковой" статьи, которую МОН подготовило ко второму чтению законопроекта "Об образовании" и которая позволяла обучение на языке нацменьшинств и в средней, и в старшей школе.

Однако Федунова также отмечает, что ситуация в местах компактного проживания представителей различных меньшинств может быть другой.

"Я понимаю обеспокоенность, что дети в Западном регионе не владеют в полном объеме государственным языком, не могут сдать ВНО на украинском языке", – отмечает она.

"Украинская правда. Жизнь" пыталась получить комментарии от представителей школ из глубинки, где преподавание ведется на языке меньшинств. Однако те из них, до кого удалось дозвониться, отказались комментировать нововведения.

В одной из русскоязычных школ сначала выразили недовольство "языковой" статьей закона, а потом попросили не публиковать комментарий.

Очевидно, кроме нежелания идти на конфликт с руководством, такая позиция связана также с тем, что на местах не понимают до конца ни причин появления в законе столь резких перемен буквально в день голосования, ни способов их реализации.

Следует отметить, что комментарии от директоров школ "Украинская правда. Жизнь" получила до того, как получила объяснения относительно имплементации "языковой" статьи от Министерства образования. Возможно, после этих объяснений понимания изменений с их стороны было бы больше.

Вместе с тем, не исключено, что после выводов Венецианской комиссии какие-то нюансы, касающиеся внедрения статьи 7, могут измениться.

Поэтому только после окончательного решения, после появления специальных законов, подробных инструкций и учебных планов для школ с преподаванием на языке нацменьшинств ситуация с переходом на украинский язык станет понятной и для педагогов, и для родителей, и для самих учащихся.

Автор: Екатерина Тищенко

Источник: "Украинская правда. Жизнь"

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Саенко: «Государственная служба – это как двигатель машины. Политик – водитель этой машины»
 Денежно-кредитный сектор Беларуси в 1998 году
 Когда появился первый значок? Вековая история в маленьких вещах
 Анализ эффективной внешней торговли в условиях укрепления национальной валюты, увеличения налогообложения импорта и введения валютного «коридора». Часть 1
 Торговая сеть «Фокстрот» предлагает по доступным ценам современные стиральные машины