Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Губернатор Геннадий Москаль: Замок «Паланок» – это национальное достояние, а не родовое имение клана Балог


16.11.2017 – 8 ноября 2017 года председатель Закарпатской облгосадминистрации Геннадий Москаль изъял замок «Паланок». Замок был изъят из коммунальной собственности, он находится в городе Мукачево и известен на всю страну. Руководитель области свои действия объясняет выполнением постановления Верховной Рады от 15 апреля 2009 года «О мерах по сохранению памятника культурного наследия замка «Паланок».

Параллельно Москаль письмом обратился к министру культуры Евгению Нищуку с просьбой выполнить постановление парламента восьмилетней давности и взять замок в ведение Минкульта.

Действия Геннадия Москаля возмутили городскую власть Мукачево, которая подконтрольна влиятельному закарпатскому клану Балог. Мэр города Андрей Балога (сын народного депутата, экс-министра, бывшего главы секретариата президента Виктора Балоги) назвал действия Москаля «рейдерским захватом». Балога-младший заявил, что «Мукачевский замок невозможно забрать у общины без ее решения. А такого решения мы никогда не примем». И чтобы точно понять, кто больше подходит на роль рейдера в этой истории, стоит вспомнить, с чего она началась.

7 декабря 1992 года решением представителя президента на Закарпатье, тогда существовала такая должность, в коммунальную собственность советов разного уровня на Закарпатье было передано управление несколькими сотнями объектов. Мукачеву достался лакомый кусок – исторический музей (известный под названием замок «Паланок»). Но городская власть в начале 90-х приняла у государства в собственность не только исторический музей, но и весь имущественный комплекс «Паланок». В 2008 году вокруг замка возник громкий скандал.

Мукачевский горсовет принял решение отдать его в долгосрочную аренду ООО «Высокий замок», учредителями которого были жена тогдашнего главы секретариата президента Виктора Балоги, жена его двоюродного брата Василия Петевки и жена Ильи Токаря, тогдашнего председателя Мукачевской райгосадминистрации. Арендаторы получили помещения замка общей площадью 2300 квадратных метров на период с 2010 по 2056 года, где планировали среди прочего обустроить гостинично-ресторанный комплекс.

Однако в дело вмешались журналисты, история получила широкую огласку, и парламент принял постановление от 2009 года, которое предусматривает, в частности, «создание государственного историко-архитектурного заповедника «Замок «Паланок» с отнесением его к сфере управления Министерства культуры и туризма Украины».

В интервью «Главкому» председатель Закарпатской облгосадминистрации Геннадий Москаль рассказал, почему именно сейчас он решил подбросить хвороста в костер «войны» с Балогами и дал толчок процессу возвращения замка из коммунальной в государственную собственность. Губернатор также прокомментировал конфликт вокруг нового закона «Об образовании», объяснил, почему он не сможет работать в венгроязычных селах на Закарпатье, а также рассказал, как аннексия Крыма Россией увеличила количество отдыхающих в регионе.

Свое решение об изъятии замка из коммунальной собственности Мукачево вы объясняете постановлением Верховной Рады от 15 апреля 2009 года «О мерах по сохранению памятника культурного наследия замка «Паланок». Но почему вы вспомнили об этом постановлении через восемь лет?

В постановлении шла речь о передаче исторического музея, а не целого имущественного комплекса «Паланок». В 2009-м году поднялся шум. Видимо в том году не успели потому, что в 2010-м пришла новая власть. Постановление Верховной Рады с того времени является действующим, не отменено. Поэтому оно должно выполняться. Музей – это общенациональное достояние, а не какой-то фамильный особняк клана Балог. Почему только сейчас мы выполняем решение парламента? Это спросите тех, кто работал здесь до меня. Целый ряд объектов возвращаем (в государственную собственность) через суды.

Но мы не можем судиться за все. Некоторые объекты уже утрачены, такие как санаторий «Жемчужина Карпат», который хотели по «черным схемам» продать, но не смогли. И все равно довели до такого состояния, что он разваливается. Еще можно вспомнить «Музей леса и сплава». Мы полгода сидели в судах, чтобы его обратно вернуть Министерству экологии и природных ресурсов. Таких музеев всего два в мире. Один в Канаде, второй в Межгорском районе.

У нас в облгосадминистрации один юрист. Я на большинство дел хожу потому, что не хватает людей, некому представлять интересы. Вы же знаете, что общий надзор прокуратуры сегодня снят. Сегодня эти функции выполняем мы (облгосадминистрация).

Нынешний статус исторического комплекса выглядит неопределенным. С одной стороны, из коммунальной собственности он исключен, но в государственную собственность пока не возвращен.

Они (городские власти Мукачево) остаток имущественного комплекса захватили самовольно. Когда происходила передача (передача контроля над имуществом предприятий и организаций в коммунальную собственность в соответствии с распоряжением представителя президента на Закарпатье), бывший представитель президента на Закарпатье в 1992-м году распорядился передать и исторический музей на баланс местной власти Мукачево, это так. Но музей – это только одна часть. Есть там много другого, что в этот комплекс входит. Это же большая достопримечательность истории Европы и Закарпатья.

Тогдашняя администрация передала исторический музей, а уже решениями городского совета были переданы остальные объекты. Мы заявили об этом в Генеральную прокуратуру, пусть они разбираются. Ведь на самом деле все это находилось не в коммунальной собственности, а в государственной. Для перехода государственной в коммунальную собственность должны быть какие-то постановления Кабмина, Указы президента, законы, решения Фонда государственного имущества (ФГИ). Но ведь ничего этого нет. Мы спрашиваем сейчас ФГИ, и узнаем, что у них это все числится как государственная собственность.

Тот, кто передавал объекты (представитель президента Украины в 1992 году на Закарпатье), должен был бы делать это через Фонд госимущества. Однако в решении Мукачевского горсовета фигурирует целостный имущественный комплекс, исторический музей лишь один из его составляющих. Теперь все надо привести в соответствие с законом, выяснить, почему до этого времени не было выполнено постановление Верховной Рады от 2009 года.

Получается так, что на все, что происходило до последнего времени в этом комплексе, государство смотрело сквозь пальцы, и все решения принимала городская власть Мукачево?

Государство ничего им не позволяло. Мукачевский городской совет своим решением принял весь комплекс в коммунальную собственность. Я всегда подчеркивал, что область ничего никому не должна передавать, никаким кланам в управление, никаким видным политическим деятелям. Потому что область четко подчинена по вертикали президенту и Кабинету министров.

Такого института, как представительство президента уже давно не существует. Насколько корректно ваше решение с юридической точки зрения?

На самом деле, тех объектов туда где-то 400 передавалось (в собственность советов разного уровня на Закарпатье), а может и больше. Представитель президента свое распоряжение издал в 1992 году. А Верховная Рада издала постановление в 2009-ом. Постановление ВР по сравнению с распоряжением представителя президента имеет высшую юридическую силу.

И пусть Генпрокуратура разберется, как целостный имущественный комплекс «Паланок» оказался весь в руках городской власти. Не я должен расследовать, а Генпрокуратура. Исторический музей почему-то в решении Мукачевского городского совета также оказался в целостном имущественном комплексе «Паланок».

Какой будет судьба директора исторического музея Михаила Белеканича, после всех последних событий?

Он не является руководителем музея. Да, город считает, что так есть. Но кто выше, Мукачевский городской совет, или Верховная Рада? Поэтому все нужно привести в соответствие с действующим законодательством, что мы и делаем. Назначает руководителя музея Министерство культуры, это их компетенция. Наша задача все юридически очистить, дать им возможность выполнить это постановление.

В 2009-м году президентом был Ющенко. Балога был главой секретариата президента. В 2010-м он был министром по чрезвычайным ситуациям при Януковиче. Явно там был какой-то «договорняк», который нигде не зафиксирован... Если там действительно были подковерные договоренности (относительно пользования имущественным комплексом замка «Паланок»), но мы нигде их следов не находим. Министерство культуры палец о палец не ударило, чтобы выполнить постановление. Вопрос «почему так?», ставьте министерству культуры.

Городской глава Мукачево Андрей Балога говорит, что «замок невозможно забрать у общины без ее решения». Обещает, что город никогда не согласится с вашим решением...

Как он не отдаст Министерству культуры? Значит, он не выполнит постановление Верховной Рады? Он что, гетман? Эмоции не должны брать верх над законом и здравым смыслом.

В сентябре городские власти Мукачева решила переименовать улицы Бандеры и Шухевича на улицы Гузара и Шептицкого. Вы в суде обжаловали это решение и названия вернули. Конфликт уже исчерпан?

Городской совет Мукачева подал апелляцию, рассмотрение запланировано где-то на декабрь. Знаете, люди просто не знают своей истории. Шухевич был заместителем начальника генерального штаба Прикарпатской Украины. Он с группой галичан проехал Карпатской сечью, имеет большие заслуги перед Закарпатьем. Они думали, что они разожгут здесь конфликт и сыграют на том, что у нас здесь много грекокатоликов. Взяли и переименовали на Шептицкого и Гузара. Потом грекокатолики сделали заявление, мол, не впутывайте церковь. Церковь отделена от государства, а государство от церкви.

А кому выгоден конфликт?

А кому нужно вот это раздувание с замком? Закон надо выполнять, есть же постановление Верховной Рады. Это будет государственный заповедник. Я не вижу в этом ничего плохого. Такие объекты не должны сдаваться в коммунальную собственность, потому что были попытки рейдерского захвата кланом Балог. Оттуда это все и началось.

2008 год?

Да. У нас есть стенограмма заседания Верховной Рады в 2009 году. Тогда авторы постановления Николай Томенко, Ирина Геращенко и еще много других так прямо и говорили, что если мы замок не заберем, то этот клан Балог его «проглотит». Это случилось с историческим музеем, который передал им представитель президента. А оказалось, что в собственности городского совета целый имущественный комплекс «Паланок». Вот что произошло.

Какие мероприятия Балоги организовывали на территории замка?

Он более похож на базар. Там магазин на магазине.

Не так много действующих замков, и в таком прекрасном состоянии, они остались на территории Украины. Почему в Каменце-Подольском гораздо меньший замок, но в государственной собственности, а у нас в коммунальной собственности, где власть хотела отдать в аренду на 49 лет? Мы должны как-то свои национальные богатства беречь.

«Учителя не хотят ехать учить детей в украинские венгроязычные села даже за более высокую зарплату»

Еще одна резонансная тема на Закарпатье – новый закон «Об образовании», который раскритиковали, в частности, Венгрия. По мнению посла Венгрии в Украине Эрно Кешкеня, закон может привести к ассимиляции венгерского меньшинства в Украине.

И вопрос не в этом. А в том, что Украина с начала независимости начала присоединяться к различным международно-правовым документам. Эти документы ратифицировала Верховная Рада, они имеют высшую юридическую силу, чем законы Украины. От начала независимости мы, что только не ратифицировали. У меня есть, чуть ли не два тома таких документов, которые касаются языка. И все они не в нашу пользу.

Еще вспомню закон Колесниченко-Кивалова «Об основах языковой политики». В чем там собака зарыта? С этого закона началась революция, Майдан, за него пролилась кровь и погибли люди. Мы потеряли Крым и часть Донецкой и Луганской областей. Но самое главное то, что этот закон сегодня действует! Верховная Рада его отменила, но, несмотря на это он действует. Поэтому министр Гриневич, которая считает себя истинной патриоткой, не могла на кровавый закон наложить новый закон «Об образовании».

Я уже не говорю о том, что он не соответствует Европейской хартии региональных языков, или языков меньшинств. Почему Совет Европы весь проголосовал против Украины во главе с нашим Мустафой Джемилевым (имеется в виду резолюция ПАСЕ от 12 октября 2017 года). Потому, что мы взяли на себя обязательства – дошкольное, начальное, среднее, высшее образование будет осуществляться в Украине на языке меньшинств.

Неважно, о каком языке идет речь, о венгерском или каком-то другом... Мы ратифицировали Рамочную конвенцию о защите нацменьшинств, у нас есть прямое соглашение между правительствами Украины и Венгрии о том, что мы берем на себя обязательства учить венгров на их языке.

Недопустимо, когда Кабмин готовит некачественный документ для принятия. Если есть какие-то спорные моменты, переплетение с другими законами или соглашениями, то всегда можно их вынести в заключительные положения, чтобы избежать нестыковок. Можно было «причесать» этот закон, чтобы он не вызывал возмущения прежде всего у Совета Европы. Это же внутреннее законодательство Украины.

Но закон уже принят и подписан президентом. Какое решение предлагаете?

В нашей ситуации мы должны объединять вокруг себя страны Европейского Союза. Нужно было с ними консультироваться, а не слушать безграмотных людей, которые ходят на телевидение и говорят, что пусть венгры откроют столько школ у себя, сколько школ мы открыли у себя. Но компактного проживания украинцев в Венгрии нет, однако есть компактное проживание венгров в Украине. Есть компактное проживание украинцев в Румынии и румын в Украине. Мы должны к тем, кто в меньшинстве, относиться более уважительно, а не только к тем, кого считаем титульной нацией.

Читайте также: Образование для национальных меньшинств на украинском языке. Как это будет, объясняет министр Лилия Гриневич

Но в Закарпатье есть населенные пункты, где люди не, то, что не разговаривают – не понимают украинского.

Это вина Министерства образования. Им неоднократно писала письма Закарпатская областная администрация. Здесь есть коммунальные школы, которые не подчиняются министерству, но методические рекомендации по изучению украинского языка готовит именно это министерство. Если румынские, словацкие, польские, чешские дети в школах «схватывают» украинский язык в рамках тех часов, которые отведены на его изучение, хорошо, но мы с вами никогда не изучим венгерский язык, потому что он едва ли, не самый тяжелый среди языков стран Европейского Союза. И детям-венграм очень тяжело дается украинский язык.

Мы говорили министерству – увеличьте количество часов для них. Не может количество часов для изучения языка для словацких детей равняться количеству часов для венгерских детей. Был ответ? Нет, не можем потому, что для этого нужно дополнительно нанимать учителей. А чтобы нанимать учителей, нужно дополнительно платить деньги. Но мы не имеем, откуда платить. Мол, вы там сами оптимизируйте сеть учебных заведений.

Когда и кто вам давал такие советы?

В этом году, перед принятием закона «Об образовании». Выход из ситуации заключается не в том, чтобы бросаться обвинениями.

«Большинству выпускников на Закарпатье ВНО – как зайцу стоп-сигнал»

Общались ли вы с президентом до того, как он поставил свою подпись под этим законом, доносили ли ему свои оговорки?

Нет, не общался по той причине, что, как только приняли этот закон, президент находился в США, откуда уехал в Канаду. Для того чтобы предотвратить последствия, у нас была созвана сессия облсовета, мы говорили о необходимости того, чтобы закон был направлен в Венецианскую комиссию. Облсовет направил обращение президенту: мол, не подписывайте этот закон, направьте его перед подписью в эту комиссию. Но поезд уехал, закон был подписан, конфликт, который, ни в пользу Венгрии, начал набирать обороты.

Однако все равно же этот закон направили в Венецианскую комиссию, в конце концов. Перед Советом Европы мы взяли на себя обязанности имплементировать выводы Венецианской комиссии уже в этот закон, который действует. Однако еще лучше было бы принять закон «О среднем образовании»... В 2014 году госпожа Гриневич была автором закона «О высшем образовании». И что он дал для высшего образования? Сегодня никто не хочет учиться в наших вузах, все едут заграницу.

Единицы выходят со знанием английского языка у нас, когда заграницей из университетов выходят со знанием пяти языков. На Закарпатье, например, не могут найти инженеров, предлагают им большую зарплату, но вчерашние студенты не владеют английским. Что этот закон дал, скажите мне? Вы слышали отзывы, что после принятия закона («О высшем образовании») КПИ или Львовская Политехника сравнялись с Оксфордом или Кембриджем?

Съездите в Кошице. Сами увидьте в центре после обеда, или вечером на улице украинскую молодежь. Однажды мы были в этом городе. Подошли к молодым людям, видим, что не с закарпатским диалектом они отвечают. Рассказали: кто из Сум, кто из Черкасс, кто из Киевской области. Они там учатся. Почему? Да потому, что в Словакии бесплатно обучают и своих, и украинцев. Есть возможности поступить «на бюджет». Это не США, или Канада, где за семестр надо платить большие деньги.

Знаете, я вижу одну тенденцию. Родители привозят детей, чтобы они учились там, в Румынии, записывают детей в румынские школы. Кто хочет в Венгрии учиться, записываются в венгерские школы. Кто хочет учиться в Словакии – записываются в словацкие школы. Родители хотят, чтобы их дети владели языками, ну и прежде всего языком страны, в которую собираются ехать дальше учиться. Еще один плюс – от них не требуют при поступлении никаких ВНО.

Это у нас в стране поют: «Закарпатье занимает последнее место по ВНО». Но извините, если люди не желают идти в наши высшие учебные заведения, или большинство из выпускников уже едет на заработки, им, то ВНО – как зайцу стоп-сигнал. ВНО – это не показатель. Показатель для молодого человека то, что он или она после обучения в вузе будет востребованным, будет иметь профессию, хорошую зарплату.

Какая выгода для вузов соседних стран бесплатно учить украинцев?

У них не хватает рабочих рук, рабочей силы. Если у нас безработица, то там любого квалифицированного врача, медсестру, инженера берут на работу, но человеку надо иметь соответствующее образование. В Словакии уже и дипломы наши признают, чтобы ты мог работать. Большинство заводов там работает, где язык общения в коллективах – английский. Готовые ли у нас к такому? Не готовы. Потому, что выходят у нас выпускники технических вузов и могут только сказать на английском sorry.

Не дал эффекта закон о высшем образовании госпожи Гриневич и не даст эффекта этот закон об образовании. Может, в Киеве, в Киевской области его можно реализовать, но в Закарпатье невозможно.

Но он предполагает также финансовые стимулы для учителей, которые захотят учить детей в глубинке. Почему это не сработает на Закарпатье?

Поговорите с учителями, которые все предметы (алгебру, химию, физику...) преподавали детям на венгерском, румынском, других языках национальных меньшинств. Теперь они должны преподавать на украинском языке, хотя там и будет переходный период, но за этот период невозможно изучить. Ладно, ну, найдут учительницу, которая будет преподавать химию на украинском языке. Но как она будет жить, если в селе проживает 100% венгров, которые не владеют украинским языком?

Они очень культурные и абсолютно никакой агрессии от них нет, они очень позитивные, доброжелательные люди. Но как она с ними будет общаться, не зная венгерского языка? Мы опять же наступаем на те, же грабли, которые бьют нас снова по голове. Это же надо было предусмотреть!

Мне говорят: «Мы направим из Черкасской или Винницкой области учителей, сколько пожелаете». Нет вопросов. И что они будут делать? Они уже через месяц соберут пожитки и уедут обратно. Они не смогут прижиться, потому что дай им хоть втрое большую зарплату, но там им, ни с кем не заговорить, не пойти в магазин... Да, есть у нас села, где компактно проживают половина украинцев, половина венгров. Там все украинцы говорят по-венгерски, а венгры нормально говорят по-украински. Школы так и называются Украинско-венгерская средняя школа. Но так не везде. В законе нельзя прописать все нюансы, потому что тогда этот закон будет с девятиэтажный дом в высоту.

Меня, как руководителя многонациональной, мультикультурной области, очень беспокоит то, что мы начинаем со всеми соседями какие-то ссоры. Они не ко времени.

Вы говорите о том, что, например, для венгров следует увеличить преподавание украинского языка. Но как это сделать без того, чтобы урезать венгероязычное преподавание, и не увеличить время обучения, в общем, до недопустимого?

Даже в законе о государственной службе, который действует с 1-го апреля, говорится о том, что тот, кто будет претендовать на должность, должен принести сертификат из университета о том, что он свободно владеет украинским языком, пишет, читает. А также иметь сертификат о том, что он пишет, читает, словом, свободно владеет одним из языков государств Европейского Союза.

«Количество отдыхающих на Закарпатье после аннексии Крыма выросло на 50%»

Геннадий, как прошел туристический сезон на Закарпатье?

В этом году наблюдается рост более чем 50% от предыдущих периодов. В прошлом году мы имели 38% роста. В этом году просто бум. Люди наплевали на закон Гриневич и на все. Береговский район, который является центром термальных вод, забит был до ячеек. Все ели, пили и общались между собой.

С падением курса гривны сюда очень выгодно ехать отдыхать. Нас посетила целая куча венгров, поляков, словаков, румын. Для них 100 евро – ничто. А здесь за 3000-3200 гривен можно вместе с хозяином целую неделю пить и есть. В обед еще выпивать вина, а вечером хорошей домашней «паленки». Поездов не хватало, билетов не хватало – вот в чем проблема. Курортов мало. Хотим что-то строить.

Даже весь этот негатив, телепередачи не повлияли на людей. Сейчас межсезонье, но скоро начнутся зимние праздники. У нас есть масса подъемников, но еще больше надо строить.

Автор: Михаил Глуховский

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Доля России в объеме внешней торговли товарами Беларуси в первом полугодии 2017 г. возросла до 51,6%
 Владимир Гройсман: «Уровень доверия ко всей власти очень низкий»
 Украинская йога. Вячеслав Смирнов
 Врач скорой Ярослав Вус: «Диспетчер имеет право отказать в вызове»
 Средняя цена на вторичном рынке жилья Минска во втором квартале 2016 г. уменьшилась по сравнению со вторым кварталом 2015 г. на 27,7% до 1062 долл. за 1 кв. м.