Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Олег Устенко: Приватизация – это не наполнение бюджета, а способ снизить коррупцию


25.11.2017 – Очередная попытка запустить приватизацию в Украине состоялась 9 ноября. В этот день в парламенте был проголосован в первом чтении законопроект «О приватизации государственного имущества».

Приватизация – это один из шагов на пути преодоления коррупции. Большое количество государственных предприятий, сосредоточенных в руках причастных к власти лиц, создает массу соблазнов для махинаций. Политические игроки и чиновники получают выгоду, держа государственные объекты под своим контролем. Такая модель работы является главным объяснением того, почему процесс разгосударствления годами блокируется.

Преимущества, которые дает очередной приватизационный законопроект 7066, – это прозрачные аукционы и разрешения споров через английское право. Экономист Олег Устенко отмечает, что это может стать изюминкой, которая привлечет внимание инвесторов к Украине.

Читайте также: Что мешает иностранным инвесторам в Украине?

Дискуссия: При каких условиях Украина получит новый транш МВФ?

Старший экономист ЦЭС Дмитрий Яблоновский: «Министерства саботируют приватизацию»

Однако очередное пускание пыли в глаза и невыполнение обещаний по запуску приватизации может привести к значительному ухудшению отношений с МВФ. Ведь принятие упомянутого закона остается одним из условий для сотрудничества с этим учреждением.

9 ноября законопроект о приватизации проголосован в первом чтении. Сдвинется ли процесс с места на этот раз?

Украина – исключительная страна мира, которая продолжает держать большой государственный сектор экономики на фоне высокой коррумпированной экономической модели. Можно сколько угодно смотреть на страны, в которых также сосредоточены значительные государственные секторы экономики. Однако если вы посмотрите на их уровень коррупции, то увидите колоссальную разницу с нами. Тот же Китай имеет большой государственный сектор, однако находится на 70-й позиции по уровню коррупции. В отличие от Украины, которая занимает 131-й позицию из 176 стран.

И приватизация, которая была проведена в Украине – это широкомасштабное вымывание государственной собственности в руки отдельных хозяев. Это не была и классическая приватизация. Концентрация значительного количества государственной собственности в отдельных руках украинского олигархата действительно больше похоже на прихватизацию.

Единственный хороший опыт приватизации, который существовал в Украине – это «Криворожсталь» (реприватизация, устроенная первым правительством Тимошенко в 2005 году). Ведь был открытый аукцион в прямом эфире, присутствовали премьер и президент. Поскольку это - единственный успешный случай приватизации, то Украина продолжает жить определенными мифами.

Что это за мифы?

Первый. «Нет смысла проводить приватизацию, ведь все равно все будет разграблено олигархами». Второй. «Не будет никакого эффекта для государственных финансов и украинского населения». На фоне этих мифов, наша модель (коррупционного управления госпредприятиями) существовала в течение 20 лет.

Система государственных предприятий была обязана привести к ситуации, в которой мы сейчас находимся. Украина, которая всегда использовала старую экспортную ориентированную модель, так и не смогла прийти к инвестиционному росту. До него можно дойти только, допустив инвестиции в экономику.

Инвестиции можно допустить при условии благоприятного бизнес-климата, которого нет. Если посмотреть на наши оценки Standard & poor's или Moody's, то Украина – это страна с большим уровнем риска, не слишком стимулирует приход инвесторов. Даже если бы инвесторов заинтересовала экономика Украины, то им все равно не было бы куда входить. Что предлагается иностранному или отечественному инвестору? Ему предлагается или земля, или энергетика. Но, ни там, ни там не создаются условия для входа. При этом создается миф, что нельзя продавать украинскую землю, ведь иностранец все заберет. Таких утверждений придерживаются и в отношении продажи энергетики.

Тем не менее, были ожидания, что за 2014-2017 годы бизнес-климат резко улучшится, начнут приходить инвесторы. Но незначительные сдвиги не привели к появлению крупных инвесторов. Конечно, можно сетовать на войну на востоке. Но сейчас у нас объемы инвестиций в четыре раза меньше, чем в хорошие времена. И это при условии, что в мире возрос спрос на рискованные инвестиции. А Украина принадлежит к рискованным инвестиционным странам, и могла бы попытаться привлечь к себе внимание, однако этого не произошло. Это также результат отсутствия приватизации.

Приватизация блокировалась в 2014-2017 годы большой группой игроков, которые пришли к власти после Майдана?

Именно так. Первая группа – это политические партии. Если посмотреть на распределение должностей и портфелей в правительствах (сначала Яценюка, потом Гройсмана) то можно увидеть, что политические силы, которые получают портфели, дополнительно получают контроль над крупными госпредприятиями. Это очень важно, когда ты постоянно готовишься к выборам, постоянно нужно искать деньги.

Официальными путями это сделать почти невозможно, поэтому стараются изыскивать средства, которые можно было бы получить через различные каналы, в том числе через схемы вывода из государственных предприятий. Так было и до 2014 года. Поэтому политические игроки пытались блокировать приватизацию и после Евромайдана.

Вторая группа - это государственные чиновники, которые получают прибыль с государственных предприятий. Если предположить, что в Украине через коррупционные каналы ежегодно проходит от $5 до 10 млрд., то понятно, что блокирование приватизации бюрократами будет очень большим.

Третья - это бессознательное блокирование со стороны разочарованных граждан, которые считают, что приватизация ни к чему хорошему не приведет. Ведь люди помнят массовую приватизацию 90-х, когда большие капиталы сосредоточились в одних руках.

Украина – одна из немногих стран, которая продолжает удерживать большое количество предприятий. До сих пор есть около 3,5 тысяч государственных объектов. Для сравнения, в Канаде их практически не существует. А в скандинавской модели хотя и есть большое количество госпредприятий, однако уровень коррупции там значительно ниже.

Наличие государственных предприятий в Украине – это подкормка коррупции. Ведь при недоразвитых общественных институтах нет возможности поднимать эффективность такого бизнеса. При существующей модели ни один руководитель не будет заинтересован в поднятии эффективности этого предприятия.

Также необходимо помнить, что приватизацию следует рассматривать в контексте необходимости финансирования нашего государства. Государственный бюджет находится в дефицитной зоне уже длительное время. В этом году прогнозируемый дефицит 3% ВВП. В следующем году плановый дефицит 2,5% ВВП. Наличие дефицита означает, что его нужно как-то компенсировать.

Украина срывает программы проведения приватизации, начиная с 2014 года. Те 17 млрд. гривен, которые были заложены в государственном бюджете, сорваны. Для справки, в прошлом году программа приватизации была выполнена меньше, чем на 1%. В этом году с 17 млрд. грн. Украина сможет получить 5 млрд. Значит, сможет выполнить программу приватизации меньше, чем на треть.

Однако приватизация не является доходной частью государственного бюджета. Это лишь источник, который покрывает дефицит бюджета. Тогда возникает вопрос, где взять деньги для перекрытия дефицита государственного бюджета? Никто ничего лучшего не придумал, как дополнительное одалживание средств. Как следствие увеличивается размер государственного долга, который уже и так находится на критическом уровне. Уровень государственного долга в Украине превышает отметку в 80% ВВП. Самое страшное то, сколько Украина тратит на обслуживание этого долга - от 5-6% нашего ВВП.

Чем грозит невыполнение приватизации?

Невыполнение приватизации будет означать, что наш долг будет увеличиваться, макроэкономические параметры будут ухудшаться. Стоимость активов будет уменьшаться. Если не продавать сейчас, нужно быть готовыми, что стоимость этих объектов стремительно упадет.

Что касается программы приватизации, которая обсуждается сейчас. На мой взгляд, там есть определенный прогресс. На сколько, я понимаю, проголосован в первом чтении закон дает возможность проводить приватизацию открыто и с высоким уровнем конкуренции, что является залогом получения максимальной цены. Приватизацию думают проводить через открытые аукционы. Также можно считать преимуществом изменение числа групп, на которые поделят имущество на продажу. Ранее насчитывалось семь групп. Они были не четкие и запутанные. Сейчас все будет сведено к двум группам: малая и большая.

Для того чтобы приватизация реально сдвинулась с мертвой точки необходима какая-то success story. Вопрос, что ей может быть. Я был бы только за, если бы удалось разбомбить монополию «Нафтогаз Украина». Есть много вопросов к этой организации. Очевидно, что исповедуя либеральный подход, нужно сопротивляться любым проявлениям монополии и государственной формы собственности.

Что еще может быть этим success story? Очевидно, что Одесский припортовый завод не подходит, «Нафтогаз Украина» также вряд ли выставят на продажу. Например, не плохим вариантом была бы «УЖД». Отдельные ее части было бы целесообразно выставить на продажу. На success story может претендовать «Центрэнерго». Если большое предприятие приватизировано, следовательно, страна активно движется по пути реформ.

Если бы Украина получила $10 млрд. прямых иностранных инвестиций, то можно было бы ожидать, что дополнительным импульсом развития были бы еще дополнительные 5% в нашем экономическом росте к прогнозируемым 3%, которые прогнозируют на следующий год. Поэтому приватизация необходима.

Стоит отметить, что этот закон очень важен для продолжения сотрудничества с МВФ. Однако есть множество сигналов, которые говорят о прекращении сотрудничества до конца этого года. Значит, не будем получать транши. Это может демотивировать власть, и снизить политическую волю на имплементацию закона о приватизации.

Для инвестора важно так же, как будут решаться споры, в случае их возникновения. А это вопрос качества нашей судебной системы.

Мне понравилось в законе то, что в случае возникновения хозяйственных споров новые приватизированные предприятия смогут решать споры не через украинскую судебную систему, а по английскому праву. Это может стать изюминкой, которая привлечет инвесторов.

Каково ваше мнение в отношении оценки объектов?

Когда ты выставляешь что-то на продажу, то все равно, сколько ты потратил средств на изготовление этой продукции. Себестоимость - это важный критерий. Но если рынок согласен дать за него сумму даже меньшую чем себестоимость, то есть только два варианта: не продавать или продавать с убытком. К большому сожалению, учитывая некачественный бизнес-климат в Украине, рассчитывать на то, что выставленные на приватизацию объекты будут продаваться по их балансовой стоимости – это лишь предположение.

Я предполагаю, что стоимость должна быть ниже балансовой. Если ты заинтересован в продаже, то пойдешь даже на маленькую цену. С другой стороны, это – открытый аукцион.

Однако если нет прироста, то государство будет вынуждено продавать по балансовой цене или ниже. И аукцион будет идти в другую сторону – на понижение стоимости.

Приватизация сейчас должна решить не только  вопрос наполнения бюджета, а должна  решить и другие проблемы. Во-первых, снизить уровень коррупции. Во-вторых, сбросить предприятия с плеч украинских налогоплательщиков и пытаться сохранить их деньги в будущем. Ведь сейчас значительное количество этих предприятий неэффективное.

Часто звучит фраза: «Во времена войны продаем Украину за копейки».

Можно ничего не продавать и оставить все себе. Но тогда нужно смириться с существующей коррумпированной системой, с тем, что политические партии финансируют себя за счет отдельных секторов экономики и предприятий. Также не надо задавать никаких вопросов о том, как на госпредприятии может быть конкурс из 100 человек на должность руководителя при заработной плате $200 в месяц. Также не стоит поднимать вопрос о коррупции. В таком случае можно закрыть глаза и соглашаться с 131 местом в рейтинге уровня коррупции. Но стоит помнить, что не существует состоятельных наций с высоким уровнем коррупции. Если мы не хотим этого понимать, то можем считать, что приватизация – зло.

Нужно ли россиян допускать к приватизации?

Я не считаю, что иностранцы проявляют большое желание покупать украинские активы. Это миф. Для этого согласно проголосованному в первом чтении законопроекту и будут вводить приватизационных агентов, которые будут готовить предприятие к продаже. Ведь не так легко продать объект, который не вызывает никакого интереса ни в самой стране, ни за ее пределами.

Относительно ограничения для россиян. Я вижу большой риск не в том, что русские сюда придут. Все равно есть тайные ходы через офшорные юрисдикции. Однако рассматривается решение, чтобы усложнить возможность вкладываться через офшорные юрисдикции. Есть требования FATF - международной группы по противодействию отмыванию грязных денег. Но я думаю, что есть масса обходных путей. Достаточно вспомнить банки: историю, когда совсем недавно одно финансовое учреждение российского владельца переходило к «латвийскому». Эти кейсы в нашей новой экономической истории.

Стоит ли запрещать российскому капиталу приходить в Украину?

Если это стратегические секторы экономики, которые власть считает закрытыми для приватизации, то можно поставить ограничения на эти предприятия, и они не будут выставляться на продажу.

Полученные деньги от приватизации сразу пойдут на «проедание»?

Бесспорно. Приватизация, которая стоит в плане бюджета на следующий год, – это немножко больше чем 20 млрд. гривен. Речь идет об 1% ВВП. Однако даже если предположить, что мы полностью проведем запланированную приватизацию в следующем году, то нам все равно понадобится около $2-2,5 млрд., которые Украина будет вынуждена занимать, чтобы перекрыть дефицит в бюджете в следующем году. Здесь или проводить приватизацию и «проедать» ее, или не проводить и идти на внешние и внутренние рынки и увеличивать долговую нагрузку.

Есть еще третий вариант, который, по моему мнению, является правильным: стараться жить на средства, которые у нас есть. Тогда деньги, которые мы получим по приватизации, можно будет использовать на развитие страны или погашение долгов.

Но политики рассматривают лишь две альтернативы.

Реально ли выполнить план приватизации?

20 млрд. грн. в следующем году – это вполне реальная цифра. Но нужно учитывать, что 20 млрд. по курсу следующего года – это около $700 млн. Значит, 0,7% ВВП Украины. Это незначительная величина.

Авторы: Наталья Малиновская, Анна Скалий

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Фотовыставка «Палитры осенних Карпат» откроется 9 января в Минске
 Инфекционист Сергей Крамаров: Корь расползется по всей стране. Совет один – прививки
 Microgaming запускает новый игровой автомат Jurassic World для игрового клуба Online777Slots
 Игровые автоматы в казино Вулкан: как они работают и как в них выигрывать деньги. Часть 1
 В России уставный капитал действующих кредитных организаций в январе-октябре 2017 г. возрос на 3,4% до 2,464 трлн. руб. на 1 ноября