Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Джованни Кесслер: Если НАБУ прекратит свою деятельность, это станет провалом для Украины


10.12.2017 – Джованни Кесслер – известный итальянский юрист, который специализируется по борьбе с финансовыми преступлениями, организованной преступностью и коррупцией. Работал прокурором в уголовных судах Трен-то и Больцано, а также в Управлении по борьбе с мафией в Сицилии.

Обвинял в коррупции бизнесменов и высокопоставленных чиновников разных стран, включая бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Был государственным обвинителем Верховного суда Испании.

В 2014-2015 годах – член Конкурсной комиссии по избранию директора Национального антикоррупционного бюро Украины.

С 2011-го занимает должность генерального директора Европейского управления по борьбе с мошенничеством. В интервью "Украинской правде" он рассказывает о том, с какими проблемами сталкивался во время проведения расследований, и дает советы украинским антикоррупционным органам.

Читайте также: Глава ГБР Роман Труба: Я являюсь независимым от политических сил

Для эффективного расследования коррупции нужно быть независимым

– Вы работали прокурором в Италии, расследовали дела, которые касались коррупции на самом высоком уровне. Расскажите, пожалуйста, про ваш опыт.

– Прокуроры или следователи, которые имеют дело с топовыми делами – делами, в которых могут быть замешаны влиятельные люди, в силу специфики своей работы часто подвергаются давлению, сталкиваются с угрозами или даже опасностью быть убитыми.

К сожалению, в Италии мы имеем случаи, когда наших коллег – следователей и прокуроров убивали именно из-за их работы.

– Кто оказывал на вас давление, и в каком деле?

– В моем родном городе Трен-то я расследовал дело подозреваемых в коррупции губернаторов. Именно тогда получил сообщение, в котором говорилось о том, что, если продолжу это расследование, то общественность узнает о каких-то неприятных вещах в отношении моего отца.

Мой отец был политиком. На то время он уже умер. Мой ответ этим лицам была такой: "Я буду продолжать это расследование, а вы делайте, как знаете".

После нескольких месяцев после моего отказа вести переговоры с шантажистами, в прессе появились какие-то интервью с какими-то политиками, которые говорили, что я не могу проводить расследований, потому что мой отец – коррупционер. Однако эти интервью не имели никакого влияния на проведение этого расследования.

Но это только один эпизод. В общем, такие ситуации случаются часто, и их следует учитывать в своей работе.

– Как вы проводите антикоррупционные расследования?

– Для эффективного расследования коррупции нужно быть независимым.

Нужно находиться вне команды или группы для того, чтобы команда или группа чиновников не влияли на вас. Иначе вы просто будете или проводить частичные антикоррупционные расследования, или же будете делать вид, что боретесь с коррупцией.

В Украине вам нужны независимые следователи, прокуроры и судьи, которые бы выполняли свою работу. Это – предпосылка для успешной борьбы с коррупцией. Без нее вы не получите никаких результатов.

Я уверен, что среди 40 миллионов украинцев вы найдете достаточное количество честных судей

– Как вы думаете, если в Украине не будет создан антикоррупционный суд, сможет ли в таком случае НАБУ бороться с коррупцией?

– У вас есть Национальное антикоррупционное бюро, созданное в соответствии с новым законом, что гарантирует его независимость. И это – ключ к эффективности.

Однако, конечно, эффективная борьба с коррупцией требует расследования, процессуальных действий и судебной системы. Если хотя бы один из этих трех компонентов не работает, как надо, тогда все остальное также портится этим фактом.

Сейчас в Украине вы имеете половину из трех элементов эффективной борьбы с коррупцией.

Прокуратура в определенной степени не является независимой, поскольку генеральный прокурор является частью команды. Он – политическая фигура, политический назначенец и по определению не является независимым. Это все представляет угрозу эффективности возможных процессуальных действий.

И еще у вас есть судьи, которые, в большинстве, даже не имеют представления о независимости – потому что их обучают и выбирают в старой системе. Именно поэтому вам нужен новый антикоррупционный суд, который бы гарантировал, что его судьи не принадлежат к политическому аппарату.

– В Украине немного честных судей, и президент не демонстрирует желание создать антикоррупционный суд в ближайшем будущем. Что в таком случае нам делать?

– Помню, когда я был в Конкурсной комиссии по избранию директора Национального антикоррупционного бюро Украины, сначала много людей, и даже члены комиссии, говорили, что мы не найдем независимого честного человека на эту должность, потому что такого человека нет.

Но мы нашли такого человека. Он (Артем Сытник, глава НАБУ) – независимый, ни одна политическая сила на него не влияет. В Украине проживает 40 миллионов человек, и я на 100% уверен, что вы найдете достаточное количество независимых и честных судей.

Но это – приоритет для страны, поэтому это нужно сделать как можно быстрее.

Конечно, решающее значение имеет, как выбирается и из каких людей состоит конкурсная комиссия. Именно здесь начинается независимость от любого политического воздействия.

Читайте также: Дмитрий Луспеник: Не может так быть, что суд – модифицированный, а прокуратура, адвокатура такие, какими были раньше

– Сталкивались ли вы когда-нибудь с проблемой конфликта интересов? Случалось так, что вас обвиняли в этом, когда вы начинали расследования в отношении высокопоставленных чиновников из-за коррупции?

– Может случиться так, что во время своего расследования вы столкнетесь с конфликтом интересов.

Меня обвиняли в конфликте интересов, когда я проводил расследование в отношении коллег моего отца. Однако на самом деле никакого конфликта интересов не было, потому что я не проводил расследование в отношении членов своей семьи или кого-то, с кем я имел какие-то денежные дела.

Если вы проводите расследование влиятельных людей, они проверяют все, что только могут: ваши налоговые декларации, банковские счета, членов вашей семьи, частную жизнь – чтобы найти то, что они могли бы использовать для того, чтобы вас дискредитировать.

В Украине – незавершенная система борьбы с коррупцией

– По вашему мнению, ведется ли сейчас в Украине война между различными антикоррупционными правоохранительными органами?

– Во-первых, я не думаю, что в Украине ведется война между антикоррупционными органами и правоохранительными органами. У вас в Украине – незавершенная система борьбы с коррупцией.

Вы имеете одно независимое звено этой системы – НАБУ.

Прокуратура не является полностью независимой.

И есть судейская звено, которое не гарантировано независимым положением.

Вы можете случайно найти честных или независимых судей, однако независимой судейской системы в Украине не существует.

И именно этот факт может объяснить расхождение мнений и конфликт между различными антикоррупционными органами. Нужно, чтобы все эти три компонента были одинаково независимыми. Тогда между следователями, прокурорами и судьями будут возникать лишь расхождения во взглядах, – а не конфликты.

– Значит, причина конфликтов между различными антикоррупционными органами в том, что не все из них являются независимыми?

– Это обстоятельство, конечно, может влиять на отношения между различными антикоррупционными органами.

Если на некоторые антикоррупционные органы потенциально можно оказывать политическое давление, а на некоторые нет, – то, несомненно, что рано или поздно они займут разные позиции по определенным вопросам. Потому что разные антикоррупционные органы могут служить разным интересам.

– Приходилось ли вам сталкиваться с заказными материалами против себя в прессе?

– Да. Когда я работал Генеральным директором Европейского бюро по борьбе с мошенничеством, мы провели расследование относительно причастности к коррупционной схеме и международному финансовому мошенничеству одного мальтийского комиссара. С тех пор я постоянно наталкиваюсь на заказные материалы против себя в печатных СМИ и на телевидении.

Этот еврокомиссар несколько раз обвинял меня в том, что я и мальтийская журналистка – Дафна Каруана – сфабриковали против него доказательства.

Дафна Каруана, которая известна своими острыми антикоррупционными блогами, в которых критиковала мальтийских политиков-коррупционеров, является прекрасным примером журналиста-расследователя.

Ее убили два месяца назад.

– Как противодействовать таким медиа атакам?

– Это нелегкий вопрос. Иногда в таких случаях вы немного беззащитны. Но это цена, которую мы платим за нашу антикоррупционную работу.

Самое важное – это результаты моей работы. Важно, чтобы мои антикоррупционные расследования были полными, беспристрастными и хорошо подкрепленными в суде.

Хотя с другой стороны – можно подавать в суд и привлекать к уголовной ответственности людей, которые возводят на вас клевету.

Цель работы антикоррупционных органов – не обязательно сажать. Цель – искоренить коррупцию как явление

– Если Украина продолжит двигаться в том же направлении, сколько времени нам понадобится, чтобы упечь за решетку первых коррупционеров?

– Цель работы антикоррупционных органов – не обязательно сажать людей в тюрьму. Цель – устранить коррупцию. Процесс искоренения коррупции может быть длительным, но вы должны послать сигнал о том, что культура изменилась, система изменилась, и что никто не скроется от расследований, никто не лишен ответственности за его криминальные действия.

Такой месседж будет иметь и предохранительный эффект. Он означает, что вы начали свой путь борьбы с коррупцией и не свернете с него.

– Что следует делать антикоррупционным органам, чтобы коррупционная система не взяла реванш?

– Для этого существует несколько инструментов, хотя ни один из них не дает стопроцентной гарантии. Поддержка общественного мнения и обычных людей является очень важным фактором борьбы с коррупцией.

Например, после того, как судья Джованни Фальконе погиб в результате взрыва, устроенного сицилийской мафией, простые люди собрались у зданий суда и резко выступили против представителей правительства, которые не смогли защитить Фальконе.

Следствием этой публичной спонтанной демонстрации поддержки судей и прокуроров стало принятие новых законов, которые облегчают следователям и прокурорам расследование против мафии.

– Мы видим, что сейчас в Украине коррупционная система отвоевывает позиции. В первые два года после Евромайдана было легче бороться с коррупцией, а сейчас она на таком уровне, как во времена Януковича...

– Все, что вам нужно, – это независимость следственной, прокурорской и судебной системы. Это – предпосылка для создания эффективной системы борьбы с коррупцией. И вам нужно создать ее достаточно быстро.

Иначе, если приобретенное – только одно звено – будет независимым и эффективным, а все остальные нет, то атаки и заказные кампании на НАБУ будут усиливаться.

В конце концов, НАБУ может прекратить свою деятельность.

И тогда это станет провалом для Украины.

Автор: Наталья Трач

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Международные сравнения экономических показателей в 1998 году
 Председатель САП Назар Холодницкий: «Скорость посадок от меня не зависит»
 В онлайн казино Casinovulkanonline.com доступен популярный игровой автомат Gorilla
 В Беларуси средняя зарплата работников в мае 2016 г. возросла на 3,6% до 367,7 долл.
 Адмирал Маркетс: Ежедневный обзор рынка металлов