Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Замминистра Ольга Трофимцева: Я хотела бы, чтобы инвесторы приходили не из-за низкой зарплаты в стране


06.01.2018 – Что думают в мире об Украине, ждут ли на внешних рынках готовую продукцию made in Ukraine и зачем с собой возить отечественные конфеты, рассказала заместитель министра аграрной политики по вопросам евроинтеграции Ольга Трофимцева.

Читайте также: Ольга Трофимцева: Как только будет статистика 2016 года, мы вновь поднимем вопрос пересмотра квот

Замминистра Виктор Шеремета: Сегодня у нас есть много противников, которые не хотят, чтобы средства достались неимущим

Госсекретарь «на сене» – полгода работы Владислава Андронова в Минагрополитики

Стратегия, деньги, замминистра: сработает ли новый план поддержки фермеров?

Если посмотреть на информационное пространство, с одной стороны Украина – поле для потенциальных инвестиций, с другой стороны – хуже места в мире просто нет. Вы довольно часто ездите по разным странам, общаетесь с большим количеством людей. Как воспринимают Украину?

- По большому счету, друг другу не противоречат. Но нас все больше знают в мире, в том числе не всегда благодаря позитивным вещам. В частности, из-за конфликта на Востоке Украины, который не придает уверенности инвесторам. Но мы в правительстве стараемся больше говорить об успехах. Если говорить об аграрном секторе, то среди профессиональной публики часто реагируют: «о, Украина! Это же вас называли «bread basket of Europe!». Реально, эту фразу довольно часто слышу. Но говорю, что не только bread basket.

Во-первых, мы являемся №1 по подсолнечному маслу, а по зерновым – всегда в пятерке лидеров мирового экспорта. Во - вторых, я всегда подчеркиваю, что агросектор в Украине – это локомотив экономики. Много кто не любит такое выражение, но агросектор также является двигателем ИТ. Агропроизводители, которые придерживаются технологий и стандартов производства, чувствуют себя достаточно уверенно, поэтому могут не только выживать, но и развиваться.

Было очень интересно в этом году услышать от агротехнических компаний, что Украина одна из немногих, где есть рост, а аграрии вкладываются в технику. Речь идет не только об агрохолдингах, но и средние производители вкладываются в новые трактора, машины для обработки почвы и прочее.

Моей мечтой является то, чтобы наши продукты искали на полках иностранных супермаркетов, например, украинский мед. Чтобы знали, что по цене доступно, качество хорошее, и что это вкусно и безопасно.

А вот как именно доказать, что качество наших продуктов надлежащее? Не получится ли как с “made in China”? Сейчас китайцы могут делать нормальные вещи, но «сделано в Китае» - это клеймо.

- К счастью, у нас нет пока таких проблем. Мы пока больше славимся экспортом сырья, его качество хвалят, несмотря на периодические фитосанитарные вопросы. Но иностранцы удивляются, потому что не знают, что у нас может быть вкусная готовая еда. Например, шоколад. Когда я езжу, то всегда с собой беру украинские конфеты наших малых и средних производителей в подарок. Главное, что все они потом получают очень хорошие фидбеки. Конечно, это маленький и неформальный, но вклад в популяризацию наших продуктов.

Как правило, перед открытием рынка смотрят сначала на общую систему управления качеством и безопасностью продуктов питания в государстве, потому что это – база. Поэтому, например, было очень важно запустить Госпродпотребслужбу, чтобы она заработала, и чтобы она стала работать еще эффективнее. Для любой страны это является важнейшим базисом.

Чтобы было с кем говорить?

- И не только говорить, но и показывать, что государство имеет влияние на вопросы безопасности продуктов. Например, Максим Нефедов сейчас подчеркивает, что «дерегуляция превыше всего». А вот для меня превыше всего – безопасность потребителя.

Сейчас уже многие из бизнеса говорят, что мораторий на проверки местами не очень хорошая вещь, потому что на некоторые вещи Госпродпотребслужба может реагировать только по жалобе потребителей. Дерегуляция – это хорошо, бизнес кошмарить нельзя, но проверять можно и нужно. От этого зависит государственная система контроля безопасности продуктов питания, и это – первый базисный уровень. Второй – это сами производители, и качество их продукции.

Я всегда привожу пример нашей «органики» или же других производителей, вышедших на рынки Европейского Союза – они заработали это своей репутацией. К сожалению, в нашей стране это пока не очень работает. В западных странах наоборот. Вспомним последний скандал с «Лакталис». Представьте себе, какие там убытки, отозвано столько продукции. Я хочу, чтобы у нас так же было.

Пусть это прозвучит жестоко, но для меня, как конечного потребителя, не приемлема ситуация, когда производитель нарушает какие-то нормы по качеству и безопасности, не понимает этого и продолжает добавлять в продукты что-то, что угрожает здоровью потребителя. Такие производственные мощности нужно закрывать.

У нас вышла колонка Екатерины Онул, которая рассказывает, что надо делать очень простые вещи – вымыть, вычистить, сделать так, чтобы людям было удобно мыть руки, и все будет хорошо.

- Обычная вещь, казалось бы. Рассказывали мне: один производитель купил немецкое оборудование, немецкие технологии, но с продуктом все равно «что-то не то». А потом приехал немецкий специалист, и выяснил, что там «не то». Потому что пошли по украинской традиции «если бы нам сэкономить»: нарушали технологические процессы, добавляли продукты, которые вообще не должны там быть, чтобы дешевле было. А оно не работает, и на выходе вместо условной конфеты получается что-то непонятное.

Почему у наших «органиков» нет проблемы с продажами их продукции? Потому что покупатели уверены в безопасности, качестве их продуктов, и торговые партнеры знают, что с ними можно работать, от них можно получить самую лучшую и качественную продукцию.

Поэтому, когда Украина будет стабильно давать такие же результаты с переработанной продукцией и будет стабильно поставлять, например, качественную «молочку» в ЕС и другие страны, как мы это сейчас начали делать с маслом и сырами... Тогда такую же уверенность получим на уровне государства Украина.

... с маслом нормально получилось.

- Да! Конечно, определенные рыночные и ценовые колебания повлияли на этот успех, но, тем не менее – это первый шаг. То же самое – с мясом. Значит, когда мы стабильно даем объемы и качество, то есть и соответствующий результат. Например, выходим на азиатские рынки, и это не только Китай, но и Корея, Индия, Сингапур, Япония – то, что мы называем высокомаржинальными рынками.

На рынок Японии очень трудно выйти, на это нужно потратить где-то год или даже больше. Но если ты там зацепился, зачем рисковать своей репутацией, чтобы один раз поставить что-то некачественное, и потом этот рынок потерять.

Когда стартовало Соглашение об ассоциации с ЕС, птицеводы начали экспортировать в страны Европы и говорили, что «мы туда продаем 10 тонн, 20 тонн, но для нас это будет означать своеобразный знак качества, поэтому потом мы легко сможем идти с этой курятиной в любую другую страну». А вы вот чувствуете – что активный экспорт в ЕС является аргументом в переговорах с азиатскими странами? Репутация улучшилась?

- Могу привести другой пример. Когда мы были в Беларуси, говорю «вот у нас уже 289 украинских аграрных компаний имеют право поставлять продукцию в ЕС, из которых 109 – это производители пищевых продуктов. В частности, это производители мяса птицы, рыбы, меда, яиц, молока и молочных продуктов», и у них глаза такие удивленные. Ибо у них лишь 6 компаний на тот момент имели такое право.

Мы всегда говорим о свободной торговле с ЕС, потому, что на бизнес уровне это компаниям добавляет бонусов. На уровне государства – это тоже показатель. Когда мы говорим о зоне свободной торговли,  я называю цифры. Мол, за 11 месяцев 2017 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, у нас агроэкспорт в ЕС увеличился на 38,2 % и составил более $ 5,2 млрд. И это не только из-за поставки зерна и масла, но и продуктов с добавленной стоимостью - переработанных томатов, замороженных ягод, шоколада и других продуктов. И, это аргумент в пользу Украины: если наша страна так активно развивает торговлю с ЕС, значит с ней можно иметь дело.

Полгода назад была новость, что поляки хотят построить стену, чтобы защищаться от АЧС, которая распространяется по территории Украины. Такой фактор вообще как-то влияет на репутацию Украины как агропроизводителя?

- Буквально в ноябре мы с Владимиром Лапой были на конференции, которую Еврокомиссия проводила в Праге, как раз по проблеме АЧС. Что могу сказать? Вот эти все заявления о «стене от АЧС» более популизм. На профессиональном уровне об этом никто не говорит, потому что прекрасно понимают, что это – не вариант. Почему? Потому что все давно посчитано. В Чехии был случай АЧС, и они планировали стену, как один из вариантов обезопаситься от АЧС. Но посчитали, сколько будет стоить хотя бы 100 метров этой стены, и какой от нее будет эффект.

На самом деле, я очень рада, что мы активно сотрудничаем с ЕС в проблемах эпизоотии. Несмотря на все протекционистские вещи, которые присутствуют со стороны тех же поляков, формируется понимание, что эпизоотия и вещи о здоровье диких животных – это трансграничные проблемы, которые стенами не решишь. Требуется комплексное понимание, системный подход, и чтобы все страны это вместе делали – совместные патрули, отстрелы, нотификации. Есть же не только АЧС, но и, например птичий грипп. А там как? Какой высоты строить забор?

А существует ли вообще спрос в мире на украинскую переработанную агропродукцию, о производстве которой очень много говорят в последнее время? Особенно после этой истории с экспортным НДС на масличные культуры? Или мир интересует лишь наша сырьевая агропродукция?

- На самом деле, мир интересует и то, и то. В случае с экспортным НДС по масличным – моя позиция неизменна. Сначала нужно все просчитывать, посмотреть на конъюнктуру рынка. И влияние на агропроизводителей и переработчиков. Кроме того, нужен переходный период, чтобы новые мощности для переработки построить, выйти на новые рынки - на что нужен минимум год. Конечно, я считаю, что переработка агропродукции – это нужная вещь.

Но. Основной аргумент «маслоделов» - 10 лет назад ввели пошлину на поставку семян подсолнечника, и теперь мы в мировых лидерах по производству подсолнечного масла. Но удастся ли повторить такой фокус сейчас? Под вопросом. Чтобы фокус получился, нужно все считать и со всеми заинтересованными игроками советоваться.

Просто имеем ситуацию, когда в обществе очень распространено мнение, что Украина не должна экспортировать агросырье, а должна поставлять вместо зерна муку, например. А по факту выходим, что основной покупатель нашей муки – все равно Северная Корея.

- Ну да, есть такое клише. Мы должны и дальше экспортировать зерно, масло, сырье, и в этом ничего плохого нет. В мире на это есть спрос, есть конъюнктура. Да, цены на них колеблются, но это касается любой агропродукции. Имеем кейс с маслом – продукт с добавленной стоимостью, но ценовые горки такие, что ценам на пшеницу можно только завидовать.

Поэтому, моя позиция, ничего плохого в экспорте агросырья нет, если есть цена и спрос, и у нас есть конкурентные преимущества, возможности это производить с нормальной доходностью для всех игроков рынка. Экспорт агропродукции с добавленной стоимостью также должен быть, но нужно просчитывать, как в случае с говядиной – видим спрос на рынке, просчитали, что это может быть прибыльно, начали  развивать эту отрасль.

Мы много говорили о продаже продукции с Украины, но как вы считаете – мы можем продать Украину как место для инвестиций? Мне кажется, что это не очень хорошо, когда президент Украины ездит по миру и рассказывает, что наше преимущество – это низкая заработная плата рабочих.

- Если говорить о частных инвестициях в агросекторе, то они есть, и они работают. Есть замечательное выражение советника по торгово-экономическим вопросам посольства КНР в Украине Лю Цзюнь: «Ольга, ну вы же понимаете, китайские инвестиции любят тишину». Они не любят шума. Они иногда приходят в Минагрополитики, когда хотят спросить совет. Если нет никаких проблем – они себе тихонько работают. Так же происходит с корейскими компаниями, так же с турецкими компаниями. Значит, инвестиций достаточно. Они не всегда афишируются.

Мы стараемся заинтересовывать иностранцев приватизацией аграрных госпредприятий. Но тут уже больше проблем, потому что государственные предприятия – это отдельная тема. Но интерес иностранных инвесторов есть, они ими интересуются. Но есть определенные сложности в процедурах приватизации. Даже для меня есть определенные непонятные и непрозрачные моменты в этом. И у меня нет пока информации, что уже кто-то из иностранных инвесторов купил аграрное ГП.

Хотя, как знаем, китайская компания Восе уже купила банк в Украине, и это только начало, поэтому они заинтересованы именно в аграрном производстве и в инфраструктуре.

Для инвесторов именно аграрный сектор Украины интересен, за то, что мы конкурентные и имеем потенциал для роста. И я, если честно, хотела бы, чтобы инвесторы приходили сюда не потому, что у нас тут низкая зарплата. А как раз наоборот – чтобы они приходили сюда, создавали новые рабочие места, и давали работникам более высокие зарплаты, чем они есть сейчас.

Читайте после Нового года продолжение интервью о новых рынках, переговорах и возможностях для бизнеса.

Автор: Наталья Гузенко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Динамика средней цены российского природного газа для Беларуси
 Как выбрать охранную сигнализацию для дома: отдельные советы
 Отчет о международной выставке Defexpo India 2016 в Гоа (Индия)
 Новая финансовая политика. Как добиться роста в условиях войны
 В России денежная база в широком определении в январе-ноябре 2017 г. возросла на 10% до 13,070 трлн. руб. на 1 декабря