Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Мирослав Маринович: Я вижу богатство новой Украины в феноменах успешных молодых людей


08.01.2018 – В интервью спецпроекту "Выборы" правозащитник и философ рассказал, почему политическая элита Украины, прежде всего, должна измениться ценностно. Мирослав Маринович – масштабная фигура в украинской истории. Диссидент и узник сибирских лагерей, основатель мощной правозащитной организации "Украинская Хельсинская группа", он – живой пример того, что борьба за закон и справедливость может быть победной.

Мирослав Франкович убежден: сегодня ответственность за общественные трансформации в Украине лежит на плечах инициативной молодежи. И он сам как проректор Украинского Католического Университета в Львове помогает ей искать рецепт успеха государства.

Мы поинтересовались у правозащитника, поддерживает ли он изменение избирательных правил, и обнаружили, что господин Маринович имеет собственные моральные дилеммы по этому поводу.

– Мирослав Франкович, в чем, по вашему мнению, проблема нынешней политической элиты в Украине?

– Люди не привыкли руководствоваться ценностями. Людьми руководят интересы: "Мне это надо, я имею этот интерес в чем-то". Если мораль при этом мешает – то долой ее.

Я и себя ловил на таких моментах миллион раз в жизни. Поэтому я не являюсь исключением из этого правила – просто хорошо его отслеживаю по себе и по другим людям.

Важно руководствоваться ценностями и уметь пожертвовать собой тогда, когда приверженность определенным ценностям грозит тебе какими-то потерями. Надо пойти на них.

Хотя в современном мире согласиться на какие-то потери означает быть неуспешным человеком. Ведь все постоянно и везде должны иметь успех. "Посмотрите на меня, какой я успешный – мне все удается!". А какой ценой это удается – никто не прослеживает.

Я смотрю на некоторых молодых политиков – они искренне проукраинские, хотят, чтобы в Украине все изменилось. Но не понимают, что ценности являются той основой, от которой отсчитывается все остальное. И если ложная ценностная основа, то профессионализм теряет смысл.

Вот правительство Януковича – там были разные люди, но были и профессионалы. Почему этот профессионализм не дал положительного плода? Потому что опирался на ложную ценностную основу.

– Как понять избирателю, какие ценности имеет политик?

– Хочу посоветовать людям, быть более осмотрительными.

Помню полный шок, когда лет 10 назад в рамках Зарваницкой инициативы ездил по городкам Галиции и встречался с людьми. Директор одной из библиотек расчувствовалась, что некий кандидат в депутаты купил для библиотеки канцтовары. У нее в глазах блестели слезы благодарности: "О нас все забыли, а этот человек помнит. Конечно, я буду за него голосовать!".

Для меня это была катастрофа! Что могу сказать этому человеку: "Не верь подачкам"? Тогда она останется вообще без ничего.

Мне, достаточно успешному и финансово защищенному мужчине, хорошо философствовать. И когда опускаешься на уровень полного нищенства, то понимаешь, что высокая правда начинает противоречить какой-то другой правде.

Не знаю, как решить эту моральную проблему. Не хочу отступать от выводов о значении ценностей. Но тогда единственное, что у меня начинает исчезать, – это осуждение. Чувства такого пренебрежительного "Ну что вы там, неучи?".

Опять же, помню ошарашенное ощущение, когда на львовский избирательный участок зашла пожилая женщина и спрашивает: "Подскажите, а где тут можно свой голос продать?". Мне мороз по коже пошел от того вопроса. И я буду говорить ей о ценности демократии? Что ей надо проявить свою гражданскую позицию?

Я будто сам себе возражаю сейчас. Но привожу эти примеры, чтобы вы поняли, что жизнь сложнее теоретических конструкций.

– Сейчас ведется дискуссия об избирательном законодательстве. В частности, о переходе на пропорциональную избирательную систему с открытыми списками. Нужны ли нам новые избирательные правила, которые изменят качество и избирателей, и политиков?

– Конечно, есть определенная категория людей, которая реагирует на правила. Но если бы так было издавна, что сначала создавались правила, а потом уже появлялись ценности, то люди еще ползали бы по деревьям. Не было бы цивилизации.

Дело в том, что Божье создание – человек, способный стать на другие ценности, даже не имея сформулированных правил. Возьмите историю апостолов и Христа. Разве Иисус дал законодательные правила? Он дал устные заповеди, которые призывали человека исповедовать определенные ценности. Вопреки своим эгоистическим интересам.

А вот логика Иуды была такая: Иисус, стань царем, введи надлежащие законы и правила в общество, и люди начнут действовать в соответствии с ними. Иисус был категорически против этого.

Кстати, такой же была и иллюзия средневековой церкви – через законодательство сделать людей праведными. Не удалось. Ибо человек хоть часто и приспосабливается к правилам, но они не являются определяющими. Определяющим является человеческая совесть, голос Божий.

В советское время нам, диссидентам, надо было изменить ценности. Выстроить на них новые правила и новый общественный организм...

– Но иногда действующие системы нужны для поколений для того, чтобы ценности стали меняться. В условиях Украины – это несколько избирательных циклов. Можем ли мы позволить себе так долго проводить эту селекционную работу, и не стоит ли она нам как стране очень дорого?

– В том-то и дело, что у нас даже лучшие люди идут во власть, мол: "Я приду и уже тогда начну смотреть, что там можно изменить". А тогда действует правило структурализма – ты можешь изменить систему, только когда сам будешь системотворческим организмом.

Если же ты с самого начала не задал правила игры, очень четко их, продумав и осознав, то система начинает переделывать тебя. Она или выталкивает, или переламывает человека, приспосабливая ее к себе. Что и видим постоянно в нашей политике.

После Оранжевой революции у нас в УКУ была встреча с новой "оранжевой" властью Львова. Оптимизм, все замечательно. И вот я спросил одного политика: "Что вы планируете изменить в местном самоуправлении?". Он ответил: "Пока у нас есть год до выборов. Дайте нам выиграть выборы и после этого мы начнем менять".

Все. Я понял: на этом реформаторство закончилось. Чтобы выиграть выборы, он будет вынужден год пользоваться средствами, которые предлагает система. А раз так – система его съест. Ему эти средства понравятся, и он уже будет не способен их менять.

Я не верю в такую модель: "Я – хороший человек. Поэтому иду в политику и хочу что-то там изменить. Не знаю еще, что, но я приду и начну менять".

После Революции Достоинства есть несколько людей, которые так поступили. Не скажу, что они плохие народные депутаты, они что-то делают, борются. Но они не являются факторами изменений. Они не являются тем новым организмом, который сломает систему.

– Есть мнение, что новое избирательное законодательство может стать фактором изменения системы.

– В этом как раз и состоял главный упрек нашей инициативы "Первое декабря" действующей власти, что она до сих пор не изменила избирательное законодательство. Если этого не будет сделано до выборов, то в избирательных бюллетенях мы получим опять те же лица, не заработают социально-политические лифты.

Кстати, меня лично интересует, почему в Британии имеется четкая избирательная система, с которой можно позаимствовать, много полезного, а мы все выдумываем колесо, и оно, всегда, почему-то квадратное?

Как я представляю себе, возможность происхождения трансформаций? На этом этапе в понимании избирательных процессов, мы через год или полгода будем иметь несколько десятков политтехнологических проектов.

Там будут правильные билборды стоять, тут Пол Манафорт очередной приедет из Америки (бывший политтехнолог Дональда Трампа и Партии регионов, подозревается в денежных махинациях) и подскажет нашим, как грязь представить чистотой. Если мы купимся на эти политические технологические проекты, то будем иметь очередной цикл потерь и просчетов.

Ожидаю, что кто-то из молодых политиков решится на привнесение в украинскую политическую жизнь иного качества. Но речь идет не об обеспечении своих интересов, определяющим элементом должны стать ценности. Народ должен знать: пусть мы проиграем эти выборы, но зададим другое качество политической жизни и культуры.

Я вижу богатство новой Украины в феноменах успешных молодых людей 25-40 лет. Успешных людей в своей атмосфере, на своем месте. Они не нуждаются в коррупции, они живут качественно другой жизнью.

Но они являются феноменом точечным и могли бы стать критической массой, если бы были в солидарности. Старшее поколение трактует солидарность в основном как "зонтичную" организацию. Вот должен стать над нами какой-то дядя или тетя с косичкой и навязать свои правила. А сейчас поколение сетевой эпохи. Поколение, которое не терпит тех имперских структур.

Вот в этом и есть божевольность моей идеи. Мечтаю, чтобы нашлась какая-то группа талантливых молодых людей, которая предложит какое-то совместное действие по принципу флешмоба: мы поддерживаем предложение совместного действия, потому что она нам нравится, но, выполнив ее, мы остаемся вполне автономными.

И так по всем успешным точечным проектам от Мариуполя до Львова, причем не должна быть чисто политическая акция, но ее общественный резонанс должен быть ощутимым. Таким образом, эти перспективные центры изменений подчеркнули бы свое присутствие. И власть поняла бы – вау, это сила!

– Это может быть какой-то общий национальный митинг? Например, о антикоррупционном суде?

– Ваше поколение должно найти эту форму. Но все эти темы о борьбе с коррупцией имеют одну слабину.

Вот, например, моя реакция на борьбу этих всех нынешних ГПУ, НАБУ, СБУ – я в этом разбираюсь? Ни бельмеса! Мне не интересно ковыряться и разбираться, кто там из них прав или неправ. Я не имею времени на это. И в результате отталкиваю это от себя.

Креативность молодежи должна подсказать что-то такое, в чем бы люди, не подозревали политический интерес. Например, ценностные предложения, которые люди готовы поддержать.

Тематика должна быть не раздражающая, совсем посторонняя, на которой можно было бы выстраивать первичное доверие. Только потом можно браться за политические темы. Но не сразу.

– Люди, которые должны были стать новой политической элитой, часто не пересекаются с людьми, которые ездят в электричках и смотрят сериал "Сваты". Как их объединить?

– Кто-то мне рассказывал, что за несколько месяцев до Революции Достоинства тогдашние оппозиционные лидеры жаловались: "Что делать, как поднять людей?" Затем произошло не подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, что задело молодых людей. Их протесту общество симпатизировало, но все равно жило своей жизнью.

А дальше все зажглось не от того, что есть коррупция, и с ней надо бороться, а от того, что была несправедливость – избили людей. Мол, "Ах, вы взялись за моих детей? То я вам дам!".

Это же чувство двигало и мной. После страшной ночи 30 ноября, когда пострадали студенты, я сразу позвонил своим друзьям. Они приняли меня в свое авто, и мы поехали в Киев.

Едем по той трассе, и каково же было фантастическое впечатление, когда целый табун автомобилей направлялся в столицу. Я так гордился украинцами!

Вот это момент нашего национального торжества. Когда зажглось стремление противостоять злу.

Какой должна быть инициатива? В любом случае, не чисто политическое решение, не законодательное, не призыв партии.

Я человек религиозный и для меня это очевидно – Святой Дух. Раз – и зажглось!

Каким образом это сымитировать? Можно сотрудничать с этим Духом только тогда, когда вы заботитесь о чистоте ценностей. И тогда сила Святого Духа может пойти вам навстречу.

Авторы: Андрей Андрушкив, Дарья Рогачук

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Макроэкономический и монетарный обзор Украины. Октябрь 2017 г.
 Коррупция – это... Где граница между «традицией» и уголовным деянием?
 ИК Еврофинансы: Ежедневный обзор мировых рынков
 9 фактов о системе субсидий в Украине и «настоящая» цена газа для населения
 Гостиница «Спутник» предлагает по доступным ценам номера и услуги HoReCa в Санкт-Петербурге