Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Посол Кайя Таел: Если Украина хочет найти комфортное место в Европе, тогда путь к этому – сотрудничество, а не самоизоляция


06.02.2018 – Постоянный представитель Эстонии в ЕС, посол Кайя Таел в интервью УНИАН рассказала о недоразумении между Украиной и партнерами в ЕС, рассматривает ли ЕС возможность приостановки для Украины безвизового режима и когда в Украине наступит эра цифровых технологий.

Читайте также: Джеймс Гвартни: Украинцы успешны везде, только не в Украине

Посол Венгрии Эрно Кешкень: Украине не надо так строго относиться к двойному гражданству

Вторую половину прошлого года в Европейском Союзе председательствовала Эстония. Это было первое председательство Таллинна с момента обретения страной членства в ЕС в 2004 году.

Эстония – маленькая страна, население которой составляет 1 миллион 315 тысяч с хвостиком (население одного только Киева – 2 миллиона 973 тысячи), является первой в ЕС во внедрении цифровых технологий во все сферы жизни. Здесь граждане могут решить любое бюрократический вопрос через интернет – заполнить налоговую декларацию, подать запрос на водительские права или другой документ, записать ребенка к врачу и так далее.

Поэтому и не удивительно, что развитие цифровых технологий Эстония ставила одним из приоритетов во время председательства в ЕС. Впрочем, приходилось решать и много других вопросов. На период руководства в ЕС Эстонии пришлись события, связанные со странами-партнерами, в частности, Украиной: в июле прошел саммит Украина-ЕС, в сентябре окончательно вступило в действие Соглашение об ассоциации, появились первые результаты действия безвизового режима, в ноябре состоялся саммит Восточного партнерства...

УНИАН пообщался с постоянным представителем Эстонии в ЕС, послом Кайей Таел (Kaja Tael) о том, что происходило за кулисами председательства, какие наибольшие проблемы, по мнению европейцев, сейчас имеет Украина, стоит ли украинцам переживать из-за возможного приостановления безвиза и как долго ждать цифрового будущего.

Достигли ли вы во время председательства того, чего хотели? Хотели бы вы это повторить?

Ответ «да» на каждый из вопросов. Чисто статистически, мы имели огромный успех. Думаю, выводы еще впереди, сейчас только рассчитываются конкретные цифры нашего успешного результата. Но могу предположить, что конечный результат - 90% - очень высокий.

Мы имели четыре цели, и среди них не было какой-то главной. В работе было свыше 300 законодательных вопросов, и я очень счастлива из-за того, сколько мы сделали. С законодательной точки зрения, думаю, одной из наиболее сложных задач была часть, которая касалась работы с экономическим Советом - это финансовые вопросы в ЕС. Кроме того, мы обеспечили бюджет 2018 года, инвестиционный фонд для ЕС. Это было важно.

Очень большим вызовом в начале президентства был вопрос миграции. Мы не достигли политических договоренностей, но мы много смогли сделать, подготовили [почву] для Болгарии, которая сейчас председательствует в ЕС. И это одна из сфер, я бы это подчеркнула, где Европейская Комиссия была очень счастлива относительно эстонского председательства.

Потом, конечно, у нас была наша, более-менее, национальная цель в ЕС - саммит Восточного партнерства, цифровой саммит в Таллинне. И с этим мы также достигли успеха.

Кроме саммита Восточного партнерства, из-за вашего президентства состоялся и саммит Украина-ЕС, окончательно начало действовать Соглашение об ассоциации, первые результаты стал приносить безвизовый режим. Многое происходило не только непосредственно в ЕС, но и со странами-партнерами, особенно с такой проблемной, как Украина. Можете ли вы рассказать, почему по завершению саммита Украина-ЕС не была принята декларация? Что происходило за кулисами? Не могли бы вы открыть эту завесу?

Это очень-очень просто и, думаю, вам это известно. Это произошло из-за того самого камня преткновения, что и для Восточного партнерства - не все члены ЕС имели одинаково позитивный подход к Украине. И я их в этом не виню.

Имею сказать вам нечто очень неприятное. Вы не очень красиво себя ведете с вашими друзьями в ЕС. Эстония попала в «черный список» по абсурдным основаниям, это – полная ерунда, нас не проинформировали и обвинили в том, что мы являемся страной с уклонением от налогов, но если любой член [украинского] правительства прочитал бы эстонское законодательство, то понял бы, что это неправда. Речь идет о ситуации с попаданием Эстонии по составленному в Украине перечню офшорных территорий.

Впрочем, премьер-министр Украины Владимир Гройсман это отрицает и отмечает, что Эстония только включена в перечень стран, в которых ставка нераспределенной прибыли составляет 0%. Это очень раздражает, является очень тревожным и будет разрушительным в отношениях с Эстонией.

Вы действительно не знаете, как обращаться с вашими партнерами, отдельными государствами-членами ЕС. У нас была государство, которое провело референдум по ратификации украинского соглашения о свободной торговле (Нидерланды). Мы все много работали для того, чтобы достичь результата, достичь ратификации Соглашения в Нидерландах, и мы достигли этого. Но цена этого была такая, что мы повторили в отдельной декларации – зона свободной торговли не является бесплатным билетом в ЕС.

И это правда. Это абсолютно понятно и естественно – соглашение о свободной торговле никогда не ставило это за цель. Мы не возражали против того, чтобы повторить это в декларации. А Украина была очень чувствительна к этому и не хотела принять то, что эта декларация является сейчас частью повестки в ЕС. Во время двустороннего саммита, я думаю, мы не были достаточно взрослыми с обеих сторон, чтобы найти компромисс. К тому времени, как состоялся саммит Восточного партнерства, мы достигли договоренностей. Сегодняшняя политическая реальность, боюсь, будет длиться годами.

Что вы имеете в виду?

Это будет политический контекст вокруг Восточного партнерства и конкретного партнерства с Украиной. Политические обязательства будут оставаться такими же, как в этой политической декларации Восточного партнерства. И это повторяет фразы саммита в Риге, где в Соглашении об ассоциации указано, что каждая страна имеет право желать членства в ЕС.

Вы затронули очень чувствительный вопрос относительно того, что Украина не хорошо ведет себя со своими партнерами. Как это может повлиять на подход конкретных государств-членов, таких как Эстония, Польша, Венгрия?

Нехорошо ведет себя, именно так! Вы можете уже составить длинный список... На сегодня это не только Эстония, это также Латвия – она в той же лодке. Есть и другие члены ЕС, чьим экономическим интересам был значительно причинен ущерб в Украине. Мы говорим об этом на самом высоком политическом уровне, у нас есть диалог на уровне премьер-министра, с украинским министром финансов – мы делаем все, что можем. Мы думаем, что это ошибка, но эта ошибка должна быть исправлена.

Как на это реагируют украинские чиновники?

Последним, как я понимаю, является требование от нас письма-доказательства от OECD (Organisation for Economic Co-operation and Development - организация экономического сотрудничества и развития), где членами являются богатые страны мира и наиболее развитые. Эстония – член. Членство в OECD уже объясняет, что мы не являемся страной с уклонением от налогов. Но сейчас вам это нужно на бумаге от OECD, что немного странно. Мы должны посмотреть, возможно, ли это.

Есть ли у вас понимание, почему это вообще происходит?

У нас нет понимания. Я должна сказать, что в этом процессе у нас нет никакого понимания вообще. Нас не проинформировали, это выглядело так, будто нас атаковали со спины, наши предприниматели очень обеспокоены, им нанесли реальный вред. Это случилось в конце прошлого года, и сегодня мы ожидаем правильный контакт, кто может реально что-то сделать с этим в Украине.

Может ли этот чувствительный вопрос повредить позиции ЕС в целом в отношении санкций для России? Можем ли мы потерять единство по этому вопросу?

Вполне очевидно, что санкции против России – отдельная тема. Санкции были продлены, и я ожидаю, что их будут продолжать так долго, как это будет необходимо. Но это не значит, что другие вопросы отдельных государств-членов не вредят вашим отношениям с ЕС, как таковым. Как вы видите, я очень серьезная по этому поводу. Мы надеемся, что это скоро будет решено.

Еще один больной вопрос – борьба с коррупцией в Украине. Вы наблюдали за ситуацией вокруг Антикоррупционного суда, НАБУ... Что стоит на кону, если вопросы, решение которых ожидают от Украины, не будут решены? Возможно ли приостановление визового режима как реакция на это?

Нет, сейчас мы не обсуждаем такого резкого шага. Мы воспринимаем вопрос борьбы с коррупцией очень серьезно, и это очевидно. Украина должна показать результат. Это то, за этим мы очень серьезно наблюдаем. Мы готовы поддержать Украину в этой борьбе, потому что мы все знаем, что коррупция это не что-то, что ограничено только Украиной или странами Восточного партнерства. Каждый член ЕС имеет этот вопрос на повестке дня. Поэтому у нас есть опыт и мы можем помочь бороться с коррупцией в Украине.

Я реально надеюсь, что мы увидим прогресс. Если Украина хочет найти комфортное место в Европе, тогда путь к этому – сотрудничество, а не самоизоляция. Это то, о чем должно думать украинское руководство.

Эстония вызывает восхищение тем, как в ней развиваются цифровые технологии. Вы – первые и единственные в ЕС с таким высоким уровнем цифровых технологий. Украинская власть хочет, чтобы Украина присоединилась к цифровому рынку. Каково ваше видение по этому вопросу?

Цифровые технологии для общества в целом, и, конечно, для бизнеса и торговли – неизбежны. Это будет, это уже есть, будущее уже здесь.

Следующим шагом будет искусственный интеллект, и какими будут последствия для общества и экономики. Большинство из нас рассматривает искусственный разум как тему научной фантастики, но мы не так уж и далеко - искусственный разум делает свои первые шаги. Мы уже говорим об этом, мы готовимся к этому. Все остальное - электронное управление, предоставление электронных услуг правительством и возможность электронного идентифицирования себя в современном мире – это для большинства стран, как пойти в детский сад. Это то, что является естественным, и много людей, включая жителей Эстонии, думают, что так было всегда.

Когда вы спрашиваете, каким является эстонское видение для Украины и других стран – мы - очень маленькая страна, мы пытаемся помочь другим странам, показывая путь, делимся нашим опытом. Любой, кто действительно заинтересован, может прийти в эстонское правительство, и мы поможем сделать первые шаги, как мы это уже делаем в Украине. Но, в конце концов, это должно делать украинское правительство, которое должно фокусироваться на этой теме.

Но если для вас электронные технологии – детский сад, то для Украины это пока будущее...

Это – не далекое будущее, если вы на этом будете фокусироваться. Многие страны также имеют много оправданий – технических, моральных... Мол, цифровые технологии как-то повредят трудоустройству и так далее.

Впрочем, технологии – настоящий вопрос, о котором вы должны говорить. Когда вы возьмете этот подход, правительство начнет диалог с гражданами относительно того, что с электронным управлением предоставления услуг для граждан будет процветать, вы сэкономите много, вы создадите нового рода доверие между гражданами и правительством.

Это будет способствовать преодолению коррупции?

Это будет полезным в борьбе с коррупцией. Если вы возьмете этот подход, тогда все остальное будет легко. Потому что, в конце концов, Украина не является страной, которая находится на заднем дворе, на периферии – вы компьютеризированные, у вас есть инфраструктура, и единственное, что вам еще нужно, - начать своего рода проект и чтобы был кто-то, кто это будет делать. Обычно, это должно делать правительство. Но также это может быть местная власть. Впрочем, ничто не будет правильно функционировать без центрального правительства.

Если действительно внедрить электронное управление, будет очень трудно давать и брать взятки...

Это правда.

Но можно будет избавиться от коррупции в государственном сервисе...

Да.

Может, именно в этом причина того, что в Украине до сих пор этого нет?

Может и так.

Поэтому и происходит сопротивление?

Это также правда. Но эти вещи в современном мире связаны. Я лично очень счастлива, что у нас сейчас есть безвизовый режим с Украиной. Уже полмиллиона украинцев ездили в ЕС, и с каждой этой поездкой, я надеюсь, происходило своего рода открытие глаз.

Например, в Бельгии есть инфраструктура, которая позволяет вам идентифицировать себя, есть идентификационные карты с чипами, есть инфраструктура для электронных подписей и многих других услуг, которые уже есть он-лайн. Наша цель в ЕС сделать так, чтобы эти услуги были возможны, несмотря на границы. Это – главный вопрос сейчас. И мы здесь делаем первые шаги – есть длинная дорога, которую необходимо пройти. Но, без сомнений, это будущее.

Уже есть много пилотных проектов и в Украине. Наша двусторонняя помощь Украине (а это огромная сумма денег, которые мы тратим – ¼ бюджета на сотрудничество) направлена на развитие, идет на Украину. Большая часть этих денег направлена на электронное управление и местное управление, на улучшение администрации местной власти.

Автор: Ирина Сомер

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Успеем спасти Феденьку Седышова!
 Как мотивировать себя менеджерам по продажам?
 Слезть с пальмы: что надо знать про пальмовое масло и чего бояться
 Интернет-магазин Керамогранит предлагает весь спектр керамической плитки и керамогранита
 Замминистра Максим Нефедов: Все думают, что мы здесь как масонская ложа – все решаем коллективно