Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Депутат Сергей Лабазюк: В «аграрной» политике политическая конъюнктура побеждает здравый смысл


01.04.2018 – Что нужно, чтобы Украина все-таки «созрела» для рынка земли, как должна выглядеть идеальная система агродотаций и какой козырь дал лоббистам «масличных правок» спикер ВР Андрей Парубий Agravery.com спросил у народного депутата, члена аграрного комитета ВР Сергея Лабазюка.

Агропроизводители уже четвертый месяц подряд протестуют, чтобы экспортный НДС на сою и рапс начисляли и в дальнейшем. Из-за логистических проблем зернотрейдеры хотят заменить железную дорогу речным транспортом. Но это невозможно без профильного законодательства. А накануне весенней посевной кампании Кабмин решил запретить импорт азотных минеральных удобрений из России. Теоретически такие проблемы могут решить «аграрные» нардепы.

Читайте также: «Соя раздора»: почему аграрии перекрывают дороги

Основные направления влияния криптовалют на монетарную политику и финансовую безопасность банковских систем

На прошлой неделе аграрии дважды перекрывали дороги в регионах Украины и дважды пикетировали правительственный квартал, потому, что налоговый комитет отказался рассматривать законопроект №7403-2. Как стало возможным, что спикер дает поручение взять законопроект в работу, а профильный комитет его игнорирует, несмотря на протесты агропроизводителей?

- К сожалению, в этой Верховной Раде много чего происходит не по регламенту. Было под стенограмму дано поручение председателя Верховной Рады, профильному комитету провести заседание и рассмотреть законопроект, в кратчайшие сроки. Но там не было четкого определения, что такое «короткий срок», нет определения, что это нужно сделать в среду. Этим налоговый комитет и спекулировал, мол, у них уже была сформирована повестка дня комитета, поэтому 7403-2 будут рассматривать на следующей неделе.

Мы понимаем, что без давления на Верховную Раду данный вопрос не будет проголосован, потому что есть силы, которые категорически против, лоббируют данный вопрос, поэтому есть понимание, что они будут делать все, чтобы рассмотрение 7304-2 таки не состоялось. Но вчера аграрии перекрывали дороги, и это побудило Верховную Раду поставить законопроект 7304-2 в повестку дня.

Все понимают, что весна придет со дня на день, аграрии пойдут в поля и этого давления уже не будет. Поэтому я думаю, что лоббисты «масличных правок» сегодня и пытаются сделать все, чтобы иметь временной запас. Поэтому у нас единственный шанс – добиться рассмотрения законопроекта 7304-2 об отмене масличных правок.

В частности, чтобы решить проблему «масличных правок», в феврале этого года создали межфракционное депутатское объединение «Аграрный совет», где вы являетесь сопредседателем. Чем такое образование отличается от других «аграрных объединений, которые уже раньше работали в украинском парламенте? И почему для защиты агропроизводителей уже «не хватает» отдельного комитета ВР по вопросам аграрной политики?

- Раньше была мода, что депутаты без четкой цели входили во всевозможные межфракционные объединения, вроде как в клубы по интересам. Сейчас же у аграриев накопилось достаточно проблем. Аграрному комитету ВР уже не хватает физической возможности лоббирования и отстаивания интересов агропроизводителей. Это побудило профильные аграрные ассоциации предложить депутатам объединиться в межфракционное объединение, чтобы работать более продуктивно в интересах агросектора.

Так будет проще заручаться поддержкой «аграрных» инициатив спикера ВР Андрея Парубия и других нардепов, независимо от партийных цветов.

Но не помешает ли при этом работе депутатов отсутствие у аграрного комитета ВР «полноценного» руководителя?

- Статус Бакуменко, как и.о. руководителя комитета, мешает лишь за пределами парламента, когда возникает вопрос взаимодействия между «аграрными» нардепами, Минагрополитики или Кабмином в целом. А так, независимо от статуса руководителя, аграрный комитет имеет все возможности проводить законодательные инициативы.

Ваше депутатское объединение берет на себя задачу «добиться справедливой и прозрачной системы распределения государственной поддержки сельхозпроизводителей, которая смогла бы работать в автоматическом режиме, без вмешательства чиновников». А как должна выглядеть система такой поддержки? И как ее запустить в работу?

- Есть желаемое, и есть реальность. У аграриев забрали около 30 млрд. грн. в виде новых налогов после ликвидации спецрежима НДС. Обещали, что такие потери покроет господдержка. Но сегодня видим, что вместо 30 млрд. грн. 6,3 млрд. грн. дотаций на 2018 год. Механизмы, которые прописаны для их распределения, являются не до конца объективными. Без обновленного закона о кооперации мы выделяем миллиарды гривен на поддержку фермеров и кооперативов. Выделяем 950 млн. грн. на компенсацию стоимости новой сельхозтехники, но с машиностроителями никто напрямую не работает.

Поэтому есть риск, что и эти деньги просто не будут освоены. Есть также риск, что с тех 6,3 млрд. грн. большую часть получат крупные агропроизводители, как это было в прошлом году.

Проблема еще в том, что у нас дотационные программы начинают работать во втором полугодии. Не факт, что эти деньги агропроизводители успеют освоить.

А как наладить начисление дотаций, чтобы аграрии их получали вовремя?

- Когда-то была программа поддержки садоводства, которая финансировалась напрямую из винного и водочного акциза. Начисления шли уже с первого дня текущего года - продажи идут, акциз уплачивается на отдельный счет, с которого деньги идут исключительно садоводам. Статья расходов должна быть четко обеспечена статьей поступлений.

Во время одного из круглых столов, посвященных агродотациям, вы говорили о таком соотношение – 30 млрд. грн. потерь агросектора от отмены спецрежима НДС и 6,3 млрд. грн. – общая сумма господдержки АПК на 2018 год. Получается, что аграриям покрыли только одну пятую от их потерь. Но при этом агросектор в целом лишь на 2,6% сократил производство продукции в 2017 году. С чем связан такой парадокс, по вашему мнению?

Но эти цифры свидетельствуют, что потеря спецрежима НДС для аграриев была не настолько болезненной, как об этом принято считать?

- Эти показатели на самом деле не совсем друг с другом соотносятся. Например, поголовье в животноводстве сокращается из-за не прибыльности этой отрасли...

А почему она является неприбыльной?

- Один единственный фактор – советские технологии в животноводстве и плохие показатели продуктивности КРС. Из-за этого нам не удается конкурировать хотя бы с поляками – у них одна корова дает 30-35 литров надоев в сутки, у нас – 10-12 литров. Хотя в обеих странах затратная часть одинаковая, а оплата труда и энергоресурсы в Украине несколько дешевле.

Нам придется потратить не менее 4 лет на повышение продуктивности КРС, но над этим нужно работать. Такая работа будет напрасной, если мы и дальше будем пользоваться фермами еще советской конструкции. Компенсация затрат на строительство или реконструкцию животноводческих комплексов - нужна в принципе формы господдержки.

В одном из своих интервью вы сказали: «должны определиться: выбираем модель или Аргентины-Бразилии, или Германии. Строим государство, которое производит валовую продукцию, уверенно экспортирует ее и завоевывает новые рынки, или исключительно социальное формирование? Нужно выбирать, потому что одно с другим не сочетается». А какой вариант выбираете лично вы? Какие плюсы и минусы, по вашему мнению, есть у первого и второго варианта развития агросектора?

- Мы – уникальное государство, имеем уникальное месторасположение. Поэтому у нас могут ужиться две формулы – бразильская и аргентинская, где превалируют крупные компании, и европейская, где превалируют малые фермеры. Но для них должны быть разные ниши. Крупным компаниям стоит заниматься соей и подсолнечником, мелким стоит заниматься какими-то нишевыми культурами, органикой.

Агропроизводители всех видов озабочены неопределенностью по запуску рынка земли в Украине. Сколько нашей стране нужно время, чтобы стать готовой к снятию земельного моратория? Не лучше было бы сразу прописать весь нужный пакет законодательства, который вступит в силу с некоторой отсрочкой?

- У нас политическая конъюнктура побеждает здравый смысл. Одни и те же люди, что при оппозиции, что у власти кричат, что рынок земли запускать нельзя. Но я считаю, что нам нужно максимум 2-3 года, чтобы прописать правила игры и запустить рынок пашни.

Нам нужно завершить, наконец-то, инвентаризацию земли, на что нужно 2-4 месяца. Также - определить механизм формирования ценообразования на землю. И самое главное: нужно определиться в модели – мы идем на свободный рынок или продажа земли будет ограничена. Найдется миллион способов, как обойти запрет покупать землю для иностранцев.

Считаю, что вопросы запуска рынка земли должны отрабатывать на уровне Кабмина, ВР и профильных аграрных ассоциаций. Такой вопрос на какой-то «общенародный референдум» выносить не стоит. Людей постоянно пугают, что запуск рынка пашни избавит их паев. Поэтому подобное волеизъявление не будет иметь объективных результатов.

Но Минагрополитики считает, что имеет собственную концепцию земли, и нужно только дождаться, чтобы сессионный зал «созрел» к голосованию...

- Для того чтобы сессионный зал созрел к голосованию за эту концепцию, нужно закрыть наконец-то тему о возможных перевыборах. В конце концов, показать депутатам эту концепцию. Минагрополитики пока что лишь говорит об отдельных элементах, целостно ничего еще не показало. У нас последние два года часто срабатывает манипуляция, когда обещают одно, на бумаге пишут второе, на выходе получаем третье...

Поддерживаете ли вы введение антидемпинговых пошлин на импортируемые из России удобрения? Как, по вашему мнению, отыскать баланс между национальными интересами и в то же время не допустить монополии Фирташа на рынке минеральных удобрений?

- Я это не поддержу, потому что, это еще больше даст монополизировать рынок в пользу Дмитрия Фирташа. Сегодня его заводы и так продают на внутренний рынок минеральные удобрения по более высокой цене, чем на экспорт, и это абсурдно. В европейских странах минудобрения дешевле на 20-30%, и в этой части по затратам мы проигрываем нашим европейским коллегам. Исторически так сложилось, что большая часть минудобрений производилась именно в России.

Одна из аграрных ассоциаций вспоминала законопроект «О внутреннем водном транспорте» как элементе развития агросектора, который должен облегчить аграрную логистику. Транспорт – не «профильная» тема аграрного комитета ВР, но комитет будет ли поддерживать или наоборот – возражать против принятия таких законопроектов?

- За последние два года железнодорожный тариф фактически вырос вдвое. Но в прошлом году УЖД не успела вывезти порядка 7 млн. тонн. При таких условиях не использовать речной транспорт – абсурдно. У нас сохранилась часть инфраструктуры еще с советских времен. Развитие речного транспорта может дать новые рабочие места на украинских судостроительных заводах. Конечно, это на законодательном уровне нужно урегулировать.

Авторы законопроекта номер №2475а-3 четко прописали и все предусмотрели. Я буду их обязательно поддерживать. Считаю, что сегодня эту тему нужно не заговаривать на полгода или год, а очень быстро урегулировать.

Значит, стоит ожидать, например, отдельное письмо от аграрного комитета в поддержку законопроекта?

- Автором этого законопроекта является и так член аграрного комитета Андрей Вадатурский. Мы с ним эту тему неоднократно обсуждали. Обвинять его в том, что он лоббирует интересы исключительно компании «Нибулон» – абсурдно. Да, эта компания является лидером на рынке водных перевозок. Они имеют наибольшее количество речных портов в Украине. В цивилизованном мире присутствует нормальное понимание лоббизма. Если сегодня компания «Нибулон» лоббирует, чтобы данный законопроект был принят, чтобы развивать речной транспорт, это – нормальное явление. Если бы они делали это каким-то коррупционным путем, это было бы намного хуже. Поэтому я поддержу, как и сам законопроект, так и его автора.

Планируете ли вы участвовать в парламентских выборах 2019 года?

- У меня со следующими выборами все очень просто. Я уже дважды был нардепом, до этого – депутатом областного совета по своему округу. Мне люди доверили и делегировали. Я каждый год отчитываюсь перед своими избирателями. Если будет их решение, чтобы я продолжил свою деятельность, значит, я продолжаю свою деятельность в интересах моих избирателей и государства.

Два года назад вы обещали решить проблему выделения земли для участников АТО на Хмельнитчине. Удалось ли сдержать обещание? Если нет, то почему?

- Как бы я не старался, никогда не удается решить все проблемы. Минимум 90% участников АТО, которые обратились ко мне, получили земельный участок. Есть случаи, когда обратились устно, но не продолжили свое действие документально, а потом жаловались, что я не помог. Но у меня в округе тысячи «атошников».

Вы являетесь одновременно депутатом и председателем совета директоров группы компаний Vitagro. Не мешает ли управление бизнесом одновременно качественно заниматься законотворческой работой?

- Да, это прозвучит не популярно, но я уделяю время и депутатской работе, и надзору за компанией. Я являюсь ее почетным президентом. Эта компания находится в моем округе, где есть не только мои сотрудники и партнеры, но и избиратели. Для меня это важно. С этого бизнеса живет моя семья. С этого помогаем избирателям через благотворительный фонд «Мы рядом». Это то, чем я жил много лет, и поэтому буду продолжать жить и дальше. Все декларирую, и ничего не скрываю. Успеваю, не жалуюсь, и считаю, что делаю правильно.

Есть ли экономический смысл для вашей группы Vitagro покупать предприятия «Агрофирма Триполье» и «Радивил Агро» у группы «Пан Курчак», которая принадлежит вашему коллеге по депутатской группе Сергею Мартыняку? Какой профиль у этих предприятий? Вы курируете лично сделку по покупке этих предприятий?

- Да, я отслеживаю этот вопрос как инвестор и почетный президент компании. Конечно, я не могу принимать непосредственное участие. Но было бы неправдой сказать, что я вообще не в курсе. Мы в рамках своей стратегии набираем дополнительные площади земельного банка. Набирать землю в обработку на Ровенщине начали три года назад. Покупка того же «Радивил Агро» была в стратегии развития.

Получали ли дотации предприятия из вашей группы компаний в 2017 году? Приходилось ли урезать поголовье на ваших предприятиях, из-за распространения АЧС, неблагоприятных условий для свиноводства и молочного бизнеса или же по другим причинам?

- Дотации не получали. АЧС, слава Богу, наши компании обошла, у нас придерживаются всех норм безопасности. Молочный сектор в нашей компании убыточен, но поголовье не сокращали. Понимаю, что отрасль животноводства можно закрыть за один день, но запустить будет уже нереально. Поэтому мы приняли для себя стратегическое решение, что на данном этапе наше молочное производство – социальный вопрос, который имеет экономическую перспективу.

В 2017 году мы запустили еще один современный молочный комплекс, завезли племенное поголовье из Германии. Я уверен, через год-два мы все-таки выйдем на прибыльность.

Под вашим патронатом также с 2012 года работает благотворительный фонд «Мы рядом». По сообщениям на персональном сайте, Фонд в границах округа решает, как проблемы военнослужащих, так и проблемы социально незащищенных жителей села. Но не кажется ли вам, что вы так только «тушите пожары», а лучше было бы работать на то, чтобы убрать корень проблемы?

- Благотворительный фонд – это не структура, которая решает проблему раз и навсегда. Это та структура, которая показывает пример, и поддерживает все слои населения, – например поддержка талантливой молодежи, или же поддержка спорта. Мы просто подставляем плечо государству.

Автор: Иван Киричевский

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Дмитрий Шоломко: Доходы Google в Украине стремительно растут – на 60% в год в долларах
 Ирина Кухтина: «В течение двух лет появится до десяти заводов по переработке ягод»
 Средняя цена однокомнатной квартиры в Минске по состоянию на 27 ноября составляет 70180 долл.
 Белстат: Социально-экономическое положение Республики Беларусь в январе-марте 2010 г.
 RB Asset Management: Инвестиционная идея: Рынок смартфонов