Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Вадим Чагаровский: Украинец теперь потребляет в разы меньше молочной продукции, чем в советские времена


02.04.2018 – Потребители молочной продукции в Украине оказались между двумя огнями. Массированная информационная кампания против домашнего молока и молокопродуктов убеждает их чуть ли не в смертельной опасности такой продукции. Когда же напуганные покупатели с базара попадают в супермаркет, то видят, что промышленные производители тоже «химичат».

Читайте также: Александр Тимоха: Призывать не держать коров в домохозяйствах – невежество

Глава Белоцерковской агропромышленной группы Виктор Кордубан: По серым схемам работает до 30% молочного рынка

Председатель Госпродпотребслужбы Владимир Лапа: Запрет продавать домашнее мясо – откровенная неправда

Семь тезисов об экспорте в Объединенные Арабские Эмираты

Депутат Сергей Лабазюк: В «аграрной» политике политическая конъюнктура побеждает здравый смысл

Мелкий текст на упаковке молока, кефира или сметаны часто свидетельствует, что произведены они не по государственным стандартам качества, а по так называемым ТУ (техническим условиям), то есть рецептам, придуманным на предприятии. Есть и другие хитрые приемы: сыр называют «сырным продуктом», некоторые производители умудряются сливочное масло или твердый сыр «производить» из растительных жиров. Такая оптимизация существенно снижает себестоимость товара, но конечному потребителю она в любом случае обойдется дороже, если не для кошелька, то для здоровья.

О проблемах на украинском молочном рынке говорит и официальная статистика. По ее данным, молочное поголовье в Украине за годы независимости сократилось более чем втрое. Даже, несмотря на уменьшение населения, рынок должен был бы почувствовать нехватку сырья. И молочные отделы супермаркетов переполнены.

Так откуда берется молоко на полках магазинов? Где те коровы-рекордсменки, которые обеспечивают сырьем крупных производителей молочной продукции? И как распознать молочный фейк?

С этими вопросами «Главком» обратился к Вадиму Чагаровскому, председателю совета директоров Союза молочных предприятий Украины. Членами этой организации является большинство украинских молочных компаний. Сам Чагаровский тоже имел свой собственный молочный бизнес, но несколько лет назад из-за конфликта с партнером вышел из него. В планах бизнесмена новые проекты, однако, уже не в Украине.

С 1 января должен заработать новый молочный стандарт. В соответствии с ним украинские переработчики должны были бы отказаться принимать молоко второго сорта, которое не соответствует требованиям ЕС из-за высокого бактериального загрязнения. Сейчас говорят, что он заработает в июле...

Я утверждаю, что его введут, но он работать не будет.

Почему?

В Украине дефицит молочного сырья, и поэтому у нас возникает такое явление как сезонность. Зимой вырабатывается молока меньше, чем летом. Потому что с ноября по апрель коров с пастбищ люди загоняют в хлев. Для коровы это большой стресс, из-за этого она дает меньше молока. Полгода надо кормить корову кормами, которые сложно заготавливать. Она не доедает и дает меньше молока. Поэтому его зимой крестьяне сдают значительно меньше.

В период, когда есть дефицит молочного сырья, никогда не будет работать запрет на прием молока второго сорта качества. Как будет приниматься молоко? Будут сдавать на перерабатывающие предприятия второй сорт молока, и писать «первый». И на этом все закончится, понимаете? Надо минимум вдвое поднять производство индустриального молока, чтобы диктовать новые стандарты.

Для того чтобы что-то менялось, надо научиться делать реальный баланс производства молока, переработки и потребления – то, что у нас не умеют делать ни в Министерстве аграрной политики, ни в Министерстве экономики, ни в Госстате. Мы с вами слышим, что у нас сейчас производится 10,3 млн. т. Когда я читаю эти цифры, всегда вспоминаю Марка Твена, который говорил о трех видах лжи: ложь, наглая ложь и статистика. Так вот, наша статистика производства молока абсолютно не соответствует реалиям.

Можно верить данным по производству так называемого индустриального молока. А вот по молоку, которое производится населением, идет манипуляция цифрами. Почему я так утверждаю? Статистика эти данные собирает методом опроса. Берут условно три тысячи респондентов. Приезжают в село, приходят в сельсовет и спрашивают: «Сколько у вас вырабатывается молока в селе?». Им отвечают: «А кто знает? Иван, иди сюда! Сколько твоя корова молока дает?». Он говорит: «Литров десять». «А сколько коров в селе?». «Ну, где-то 20». И вот они умножают 20 на 10 и таким образом собирают цифры, которые потом применяют на всю Украину.

А надо начинать с базовых цифр, от них можно будет отталкиваться. Вспомним 1990 год: В Украине надоили 24 млн. тонн молока, из них 5,5 млн. – молоко от населения. В то же время поголовье коров у населения составляло 2,5 млн. Что мы имеем сегодня: по статистике сегодня в Украине 1,6 млн. коров и они дают 7 млн. тонн с лишним молока. У меня вопрос: за 26 лет независимости у нас в селе произошли разительные изменения, улучшения, что теперь 1,6 млн. коров стали давать больше молока, чем давали 2,5 млн. коров в советские времена?

Что произошло? Улучшилась племенная селекционная работа? Нет. Имеем лучшие корма или какие-то особые рационы? Нет. Даже в советские времена на фермах воровали корма, приносили домой, и кормили своих коров. Сегодня же уже негде воровать. А может содержание скота изменилось к лучшему? Нет. Выпас коров, с первой зеленой травы и до ноября, так и остался. Ничего не изменилось. То откуда у нас появилось дополнительно почти 3 млн. тонн молока?

«70 литров в сутки от коровы - это ложь. Не верьте никому, потому что это говорят невежды»

Значит, получается, что этих 10,3 млн. тонн молока, что якобы производится, и близко, нет?

По моему мнению, 7-7,5 млн. тонн молока – вот реальные цифры.

Советская статистика была более достоверной?

Да.

Значит, цифре 24 млн. т молока в 1990 году можно верить?

Да. Тогда приписками молока не занимались. Тогда могли сделать по-другому. Например, могли держать 200 неучтенных коров и за счет них показывали, что в колхозе надои большие. Но 90% молока отправлялось на переработку. Тогда был такой термин – товарность молока, то есть количество молока, сданного на переработку. Молочная отрасль в 1990 году переработала более 18 млн. т молока. В прошлом году мы переработали более 4 млн. т молока.

В таком случае, что мы едим? Ведь население Украины сократилось за период независимости существенно, но ведь не в четыре раза. Откуда берется молоко и молочные продукты на полках супермаркетов?

Смотрите, в год у нас производится 2,7 млн. т индустриального молока, от этого отнимаете 10% на откорм телят, остается 2,5 млн. т – это, то количество, которое перерабатывается в молочные продукты. До этих 2,5 млн. т добавьте 1,5 млн. т молока от населения. В целом отрасль производит примерно 4,1 млн. т молока в год. Это статистические данные.

Мы можем говорить еще, что видимо не все учитывает статистика, потому что существует теневой рынок. Это рынок, который работает за наличные. За наличные маленькие цеха покупают у бабки молоко, перерабатывают и тоже за наличные деньги продают. Конечно, оно нигде не учитывается.

По моим расчетам, такого молока у нас в год перерабатывается примерно 600-700 тыс. т. Оно продается на локальных рынках, не в сетях или магазинах. Его можно найти только в райцентрах, на базарах.

В прошлом году молочная отрасль произвела продукции примерно на 30 млрд. грн. Стоимость продукции, произведенной в теневом секторе, достигла 9 млрд. грн. Есть ли перспективы в молочной отрасли в Украине? Безусловно, есть. Надо этот теневой рынок прикрыть, но для этого нужно иметь политическую волю и государственную систему, которая будет базироваться на нравственных принципах. В таком случае это молоко перейдет на покупательский рынок.

Я утверждаю, что покупать молочные продукты на базаре – вредить своему здоровью. Сегодня тот, кто реально производит дома молочные продукты из своего молока, попасть на базар не может - у него нет времени и средств. Он держит две коровы, производит 12-15 литров молока, из них он может сделать 0,5 кг масла или 1 кг сыра. Поедет ли он продавать их на базар? Нет. Их купят перекупщики сознательно, когда эта продукция окажется на рынке.

И все же. 30 лет назад у нас было молока в 3-4 раза больше. Население за это время уменьшилось, но не так существенно, как производство молока. Почему же мы не имеем дефицита и что это за молоко в супермаркетах?

Наша продукция сегодня дорогая. Украинец потребляет значительно меньше молочной продукции, чем в советские времена. По тем временам была обоснованная норма потребления молочных продуктов для того, чтобы пополнить баланс питательных веществ. Каждый украинец должен употребить 380 кг молока в год, через молочные продукты. В таком случае, организм получает необходимые питательные вещества.

Сегодня украинец не доедает и не получает то количество веществ, которое необходимо его организму, потому что потребляет значительно меньше молочных продуктов. Как формируется наша статистика потребления молочных продуктов? То вымышленное молоко, о котором мы говорили, делят на количество населения и говорят: «У нас потребление вот такое».

На самом деле надо считать только то, что потреблено, ведь не все произведенное молоко идет для потребления. Его еще используют на откорм телят, крестьяне сами потребляют молоко, и только излишек сдается перекупщикам.

Поэтому украинцы стали потреблять значительно меньше молочной продукции. По моим подсчетам, эта цифра составляет примерно 84-86 кг в год.

Значит, в Советском Союзе потребляли в разы больше?

Да.

Еще лет 10 назад, корова была почти в каждом сельском дворе. Сейчас же есть села, где корова теперь – экзотика.

А завтра будет еще меньше. Ибо кто сейчас удерживает скот? Преимущественно лица пожилого возраста. Молодежь не хочет заниматься животноводством, а бабки держат корову, потому что у них это единственный доход, который они могут получить кроме своей пенсии.

В последнее время на телевидении вышла целая серия сюжетов на молочную тематику. Продукцию, приобретенную на рынках, журналисты несут проверять в лабораторию, проводят эксперименты - детей кормят молоком, потом с помощью анализов выясняют, как это повлияло на их организм.

Это глупости. То, что они делают - профанация и невежество. Это платные сюжеты для коммерческих проектов.

В одном из таких сюжетов журналист побывал на одной из «высокоинтенсивных ферм», где, по словам специалиста, коровы дают по 70 литров молока в сутки. Действительно ли такие фермы существуют? Потому что даже в Израиле, который известен своими «молочными» рекордами, до такого еще не дошли.

Да нет. Если корова будет давать столько, то за год погибнет. В Израиле корова дает 40 литров в день. Превосходный результат для наших коров – это 30 литров в день, а 70 литров - это вранье, не верьте никому, потому что это говорят невежды.

«Говорят, что у населения некачественное молоко. Это не так»

Но высокоинтенсивные фермы в Украине уже есть.

Действительно, есть такие индустриальные островки, современные с точки зрения санитарно-гигиенических требований. Я могу назвать, например, «Украинскую молочную компанию» в Згуровке. Они сдают молоко на переработку. Эта ферма удерживает 4 тысячи дойных коров.

И сколько корова дает молока в день?

По-разному. Продуктивность коровы считают по году. Нормальная продуктивность коровы – больше, чем 7 тонн в год. Например, в Израиле корова дает 11-12 тонн в год, но там корова - это фабрика. Из-за того, что они ее так эксплуатируют, все питательные вещества из коровы за три лактации забирают. У нас корову доят до пяти лактаций.

Есть ли сейчас известные молочные бренды, которые имеют свои фермы?

Практически нет. Были попытки у «Милкиленда» иметь ферму, но свои 10-15 тонн молока в общем количестве ничего не дадут. Сейчас подошло время, когда индустриальные производители хотят иметь заработок. Они бизнесмены, которые научились считать и поняли современные технологии. Они хотят развиваться, понимают, что в Украине есть определенные проблемы с сырьем. Для них конечная точка - переработчик. Поэтому они не видят дальше всю маркетинговую цепочку, поэтому иногда завышают цены.

Для того чтобы понять друг друга, надо садиться за стол переговоров трем субъектам: производителю, переработчику, торговле. Должны быть равноправные условия заработка. Сегодня те, кто поставил интенсивные технологии, честь им и хвала, имеют до 60% рентабельности. Тогда как у переработчика рентабельность 8-10% - это прекрасно. А наша же торговля, если не будет иметь 15-20%, не будет работать. Фактически, переработчик находится между молотом и наковальней. Один с этой стороны лупит, второй - с другой.

Председатель совета директоров, Союза молочных предприятий Украины Вадим Чагаровский

Вадим Чагаровский - топ-менеджер украинских молочных предприятий. Сотрудничал с компаниями «Одиталат», «Пармалат-Украина», «Галактон», «Балтским молочно-консервным комбинатом». Позже основал собственное консалтинговое агентство, которое занималось развитием «Галичины» и «Геркулеса». По словам Чагаровского, он также помог компании «Danonе» купить Херсонский гормолокозавод, а кроме того способствовал компании «Нутритек» в покупке Хорольского молочно-консервного комбината...

В 2000-х годах Чагаровский осуществил мечту и основал собственное производство – Белоцерковский молочный комбинат. По его словам, предприятие давало первоклассную продукцию. Однако в эти же годы у Чагаровского начинается бизнес-конфликт с его партнером, владельцем компании «Терра Фуд» Станиславом Войтовичем, в состав которой после создания комбинат и вошел впоследствии.

«Я переписал на Войтовича свою долю, хотя по плану хотел сделать предприятие успешным и продать его. Денег от него я так и не получил...», - делится подробностями конфликта с «Главкомом» бизнесмен. В 2016 году Чагаровский окончательно отошел от руководства компанией и комбинатом, оставив свою долю Войтовичу. Сейчас Белоцерковский комбинат находится в состоянии ликвидации...

Но производители молока, фермеры, жалуются, что с них «дерут» именно переработчики... Согласитесь, когда закупочная стоимость молока в четыре раза ниже его стоимости в супермаркете, с ними трудно не согласиться...

Они же не видят, что происходит дальше. «В Германии молоко стоит 35-37 евроцентов», - говорит производитель. «Да стоит так, но какая же заработная плата у рядового немца? 2 тысячи евро. Я буду платить тебе 35-37 евроцентов за твое молоко, если у меня потребитель будет получать 2 тыс. евро», - объясняю я. Все же взаимосвязано. Мы находимся в одном круге.

Какая разница в цене молока во время закупки у фермера, который ввел современные технологии и у мелкого частного производителя?

У фермеров закупается молоко без НДС. Они сегодня получают 5-6 гривен за литр молока. Те, кто сделал нормальное индустриальное молоко с хорошими качественными показателями, получают 8,7-9,2 грн. за литр с НДС. У населения, к сожалению, условий проверить, сколько в молоке жира и сколько белков нет. Есть только посредник, который собирает молоко и привозит на переработку. Из этого общего котла он выделяет 5 грн. бабке и себе имеет от 1,5-2 грн., потому что ему надо собрать молоко и довезти. По пути к переработчику он еще разбавит молоко водичкой, бросит антибиотиков для того чтобы микробиология и кислотность были нормальные.

Фактически система сбора молока у населения и доставка к переработчику сегодня в Украине варварская. Эта логистика никогда не обеспечит качественное молоко. Говорят, что у населения некачественное молоко. Это не так.

Корова дает высококачественное молоко, а делают молоко некачественным люди, потому что они создают такие условия для его хранения. У молока есть такой период. Как бактерицидная фаза составляет 2,5 часа после доения. Вот эти 2,5 часа в молоке не развиваются бактерии. Есть такие вещества как лактенины, которые разрушают все бактерии, попадающие в молоко из воздуха. Через 2,5 часа лактенины сами разрушаются.

Далее, если должным образом не охладили молоко, в геометрической прогрессии начинается развитие бактерий. Поэтому после того, как бабка подоила корову, главная задача – охладить молоко. Мы даже не говорим здесь о чистых руках, тряпках и ведрах.

Есть ли какие-то требования у переработчиков к кормлению молочного стада?

Нет, нет. Субъект хозяйствования сам смотрит на себестоимость. Есть три фактора, которые влияют на себестоимость молока: рацион кормления, селекция и содержание.

И никто из переработчиков не инвестирует в селекцию?

Нет. Это отдельная парафия.

В чем феномен так называемой «белорусской молочной продукции», которая пользуется уважением у украинского потребителя?

Надо «снять шляпу» перед Республикой Беларусь, прежде всего перед президентом Лукашенко. У них существует государственная программа поддержки животноводства и молочной отрасли. Инвестируются значительные средства в модернизацию перерабатывающей отрасли и создание продуктивных ферм. Именно в этом и феномен. Сегодня Беларусь производит 6,8 млн. т молока и перерабатывает 6,4 млн. т. В то время как мы только 4 млн. т с лихвой.

Беларусь ушла в молоко, потому что ей надо валюта. Они смотрят, что именно аграрный сектор может давать экспорт. Им очень легко, потому что рядом Россия, в которой дефицит молока. Россия имеет 32 млн. т, из них 16 млн. дают индустриальные хозяйства и 16 млн. - население. Россия – крупнейший импортер сыров в мире, она завозит 400 тыс. т в год, а 95% экспорта Беларуси – это Россия.

Читайте также: Беларусь в январе-октябре 2017 г. увеличила экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов питания на 17,9% до 4,063 млрд. долл.

«Пришло время, когда срочно нужно вносить изменения в ГСТУ относительно качества сыра»

В Украине есть «легендарные» белорусские молочные продукты?

Нет.

А сгущенное молоко, которое на прилавках в супермаркетах?

Да, но это небольшие партии. Сгущенное молоко не является сегодня необходимым продуктом ежедневного потребления. У нас есть приличные производители, которые не хуже белорусских. Купянский молочноконсервный комбинат, производящий сгущенное молоко №1, думаю, даже лучше белорусского.

Чем объяснить тот факт, что наши производители пытаются продавать свою продукцию в «молочную» Беларусь?

За прошлый год в Беларуси было продано примерно 60 тыс. т сырных продуктов из Украины. Что это за явление? Это значит, что Россия, которая закрыла рынок сыров для Украины в 2015 году, сегодня снова потребляет сыры из Украины.

В 2013 году Украина экспортировала около 800 тыс. т сыра и сырных продуктов в Россию. Тогда мы были третьими поставщиками после Беларуси и Германии. Сегодня снова Украина экспортирует в Россию, но теперь через территорию Беларуси. Также существует серый контрабандный рынок. Товар заходит в Беларусь, как пищевой продукт, там переклеиваются наклейки, и дальше все это идет в Россию. Именно поэтому, я утверждаю, что 60 тыс. тонн сырных продуктов было успешно продано в России.

В своем блоге вы рассказывали о том, как не очень порядочные производители украинской молочной продукции фальсифицируют ее...

Да. Есть много фальсификаторов. Есть и те, которые делают это на постоянной основе.

Как распознать такую продукцию?

Безусловно, определенные признаки фальсификации есть. Давайте начнем с масла, этот продукт чаще всего подделывают. Замороженный брикет масла, который должен храниться при минусовой температуре, всегда твердый как доска. А вот если в продукте есть примеси растительного масла, то при минусовой температуре, он все равно будет не слишком твердым. На него можно нажать, и останется след. Надо внимательно присмотреться к этому маслу, кто производитель и что там написано.

Фальсифицированную сметану сложнее определить. Ведь это можно увидеть, только открыв банку. В домашних условиях можно проверить качество продукта, если туда капнуть йода. Синий цвет скажет о том, что в ее составе есть стабилизатор, то есть крахмал. Если сметана настоящая, то йод сохранит свой цвет.

Часто подделывают именно молоко?

Я считаю, что никто сейчас в Украине не занимается фальсификацией молока, но часто случается молоко низкого качества. Оно производится из некачественного сырья, с того же « от населения» молока, которое приходит разбавленным и с антибиотиками.

Вы также упоминали про «российскую технологию фальсификации», которую теперь используют наши переработчики...

Наши украинские «кулибины», преимущественно производители Харьковщины, научились у России фальсифицировать и сыр. Они добавляют в молоко фиброволокна, растительные белки, и получается творог. Если на одну тонну настоящего сыра необходимо восемь тонн молока, то на одну тонну вот такого фальсифицированного сыра хватит всего три тонны молока. Понимаете, как снижается себестоимость? Добавьте туда стоимость фиброволокна, растительных белков, и все равно получается неплохая маржа. Поэтому сейчас в Харькове за молоко от населения дают 10-12 грн., когда в других областях - 5-6 грн.

Пришло время, когда срочно нужно вносить изменения в ГСТУ относительно качества сыра и обязательного контроля количества белков в нем. Точно так же фальсифицируют сыр с помощью жира. Собирают жир, добавляют растительный, сквашивают все это, и получается творог только с растительным жиром.

«Кто будет во Франции или Италии есть украинский сыр?»

По официальной статистике, в прошлом году Украина экспортировала молочной продукции на $500 млн. О каких продуктах идет речь?

В основном это сухое молоко, сухая сыворотка и сливочное масло. Также сырные продукты. Сливочного масла было экспортировано 33 тыс. т. Однако это исключение, в прошлом году цена на сливочное масло составляла $6 долларов. Именно поэтому было, выгодно экспортировать масло. На мировом рынке сложился дефицит молочного жира, и мы пополняли его. Сейчас этой цены нет. К тому же мы не являемся «прайс-мейкерами» на мировом молочном рынке. Мы не можем конкурировать с такими странами как Новая Зеландия, США. В Новой Зеландии 20 млн. коров, они дают 22 млн. т молока. Почти все коровы на выпасе.

Из каких стран мы больше всего импортируем молочной продукции?

Из Польши, Германии - больше всего. Йогурты, сыры. В прошлом году мы импортировали 3 тыс. т белых сыров в Украину – моцарелла, фета, брынза и так далее.

Потребление этой категории теперь растет?

Да. Потребление и импорт растут. К сожалению, стоимость нашего молока кое-где выше цены в Восточной Европе, поэтому Польша, сегодня может спокойно с нами конкурировать на нашем рынке.

Казалось, что подписание ассоциации с ЕС будет «манной небесной», что нас пустят в Европу. Нас «впустили» - дали квоты, но какие они? На сыр квот нет. Кому нужен украинский сыр в Европе? Кто будет во Франции или Италии есть украинский сыр? Продукции из цельного молока можно экспортировать в Европу 8 тыс. т в год. Мы производим 1 млн. т, а нам дают на 8 тыс. квоту. Это больше ирония, чем помощь. Масла нам разрешили экспортировать 1,5 тыс. т, сухого молока – 1,5 тыс. т.

Последние два года мы не выбираем и эти квоты. Чтобы экспортировать туда, надо быть конкурентоспособными в цене. Также надо соответствовать показателям безопасности, которые там действуют. К тому же там никто нас не ждет. Мы можем экспортировать только в страны, где есть украинские общины. Это небольшие объемы. Про Польшу можно забыть, потому что там 2 млн. украинцев едят вкусные польские молочные продукты.

Кто эти герои, кто везет свою молочную продукцию в Европу?

Я не знаю, какова ситуация сейчас. В 2017 году мороженое «Рудь» экспортировалось, была небольшая партия продукции из «Молочного альянса». Куда мы можем поставлять свою продукцию? Мы можем в HoReCa поставлять (отели, рестораны, кафе), в B2B (компании, которые обслуживают другой бизнес), куда-то на переработку, где не надо иметь маркетинговые бюджеты. Это надо искать, иметь там партнера.

Значит, на самом деле такие маленькие квоты не является для нас проблемой, проблема в том, что нас там и не ждут.

Да, не проблема. Но что означают квоты? Ты их можешь и превысить. Просто у тебя будут таможенные взыскания.

Каково ваше мнение относительно выделения государством 1 миллиарда гривен на создание кооперативов для крестьян, которые торгуют молоком? В Минагрополитики планируют таким образом повысить качество молока ради выполнения соглашения об Ассоциации с ЕС...

Необходимы кооперативы в молочной отрасли? Необходимые. Но...

Те средства, которые должны выделяться на кооперативы, на оборудование, на 70% должно финансировать государство, мне даже смешно от этого. Какое оборудование можно закупить бабке, у которой одна корова? Инициатором создания кооператива должно быть перерабатывающее предприятие. Перерабатывающее предприятие платит за молоко кооператива. 20% НДС оставалось бы в распоряжении кооператива, их можно было бы использовать на приобретение оборудования, на селекционную работу, на зоотехнические услуги, на помощь в заготовке кормов.

Почему инициатором должно быть перерабатывающее предприятие?

Например, в таких регионах, как Западная Украина, молочных хозяйств мало, Вячеслав Чорновил в Львовской области разрушил все хозяйства, там осталось только молоко у населения. Поэтому перерабатывающие предприятия, которые там больше всего страдают от того, что пользуются этим молоком плохого качества, должны стать центром создания таких производственных кооперативов. Они помогут населению организовать систему логистики, инвестировать в производство, потому что им можно будет обратиться в банк, взять кредит на оборудование. Модель такого кооператива – рабочая.

Кооператив по обслуживанию, когда люди сами его создают, а потом решают, куда сдавать молоко – это проигрышный вариант. Крестьяне с протянутою рукой будут ходить к переработчикам. По-моему, такой производственный кооператив необходим переработчикам и небольшим компаниям. Крупные компании уже работают с индустриальным молоком.

Автор: Юлия Туник

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Меморандум МВФ об экономической и финансовой политике в Украине. Часть 2
 Компания Net Entertainment в апреле представила новый игровой автомат Jimi Hendrix™
 Экспорт украинских товаров в Россию в январе-сентябре 2017 г. возрос на 15,1% до 2,938 млрд. долл.
 Один день с Тарасом Кутовым. Как работает аграрный министр
 Когда появился первый значок? Вековая история в маленьких вещах