Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Михаил Соколов: Нам нужно, чтобы в нашем парламенте был представлен именно средний и малый агробизнес


13.04.2018 – Как сторонники «масличных правок» обмолвились о своих истинных мотивах, налоговый комитет смог рассмотреть несуществующий законопроект, а фермерами едва было собрано миллион гривен, членских взносов, Agravery.com рассказал заместитель председателя Всеукраинского аграрного совета Михаил Соколов.

Читайте также: «Соя раздора»: почему аграрии перекрывают дороги

Депутат Сергей Лабазюк: В «аграрной» политике политическая конъюнктура побеждает здравый смысл

Аграрии уже почти полгода борются за отмену «масличных правок» в Налоговом кодексе, которые были приняты 7 декабря прошлого года. Достичь этой цели взялся Всеукраинский аграрный форум – объединение профильных аграрных ассоциаций. Также межфракционное депутатское объединение «Аграрный совет».

Одним из инициаторов таких объединений, а также основным организатором протестов аграриев является Всеукраинский аграрный совет. Одним из его лидеров является Михаил Соколов, который в ВАС занимает должность заместителя председателя ассоциации.

Последнее время в СМИ появилась волна публикаций, в которых лично Михаила Соколова обвиняли в связях с российской Федеральной службой безопасности, а ВАС – в работе на Кремль и фирму «Содружество», связанную с российским премьер-министром Дмитрием Медведевым. Кроме того, ассоциацию обвинили в платном лоббировании законопроекта №7403-2, который должен сохранить экспортный НДС для сои и рапса, на что ВАС якобы потратил 47 млн. долларов.

В некоторых СМИ опубликовали «скрин переписки», по которому вы вроде ездили в Москву на минувшей неделе, встречаться с директором ФСБ Александром Бортниковым и владельцем «Еврохима» о дальнейших действиях относительно «лоббирования» импорта российских минудобрений. Были ли вы на самом деле в Москве? Если нет, то где вы были на прошлой неделе?

- В Москву я не ездил уже несколько лет. Я вообще никуда не ездил заграницу после своего отпуска, который был в августе прошлого года. Я подозреваю, что мои недоброжелатели решили меня «отправить» в Москву в выходные дни именно потому, что знают – у меня в будни много деловых встреч и встреч со СМИ.

Но, на их несчастье, в те дни я был на соревнованиях по волейболу. Есть даже фотографии с этих соревнований, которые я выложил на своей Facebook-странице. Очевидно, ту «заказуху» ребята делали до того, как увидели мои фотографии с соревнований.

Как считаете, почему для атаки выбрали именно вашу персону?

- Обвинения в мой адрес о «лоббировании интересов российских компаний» тянутся уже два года. До этого даже самозваные «ветераны АТО» приобщались...

А в чем те «ветераны АТО» вас обвиняли?

- Они заявляли, что «Соколов – нехороший человек, поэтому с ним нельзя иметь дела».

Дело в том, что не было точно понятно, в связи, с чем начинались эти заказные компании. У нас тогда было параллельно две конфликтные истории. Первая – законопроект о новом порядке утилизации упаковки. Мы настаивали, что в Украине нужно внедрять европейскую систему утилизации упаковки, а не изобретать велосипед в виде нового налога, на котором будут зарабатывать деньги конкретные частные компании.

Вторая – история с минеральными удобрениями. Еще два года назад мы начали протестовать против попыток правительства решить проблемы производителя минудобрений OstChem за счет аграриев.

Сначала начался вот этот бред в письмах, что «Соколов – русский, вредит интересам Украины, непонятно, что делает в Реанимационном пакете реформ, плохие реформы проводит». Это двойной бред – в тот момент я работал над автоматизацией и налаживанием системы возврата экспортного НДС и созданием публичного реестра возврата НДС. Сейчас все признают, что это была одна из лучших реформ. Я ее делал, но меня за нее «наградили» валом заказных публикаций.

Затем, после начала баталий по минудобрениям, начали появляться публикации, что я защищаю интересы российских компаний, а не аграриев, которые переплачивают 30% за минудобрения. Здесь нечего было комментировать, потому что возражения лишь бы раскрутили эти публикации. Понятно, что это все делалось за деньги. К сожалению, у нас много чего в СМИ публикуют за деньги, иногда – просто бред.

Последние публикации, которые появились в СМИ, были, как раз связаны с тем, что мы, оказывается, отстаиваем возврат экспортного НДС на сою не в интересах фермеров, которые потеряют на падении цен, а в интересах иностранных компаний.

Кстати, об интересах иностранных компаний. Сторонники «масличных правок» заявляют, что сохранение экспортного НДС на сою и рапс будет на руку фирме «Содружество», которая якобы приближенная к премьер-министру России Дмитрию Медведеву, и которая вроде бы строит новый завод по переработке сои в Беларуси. Но существует ли эта компания в реальности, и действительно ли она строит завод в Беларуси?

- Я не могу как-то авторитетно утверждать, ибо я никогда не интересовался, что это за компания такая, «Содружество». Участники рынка говорят, что это «Содружество» действительно существует, что оно даже имеет активы в Украине. Тут я не готов ничего утверждать, потому что я вопрос не изучал, в соответствующие базы данных не заглядывал.

Помимо прочих, прозвучали обвинения, что ВАС вроде собрал 47 млн. долларов на лоббирование законопроекта 7403-2 о возврате экспортного НДС на сою и рапс, а также, что ВАС планирует привести в парламент группу из 20 депутатов после следующих парламентских выборов. Проводит ли на самом деле ВАС сбор денег, и ассоциация имеет ли политические амбиции?

- Если меня спросят, это правильный ли подход выбрать депутатов в ВР от аграриев, я скажу так – это правильный подход. Действительно, аграриям нужно думать, как расширить свое представительство в парламенте, чтобы оно было жестче и влиятельнее, и блокировало любые попытки решать проблемы олигархов за счет аграрного среднего и малого бизнеса.

Нам нужно, чтобы в нашем парламенте был представлен именно средний аграрный бизнес, и чтобы там были депутаты, которые будут отвечать перед средним и мелким аграрным бизнесом. Сейчас у нас там слишком много депутатов, которые зависят от крупных олигархических компаний. Поэтому я не буду отрицать, что мы имеем политические амбиции.

Мы хотим изменить ситуацию в ВР и добиться того, чтобы представители олигархов, хотя бы аграрных олигархов, были меньшинством по сравнению с представителями среднего и малого аграрного бизнеса. И мы действительно думаем, как это лучше сделать.

Относительно сбора 47 млн. долларов – было бы неплохо, чтобы это было правдой. Мы все знаем, что выборы стоят денег. Пока эти деньги будут платить олигархи, они и будут заказывать музыку в парламенте и во власти в целом. Но нам, к сожалению, до 47 миллионов долларов далеко. Мы собираем средства, членские взносы, в том числе и на проведение акций протеста.

И мы отчитываемся за каждую собранную и потраченную копейку перед своими членами, которые вносят эти деньги. Наши члены, когда услышали цифру в 47 млн. долларов, хохотали. Они, то знают, какие деньги они сдают. Понимаете, в чем дело: речь не идет даже о миллионе гривен, если говорить в контексте последней протестной кампании, не то, что 47 млн. долл.

На ваш взгляд, кто может стоять за последней дискредитационной кампанией по поводу «масляных правок» против вас? Кто мог заказывать негативные публикации?

- Для меня непонятное происхождение разве что вот этого последнего «письма», где я якобы ездил в Москву, потому что там одновременно поднимают темы и минудобрений, и масляного НДС. Здесь наверняка сказать, кто это конкретно сделал с обоих интересантов, нельзя, ибо те и другие ранее неоднократно спекулировали на теме, что мы боремся не за интересы аграриев, а за интересы русских. Поэтому, кто конкретно это сделал, думаю, мы, никогда не узнаем.

Относительно других публикаций – их смысл сам за себя говорит об их заказчиках. Те публикации – попытки так или так очернить нашу работу, в рамках которой добиваемся сохранения экспортного НДС на сою и рапс. Кому это выгодно? Тот, кто хочет, чтобы эти поправки действовали, и мы все знаем кто эти люди. Я бы их назвал «коллективным Хомутынником».

Понятно, что он там не один в этой схеме, и не единственный интересант, и кто там из этого коллективного Хомутынника смог это все провернуть – сложно сказать. Но это собственно и неважно.

На самом деле, появление этих публикаций говорит, что у наших оппонентов нет аргументов. Глава налогового комитета ВР Нина Южанина постоянно говорит, что нет аргументов у аграриев для протестов. Но у нас аргументы железные. У нас статистика, которая свидетельствует, что в 2015 году, когда не было возврата НДС, рапс стоил на 21% дешевле, чем на мировом рынке. А сейчас он стоит на 6% дешевле.

То есть мы за это время выиграли 15% мировой цены. Что за это время изменилось? НДС стали возвращать, и ничего больше не изменилось – ни объем урожая, ни мощности по переработке. Именно восстановление компенсации экспортного НДС нам дало +15% к мировой цене.

То же самое с соей. Экспортный НДС на эту культуру возвращали всегда. Но до 2016 года компенсация уплаченного налога работала плохо – ГФС или требовала «откаты», или просто вовремя возвращала НДС. Такая ситуация была равноценной неполному возврату уплаченного экспортного НДС. Но как только запустили систему автоматического возврата экспортного НДС, так мы сразу выиграли около 3% от мировой цены, как раз то, что раньше шло в карман фискалам.

Поэтому у нас аргументация ну просто железная. А вот аргументация наших оппонентов – не понятна. Они до сих пор не могут сказать, для чего им необходимо отменять экспортный НДС. Они отрицают, что это им нужно для того, чтобы снизить цены. Они говорят, что это нужно, чтобы успеть закупить сырье на переработку.

У нас был круглый стол с переработчиками. Я у них спрашивал «у вас нет оборотного капитала, чтобы скупить необходимые объемы сои сразу после сбора урожая?». Они говорят – «нет, есть». – «У вас нет элеваторов?» «Да, нет элеваторов». «А почему вы не можете на наших элеваторах хранить? Ответа нет. А это, между прочим, общепринятая практика. Для чего вывозить зерно из элеватора, которое там хранится, раньше, чем оно понадобится на заводе? Лежит себе, и лежит, и так, и так придется тратиться на хранение.

Если говорить о собственных субъективных впечатлениях с того круглого стола?

- Я, наконец-то понял, чего им не хватает. У меня было время перечитать вот те заказные материалы против нас, и там они чисто случайно обмолвились. Дело в том, что в целом ряде мировых рынков действует пошлина на соевое масло, но нет пошлины на семена сои. И чтобы зайти на такие рынки, нужно покупать сою на переработку с дисконтом, другими словами – переложить на фермеров уплату импортной пошлины на соевое масло.

Иначе они со своим маслом будут совершенно неконкурентоспособными. Очевидно, переработчики решили, что захватят эти рынки за счет денег аграриев. Например, есть рынок США, где действует 19,1% пошлины на импорт соевого масла, и нет пошлины на импорт семян сои. И туда никак с соевым маслом не зайти, в отличие от фермеров, которые продают сою.

А вот если своим фермерам опустить закупочную цену на 16%, то с таким дисконтом можно спокойно преодолеть импортную пошлину на соевое масло. Здесь все ясно, как Божий день.

Один из упреков, который также звучит в ваш адрес – что вы вроде гражданин Российской Федерации...

- Но я получил украинское гражданство, и это было осенью. Я достаточно долго ждал этого, хотя живу в Украине постоянно уже 12 лет, с 2005 года. К этому времени я имел вид на жительство. У меня здесь сын, у меня здесь жена, у меня здесь все. Я отсюда никуда не выезжаю, я в Россию уже несколько лет не езжу. У меня были все основания для получения гражданства. Это заняло достаточно много времени, потому что гражданство я получил только со второй попытки.

Меня проверяло СБУ, и я был там на собеседовании. Они проверяли мои контакты, все проверяли. Эти все процедуры нужны, чтобы не давать гражданство кому попало, и это правильно. И эти все процедуры я прошел. Когда впервые рассылали заказные статьи о моих связях в России, я думал, что это делается, чтобы я не получил гражданство Украины.

Но уже поздно: я его получил. Я придерживаюсь законов и дорожу полученным гражданством. Знаете, никому не пожелаешь - жить в стране и чувствовать, что тебя воспринимают как человека второго сорта.

Я думаю, что сейчас статьи о моем российском гражданстве – это неразумный способ психологического давления. И одновременно – способ запугать некоторых нардепов, с которыми я контактирую, мол, «не общайтесь с этими людьми, посмотрите, они какие-то подозрительные, а то потом и о вас будем писать, что вы с российскими шпионами общаетесь».

Но подобное уже написали и про народного депутата Ивана Мирошниченко, с которым вы тесно сотрудничаете...

- Вы правы, это – яркая иллюстрация выше сказанного. На примере Ивана Мирошниченко пытаются запугать других, нападки в адрес Ивана были направлены против всей фракции «Самопомощь». Но, хочу подчеркнуть – к чести этой парламентской фракции, ни один из ее представителей не поддался на давление и запугивание. Об этом свидетельствуют результаты голосований в ВР по «соевым вопросам». Голосуют как один. Ни в одной другой фракции нет такого единодушия.

Этой среде налоговый комитет ВР внезапно изменил время и место проведения своего заседания, где принял свой законопроект №7403-д, против которого также выступали аграрии. Суть этого законопроекта – «масляные поправки» и дальше действуют, но не касаются случаев, когда аграрий самостоятельно экспортирует свою сою. Почему, несмотря на многочисленные пикеты аграриев, налоговый комитет не идет на диалог?

- Дело даже не в том, что комитет сообщает «ненужным» депутатам об изменении времени и места проведения комитета за полчаса до начала заседания, как это было с депутатом Виталием Гудзенко. Дело в том, что налоговый комитет последовательно нарушает регламент Верховной Рады.

Налоговый комитет по регламенту, как и любой другой комитет ВР, может доработать законопроект только по указанию ВР. А ВР это делает, если законопроект отправили на повторное первое чтение, или когда просто рассмотрела, или когда отклоняет. В любом случае, нужно решение парламента.

Но что сделал налоговый комитет? Он включает в рассмотрение законопроект 7403-д, который по факту не зарегистрирован. Но комитет не может рассматривать не зарегистрированный законопроект.

А почему аграриям не удается системно повлиять на налоговый комитет?

- В том и дело, что ВР этого созыва не может работать по законодательству. Она принимает поправки в нарушении регламента, а налоговый комитет борется за их сохранение с нарушением регламента. Имеем постоянные нарушения регламента, чтобы продавить то, что нужно переработчикам, и части комитета, и это самое страшное.

Вы сами заявляли, что мелкий фермер не может сформировать крупную партию сырья для загрузки на судно. Но мелкий фермер может сформировать небольшую партию товара для экспорта сухопутным путем. А что если авторы законопроекта 7403-д как раз решили сработать в интересах фирмы «Содружество» и их завода в Беларуси?

- Я бы не стал так говорить, это может выглядеть как спекуляция. Тут другой вопрос – кто может экспортировать крупные партии сои? Разве что крупные компании, такие как "Кернел", которые выращивают собственную сою в больших масштабах. А вот у малых фермеров будут трудности, и часть из них окажется «закрытой» для продаж только в Украине. Нет особого значения, каким путем экспортируется соя – морским или сухопутным. Но и это не самое главное.

У нас есть большое подозрение, что вот этот законопроект 7403-д налоговый комитет постановил, чтобы наш законопроект №7403-2 «завалить». Голоса нардепов могут разделиться, и в итоге оба законопроекта не примут. Или же пройдет комитетский законопроект, и крупные агропроизводители получат двойные преференции – они смогут экспортировать свою сою, а у фермеров скупать продукцию на переработку по заниженным ценам.

Какие у вас дальнейшие планы в борьбе против «масличных правок»? И чего вообще следует ожидать?

- Мы будем требовать у председателя ВР, чтобы парламент придерживался регламента. Чтобы на голосование ставили законопроекты именно в том порядке, в котором они поступили в сессионный зал. Наш – первым, комитетский – вторым. И пусть сессионный зал определяется, и мы четко будем видеть, какой народный депутат кого поддерживает. Люди должны знать своих героев.

Если примут наш законопроект, никаких негативных последствий не следует ожидать. Если примут комитетский законопроект №7403-д, мы будем вносить поправки или вообще будем подавать новые законопроекты.

И получится нечто среднее – часть сои поедет на экспорт, поэтому внутренние цены упадут не так драматично. Теневой рынок «подрастет», но в меньшей степени, и фермеры потеряют в цене, но не настолько, как прогнозируется.

Если не примут никакого законопроекта, то воплотится худший сценарий – внутренние цены в Украине просядут, существенно вырастет торговля соей на теневом рынке за наличные в этом году.

В следующем – посевные площади под соей однозначно сократятся. В этом году их сокращать уже нельзя было, а вот в следующем – сократятся. Статистически теневой рынок в этом году будет выглядеть так: посевные площади сохранятся, но официальная урожайность внезапно сократится. В следующем году получим еще большее падение сбора сои.

Будет ли строиться новая переработка? Данные ассоциации «Укрмаслопром» и НААН и так говорят, что мощности по переработке масличных у нас и так большие из-за производства этих культур. Единственное, что может случиться – старые заводы пойдут на металл, а вместо них начнут строить новые.

Планируют ли аграрии прибегать к новым акциям протеста с блокированием дорог и пикетированию правительственного квартала, в случае если ВР не отменит масляные поправки?

- Если не удастся отстоять сохранение экспортного НДС на сою и рапс, мы вернемся к этому вопросу осенью, когда получим статистику, к чему привело принятие «масличных правок». Какие формы будет иметь тогда наш протест – я не готов говорить. Мы стараемся не делать постоянно одно и то же, чтобы протест принимал наиболее эффективные формы, на текущий момент и время.

Что мы точно будем делать? Мы будем все время работать в округах тех нардепов, которые не поддержат аграриев. Чтобы все аграрии в этих округах знали, что их депутат их предал, и это мы будем делать до самих выборов, и надеюсь, что это им аукнется.

Также мы будем отслеживать, в какие партии сторонники Хомутынника попытаются мигрировать, и будем доносить до аграриев, какой именно политический проект предоставил им убежище.

Вы предполагали, что заказные статьи против вас пишут, чтобы отстранить нардепов от сотрудничества с вами и ВАС. Готовы ли эти депутаты с вами работать и в дальнейшем?

- Мне кажется, что наши оппоненты не понимают, что народные депутаты с нами работают не из-за личностных симпатий или меркантильного интереса. Они работают с нами из-за совпадения в мировоззрении, также потому, что мы действуем в интересах своих избирателей.

Мы же деньги не платим нардепам, и они не за деньги с нами работают, дело не в деньгах, они от нас ни копейки не получили. Дело как раз в мировоззрении, на которое эти публикации вообще не влияют, поэтому все, все понимают, что и к чему. Мне кажется, что ситуация уже настолько понятна, что все, кому это нужно, давно во всем разобрались.

Автор: Иван Киричевский

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Континент без турфирм. Советы трех самостоятельных путешественников по Азии
 «Конституцию с момента принятия никто не уважает», – судья Конституционного Суда
 Об экономической и финансовой ситуации в Беларуси в 2010 г.
 Беларусь в январе-июле 2017 г. увеличила экспорт сырой нефти на 31,1% до 332,696 млн. долл.
 Депутат Вадим Денисенко: Будет много выступлений о том, как умирает сельская медицина, от людей, которые ходят в Brioni