Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в четвертом квартале 1997 г. Часть 2


25.10.2013 – Для поддержания ликвидности банковской системы Нацбанк привлекает ресурсы банков на свои депозитные счета и продает банкам ценные бумаги. Суммы, погашаемые Нацбанком посредством продажи ценных бумаг и депозитов, однако, слишком малы для того, чтобы предотвратить расширение денежной базы.

На данный период Нацбанк пользуется двумя видами ценных бумаг: ГКО, выпускаемыми государством, и КО, выпускаемыми Нацбанком. В октябре 1997 г. появился третий вид – долгосрочные государственные ценные бумаги или ГДО. Данный шаг можно только приветствовать, поскольку эти ценные бумаги позволяют заморозить банковскую ликвидность на более продолжительные промежутки времени.

В плане Нацбанка на 1998 г. ясно поставлена задача развития рынка ценных бумаг в Беларуси для создания условий для безинфляционного финансирования государственных расходов и сглаживания колебаний процентных ставок и ликвидности на рынке денег. Не стоит, однако, забывать о том, что усиление роли рынка в определении процентных ставок является необходимым условием для повышения эффективности денежно-кредитной политики.

Из-за различий сроков погашения средние ставки по ГКО на первичных рынках нельзя привести на месячной основе. Наблюдение же за отдельными ставками дает основание заключить, что они практически не меняются в зависимости от сроков погашения. Например, в октябре и ноябре 1997 г., несмотря на то, что сроки погашения колебались между 274 и 323 днями, все ГКО были эмитированы по ставкам между 35,9% и 36,1%, практически совпадающим со ставкой рефинансирования, равной 36%.

Другими словами, имеет место горизонтальная структура процентных ставок в любой момент времени. Поскольку субъекты хозяйствования вряд ли могут рационально предполагать горизонтальную структуру процентных ставок в условиях нынешней ситуации в экономике, можно сделать вывод, что существующие на данный момент ставки не были определены с помощью механизма спроса и предложения, вследствие чего называть эмиссии ГКО словом «аукцион» было бы неверно.

Реальная фактическая ставка рефинансирования стала положительной к концу 1997 г. из-за спада инфляции к концу года. Тем не менее, крупномасштабная денежная эмиссия повысила инфляционные ожидания, в результате чего ожидаемые реальные процентные ставки стали отрицательными, и капитал устремился из страны.

В ответ ставка рефинансирования была повышена до 40% в декабре и 50% в феврале 1998 г. Несмотря на это, 80-ый выпуск ГКО (от 24 февраля 1998 г.) сорвался, и эмиссия, планировавшаяся на 3 марта, была отменена. После 10 марта новые выпуски ГКО нашли покупателей по номинальным ставкам в размере 51% и 54%. 1 апреля ставка рефинансирования претерпела сокращение до 44%.

Ставки по депозитам и кредитам оставались отрицательными в реальном выражении в течение всего 1997 г. Это означает, что вместо того, чтобы стимулировать рост сбережений, процентные ставки в Беларуси заставляют субъектов хозяйствования предвосхищать свои расходы путем заимствования.

В целом из-за широко распространенной системы верхних и нижних ценовых ограничений, процентные ставки в Беларуси не функционируют как эффективный механизм распределения ресурсов. Более того интервенции Нацбанка на денежном рынке не могут повлиять на стоимость ресурсов для населения, таким образом ограничивая эффективность денежно-кредитной политики. Хотя основные направления деятельности Нацбанка в 1998 г. и упоминают ряд важных реформ и шагов в направлении повышения эффективности денежно-кредитной политики, гибкости процентных ставок не было уделено достаточного внимания.

После того, как в сентябре 1997 г. Нацбанк повысил нормы обязательных резервов, дополнительной информации относительно этого инструмента Национальным банком обнародовано не было. В сентябре 1997 г. эти нормы были установлены в размере 21% для вкладов до востребования, 17% для вкладов от 30 до 90 дней и 5% для вкладов со сроком погашения свыше трех месяцев. Положение об обязательных резервах не распространяется на вклады со сроками погашения свыше одного года.

Динамика среднего коэффициента обязательного резервирования, определяемого как отношение между обязательными резервами и общей суммой вкладов к концу четвертого квартала составил 16%, немного повысившись со вторым и третьим кварталами, в течение которых он находился на уровне 15%.

Помимо обязательных резервов банки располагают избыточными резервами, которые могут быть использованы для выдачи кредитов. Объем избыточных резервов продолжил нежелательный рост в декабре 1997 г., достигнув 11% общей суммы вкладов (в июне он составлял лишь 4%). В случае обращения этих избыточных резервов в кредиты произойдет значительный рост денежной массы. Устранение этих избыточных резервов должно стать первоочередной задачей денежно-кредитной политики, решить которую можно будет за счет оперативной эмиссии ГДО.

Широкий денежный агрегат МЗ определяется как сумма денег в обращении (вне банковской системы) и вкладов небанковского сектора в местных банках, включая вклады в иностранной валюте. Агрегат М2 определяется более узко, поскольку из него исключаются вклады в иностранной валюте. Быстрый рост денежного резерва привел к тому, что в 1997 г. агрегат МЗ вырос на 111%. Данный показатель более чем в три раза превосходит запланированный на 1997 г. Нацбанком рост в размере 33%.

Несмотря на то, что в 1997 г. отношение денежной массы к денежному резерву немного выросло, оно находится на очень низком, по сравнению с индустриальными странами, уровне. Это вызвано неразвитостью финансовой системы в Беларуси. Поскольку люди не в состоянии оплачивать свои покупки чеками, сумма денег, хранящаяся в форме наличности, сравнительно велика, что ведет к сравнительно низкому денежному мультипликатору.

Скорость обращения МЗ была довольно стабильной на протяжении нескольких лет. Таким образом, можно сказать, что в долгосрочной перспективе количественная теория денег дает вполне адекватное объяснение динамики денег и цен. Хотя изменение скорости обращения денежной массы может означать, что в краткосрочной перспективе денежная масса и инфляция развиваются с разнополярной динамикой, по мере возвращения скорости денежного обращения к долгосрочной тенденции темп роста инфляции и темп роста денежной массы сверх темпа роста производства будут приблизительно одинаковы.

Государственные финансы

Вплоть до сентября 1997 г. благоприятное положение с поступлением доходов в бюджет позволяло поддерживать его положительное сальдо. Однако, начиная с октября наблюдался дефицит консолидированного бюджета. Хотя в октябре и ноябре дефицит был невелик (всего 0,35% и о,2% ВВП соответственно), резкое увеличение расходов в декабре привело к увеличению квартального дефицита на 8,3%. На конец года общий дефицит составил 2,1% ВВП, что на 0,2% больше, чем в 1996 г.

Динамика ежемесячных реальных доходов и расходов государства, рассчитанных с использованием ИПЦ, заметно увеличилась как реальные доходы, так и реальные расходы. По сравнению с 1996 г. реальные доходы выросли на 35,1% (соответствующий номинальный рост составил 123,4%), в то время как реальные расходы выросли на 33,2% (соответствующий номинальный рост составил 122,6%). Эти темпы роста чрезвычайно велики, объяснить их можно только низкими уровнями показателей экономически менее удачного предыдущего года.

В период с сентября по декабрь 1997 г. реальные доходы вели себя наиболее нестабильно. С сентября по октябрь они увеличились на 33,2%, с октября по ноябрь сократились на 23,9% и, наконец, с ноября по декабрь снова увеличились на 73,4%. Последний скачок был самым крупным с 1995 г.

Текущий уровень государственных доходов в Беларуси (32% ВВП) относительно высок по сравнению с другими европейскими странами с переходной экономикой. Этот факт является, прежде всего, отражением сильного государственного контроля экономики страны, который позволяет успешно решать проблему уклонения от уплаты налогов. Систему налогообложения республики можно оценивать как несправедливую и неэффективную, поскольку высокие ставки налогов по одним видам деятельности используются для компенсации широко распространенных налоговых льгот другим.

Одной из составляющих доходов являются косвенные налоги, доля которых чрезвычайно велика даже по меркам развивающихся стран. Что касается прямых налогов, то доля налогов сборов с предприятий превышает долю сборов с частных лиц, что весьма типично для развивающихся стран.

Сокращение государственных доходов в период до 1996 г. было практически вызвано сокращением сборов по НДС и налогу на прибыль. Налог на прибыль сокращался быстрее, чем остальные статьи  доходов: с 26% в 1992 г. до 21,5% в 1996 г. С другой стороны, доходность НДС падала пропорционально общей сумме государственных расходов, и, как следствие, его доля до 1996 г. оставалась более или менее постоянной.

Рост ВВП в 1996 и 1997 гг. сопровождался значительным ростом доходов по статье косвенных налогов, в то время как удельный вес подоходного налога оставался практически неизменным на уровне 1995 г. Доля налога на прибыль продолжала падение в 1996 и 1997 гг., достигнув 14,7%, что говорит, несмотря на рост выпуска, о низкой рентабельности белорусских производств.

Улучшение собираемости налогов также способствовало увеличению бюджетных доходов в 1997 г. После их продолжительного, с 1993 г., роста как доли ВВП, задолженности по налогам начали падать в 1996 и 1997 гг. Средняя задержка по уплате налогов упала с 13,8 дней в 1995 г. до 4,5 дней на конец 1997г. Подоходный налог с граждан характеризуется наименьшей суммой задолженности, что неудивительно, поскольку данный налог вычитается непосредственно из зарплаты. Налоги из фирм собираются менее успешно. Наибольшая задолженность по налогам наблюдается по налогам на прибыль, причем исправление положения с этим налогом в течение 1997 г. было мало ощутимым.

В период с 1992 г. по 1996 г. больше всего пострадали такие статьи, как государственные трансферты домашним хозяйствам, субсидии и капитальные расходы, в то время как расходы на образование и здравоохранение падали меньшими темпами. Такая ситуация типична для экономического упадка, поскольку сокращать расходы легче по таким статьям, как субсидии и накопление капитала.

В 1997 г. расходы на образование и здравоохранение составили примерно 35,6% общей суммы государственных расходов. Эта цифра чрезвычайно велика по сравнению с любыми странами, индустриальными или развивающимися. С другой стороны, расходы на социальную защиту населения по сравнению с большинством зарубежных стран очень малы. Удельный вес этой статьи в общих расходах падал в течение всего 1997 г. и в последнем квартале оказался на отметке 3,4%. Удельный вес субсидий в 1997 г. стабилизировался, хотя до этого падал непрерывно, начиная с 1993 г.

Государственный бюджет (республиканский и местные) составляет приблизительно 70% всех операций сектора государственного управления. Кроме него, консолидированный бюджет включает в себе социальные фонды (Фонд социальной защиты населения, Государственный фонд содействия занятости) и внебюджетные фонды (Дорожный фонд, Фонд поддержки производителей сельскохозяйственной продукции и продовольствия). Дорожный фонд и Фонд поддержки сельского хозяйства иногда попадали в дефицит, в результате чего дефицит бюджета органов государственного управления оказывался порой меньше дефицита бюджета государства.

Внутренний государственный долг понизился с 3,3% ВВП в 1996 г. до 2% в 1997 г. По международным меркам такой уровень долга считается очень низким и является результатом равно как высокой монетизации бюджетных дефицитов, так и практики отрицательных реальных процентных ставок по государственному долгу. Так, прогноз дефицита государственного бюджета на 1998 г. составляет 1670,5 млрд. руб., 36% которого должно финансироваться за счет печатания денег. Оставшаяся часть будет финансироваться за счет эмиссии государственных ценных бумаг, реальные процентные ставки по которым до сих пор отрицательные, что означает финансовые потери для тех, кто решит одолжить деньги государству.

Несмотря на низкий уровень прямого долга, эксперты ВЕТ, считают, что уровень косвенного государственного долга крайне велик. Объяснение этому лежит в том, что правительство постоянно использует банковский сектор и государственные предприятия для проведения квазифискальных операций, которые зачастую связаны со значительными финансовыми потерями для их участников.

Примерами квазифискальных операций могут служить предоставление мягких кредитов реальному сектору через банковскую систему, административное назначение цен, привлечение государственных предприятий для осуществления программ развития и изъятие у предприятий части валютной выручки. Вовлекая предприятия в эти механизмы, государство становится ответственным за финансовое состояние этих предприятий.

В какой степени эта ответственность может материализоваться в виде реального государственного долга в случае неплатежеспособности пострадавших от государства предприятий, конечно же, трудно оценить. На данный момент правительство проводит открытую политику предотвращения банкротства предприятий за счет предоставления им мягких кредитов (распространяя монетизацию на негосударственные дефициты), достаточных для поддержания этих предприятий на плаву.

Как уже ранее указывалось экспертами проекта ВЕТ, недостаточная приватизация и излишнее вмешательство в реальный сектор затягивают так необходимые экономические преобразования. Более того, перспектива позитивных сдвигов в будущем в этом направлении осложняется официальной риторикой. Взвалив на себя всю ответственность за все социально-экономические проблемы Беларуси, правительство страны только способствует сохранению у ее граждан менталитета зависимости от государства, доставшегося им от Советского Союза, и ограничивает свою собственную способность навязывать структурные реформы, требующие краткосрочных жертв.

Международные последствия такого подхода несложно себе представить. Официальная приверженность курсу социально безболезненных реформ естественно интерпретируется субъектами хозяйствования как признак того, что реформы будут идти медленно и переходный период затянется. Как следствие, международные организации предпочтут инвестировать и финансировать проекты в странах, где реформы осуществляются быстрее. По мере того, как эти быстро реформирующиеся соседи привлекают новый капитал, положительные экономические ожидания в этих странах автоматически создают условия для привлечения капитала в будущем.

С другой стороны, Беларусь, страна с низкими уровнями инвестиций и внешнего финансирования, станет все менее привлекательной для нового капитала, в результате чего инвестиции в страну придут только под большие проценты. В условиях ограниченных внешних ресурсов и недостаточных местных сбережений поддерживать экономический рост в Беларуси после того, как материализуются все краткосрочные последствия недавней денежной экспансии, будет невозможно.

Источник: BusinessForecast.by

Уважаемые коллеги, пожалуйста, присылайте ваши статьи, презентации и другие материалы для публикации на сайте BusinessForecast.by на электронный адрес info@businessforecast.by.

 
Читайте по теме:
 Старший экономист ЦЭС Дмитрий Яблоновский: «Министерства саботируют приватизацию»
 Кому и сколько должна Украина
 Директор НАБУ Роман Шпек: За последние два года из-за бездействия правительства мы потеряли $10 млрд. кредитов
 «Кредитная консультация № 1»: ваш маяк в море кредитных предложений
 Хронология экономических событий 21 декабря 1997 г. – 20 сентября 1998 г. Часть 3