Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Платежный баланс и курсы валют в Беларуси в 1998 году


10.01.2014 – 1. В связи с наличием административного контроля на установлением обменного курса на минской Межбанковской валютной бирже (МВБ) эксперты группы В.Е.Т. использовали для сопоставления в качестве рыночного обменного курса кросс-курс белорусского рубля по отношению к доллару США, основанный на равновесных значениях обменных курсов Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ).

С 24 марта 1998 г. прекращены котировки BRB/USD на ММВБ, поэтому для последующих периодов экспертами В.Е.Т. использовались обменные курсы параллельного межбанковского рынка (ПМР), цитируемые агентством Рейтер.

2. В ответ на прогрессирующий возврат к высоким темпам инфляции, последовавший за периодом незавершенной стабилизации 1995 г., белорусский рубль обесценивался с возрастающей скоростью. После 40% обесценивания в 1996 г., в 1997 г. обесценение белорусского рубля по отношению к доллару США на ММВБ составило 111%.

В сентябре 1997 г. Национальный банк начал интервенции на ММВБ с целью сдерживания падения курса белорусского рубля. Тем не менее, совокупное обесценение белорусского рубля за январь-март 1998 г. составило 30%. Несоответствие между официально устанавливаемым курсом белорусского рубля и его рыночными уровнями привело к полному истощению валютных резервов Национального банка в феврале 1998 г. и, в результате, интервенции были прекращены в начале марта 1998 г.

3. После мартовского кризиса межбанковский рыночный обменный курс оставался относительно стабильным до июня. В июле, однако, началась новая волна обесценения, усилившаяся под влиянием российского кризиса. К концу сентября межбанковский обменный курс достиг BRB/USD 270000, что означало более чем 300% обесценение за третий квартал 1998 г.

4. Принимая во внимание относительную свободу установления рыночного обменного курса, он являлся важнейшим индикатором восприятия экономическими агентами экономической ситуации в Беларуси. В конце 1998 г. произошла значительная кредитная эмиссия в связи с неудачным сельскохозяйственным сезоном и российским кризисом (который особенно повлиял на экспорт).

5. С февраля 1997 г. были позволены регулируемые колебания официального обменного курса на МВБ. В течение второго квартала изменения обменного курса на МВБ были достаточно умеренными в сравнении с изменениями рыночного обменного курса. Во втором квартале разрыв между курсами МВБ и параллельного межбанковского рынка (ПМР) достиг 87,1%. Было бы неправомерно проводить сравнение этой цифры со значениями разрыва за последующие периоды, поскольку, как указывалось выше, произошла смена обменного курса, используемого для сопоставлений – с ММВБ на ПМР. Последний же, как представляется, характеризуется более высокой степенью свободы.

В течение второго квартала разрыв слегка сократился благодаря постепенной девальвации белорусского рубля на МВБ в то время, как курс белорусского рубля на ПМР оставался относительно стабильным. Однако происходящее падение рыночного обменного курса в значительно большей степени, чем курса МВБ, привело к возрастающему разрыву в течение третьего квартала.

В конце августа разрыв почти удвоился по сравнению с июлем и достиг 145%, а в конце сентября разрыв приблизился к 300%, достигнув наивысшего наблюдающегося до настоящего времени значения. Резкое увеличение разрыва обменных курсов (рыночного и официального) в течение нескольких последних месяцев высветило как ошибки в формулировании среднесрочных целей, определяемых на основе политики обменного курса (стратегическая неудача), так и недостаточную гибкость при реагировании на внешние шоки (тактическая неудача).

6. Поскольку официальный обменный курс был завышен, отсутствовал стимул для экономических агентов продавать твердую валюту на МВБ, что подтверждается более низкими по сравнению с 1995 г. объемами торгов на МВБ. По существу, предложение иностранной валюты на МВБ ограничивалось обязательной продажей валютной выручки экспортеров. Национальный банк выражал намерение постепенного сокращения норматива обязательной продажи с перспективой полной отмены ее в будущем. Однако нехватка ресурсов привела к решению о повышении норматива обязательной продажи до 40% и обсуждению вопроса о дальнейшем его увеличении.

7. Принимая во внимание избыточный спрос на иностранную валюту на МВБ, распределение имеющейся иностранной валюты осуществлялось через отбор заявок, основанный на списке первоочередного импорта, подавляющую долю которого составлял импорт энергоресурсов. Доступ к иностранной валюте по курсу МВБ также мог быть представлен специальным решением. По мнению экспертов В.Е.Т. существующая схема действовала как налог на экспорт. Более того, возможность получения доступа к иностранной валюте по курсу значительно ниже рыночного стимулировала поведение, характеризуемое как «поиск ренты».

8. За последние два года произошло значительное улучшение конкурентоспособности белорусских товаров благодаря снижению реального обменного курса. Тем не менее, торговый баланс (не принимая во внимание «челночную торговлю») ухудшился: дефицит торгового баланса увеличился с 8,6% ВВП в 1996 г. до 10,1% в 1997 г. В первом квартале 1998 г. дефицит торгового баланса достиг 15,2% ВВП по сравнению с 14,7% и 11% ВВП в первых кварталах 1997 и 1996 гг. соответственно. Рост дефицита торгового баланса свидетельствовал о том, что воздействие снижения реального обменного курса на конкурентоспособность было более чем перевешено избыточным расширением внутреннего спроса.

9. Дефицит текущего счета в 1997 г. составил 6% ВВП, в то время как с учетом «челночной торговли» эта цифра оценивалась Национальным банком в 3-4% ВВП. Состояние текущего счета в первом квартале 1998 г. также ухудшилось по сравнению с первым кварталом 1997 г. (-11,6% ВВП и -9,6% ВВП соответственно).

10. По оценкам Министерства статистики и анализа, бартер в первом полугодии 1998 г. составил 27,5% от общего внешнеторгового оборота, что на 1,5% меньше, чем в первом полугодии 1997 г. Бартерная торговля составила в первом полугодии 1998 г. 30,9% экспорта и 29,6% импорта. Бартерные сделки не поощрялись экономической политикой из-за их воздействия на доходы государства.

Тем не менее, вовсе не обязательно сокращение бартерных сделок было достигнуто посредством их замещения сделками с использованием денег. Если сокращение бартерных сделок привело к ограничению торговли, то политика ограничения бартерных сделок могла иметь негативные последствия. Более толерантный подход к бартерным сделкам, наблюдаемый в последние несколько месяцев, отражал понимание того обстоятельства, что политика ограничения бартера приводит фактически к сокращению торговли. Подписанный между Беларусью и Украиной документ, снимающий ограничения на бартерные операции, являлся примером такого понимания.

11. По сравнению с 1997 г. как с точки зрения экспорта, так и с точки зрения импорта, структура оставалась практически той же самой. Наиболее значительные изменения произошли в доле экспорта минеральных продуктов, которая возросла с 8,2% в 1997 г. до 10,4% в первом полугодии 1998 г. Основными категориями белорусского экспорта были транспортные средства, минеральные продукты, машины и оборудование (большая часть их экспортировалась в страны СНГ), химическая продукция, текстиль и текстильные изделия (в основном экспортировались за пределы СНГ). Перечисленные 5 секторов вместе составляют 63,8% общего экспорта.

Основу импорта в первом полугодии 1998 г. составляли минеральные продукты и недрагоценные металлы (в основном из России), машины и оборудование, продукция пищевой промышленности и химическая продукция (в основном из дальнего зарубежья). Перечисленные 5 секторов составляли 75,7% общего импорта.

12. Хотя доля стран СНГ в белорусском экспорте выросла по сравнению с 1997 г., их доля в импорте сократилась. Основными внешнеторговыми партнерами Беларуси, как со стороны экспорта, так и со стороны импорта, продолжали оставаться Россия, Украина, Германия, Польша и Литва.

13. Индекс «выявленных сравнительных преимуществ» по секторам на основе данных о внешней торговле Беларуси за первые шесть месяцев 1998 г. (положительное значение индекса свидетельствует о наличии «выявленных сравнительных преимуществ», а отрицательное значение – на их отсутствие или на «выявленные сравнительные недостатки).

Результаты свидетельствуют о наличии выявленных сравнительных преимуществ по транспортным средствам, текстилю, строительным материалам и древесине как в торговле со странами СНГ, так и со странами дальнего зарубежья. В отношении машин и оборудования, пластмассы, каучука и резины и продукции пищевой промышленности были выявлены сравнительные преимущества Беларуси в торговле со странами СНГ, но сравнительные недостатки – со странами дальнего зарубежья. И, наоборот, в отношении минеральных продуктов, химической продукции и недрагоценных металлов были выявлены сравнительные недостатки Беларуси в торговле со странами СНГ, но сравнительные преимущества – с дальним зарубежьем.

14. В конце 1997 г. внешний долг Беларуси составил 958 млн. долларов США или 7,2% ВВП и вырос до 987 млн. долл. США или 7,3% ВВП к концу первого полугодия 1998 г. В мае 1998 г. Совет Республики принял закон о внешнем долге Республики Беларусь, согласно которому внешний долг не может превысить 2 млрд. долл. США.

Правительство предполагало этим законом привлечь внешних инвесторов. Однако определение верхнего предела внешнего долга не является инструментом завоевания доверия к проводимой политике. Внешний долг Беларуси очень не велик по сравнению, как с развитыми, так и с развивающимися странами, и экономические агенты с легкостью могут принять более высокий уровень внешней задолженности, если инвестиции в Беларусь станут более привлекательными с экономической точки зрения.

15. Поскольку торговля с Россией составляла около 2/3 внешнеторгового оборота Беларуси, российский кризис оказал значительное воздействие на белорусскую экономику. Это воздействие было ассиметричным в двух направлениях.

16. Первое направление касается режима платежей торгующих компаний. Фирмы, работающие с Россией на основе бартера, в целом пострадали в меньшей степени, поскольку российские партнеры в основном выполнили свои обязательства. В противовес этому, наиболее пострадавшими оказались компании, работающие на основе денежных расчетов вследствие отсутствия средств платежа у России.

17. Второе направление касается выпуска продукции в разрезе секторов. С одной стороны, рецессия в России привела к сокращению спроса на продукцию производственно-технического назначения и потребительские товары с высокой эластичностью спроса по доходу (как, например, товары длительного пользования).

В то же время, на товары с низкой эластичностью спроса на доходы (например, продовольственные товары), спрос России вырос. Это произошло не только вследствие плохого урожая в России, но также и потому, что «перелет» обменного курса белорусского рубля по отношению к доллару США привел к улучшению конкурентоспособности по сравнению с Россией, что стимулировало экспорт как через легальные, так и через нелегальные каналы. Из-за контроля за ценами на продукты питания в Беларуси их экспорт в Россию сопровождался возникновением дефицита этих продуктов на внутреннем рынке.

18. Чистый эффект был тем не менее в значительной степени негативным. Белорусский экспорт в Россию резко сократился в сентябре, особенно экспорт промышленной продукции и со стороны компаний, работающих на основе денежных расчетов. Поскольку переориентация с российского рынка на рынки третьих стран – сложно осуществимая задача в среднесрочном периоде, сокращение экспорта в Россию привело к сокращению производства и к росту запасов готовой продукции. В любом случае это приводит к ухудшению экономической и социальной ситуации в Беларуси.

19. Российский кризис вновь обострил вопрос об экономической обоснованности дальнейшей интеграции с Россией. Уменьшение экспорта в Россию и трудности с переориентацией торговли на другие регионы подчеркнули торговоотклоняющие эффекты Таможенного союза с Россией. Более того, Россия пыталась разрешить некоторые свои проблемы средствами торговой политики и в этом случае различия в промышленных и торговых интересах двух стран становились более очевидными. Последний вопрос добавляет к экономическому и политическое измерение влияния российского кризиса на белорусскую экономику.

Источник: BusinessForecast.by

Уважаемые коллеги, пожалуйста, присылайте ваши статьи, презентации и другие материалы для публикации на сайте BusinessForecast.by на электронный адрес info@businessforecast.by.

 
Читайте по теме:
 Замминистра Виктор Шеремета: Сегодня у нас есть много противников, которые не хотят, чтобы средства достались неимущим
 В строительном гипермаркете Atrika можно по доступным ценам купить пенопласт и другие стройматериалы
 Председатель ГИУЗ Руслан Гурак: «Мы хотим трансформировать систему так, чтобы иметь возможность повышать качество образования»
 БВФБ: Итоги биржевого рынка ценных бумаг в феврале
 Почему и как крестьян превращают в маргиналов