Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Долго, дорого, неэффективно: процедура банкротства в современных реалиях Украины


11.05.2016 – Согласно данных, собранных по методологии рейтинга Всемирного банка Doing Business, среди всех компонентов рейтинга в Украине наихудшее состояние дел с урегулированием процедуры неплатежеспособности.

Читайте также: Кому и сколько должна Украина

Так, средняя продолжительность процедуры банкротства предприятия, исходя из методологии рейтинга, составляет 2,9 лет (для сравнения, в развитых странах – членах ОЭСР – 1,7 года), а ее стоимость – 42% от стоимости имущества должника (9% для стран-членов ОЭСР).

Однако самым большим шоком является показатель средств, которые в рамках украинской процедуры банкротства возвращаются кредитору – 8,3% от объема исходных требований кредитора к должнику-банкроту. По этому показателю Украина делит с Камбоджей 161-162 место среди 165 стран, в которых существует судебная процедура банкротства. Хуже, чем у нас, складывается ситуация для кредиторов только в Центральноафриканской Республике, Соединенных Штатах Микронезии, Венесуэле и Бурунди. Чуть лучше, чем у нас, выглядит результат Камбоджи, Либерии, Доминиканской Республики, Сан-Томе и Принсипи и Сьерра-Леоне.

При этом не стоит думать, что украинское законодательство является крайне несовершенным и примитивным. Наоборот, в профильном Законе Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее – Закон о банкротстве) формально присутствуют почти все институты, присущие развитым странам с эффективной системой банкротства. Однако, несовершенные формулировки определенных положений закона и, особенно, его имплементация, сводит на нет любые инновационные потуги законодателей.

Уклонение от банкротства

Одной из главных проблем банкротства в Украине является то, что в такую процедуру, как правило, вступают предприятия, которые уже долгое время являются неплатежеспособными, и из которых уже выведены все более или менее ликвидные активы. Как следствие, большинство кредиторов остаются ни с чем, а процедура банкротства их проблем не решает.

Как правило, в мировой практике эта проблема решается следующим образом: на руководителя предприятия, в случае появления первых признаков неплатежеспособности, возлагается четкая обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве возглавляемого им предприятия. Попытка внедрения такого подхода была сделана и в украинском Законе о банкротстве, однако она оказалась неудачной, поскольку закон не устанавливает ни сроков такого обращения, ни ответственности за несоблюдение такой обязанности. Как результат положения закона об обязательном обращении должника в суд фактически не функционируют.

Эту проблему частично может решить законопроект №3132, который находится на рассмотрении парламента: он устанавливает срок, в течение которого орган управления должником будет обязан подать заявление в суд о неплатежеспособности. Однако, в этом документе, как и ранее, эффективная система санкций за несоблюдение соответствующего правила будет отсутствовать.

Интересной в данном аспекте может быть практика некоторых западных стран, в которых руководитель, который скрыл неплатежеспособность своего предприятия и не обратился с заявлением в суд, несет солидарную ответственность по долгам предприятия всем своим имуществом.

Усиление защиты прав залоговых кредиторов

Еще одним слабым звеном Закона о банкротстве является отсутствие должной защиты залоговых кредиторов. В отношении таких кредиторов Закон о банкротстве основывается на двух базовых идеях:

1) установление максимальной защиты интересов кредиторов, требования которых обеспечены залогом (например, путем исключения заложенного имущества из ликвидационной массы; направление вырученных средств от продажи такого имущества исключительно залоговым кредиторам; предоставление залоговым кредиторам права ветировать план санации или же мировое соглашение и тому подобное);

2) лишение залоговых кредиторов оперативного влияния на процедуру банкротства (путем исключения их участия в собрании и комитете кредиторов, а также лишение права самостоятельно обратить взыскание на заложенное имущество).

Теоретически, такая концепция является правильной и обоснованной, однако его имплементация в настоящее время имеет немало недостатков. В первую очередь это связано с тем, что залоговый кредитор теряет любой контроль над имуществом, которое было передано ему в залог, и рано или поздно оказывается в ситуации, когда такое имущество продается или слишком дешево, или слишком долго, или случаются другие несоответствия с обеспечением. В связи с этим, каждый кредитор, требования которого обеспечены залогом, имея здравый смысл, не инициирует процедуру банкротства и старается всячески ее избегать.

Кажется, что описанную выше проблему можно и стоит решить путем усиления контроля залоговых кредиторов над принадлежащим им обеспечением и увеличением их прав, связанных с продажей залогового имущества. Вместе с тем, ошибочными представляются попытки банковского сообщества получить право решающего голоса в комитете или собрании кредиторов, поскольку в таком случае залоговые кредиторы будут решать судьбу должника, в вопросах, которые не касаются их прав и интересов, однако существенно влияют на права и интересы других (конкурсных) кредиторов.

Мировое соглашение и санация

Процедура банкротства далеко не всегда должна заканчиваться ликвидацией должника. Иногда интересам всех заинтересованных лиц будет отвечать продолжение работы предприятия после внесения корректив в его деятельность: продажи части активов, реструктуризации задолженности, передачи корпоративных прав кредиторам и тому подобное. Закон о банкротстве в определенной степени обеспечивает такие возможности, однако делает это с помощью двух разных инструментов, правовая и экономическая природа которых одинакова: процедуры санации и мирового соглашения.

Объединение этих двух механизмов в единой процедуре реструктуризации и, соответственно, обеспечение возможности комплексного подхода к решению проблемы неплатежеспособности с помощью всех имеющихся инструментов, сделало бы такую процедуру значительно эффективнее и привлекательнее как для должника, так и для кредитора.

Лимиты на максимальную продолжительность действия моратория

Оптимальная процедура банкротства должна находить баланс между интересами кредиторов и должника, а также учитывать социальные последствия ликвидации предприятия. Однако действующий Закон о банкротстве имеет скорее репутацию закона, который, в первую очередь, стоит на защите интересов должников.

В значительной мере это связано с мораторием, который вводится в каждой процедуре банкротства. Такой мораторий лишает кредиторов возможности принудительно взыскать с должника причитающиеся им средства. Институт моратория или же его аналоги существуют практически в каждой стране мира, где существует практика банкротства, однако специфика Украины заключается в чрезмерной продолжительности такого моратория. Фактически, мораторий сопровождает всю процедуру банкротства, а потому затягивание такой процедуры на несколько лет делает невозможным эффективную защиту кредиторами своих прав.

Одним из возможных вариантов решения проблемы могло бы быть введение фиксированных временных лимитов продолжительности моратория, по истечении которых мораторий автоматически прекращал бы свое действие, несмотря на продолжение рассмотрения дела о банкротстве. Такое правило не только бы позволило кредиторам увидеть «свет в конце тоннеля», но и внедряло бы определенный механизм стимулирования скорости процедуры банкротства и соблюдения сроков, отведенных Законом на такую процедуру.

Назначение распорядителя имущества

На протяжении всех 16 лет существования профессии арбитражного управляющего подход к такой профессии в законодательстве и судебной практике был и остается одинаковый: «кто платит, тот и заказывает музыку». Единственной спецификой этого правила в банкротстве является то, что здесь важное значение имеет не только то, кто платит, но и кто влияет на принятие решения о назначении арбитражного управляющего.

Попыткой преодолеть эту тенденцию стало внедрение автоматизированной системы, которая случайным образом выбирала распорядителя имущества, обосновывая свой выбор опытом и загруженностью арбитражных управляющих. Вместе с тем, как свидетельствуют отзывы многих экспертов, работа такой системы далека от идеала, а возможность выбора арбитражного управляющего в «ручном режиме» в ситуации, когда выбор системы не сработал, позволяет чрезвычайно субъективным образом подходить к избранию кандидатуры распорядителя имущества.

Проблема назначения распорядителя имущества является достаточно комплексной и может быть решена только путем внедрения целого ряда мероприятий. Среди которых гарантия надлежащей оплаты труда распорядителей имущества, внедрение эффективных механизмов ответственности, а также предоставление возможности кредиторам официально и открыто влиять на выбор распорядителя имущества, в том числе путем выбора кандидатур, предлагаемых автоматизированной системой.

Вознаграждение арбитражных управляющих

Общество понемногу начинает воспринимать идею того, что лицо, которое распоряжается значительными ресурсами, как правило, не будет работать должным образом за мизерную плату. Арбитражные управляющие – как раз очень хорошая иллюстрация этого правила. Арбитражный управляющий – это лицо, которое должно обладать существенными юридическими, экономическими, менеджерскими знаниями и навыками, и которое несет немалую ответственность (включая уголовную) за свои действия.

Закон о банкротстве, вопреки мировой практике, не ставит вознаграждение арбитражного управляющего в качестве приоритетного платежа в ликвидации, и не обеспечивает гарантированного поступления оплаты труда распорядителю имущества. В результате страдают не только арбитражные управляющие, которые подвешиваются на финансовом крючке определенных участников производства по делу о банкротстве, но и немало кредиторов, интересы которых не учитываются оптимальным образом.

Лишь достаточно высокая и гарантированная оплата труда арбитражных управляющих способна обеспечить их минимально необходимую объективность и беспристрастие во время рассмотрения дела о банкротстве.

Закон о банкротстве имеет немало других направлений для совершенствования, включая улучшение регулирования внесудебной санации, налаживание признания иностранной процедуры банкротства и приведение закона в реальное соответствие типовому закону ЮНСИТРАЛ о трансграничной неплатежеспособности, введение базы данных для кредиторов для их информирования о состоянии процедуры банкротства. Отдельного внимания заслуживает процедура банкротства физических лиц, введение которого позволило бы в цивилизованной форме урегулировать статус и судьбу проблемной задолженности физических лиц перед банками и частично сняло бы напряжение, связанное с валютными кредитами под ипотеку.

Все эти и немало других проблем ожидают своего решения украинским парламентом, который, к сожалению, очень неохотно в последнее время касается процедуры банкротства. В Верховной Раде Украины зарегистрирован целый ряд законопроектов, направленных на совершенствование процедуры банкротства (в частности, №3132, №3163, №2286а, №2714 и №2353а), однако, их рассмотрение чрезвычайно затягивается. Например, законопроект 3132 уже шесть раз включался в повестку дня Верховной Рады Украины, однако ни разу так и не был рассмотрен им.

Автор: Денис Малюська

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Белорусский язык приобретает все большую популярность в бизнес-коммуникациях
 В онлайн казино GMSlots доступны современные игровые автоматы и азартные игры Novomatic, Microgaming, Betsoft Gaming и Мега Джек
 Рейтинг российских банков по объему кредитов физическим лицам (по состоянию на 1 апреля 2013 г.)
 Почему украинец бедный? Шесть гипотез.
 Пять сумасшедших вещей, которые можно приобрести за биткоины (BTC)