Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Обзор валютного рынка Беларуси в первом полугодии 2015 г. Часть 2


14.08.2015 – Резкое снижение валютных поступлений в Беларусь в первом полугодии текущего года произошло по следующим причинам: 1) в условиях высокой нормы обязательной продажи валютной выручки (с 1 января по 24 февраля – 50%, с 25 февраля по 14 апреля – 40%) и повышенных девальвационных ожиданий предприятия придерживали валютную выручку за рубежом;

Обзор валютного рынка Беларуси в первом полугодии 2015 г. Часть 1

2) уменьшение объемов экспорта белорусских нефтепродуктов и сырой нефти в стоимостном выражении в результате снижения цен на мировом рынке;

3) снижение объемов экспорта белорусских товаров и услуг в Россию из-за падения спроса со стороны российских покупателей и невыгодности поставок продукции на российский рынок в связи с резкой девальвацией российского рубля на международном валютном рынке;

4) уменьшение валютных поступлений от трудовых мигрантов, работающих в России (в том числе валютных поступлений в рамках неофициальных каналов);

5) снижение долларового эквивалента валютной выручки, поступающей из России и ЕС, в связи с девальвацией российского рубля и евро.

Так, по данным Нацбанка, средневзвешенный курс белорусского рубля к российскому рублю в первом полугодии 2015 г. укрепился по сравнению с первым полугодием 2014 г. на 8,3% – с 281,67 руб. за 1 рос. руб. до 258,25 руб.

При этом средний официальный курс российского рубля к доллару США в первом полугодии 2015 г. снизился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 64,5% – с 35,082 рос. руб. за 1 долл. до 57,709 рос. руб.

В свою очередь, по данным Европейского центрального банка, средний официальный курс евро к доллару США в первом полугодии 2015 г. снизился по сравнению с первым полугодием 2014 г. на 18,6% – с 1,3703 долл. за 1 евро до 1,1158 долл.

По данным Нацбанка, в структуре валютной выручки нефинансовых предприятий и домашних хозяйств (валютных поступлений, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов) удельный вес российского рубля снизился с 36,6% в первом полугодии 2014 г. до 31,3% в первом полугодии 2015 г., доля доллара – напротив, повысилась с 21% до 26,7%, евро – уменьшилась с 40,6% до 38,9%, белорусского рубля – возросла с 1% до 1,3%. Доля прочих валют увеличилась с 0,7% до 1,7%.

При этом в первом полугодии 2015 г. Россия оплатила 81,3% белорусского экспорта российскими рублями, 1,4% – белорусскими рублями, 12% – долларами США, 4,9% – евро и 0,5% остальными валютами.

В то же время, в структуре платежей по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств удельный вес российского рубля возрос с 33,5% в первом полугодии 2015 г. до 45,2% в первом полугодии 2015 г., доля доллара – напротив, сократилась с 36,4% до 28,4%, евро – уменьшилась с 28,7% до 24,7%, белорусского рубля – повысилась с 0,8% до 1%. Доля прочих валют увеличилась с 0,5% до 0,7%.

При этом в первом полугодии 2015 г. Беларусь оплатила 75,6% российского импорта российскими рублями, 0,9% – белорусскими рублями, 17,4% – долларами США и 6% – евро. Увеличение доли российского рубля связано с переходом к оплате российского газа и нефти только российскими рублями. В данном случае российская сторона рассматривает увеличение доли национальных валют в валютной структуре внешнеэкономических операций в качестве одной из важнейших предпосылок введения единой валюты на территории Евразийского экономического союза (это может быть, например, евразийский рубль).

В целом валютные выплаты по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств в первом полугодии 2015 г. сократились по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сразу на 5,350 млрд. долл. (или на 26,3%) до 14,979 млрд. долл.

Резкое падение валютных выплат в первом полугодии текущего года произошло по следующим причинам:

1) приостановка деятельности отдельных импортеров в связи с ужесточением административного ценового контроля;

2) уменьшение объемов импорта сырой нефти и природного газа из России в стоимостном выражении в результате снижения цен на нефть и газ на мировом рынке;

3) снижение объемов импорта товаров и услуг из-за их удорожания на фоне девальвации белорусского рубля;

4) ограничение бюджетных расходов на приобретение импортной продукции;

5) падение реальных денежных доходов населения (т.е. с учетом годовых темпов инфляции).

Сальдо текущих внешнеэкономических операций, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов, в первом полугодии 2015 г. сложилось положительным в размере +1,731 млрд. долл. против минус 519,4 млн. долл. год назад. Иными словами, в анализируемом периоде отмечается улучшение показателя на 2,251 млрд. долл. в абсолютном выражении.

Необходимо отметить, что наряду с существенным снижением валютных выплат положительное влияние на сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси оказало зачисление вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет (начиная с января 2015 г.).

На рисунке 9 представлена динамика сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов (с учетом движения нефтяных трансфертов) в январе 2012 г. – июне 2015 г.

Рисунок 9. Сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси с учетом движения нефтяных трансфертов в январе 2012 г. – июне 2015 г., млн. долл.

По данным Нацбанка, средневзвешенный курс белорусского рубля к доллару США в июне 2015 г. в условиях нового режима торгов на бирже снизился по сравнению с предыдущим месяцем на 8,5% до рекордных 15317,32 руб. за 1 долл., к евро – на 6,1% до 16988,41 руб. за 1 евро, к российскому рублю – напротив, укрепился на 1,3% до 280,38 руб. за 1 рос. руб. (см. таблицу 5, рисунок 10 и 11).

Рисунок 10. Динамика средневзвешенного курса белорусского рубля по отношению к доллару США и евро в ноябре 2011 г. – июне 2015 г., руб.

Рисунок 11. Динамика средневзвешенного курса белорусского рубля по отношению к российскому рублю в ноябре 2011 г. – июне 2015 г., руб.

По данным Нацбанка, валютные депозиты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в банковской системе в первом полугодии 2015 г. увеличились на 7,7 млн. долл. (или на 0,2%) до 3,635 млрд. долл. на 1 июля. Рублевые депозиты уменьшились на 8,7% (на 3,192 трлн. руб.) до 33,423 трлн. руб. на 1 июля. Такая динамика депозитов юрлиц свидетельствует о снижении продаж белорусской продукции на внутреннем и внешнем рынках, а также об ухудшении финансового положения предприятий.

В свою очередь, валютные депозиты физических лиц в первом полугодии 2015 г. возросли на 1,8% (на 140,1 млн. долл.) до рекордных 8,133 млрд. долл. на 1 июля, впервые превысив психологически значимую отметку в 8 млрд. долл. Рублевые депозиты населения увеличились на 24,5% (на 9,718 трлн. руб.) до 49,330 трлн. руб. (см. таблицу 6, рисунок 12).

Рисунок 12. Рублевые и валютные депозиты населения в октябре 2010 г. – июле 2015 г., млрд. руб.

По оперативной информации Нацбанка, с 1 по 24 июля текущего года валютные депозиты физических лиц возросли еще на 0,1% (на 8,6 млн. долл.) до 8,142 млрд. долл., обновив очередной исторический максимум.

При этом рублевые вклады населения с 1 по 24 июля текущего года увеличились еще на 3,3% (на 1,647 трлн. руб.) до рекордных 50,977 трлн. руб.

Кроме того, помимо рублевых и валютных депозитов в структуре сбережений населения в банках присутствуют сберегательные сертификаты в белорусских рублях – 28 млрд. руб. (по данным на 24 июля 2015 г.), облигации банков в белорусских рублях – 1,3 млрд. руб., депозиты в драгоценных металлах – 31,3 млн. долл. и валютные облигации банков – 443 млн. долл.

По состоянию на 24 июля 2015 г., валютные сбережения населения в банках (валютные вклады, депозиты в драгоценных металлах и валютные облигации банков) достигли рекордных 8,616 млрд. долл.

Таким образом, средства физических лиц в белорусских банках достигли исторического максимума. Иными словами, белорусское население сейчас является самым богатым за всю историю независимой Беларуси. Однако в данном случае необходимо учитывать, что распределение банковских вкладов в разрезе отдельных социальных групп населения является неравномерным. В целом на современном этапе в Беларуси отмечается усиление социальной дифференциации в обществе (в частности, дифференциации домашних хозяйств по доходам и активам).

Кроме того, следует пояснить, что в анализируемом периоде прирост рублевых вкладов населения в основном связан с начислением высоких процентов по ним. Причем впоследствии в случае повышения девальвационных ожиданий вкладчики могут направить начисленные проценты вместе с основным телом депозитов на покупку иностранной валюты, тем самым, способствуя снижению обменного курса национальной валюты. К слову, в июне текущего года в условиях нового режима торгов на бирже отдельные рублевые вкладчики решили не рисковать и конвертировали срочные рублевые вклады в валютные депозиты. В результате даже с учетом высоких начисленных процентов срочные рублевые вклады населения в июне 2015 г. сократились на 2,1% (или на 750,3 млрд. руб.) до 34,286 трлн. руб. на 1 июля.

Наличные деньги в обороте (денежный агрегат М0) в первом полугодии 2015 г. увеличились на 10,8% (на 1,510 трлн. руб.) до 15,434 трлн. руб. на 1 июля, рублевая денежная масса (денежный агрегат М2, включает наличные деньги и рублевые средства в банках) – возросла на 10,4% (на 9,481 трлн. руб.) до рекордных 100,325 трлн. руб., впервые превысив психологически значимую отметку в 100 трлн. руб.

В свою очередь, валютная составляющая широкой денежной массы в анализируемом периоде увеличилась на 0,9% (на 115,7 млн. долл.) до 12,656 млрд. долл. на 1 июля.

Наконец, широкая денежная масса (денежный агрегат М3) в первом полугодии 2015 г. возросла на 23% (на 55,096 трлн. руб.) до рекордных 294,539 трлн. руб. на 1 июля. Указанный прирост широкой денежной массы в основном обусловлен переоценкой средств в иностранной валюте в результате состоявшейся резкой девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам.

В рамках монетарного таргетирования в качестве промежуточного ориентира монетарной политики в 2015 г. определен прирост средней широкой денежной массы в размере не более 30% (с учетом переоценки средств в иностранной валюте). По данным Нацбанка, средний денежный агрегат М3 в первом полугодии 2015 г. увеличился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 35,7% до рекордных 274,767 трлн. руб.

С этой точки зрения в текущем году можно было ожидать дальнейшего ужесточения подходов Нацбанка к предоставлению банкам краткосрочной рублевой ликвидности и регулированию кредитной активности банковского сектора. Однако, с другой стороны, центральный банк в апреле модифицировал целевой ориентир, и теперь установлен прирост средней широкой денежной массы в размере не более 30% в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г.

Следовательно, при таком подходе у центрального банка появляется больше возможностей для смягчения монетарной политики в мае-ноябре текущего года. К слову, средний денежный агрегат М3 в июне 2015 г. увеличился по сравнению с июнем 2014 г. на 36,5% до рекордных 292,925 трлн. руб. По сравнению с декабрем 2014 г. прирост среднего денежного агрегата М3 в июне 2015 г. составил уже 27,3%.

Таким образом, выполнение промежуточного ориентира монетарной политики в текущем году (прирост средней широкой денежной массы в размере не более 30% в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г.) уже сейчас находится под угрозой срыва, что может привести к снижению эффективности режима монетарного таргетирования с соответствующими негативными последствиями для экономики в виде ускорения темпов инфляции и девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам.

В качестве операционного ориентира монетарной политики в 2015 г. определен прирост средней рублевой денежной базы в абсолютном выражении. Однако центральный банк не раскрывает параметры запланированного абсолютного прироста средней рублевой денежной базы в текущем году. Вместе с тем, в относительном выражении прирост средней рублевой денежной базы в декабре 2015 г. по сравнению с декабрем 2014 г., по прогнозу Нацбанка, не превысит 10%.

По данным Нацбанка, рублевая денежная база в первом полугодии 2015 г. уменьшилась на 5,5% (на 2,060 трлн. руб.) до 35,463 трлн. руб. на 1 июля.

Структура рублевой денежной базы по состоянию на 1 июля 2015 г. выглядит следующим образом: обязательные резервы – 14,007 трлн. руб., наличные деньги в обороте – 15,434 трлн. руб. и наличные деньги в кассах банков – 6,023 трлн. руб.

Вместе с тем, с точки зрения повышения эффективности режима монетарного таргетирования целесообразным выглядит ограничение динамики денежных средств, не включаемых в денежную базу и широкую денежную массу. Так, по данным Нацбанка, денежные средства, не включаемые в денежную базу и денежный агрегат М3, в первом полугодии 2015 г. увеличились на 36,9% (на 13,739 трлн. руб.) до 50,945 трлн. руб. на 1 июля.

В данном случае в качестве положительного момента можно выделить запланированное переоформление ранее заключенных сделок по обмену депозитами между Нацбанком и банками в валютные гособлигации на общую сумму около 1 млрд. долл., поскольку банки встречно вернут на баланс центрального банка средства в размере 15,4 трлн. руб.

В целом в текущей ситуации основной риск для белорусской экономики заключается в девальвации российского рубля на фоне погружения российской экономики в глубокую рецессию со всеми вытекающими негативными последствиями для Беларуси, включая падение спроса и снижение цен на белорусские товары и услуги в долларовом эквиваленте, отток средств российских инвесторов из национальной экономики, девальвацию белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам и др.

Так, официальный курс белорусского рубля к доллару США с 18 декабря 2014 г. (совещание у президента) по 31 июля 2015 г. снизился на 39,9% до 15221 руб. за 1 долл. (см. рисунок 13).

Рисунок 13. Динамика официальных курсов белорусского рубля к доллару США и евро в октябре 2011 г. – июле 2015 г., руб.

При этом с 31 декабря 2013 г. по 31 июля 2015 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США снизился на 60,1%, в то время как за этот период официальный курс российского рубля к доллару США упал на 80,2% до 58,9906 рос. руб. за 1 долл. (см. рисунок 14).

Рисунок 14. Динамика курса российского рубля к доллару США в октябре 2011 г. – июле 2015 г., рос. руб. за 1 долл. (фактические данные и полиномиальный тренд)

В результате текущий разрыв в динамике девальваций российского рубля и белорусского рубля увеличился до 12,6%.

В свою очередь, официальный курс белорусского рубля к российскому рублю с 18 декабря 2014 г. по 31 июля 2015 г. снизился на 58,2% – с 163 руб. за 1 рос. руб. до 257,89 руб. (см. рисунок 15).

Рисунок 15. Динамика официального курса белорусского рубля к российскому рублю в октябре 2011 г. – июле 2015 г., руб. (фактические данные и полиномиальный тренд)

Однако за период с 31 декабря 2013 г. по 31 июля 2015 г., напротив, отмечается укрепление официального курса белорусского рубля к российскому рублю на 11,2% – с 290,5 руб. за 1 рос. руб. до 257,89 руб.

Традиционно одним из способов выравнивания платежного баланса является корректировка реального эффективного курса национальной валюты в сторону его снижения. Это позволяет стимулировать экспорт (за счет его удешевления) и одновременно ограничивать импорт (соответственно, за счет его удорожания).

Индекс реального курса белорусского рубля к иностранной валюте характеризует изменение за период времени по отношению к базовому периоду номинального курса белорусского рубля к валюте страны – основного торгового партнера, скорректированное на соотношение темпов инфляции в Беларуси и стране – основном торговом партнере.

На рисунке 16 представлена динамика реального эффективного курса национальной валюты к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси в январе 2008 г. – июне 2015 г. (с учетом соотношения темпов инфляции в Беларуси и странах – основных торговых партнерах).

Рисунок 16. Динамика индекса реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г., (фактические данные и полиномиальный тренд)

По данным Нацбанка, в июне 2015 г. реальный эффективный курс снизился по сравнению с декабрем 2014 г. на 26,37% на фоне резкой девальвации номинального курса белорусского рубля по отношению к валютам стран – основных торговых партнеров Беларуси.

По нашим расчетам, с учетом зачисления вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет и снижения средней зарплаты работников в долларовом эквиваленте равновесная траектория индекса реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г. находится в районе отметки 85%. В то же время, в июне 2015 г. индекс реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г. составил 82,61%.

Таким образом, реальный эффективный курс белорусского рубля в июне 2015 г. является заниженным на 2,39% относительно равновесного значения. Формально для того чтобы вернуться к равновесному значению реального обменного курса, нужно укрепить номинальный курс белорусского рубля на 2,39%.

По большому счету, можно сказать, что текущий реальный эффективный курс белорусского рубля является равновесным и необходимости в дальнейшей девальвации номинального курса белорусского рубля к корзине валют стран – основных торговых партнеров сейчас нет (но, разумеется, при условии ограничения годовых темпов внутренней инфляции).

Изменение с 1 июня режима валютных торгов на бирже с фиксинга на непрерывный двойной аукцион также позволит повысить гибкость обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам.

Так, режим валютных торгов «непрерывный двойной аукцион» по сравнению с ранее действовавшим режимом торгов «фиксинг» предполагает более высокую конкуренцию, как среди покупателей, так и среди продавцов иностранной валюты. В этом случае увеличиваются колебания обменных курсов, в том числе в течение одной торговой сессии, как в одну, так и в другую сторону. В результате это позволит минимизировать спекулятивные мотивы участников внутреннего валютного рынка (включая население) – ведь зачем рисковать и покупать валюту, если потребительские цены стабильны, а стоимость валюты, напротив, постоянно колеблется, как в одну, так и другую сторону, и есть риск проиграть на колебаниях обменного курса?

Вместе с тем, в качестве недостатков нового валютного режима можно выделить ограниченное время торговой сессии и сужение биржевого валютного рынка до сделок купли/продажи иностранной валюты в рамках обязательной продажи валюты. Остальные операции с иностранной валютой перемещены на внебиржевой рынок. Таким образом, в новых условиях существенно ухудшились возможности предприятий по покупке/продаже иностранной валюты на внутреннем валютном рынке.

Необходимо отметить, что спред (разница) между курсом покупки и курсом продажи валюты будет изменяться в зависимости от различных экономических факторов. Так, с одной стороны, усиление конкуренции на валютном рынке будет стимулировать банки уменьшать величину спреда с тем, чтобы сохранить либо увеличить свою долю рынка. Однако в случае резкого усиления девальвационных ожиданий в экономике банки, напротив, будут увеличивать спред с тем, чтобы избежать убытков от операций с иностранной валютой в случае резких колебаний обменного курса белорусского рубля.

На наш взгляд, целесообразным выглядит допуск предприятий к биржевым торгам в полном объеме и увеличение продолжительности времени торговой сессии на бирже.

Кроме того, с точки зрения повышения доверия к новому валютному режиму целесообразным выглядит раскрытие статистических данных о валютных интервенциях центрального банка на ежедневной основе.

Вместе с тем, необходимо осознавать, что динамика обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам по-прежнему будет складываться под воздействием целой совокупности внутренних и внешних экономических факторов. Поэтому в данном случае изменение режима торгов является скорее техническим мероприятием, влияние которого на валютный рынок не стоит переоценивать.

В целом можно предположить, что в условиях хронической недостаточности золотовалютных резервов и пиковых выплат по внешнему долгу Нацбанк Беларуси не будет осуществлять валютные интервенции в поддержку обменного курса белорусского рубля по отношению к иностранным валютам. Либо эти валютные интервенции будут осуществляться в минимальном объеме с целью сглаживания пиковых колебаний обменного курса белорусского рубля к валютной корзине (российский рубль – 40%, доллар США – 30%, евро – 30%).

Проще говоря, Нацбанк сейчас допускает большую колеблемость обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам (включая доллар США), поскольку в текущей ситуации на первый план выходит сохранение золотовалютных резервов. Поэтому центральный банк не будет сдерживать темпы девальвации национальной валюты в случае дальнейшего ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и/или повышения девальвационных ожиданий в экономике.

С другой стороны, на данный момент есть важный аспект, который не вписывается в парадигму свободного курсообразования. Дело в том, что в текущем году Нацбанк рассчитывает стать чистым покупателем иностранной валюты на внутреннем валютном рынке с тем, чтобы пополнить золотовалютные резервы. В результате центральный банк, с одной стороны, откажется от валютных интервенций в поддержку национальной валюты, но, с другой стороны, продолжит вмешиваться в ход валютных торгов на бирже, выставляя свои заявки на покупку иностранной валюты.

При этом в 2015 г. власти по-прежнему будут использовать скорее тактику внутренней девальвации (снижение внутреннего спроса, реальных зарплат и реального ВВП), а не внешней девальвации (снижение обменного курса белорусского рубля по отношению к иностранным валютам). Наиболее вероятным выглядит комбинированный вариант, предусматривающий использование внутренней девальвации вкупе с ограниченной внешней девальвацией национальной валюты. Причем в данном случае правительство и Нацбанк в настоящее время располагают политической поддержкой со стороны высшего политического руководства страны.

По расчетам Нацбанка, в текущем году перенос девальвации белорусского рубля на динамику потребительских цен составит около 0,4-0,5 процентного пункта. Исходя из этого, при 40%-ной девальвации белорусского рубля инфляция оценивается на уровне 16-20%. Поэтому центральный банк выступает против дальнейшей существенной девальвации национальной валюты, поскольку в этом случае под угрозой невыполнения окажется инфляционная цель в рамках монетарного таргетирования – 18 +/-2 процентных пункта. Необходимо подчеркнуть, что переход к режиму монетарного таргетирования в качестве практической схемы реализации монетарной политики в Беларуси нацелен на замедление темпов инфляции в среднесрочной перспективе до однозначных цифр (т.е. не более 10% в год).

По нашему прогнозу, в августе-декабре 2015 г. (в ходе избирательной кампании по выборам президента и после нее) ожидается увеличение спроса на иностранную валюту вкупе с ускорением темпов девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. На этом фоне к концу 2015 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США может снизиться до 16300-17300 руб. за 1 долл. (точечная оценка – 16800 руб. за 1 долл.), что позволит повысить ценовую конкурентоспособность белорусских экспортеров на внешних рынках (в первую очередь, на российском рынке).

Кроме того, мы ожидаем ускорения темпов девальвации российского рубля к доллару США в конце текущего года в связи с ожидаемым снижением цен на нефть на мировом рынке, увеличением объемов выплат резидентов России по внешнему долгу и повышением спроса на иностранную валюту со стороны физических и юридических лиц.

Так, по состоянию на 1 апреля 2015 г., график погашения внешнего долга резидентов России выглядит следующим образом (платежи по основному долгу и процентам): до востребования – 15,650 млрд. долл., апрель 2015 г. – 10,911 млрд. долл., май – 6,307 млрд. долл., июнь – 11,895 млрд. долл., июль – 6,909 млрд. долл., август – 8,629 млрд. долл., сентябрь – 16,265 млрд. долл., октябрь – 8,449 млрд. долл., ноябрь – 8,521 млрд. долл., декабрь – 23,647 млрд. долл., январь 2016 г. – 5,941 млрд. долл., февраль – 7,759 млрд. долл. и март следующего года – 7,279 млрд. долл.

При этом график не определен по внешним долговым обязательствам в размере 44,298 млрд. долл.; график отсутствует – 17,873 млрд. долл. (включается просроченный долг, привилегированные акции в собственности нерезидентов и другая не имеющая графика погашения задолженность).

По данным Центрального банка России, чистый спрос на наличную иностранную валюту (т.е. за минусом ее предложения) со стороны физических лиц в 2014 г. выглядит следующим образом: январь – минус 4,507 млрд. долл., февраль – минус 3,376 млрд. долл., март – минус 4,859 млрд. долл., апрель – минус 1,789 млрд. долл., май – минус 3,140 млрд. долл., июнь – минус 3,028 млрд. долл., июль – минус 2,089 млрд. долл., август – минус 2,644 млрд. долл., сентябрь – минус 2,183 млрд. долл., октябрь – минус 6,310 млрд. долл., ноябрь – минус 2,452 млрд. долл. и декабрь – минус 3,810 млрд. долл.

Таким образом, россияне в 2014 г. купили на чистой основе рекордные минус 40,188 млрд. долл. наличной иностранной валюты против минус 23,658 млрд. долл. в 2013 г., минус 28,864 млрд. долл. в 2012 г., минус 17,957 млрд. долл. в 2011 г. и минус 5,476 млрд. долл. в 2010 г.

По нашим оценкам, в первом полугодии 2015 г. объемы чистой покупки наличной иностранной валюты со стороны российских граждан уменьшились по сравнению со вторым полугодием 2014 г. В текущем году российское население не столь активно скупает валюту. Причем среди прочего это может быть связано с большой величиной спрэдов между курсами покупки и продажи валюты в обменных пунктах банков. Так, сейчас даже в крупных российских банках спред между курсом покупки и продажи доллара США составляет от 1,7% до 7,3%. Однако в четвертом квартале 2015 г. население и предприятия могут увеличить спрос на иностранную валюту на фоне повышения девальвационных ожиданий.

Остается добавить, что на международном валютном рынке FOREX по состоянию на 30 июля (17.50 по Гринвичу, 20.50 по минскому времени), пара евро/доллар торговалась по 1,0912-1,0915 (покупка/продажа), пара фунт/доллар – по 1,5586-1,5588, доллар/швейцарский франк – по 0,9702-0,9706, доллар/японская иена – по 124,30-124,31, доллар/российский рубль – по 59,666-59,726, доллар/польский злотый – по 3,7950-3,7955.

С начала текущего года доллар США укрепился к японской иене на 3,82%, к польскому злотому – на 7,13%, к евро – на 9,79%. В то же время, в анализируемом периоде курс доллара США к фунту стерлингов, напротив, снизился на 0,05%, к российскому рублю – на 1,40%, а к швейцарскому франку – на 2,40%.

Автор: аналитик Александр Муха

Источник: BusinessForecast.by

 
Читайте по теме:
 Обзор экономики Беларуси в 2015 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Июнь 2015 г.
 Обзор экономики Беларуси в 2011 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Декабрь 2011 г.
 Обзор экономики Беларуси в 2013 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Сентябрь 2013 г.
 Обзор экономики Беларуси в 2012 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Май 2012 г.
 Арбат Капитал: Инвестиционные рекомендации