Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

В Украине потребительская инфляция в 2017 г. ускорилась и превысила цель Национального банка


08.02.2018 – В Украине инфляция составила 13.7% г/г и, таким образом, превысила цель Национального банка 8% ± 2 п.п. на конец года, установленную Основными принципами денежно-кредитной политики на 2017 год и среднесрочную перспективу. Об этом говорится в отчете Национального банка Украины.

Читайте также: Андрей Оленчик: Фонд гарантирования вкладов банкротом быть не может

Памятка заемщика банка по потребительскому кредиту

Марк Гинзбург: Со временем может появиться доларкоин или еврокоин – государственная криптовалюта, что критически повлияет на курс биткоина

Сравнение торговых счетов в Larson & Holz – какой подойдет именно вам?

Ускорение инфляции (по сравнению с 12.4% г/г в 2016 году) произошло, прежде всего, из-за действия факторов, на которые инструменты денежно-кредитной политики имеют ограниченное влияние. В частности на показателях инфляции существенно сказалось сокращение предложения отдельных овощей и фруктов из-за неблагоприятных погодных условий в первой половине года, нестабильной ситуации в животноводстве, роста мировых цен и внешнего спроса на отечественные продукты питания (особенно мясные и молочные) и повышения мировых цен на нефть.

Также на росте цен сказалось увеличение производственных затрат, в частности на оплату труда, и стремительное восстановление потребительского спроса. Более высокие пенсии и сохранение высоких темпов роста заработных плат на фоне повышения минимальной заработной платы (МЗП) и высокого спроса на рабочую силу как внутри страны, так и в соседних странах, обусловили ощутимое ускорение роста потребительского спроса в конце 2017 года.

Соответственно усилилось и фундаментальный инфляционное давление, что отразилось в показателе базовой инфляции, которая по итогам 2017 года ускорилась до 9.5% г/г (по сравнению с 5.8% г/г в 2016 году). На ускорении базовой инфляции также сказались увеличение производственных затрат, в частности через влияние подорожания сырых продуктов на стоимость продуктов с высокой степенью переработки, а также определенное ухудшение инфляционных ожиданий.

Кроме того, высокие показатели инфляции в последние месяцы года и более существенное отклонение инфляции от цели, что ожидал Национальный банк в Инфляционном отчете за октябрь 2017 года, были обусловлены ухудшением ситуации на валютном рынке в ноябре - декабре, несмотря на благоприятные внешние условия для украинской экономики. В частности, экономический рост у стран – основных торговых партнеров (ОТП) Украины ускорился, ценовая конъюнктура в целом на товарных рынках улучшилась благодаря увеличению цен на сталь, удобрения и пшеницу.

Однако на предложения валюты сказалось сезонное снижение поступлений от аграрного экспорта, а также наличие значительной гривневой ликвидности у экспортеров от получения возмещения НДС. В результате с конца III квартала 2017 года наблюдалось превышение спроса на валюту над ее предложением, и возросла волатильность курса гривны. Кроме того, в конце года из-за укрепления большинства валют стран – ОТП Украины к доллару США на фоне его ослабления на мировых рынках углубилась девальвация номинального эффективного обменного курса гривны.

Обусловило усиление давления на инфляцию и традиционное существенное смягчение фискальной политики в конце года, в частности из-за резкого повышения пенсионных выплат и неравномерного расходования бюджетных средств их распорядителями. В течение всего года рост расходов оставался умеренным, однако в конце года произошло их стремительное наращивание почти по всем направлениям. При этом смещение исполнения расходов государственного бюджета на конец года было более существенным даже по сравнению с предыдущими годами.

Однако по итогам 2017 года правительство удержало дефицит государственного бюджета в целевых пределах благодаря сдержанной фискальной политике на протяжении большей части года. Высокими темпами продолжали расти доходы бюджета благодаря общеэкономическим факторам и налоговым изменениям.

Также значительный вклад имели неналоговые и другие поступления, в том числе перечисления в государственный бюджет дивидендов государственных компаний, прибыли Национального банка за прошлый год и конфискованных по решению суда средств. Учитывая, что значительная часть таких поступлений имеет несистемный характер, а они направляются на финансирование текущих расходов, это повышает риски для финансовой устойчивости бюджета.

Учитывая усиление инфляционных рисков в IV квартале 2017 года, НБУ перешел к проведению более жесткой монетарной политики, дважды повысив учетную ставку на 100 б.п. – до 14.5% годовых на конец года. Повышение ставки было реакцией на усиление рисков задержки официального финансирования, ускорения роста потребительского спроса в результате повышения социальных стандартов и существенно более высоких объемов расходов, предусмотренных законом о Государственном бюджете на 2018 год, по сравнению с объемами, заложенными в октябрьский прогноз Национального банка.

Потребительская инфляция будет замедляться и достигнет целевого уровня в середине 2019 года

В течение 2018 – 2020 гг. инфляция будет постепенно снижаться. Это, прежде всего, будет результатом жесткой монетарной политики на прогнозном горизонте. Однако Национальный банк прогнозирует, что в 2018 году инфляция будет оставаться высокой: 8.9% общая и 8.2% базовая. Такой инфляционное давление будет обусловлено рядом факторов:

- переноса роста цен сырых продуктов, что наблюдалось в прошлом году (прежде всего, мяса и молока), на продукты с высокой степенью обработки;

- активного роста потребительского спроса, что будет обусловлено увеличением доходов населения на фоне повышения социальных стандартов, так и дальнейшего повышения заработной платы в частном секторе из-за высокого спроса на рабочую силу;

- повышением внешней уязвимости экономики Украины из-за задержки в продолжении сотрудничества с МВФ, что усложняет для Украины привлечение капитала с соответствующим давлением на обменный курс гривны;

- высоких инфляционных ожиданий населения и бизнеса, вызванных текущими темпами роста потребительских цен и волатильностью на валютном рынке в последние месяцы;

- стремительного роста мировых цен на нефть, он приводит к удорожанию топлива на внутреннем рынке.

В дальнейшем снижение инфляции будет обусловлено жесткой монетарной политикой, увеличением предложения продуктов питания, продолжением замедления импортируемой инфляции. Соответственно будут снижаться темпы роста цен сырых продовольственных товаров, так и базовая инфляция, которая существенно от них зависит. В результате инфляция вернется к целевому диапазону в середине 2019 года и составит 5.8% на конец 2019 года. В 2020 году инфляция замедлится до 5.0%, что соответствует центральному значению целевого диапазона (5.0% ± 1 п.п.).

Справочно: Годовые целевые инфляционные показатели и поквартальная траектория их достижения определены Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу.

На прогнозном горизонте среди компонента инфляции, административно регулируемые цены все еще будут демонстрировать самые высокие темпы роста (около 10% в год). В основном это произойдет в результате ожидаемого постепенного повышения мировых цен на энергоресурсы с соответствующим переносом на внутренние цены и политики правительства, направленной на гармонизацию ставок табачных акцизов к уровням акцизной нагрузки в ЕС.

В 2017 году рост ВВП оценен в 2.1%

В III квартале 2017 года рост реального ВВП составил 2.1% г/г, и это соответствовало оценкам НБУ, опубликованным в Инфляционном отчете за октябрь 2017 года. Основным двигателем роста ВВП оставался внутренний спрос. Рост инвестиций продолжался высокими темпами, чему способствовало улучшение деловых ожиданий предприятий и их высокие финансовые результаты.

Ожидаемо ведущей стала роль потребления: незначительное замедление частного потребления было компенсировано возобновлением роста расходов сектора общего государственного управления на фоне определенного смягчения фискальной политики.

Потребительский спрос поддерживал сохранение высоких темпов роста номинальной заработной платы на протяжении всего 2017 года, мощный импульс которому был дан в начале 2017 года вследствие двукратного повышения МЗП. Кроме того, на рынке труда сохранились диспропорции между спросом и предложением, и наблюдалось усиление миграционных процессов, что также стимулировало дальнейший рост заработных плат, несмотря на сохранение высокого уровня безработицы.

Рост инвестиций и частного потребления продолжился и в IV квартале. В промышленности наблюдалось увеличение объемов производства в машиностроении, химической промышленности, в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий. Это почти полностью компенсировало дальнейшее падение выпуска в добывающей промышленности и производстве электроэнергии, прежде всего, отражало влияние от разрыва производственных логистических связей с неконтролируемыми территориями (НКТ) в начале года.

Вместе с тем более низкая урожайность поздних зерновых и технических культур и дальнейшее уменьшение объемов производства в животноводстве обусловили спад в сельском хозяйстве. В результате рост реального ВВП в IV квартале 2017 года замедлился, а в целом за год оценен в 2.1%.

Значительные объемы импорта энергоносителей и продукции машиностроения и прекращение торговли с НКТ (что повлияло на экспорт продукции металлургии и наращивания импорта угля) обусловили расширение дефицита торговли товарами в 2017 году. Вместе с тем это было компенсировано устойчивым ростом частных переводов. Отрицательное сальдо текущего счета осталось на уровне 2016 года (3 млрд. долл. за 11 месяцев 2017 года).

Однако чистые поступления по финансовому счету увеличились до 5.5 млрд. долл. за 11 месяцев 2017 года. Этому в первую очередь способствовали активные привлечения валютных ресурсов правительством на внешнем и внутреннем рынке.

Также ощутимым оставался взнос от поступлений ПИИ и уменьшение наличной валюты вне банков, хотя и в меньших объемах, чем в 2016 году. Благодаря профициту сводного платежного баланса, который удерживается третий год подряд, и получению транша от МВФ международные резервы увеличились с 15.5 млрд. долл. в начале года до 18.8 млрд. долл., или 3.6 месяца импорта будущего периода, по состоянию на конец 2017 года.

Национальный банк ожидает ускорения экономического роста в 2018 году

В 2018 году экономический рост ускорится до 3.4%. Основным драйвером роста экономики станет частное потребление благодаря сохранению все еще высоких темпов роста реальных зарплат, а также других доходов населения, в том числе пенсий. Кроме того этому будет способствовать смягчение фискальной политики. Также сохранится активная инвестиционная деятельность предприятий.

Отрицательный вклад чистого экспорта существенно сократится из-за благоприятных условий торговли, расширения доступа украинского экспорта на внешние рынки, а также роста производства в отдельных отраслях промышленности, которые в прошлом году понесли потери в связи с ограничением доступа к продукции предприятий, расположенных на НКТ.

В 2019 – 2020 годах рост ВВП несколько замедлится – до 2.9% из-за исчерпания эффектов фискального смягчения в 2018 году и под воздействием жесткой монетарной политики, которая необходима для возврата потребительской инфляции к целевому уровню в прогнозном периоде. Кроме того, медленный прогресс структурных реформ, будет сдерживать повышение долгосрочного потенциала экономики. Частное потребление, как и раньше, останется основным двигателем экономического роста.

Высокую инвестиционную активность будут демонстрировать предприятия в отраслях, прежде всего ориентированные на экспорт продукции (в частности в сельском хозяйстве, перерабатывающей промышленности), а также зависимых от наращивания капитальных расходов бюджета. В частности продолжение государственной политики по обновлению дорожной инфраструктуры позволит увеличить инвестиции в строительство. В то же время на прогнозном горизонте возобновление кредитования будет медленным, прежде всего отражая высокие риски институциональной среды, в частности низкий уровень защиты прав кредиторов.

Фискальная политика в 2018 году будет иметь инфляционный характер как вследствие уже принятых правительственных инициатив относительно увеличения расходов на социальные направления (повышение пенсий в результате пенсионной реформы, заработных плат бюджетным работникам, увеличение объемов субсидий), так и учитывая объявленные намерения по дальнейшему повышению минимальной заработной платы после I квартала текущего года.

Высокий уровень социальных расходов будет ограничивать возможности правительства для осуществления расходов развития с учетом необходимости удержания дефицита сектора общегосударственного управления (СЗГУ) в соответствии с обязательствами перед МВФ (в пределах 2.5% ВВП). Однако, капитальные расходы, в том числе на дорожную инфраструктуру, также ожидаются достаточно высокими.

Влияние социальных расходов на сальдо сводного бюджета и бюджета СЗГУ в значительной степени будет компенсироваться увеличением поступлений от ЕСВ и налогов, в том числе за счет дальнейшей детенизации рынка труда, высоких темпов роста номинальной заработной платы в экономике и высокого внутреннего спроса.

В 2018 – 2020 годах дефицит текущего счета сохранится на уровне около 3% ВВП. Рост экспорта на фоне благоприятных внешних условий и активизации производства в отдельных отраслях промышленности будет компенсироваться последующим наращиванием импорта вследствие повышения внутреннего потребительского и инвестиционного спроса. Кроме того, будут расти поступления от трудовых мигрантов из-за усиления миграционных процессов.

Ключевым предположением макроэкономического прогноза остается дальнейшее сотрудничество с Международным валютным фондом

Это позволит сохранить доступ к официальному финансированию и от других организаций, а также к международным рынкам капитала на прогнозном горизонте.

В текущем году Национальный банк ожидает поступление около 2 млрд. долл. от МВФ, а также получение правительством кредитов от ЕС и Всемирного банка. Это даст возможность увеличить международные резервы до 20.5 млрд. долл. (или 3.7 месяца импорта будущего периода) на конец 2018 года. Однако в 2019 и 2020 годах из-за пиковых выплат по внешнему государственному долгу ожидается формирование дефицита сводного платежного баланса. Следовательно, международные резервы будут сокращаться – до 18.6 млрд. долл. или 3.0 месяца импорта будущего периода.

Согласно основным экономическим рискам для реализации указанного прогнозного сценария Национальный банк считает отсутствие прогресса в проведении структурных реформ, необходимых для сохранения макрофинансовой стабильности и дальнейшего сотрудничества с МВФ на фоне высоких объемов погашения внешних долгов в следующих годах. В случае досрочного прекращения программы с МВФ это может грозить ухудшением условий доступа на международные финансовые рынки, что может привести к усилению девальвационных и инфляционных ожиданий, а также к росту вероятности проблем с обслуживанием внешних государственных обязательств в ближайшие годы.

В 2018 – 2020 годах правительство и НБУ должны выплатить по внешним долгам свыше 16 млрд. долл. Поэтому, по мнению Национального банка, для сохранения макрофинансовой стабильности Украины критически важным является продолжение сотрудничества с МВФ в рамках не только текущей, но и новой программы.

Также весомым риском для замедления инфляции является проведение правительством более мягкой фискальной политики. В частности дальнейшее увеличение социальных расходов более высокими темпами, чем общий рост производительности труда в экономике, может усилить инфляционное давление. В таком случае Национальный банк будет вынужден сформировать более жесткие монетарные условия, чем это предусматривается базовым сценарием.

Монетарная политика будет умеренно жесткой на прогнозном горизонте для возвращения инфляции к целевой траектории

С учетом обозначенных рисков и ухудшению инфляционных ожиданий 25 января 2018 года правление Национального банка Украины приняло решение повысить учетную ставку до 16% годовых с 26 января этого года. Более жесткая монетарная политика будет способствовать постепенному снижению потребительской инфляции к прогнозируемым уровням и ее возвращению в целевой диапазон в середине 2019 года, а также предотвратит инфляционное влияние со стороны определенных рисков в случае их реализации.

Опыт применения инфляционного таргетирования в Украине и, в частности опыт двукратного повышения учетной ставки в октябре – декабре прошлого года свидетельствуют, что монетарная политика достаточно результативно действует через канал процентных ставок. Повышение ставок будет стимулировать приток сбережений в банковский сектор и, следовательно, будет сдерживать потребительский спрос.

Также увеличится привлекательность финансовых инструментов в национальной валюте по сравнению с аналогами в иностранной валюте, что окажет положительное влияние на будущую инфляцию через канал обменного курса. Кроме того, жесткая монетарная политика направлена на предотвращение дальнейшего ухудшения инфляционных ожиданий.

Национальный банк и в дальнейшем будет направлять свою политику по замедлению темпов роста цен и достижению целей по инфляции. В случае отсутствия существенных признаков снижения инфляционного давления в ближайшей перспективе, Национальный банк может прибегнуть к дальнейшему повышению учетной ставки для возвращения инфляции к установленным среднесрочным целям.

Однако при этом Национальный банк, как и ранее, будет балансировать между необходимостью, с одной стороны, снизить инфляцию и, с другой стороны, минимизировать негативные краткосрочные последствия для экономического роста и восстановления кредитования.

ВНЕШНЯЯ СРЕДА

Внешние условия для украинской экономики продолжали улучшаться благодаря ускорению экономического роста в странах – ОТП Украины, благоприятных в целом ценовой конъюнктуре на товарных рынках и ситуации на мировых финансовых рынках. Так в III квартале 2017 года средневзвешенный показатель годовых темпов экономического роста стран – Украины ОТП продолжил стремительно расти. Этому способствовало оживление мировой торговли и рост внутреннего потребления в странах – ОТП Украины. По имеющимся данным в IV квартале 2017 года положительные тенденции в этих странах сохранялись, хотя и несколько ослабли.

В IV квартале 2017 года индекс изменения мировых цен на товары украинского экспорта ЕСРІ вырос благодаря увеличению цен на сталь, алюминий и удобрения. Кроме того, в IV квартале 2017 года на мировом рынке зерна цены на пшеницу медленно росли, тогда, как цены на кукурузу колебались в узком диапазоне на относительно низком уровне. Однако снизились цены на мясо и подсолнечное масло. Также повысились цены на нефть под влиянием продления действия соглашения ОПЕК+ и ослабления буровой активности на фоне сокращения запасов нефти в США.

Ускорение роста мировой экономики и дальнейшая нормализация монетарной политики поддерживали аппетит риска инвесторов. Сохранялся приток капитала в страны, рынки которых развиваются, что на фоне ослабления доллара США и роста цен на сырьевые товары обусловило укрепление большинства валют стран, рынки которых развиваются, в конце года, особенно валют стран ЦВЕ.

В III квартале 2017 года средневзвешенные годовые темпы экономического роста в странах – ОТП (выраженные динамикой индекса UAwGDP) продолжили ускоряться, достигнув максимального уровня за последние шесть лет, благодаря расширению внутреннего спроса, косвенной государственной поддержке и активизации торговли.

Так, по данным WTO, индикатор роста мировой торговли (World Trade Outlook Indicator) в III квартале продолжил расти и достиг самого высокого уровня с апреля 2011 года за счет увеличения объемов экспорта, наращивания авиа и контейнерных перевозок. Опережающий индикатор мировой торговли «World Trade Outlook Indicator» рассчитывается WTO на основе 6 ключевых показателей: экспортных заказов, международных воздушных перевозок, контейнерооборота, автомобильного сектора, электронных компонентов, торговле сельскохозяйственным сырьем.

В США в III квартале 2017 года рост ВВП был максимальным за последние три года благодаря устойчивому росту внутреннего потребления, ускорению частных инвестиций (сезонно скорректированный показатель вырос на 51.9% кв./кв.) и экспорта (в условиях обесценивания доллара США на мировых финансовых рынках). Безработица оставалась ниже нормального уровня – 4.1% (нормальная 4.5-4.7%), а инфляция – в пределах целевого ориентира.

Также продолжал ускоряться рост ВВП Еврозоны. Сохранение мягких монетарных условий поддержало внутренний спрос и способствовало уменьшению долговой нагрузки на бизнес и население. Это способствовало росту инвестиций и частного потребления, последнее стимулировалось также дальнейшим снижением уровня безработицы (ниже 9% на конец III квартала, что произошло впервые с начала 2009 года), а общий рост мировой экономики поддержал экспорт.

Темпы экономического роста стран СНГ, за исключением России, ускорились благодаря активизации в сельскохозяйственном производстве, добывающей и обрабатывающей промышленности, наращивании экспорта. Однако рост в России замедлился, несмотря на ускорение в сельскохозяйственном производстве. Это произошло из-за падения объемов производства в обрабатывающей промышленности и уменьшения темпов роста в торговле вследствие сдержанного расширения внутреннего спроса.

Устойчивые темпы роста заработных плат и, соответственно, увеличение внутреннего спроса были весомыми факторами экономического роста в странах ЦВЕ, которые входят в состав индекса. Дополнительным фактором был рост товарооборота в рамках ЕС.

Рост чистого экспорта, потребительских расходов и инвестиций обусловили высокие темпы роста ВВП Турции и Индии. Темпы роста экономики Китая несколько замедлились из-за дальнейшего ослабления темпов роста инвестиций и промышленности.

По имеющимся данным в IV квартале 2017 года положительные тенденции в странах – ОТП Украины сохранялись, однако несколько ослабились. Так благодаря наращиванию объемов мировой торговли и значительному внутреннему спросу поддерживался экономический рост стран СНГ (за исключением России) и ЕС.

В России в декабре произошло падение в промышленности, прежде всего из-за сокращения объемов добычи нефти на 2.2% г/г и снижения в обрабатывающей промышленности. Темпы роста промышленного производства Китая продолжили замедляться из-за уменьшения объемов производства в добывающей отрасли и высоких затрат на модернизацию производства.

Инфляционное давление со стороны стран – ОТП Украины, выраженное индексом UAwCPI, в IV квартале 2017 года продолжило ослабляться. Инфляция, как в развитых, так и странах, рынки которых развиваются, продолжила двигаться в направлении достижения целевых ориентиров. Причем наибольший вклад в снижение инфляционного давления со стороны стран – ОТП Украины имели показатели инфляции в странах СНГ, в частности России и Беларуси. Страны ЦВЕ, в свою очередь, удерживали инфляцию близкой к таргету – 2%.

В IV квартале 2017 года внешние ценовые условия для украинских экспортеров улучшились, прежде всего, вследствие увеличения цен на черные металлы. Цены на сталь в начале IV квартала корректировались после достижения пиковых значений за последние четыре года. Это произошло из-за временного приостановления работы китайских товарных и финансовых рынков на время празднования образования КНР, ускорения роста объемов мирового производства на фоне сезонного уменьшения спроса со стороны строительной отрасли в странах Северного полушария.

Однако с ноября цены на стальную продукцию росли, прежде всего, из-за ограничения Китаем производства с целью борьбы со смогом (до марта 2018 года). Как следствие падение объемов экспорта стали Китая углубилось до 34% г/г в ноябре. А запасы стали в декабре уменьшились почти на 12% м/м. Дополнительными факторами повышения цен были спрос со стороны строительной отрасли Китая (PMI в строительстве вырос в ноябре до 61.4% согласно данным National Bureau of Statistics of China) и увеличение спроса со стороны турецких компаний. На данные компании приходилось по данным World Steel Association в 2016 году почти 50% экспорта китайской стали.

Несмотря на рост цен на железную руду в конце квартала, всего в IV квартале цены на мировых рынках снизились из-за существенного увеличения предложения со стороны мировых лидеров на фоне существенных запасов руды в Китае6. Однако увеличение спроса со стороны Китая на железную руду высокого качества, после закрытия старых мощностей и дальнейшее наращивание запасов, учитывая ожидаемую активизацию производства стали после снятия ограничений, привели к росту цен на железную руду в конце 2017 – начале 2018 годов.

На мировом рынке зерна в IV квартале 2017 года цены на пшеницу медленно росли. Поддержку ценам оказали: ожидаемое уменьшение урожая пшеницы в Австралии (на 42% г/г из-за неблагоприятных погодных условий); высокого спроса со стороны отдельных стран Северной Африки и Азии (в частности Турции и Египта); ухудшения ожиданий относительно озимых в странах Причерноморского региона, Балтии и США. Однако улучшение оценок относительно мирового урожая пшеницы и постепенное наращивание объемов экспорта США на фоне рекордных объемов экспорта Аргентиной сдерживали рост цен.

Цены на кукурузу оставались относительно стабильными почти всю вторую половину года благодаря сокращению спроса за счет уменьшения импорта кукурузы Китаем (вследствие государственной программы сокращения объемов стратегических запасов) и росту объемов экспорта второго рекордного урожая 2016/2017 МГ Бразилией (поддержанный девальвацией реала). Однако ожидаемое снижение мирового производства кукурузы в 2017/2018 МГ на 3.1% при почти неизменных объемах потребления и активизация спроса Мексикой, Южной Кореей и Японией поддерживали цены.

Удержание цен на кукурузу (что является основой комбикормов) на относительно низком уровне на фоне роста предложения позволили несколько снизить мировые цены на мясо в IV квартале.

Мировые цены на подсолнечное масло снижались из-за удешевления других видов растительных масел. В частности пальмового и соевого масла, вызванные большими объемами предложения. В частности, производство пальмового масла в Малайзии выросло до самого высокого уровня с октября 2015 года. Конечные запасы пальмового масла также выросли до максимального уровня в последние 1.5 года.

Цены на нефть на мировых рынках росли вследствие продления действия соглашения ОПЕК+. По данным ОПЕК уровень выполнения соглашения в ноябре составил 122%, а в декабре – 129%, из-за закрытия на ремонтные работы североморского нефтепровода Forties. Также забастовок работников нефтяной отрасли в Нигерии, падения буровой активности и сокращения запасов в США, эскалации политического напряжения на Ближнем Востоке.

Ситуация на мировых финансовых рынках в IV квартале для стран, рынки которых развиваются, оставалась благоприятной, а интерес инвесторов к активам этой группы стран сохранялся. В то же время фондовые индексы развитых стран демонстрировали разнонаправленную динамику: американские продолжали стремительно расти, в то время как европейские – снизились.

Рост индекса S&P 500 с достижением нового рекорда продлился, несмотря на усиление беспокойства по поводу переоценки акций и негативных последствий игнорирования инвесторами имеющихся рисков. Основными факторами такой динамики были:

- учет в котировках эффекта от реализации новой налоговой реформы;

- смещение акцента инвесторов из-за разрушительных последствий ураганов на рост объемов восстановительных работ с положительным влиянием на экономику США, и мировую экономику;

- возобновление роста котировок банковских акций в ожидании повышения ставки ФРС в декабре, которое должно повысить процентный доход банков от кредитных операций;

- продолжение роста корпоративных прибылей, хотя более медленными темпами;

- переориентация инвесторов с рынка облигаций на рынок акций;

- повышение процентной ставки ФРС в декабре и ожидания дальнейшего ужесточения монетарной политики ФРС;

- позитивных настроений участников рынка на фоне выдвижения на пост главы ФРС Дж. Пауэлла, от которого ожидают подражание монетарной политики Дж. Йелен.

На фоне ожиданий и фактического повышения ставки ФРС в декабре продолжился рост доходности долгосрочных казначейских облигаций США.

Однако политическая неопределенность в ЕС, вызванная неудачными попытками создать коалиционное правительство в Германии, референдумом в Каталонии, сложностью проведения переговорного процесса по Brexit (несмотря на окончание первого раунда), сдерживали рост европейских индексов.

И лучшие показатели от ожиданий квартальных результатов корпоративной отчетности по данным Reuters, это то, что прибыль компаний ЕС за III квартал вырастет на 4.5%. Сокращение объемов программы QE по результатам очередного заседания ЕЦБ, повышение базовой процентной ставки Банком Англии, позитивная макростатистика и результаты проведения стресс-тестов банковских учреждений Банком Англии. Впервые с 2014 года не выявили потребности в дополнительном капитале ни для одного из банков и отмечали устойчивость банков в случае жесткого сценария Brexit, не позволили индексам снизиться еще глубже.

Дополнительную поддержку фондовому рынку оказало заявление глав ведущих центральных банков мира, несмотря на определенные различия в текущей монетарной политике, изменения в использовании инструментов будут происходить постепенно, и будут оставаться понятными для участников рынков. Вслед за ведущими центральными банками мира центральные банки большинства стран, рынки которых развиваются, нормализовали свою монетарную политику. В частности, Банк Мексики и Банк Аргентины вслед за ФРС продолжили серию повышений; Банк России и Банк Молдовы – уменьшали ставки вследствие существенного снижения инфляции.

Индекс MSCI EM повысился в условиях роста глобальных фондовых рынков и оптимизма инвесторов относительно экономических перспектив стран, рынки которых развиваются. Также сохранялся спрос на облигации этой группы стран. Основным фактором поддержки для облигаций стран, рынки которых развиваются, остается склонность иностранных инвесторов к рискам в условиях низких или отрицательных ставок в развитых странах.

В то же время суверенные облигации стран, рынки которых развиваются, обеспечивают высокий уровень доходности, прежде всего, облигаций в национальной валюте. На фоне благоприятных финансовых условий на внешних рынках доступ к ним получили самые рискованные группы стран. По данным агентства Dealogic, по состоянию на ноябрь, объем эмиссии суверенных бумаг странами с не инвестиционными рейтингами достиг рекорда – 75 млрд. долл. с начала 2017 года (рост на 50% г/г).

На фоне существенных объемов притока капитала в эту группу стран и ослабления доллара США в конце 2017 – начале 2018 годов большинство валют стран, рынки которых развиваются, особенно стран ЦВЕ, укрепились к доллару США. В свою очередь стремительное обесценивание доллара США к корзине ведущих валют, среди прочего, произошло из-за ожидания участников финансового рынка сворачивания ЕЦБ программы QE, достижения договоренности о создании коалиции в Германии, временного прекращения работы правительства США.

Вставка: Особенности динамики цен на базовые продукты питания в России и Беларуси

В после кризисный период с 2009 по 2013 годы в динамике потребительской инфляции в Украине, России и Беларуси наблюдалась определенная синхронность. За исключением 2011 года, когда в Беларуси произошел стремительный рост цен из-за существенной девальвации национальной валюты, что, среди прочего, объяснялось значительными объемами взаимного товарооборота.

Однако с 2014 года состоялась определенная разнонаправленность в движении цен в этих странах, а в 2017 году такая тенденция только усилилась. Так, в 2017 году инфляция в России и Беларуси замедлилась (до 2.5% г/г и 4.6% г/г в декабре), в Украине – ускорилась. Это, прежде всего, отражало различия в динамике цен на базовые продукты питания.

В свою очередь, разнонаправленная динамика цен на продукты питания в первую очередь объясняется изменениями во внешнеторговых потоках, произошедших в течение 2014 – 2017 годов. Среди дополнительных важных факторов влияния на динамику цен – степень удовлетворения внутреннего спроса товарами собственного производства, особенности развития сельского хозяйства, прежде всего животноводства, темпы роста заработных плат и курсовая динамика.

Россия является нетто-импортером продуктов животноводства, хотя объемы производства мяса постепенно растут (за 2015 – 2016 года – на 9.5%). До 2014 года основным поставщиком мясомолочных продуктов в Россию были страны ЕС (на них приходилась почти треть всего импорта мясной продукции и около 60% молочной продукции).

После введения Россией в середине 2014 года продовольственного эмбарго на продукты питания из ряда стран, которые ввели санкции по отношению к России, в том числе ЕС, основным поставщиком импортируемых молочных продуктов в Россию стала Беларусь (почти 75%). А доля белорусских продуктов в импорте мясных продуктов выросла с менее чем 8% в 2013 году до 25% в 2016 – 2017 годах.

Соответственно, цены на мясомолочную продукцию в России и Беларуси в течение 2014 – начала 2015 года существенно выросли. Дополнительным фактором выступила девальвация обменного курса национальных валют к доллару США. Однако в дальнейшем рост цен сдерживался взаимовыгодной торговлей между двумя странами.

Учитывая развитие животноводства в Беларуси (рост почти на 6% за 2015-2016 годы) и обеспеченность внутреннего рынка, значительные объемы экспорта продукции в Россию в 2016 – 2017 годах не создавали значительного давления на цены на внутреннем рынке Беларуси. В частности, объемы производства мясных и молочных продуктов в Беларуси значительно превышают потребности внутреннего потребления (например, молочных продуктов – почти в три раза, мяса и мясопродуктов – в 1.4 раза, по данным Национального статистического комитета Республики Беларусь).

Поэтому значительные объемы продукции (которая к тому же является более дешевой по сравнению с российской и европейской), страна экспортирует, прежде всего, в Россию (доля России в экспорте отдельных видов мяса и мясных продуктов, молока и молочных продуктов достигает почти 100%).

Однако в Украине, после существенного роста цен в 2014-2015 годах на продукцию животноводства, в 2016 году состоялось их сдерживание из-за ряда шоков, что привело к увеличению предложения продуктов питания на отечественном рынке. Так в 2016 году Россия распространила продовольственное эмбарго на Украину и запретила транзит украинских товаров через свою территорию. Частично Украина сумела переориентироваться на другие рынки, в том числе в страны ЕС.

Однако переориентация по отдельным видам продукции требовала времени, а на отдельных рынках (например, Беларуси) относительные цены были ниже, чем на российском рынке. Дополнительными факторами были переориентация турецких товаров с российского рынка, ограничения на экспорт отдельной продукции животноводства из-за нестабильной эпизоотической ситуации.

В 2017 году действие большинства этих факторов (кроме российского эмбарго и ограничений на транзит) постепенно иссякла. Кроме того, этот процесс сопровождался дальнейшим увеличением физических объемов экспорта на фоне значительного внешнего спроса и дальнейшего расширения экспортных возможностей украинских производителей. Согласно данным Госпродпотребслужбы по состоянию на ноябрь 2017 года право поставки пищевой продукции в страны ЕС имели 109 компаний (по состоянию на конец 2016 года – 93). В течение 2016 – 2017 годов право на экспорт в ЕС получили 15 предприятий по производству молочной продукции.

Также такие разрешения получали компании по производству яиц, мяса птицы и тому подобное. Так в Украине, несмотря на сложную ситуацию в товаропроизводстве8 объемы внутреннего производства мяса (за исключением свинины), молока и молочных продуктов превышают внутренние потребности.

Однако с учетом объемов собственного производства, практически всех продуктов животноводства не хватает на удовлетворение спроса. В структуре спроса на мясо и молочную продукцию удельный вес экспорта в течение последних двух лет вырос. По говядине и мясу птицы вырос удельный вес экспорта на 8 п.п. Это до 18.6% и 21.3% соответственно. За 10 месяцев 2017 года вырос удельный вес экспорта молока почти на 3 п.п. до 7.4%.

Дополнительными факторами роста цен в Украине стал стремительный рост заработных плат в последние несколько лет, тогда как политика в отношении заработных плат в России и Беларуси оставалась относительно сдержанной, а также ослабление гривны к доллару США.

Весомым фактором существенного роста цен на мясомолочную продукцию в Украине стало повышение соответствующих цен в Европе (тогда как рынок России остался относительно закрытым для этого влияния). В 2018 году на мировых рынках продовольственных товаров ожидается постепенное замедление роста цен, а по отдельным товарам даже снижение, благодаря увеличению мирового предложения на рынке, прежде всего, европейском. Это, в свою очередь, учитывая открытость внутреннего рынка, будет позитивно влиять и на динамику цен на продовольственные товары в Украине.

ИНФЛЯЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

В 2017 году потребительская инфляция составила 13.7% и, таким образом, превысила цель Национального банка 8% ± 2 п.п. на конец года, установленную Основными принципами денежно-кредитной политики на 2017 год и среднесрочную перспективу.

Ускорение инфляции в 2017 году по сравнению с 2016 годом (12.4% г/г) произошло, прежде всего, из-за действия факторов, влияние инструментов денежно-кредитной политики которых является ограниченным. В частности на показателях инфляции существенно сказались сокращение предложения отдельных видов товаров из-за неблагоприятных погодных условий в первой половине года, нестабильной ситуации в животноводстве, роста мировых цен и внешнего спроса на отечественные продукты питания (в частности, мясные и молочные).

Также на росте цен сказалось увеличение производственных затрат, в частности на оплату труда, и быстрое восстановление потребительского спроса.

Кроме того, в конце года более высокие показатели инфляции, чем прогнозируемые в октябре, были обусловлены ухудшением ситуации на валютном рынке и существенным смягчением фискальной политики (в том числе за счет более значительных пенсионных выплат). Соответственно усилилось и фундаментальное инфляционное давление, выраженное показателем базовой инфляции. В то же время, влияние от повышения тарифов, которые регулируются административно, соответствовало ожиданиям.

Базовая инфляция

Базовая инфляция по итогам 2017 года ускорилась до 9.5% г/г по сравнению с 5.8% г/г в 2016 году. Это произошло вследствие роста себестоимости товаров и услуг на фоне усиления влияния вторичных эффектов от высоких цен на сырые продукты и увеличения других производственных затрат, а также оживления потребительского спроса. Незначительное усиление фундаментального инфляционного давления подтверждается также всеми альтернативными расчетами.

В 2017 году ощутимо ускорился рост стоимости услуг, входящих в базовую инфляцию (до 14.6% г/г). В частности наибольший вклад в рост стоимости рыночных услуг имели услуги заведений быстрого питания, высшего образования, содержания придомовых территорий. Ускорение роста стоимости таких услуг произошло вследствие повышения производственных расходов и оживления потребительского спроса, в том числе из-за повышения минимальной заработной платы и пенсионных выплат.

По оценкам НБУ, влияние повышения социальных стандартов на инфляцию в 2017 году проявилось, прежде всего, через канал повышения себестоимости производства, в частности вклад от двукратного повышения МЗП оценен на уровне около 2 п.п. в годовой показатель инфляции.

Также ускорился рост цен на продукты питания с высокой степенью обработки (до 13.0% г/г), что отражало вторичные эффекты от повышения цен на соответствующие сырые продукты, а также значительные объемы экспорта отдельных продуктов питания (например, масла сливочного). В частности, высокими темпами росли цены на мясные и молочные продукты с высокой степенью обработки (соответственно на 22.0% г/г и 22.1% г/г) на фоне снижения объемов производства в животноводстве, значительных объемов экспорта и более высоких украинских цен, чем мировые.

Кроме того, из-за увеличения себестоимости производства продолжалось ускорение роста цен в производстве хлебобулочных, мучных и кондитерских изделий.

В то же время темпы роста цен на непродовольственные товары, преимущественно импортируемые, были ниже, чем в прошлом году (3.3% г/г по сравнению с 4.8% г/г). Это произошло благодаря благоприятной ситуации на валютном рынке в течение большей части года и сдержанной инфляции в странах – ОТП. В частности, существенно замедлился рост цен на одежду и обувь (до 0.9% г/г) поскольку большинство продавцов, осуществляют закупку товара за несколько месяцев до начала сезона.

Однако из-за ослабления гривны относительно иностранных валют, в октябре-декабре незначительно ускорился рост цен на отдельные непродовольственные товары (в первую очередь на лекарственные средства, медицинские товары, бытовую технику и тому подобное).

С начала 2017 года инфляционные ожидания всех групп респондентов постепенно снижались. Однако с сентября 2017 года они начали ухудшаться под влиянием ситуации на валютном рынке11, высоких текущих показателей роста цен и объявления правительством планов относительно повышения социальных стандартов. В частности, согласно результатам опроса относительно деловых ожиданий в IV квартале 2017 года, по мнению предприятий, усилилось влияние курса гривны к иностранным валютам, доходам населения и социальным расходам бюджета на рост потребительских цен.

Соответственно, повысилась доля предприятий, ожидающих рост цен на свою продукцию/услуги в следующие 12 месяцев, в том числе вследствие усиления влияния факторов “стоимость трудовых ресурсов”, “цены на энергоносители” и “курс гривны к иностранным валютам”.

Небазовая инфляция

Небазовая инфляция ускорилась до 19.4% г/г (17.5% г/г в 2016 году). Прежде всего, показатели 2017 года объясняются высокими темпами роста цен на сырые продукты и топливо в отличие от 2016 года, когда основной вклад в не базовую инфляцию сделали административно регулируемые цены.

В 2017 году существенно ускорился по сравнению с предыдущим годом рост цен на сырые продовольственные товары (до 23.5% г/г). Это было обусловлено преимущественно влиянием факторов со стороны предложения, также имела влияние постепенная активизация потребительского спроса на продовольственные товары вследствие повышения доходов домохозяйств.

В частности, высокими темпами росли цены на сырое мясо и молоко (на 30.3% г/г и 23.1% г/г), а также возобновился рост цен на яйца (на 21.2% г/г). Такая динамика отражала существенно более высокие мировые цены на соответствующие продукты и высокий внешний спрос, а также ограниченное внутреннее предложение этих товаров на фоне уменьшения поголовья (кроме птицы) и нестабильной эпизоотической ситуации. Соответственно с учетом объема экспорта собственного производства практически всех продуктов животноводства не хватает для удовлетворения внутреннего спроса.

Кроме того, в 2017 году возобновили рост цены на овощи и фрукты (на 24.7% г/г и 34.5% г/г), что обусловлено рядом причин. Во-первых, неблагоприятные погодные условия в первой половине года обусловили сокращение предложения отдельных овощей и фруктов. Например, цены на ягоды и яблоки, отдельные овощи борщевого набора (морковь и свекла) выросли почти в 1.5 раза.

Во-вторых, в 2017 году иссякло действие факторов предложения, которые сдерживали рост цен на отдельные овощи и фрукты в 2016 году. В частности в результате отмены торговых ограничений со стороны РФ для турецких товаров сократилось их предложение на украинском рынке.

Продолжалось падение цен на сахар (на 7.4% г/г) на фоне низких мировых цен и значительного предложения на внутреннем рынке, а хороший урожай продолжал оказывать падение цен на гречневую крупу (на 28.9% г/г).

Рост цен и тарифов, которые регулируются административно, ожидаемо замедлился (до 16.1% г/г). Это произошло, в том числе благодаря благоприятной базе сравнения – в 2017 году в отличие от 2016 года повышение тарифов на услуги ЖКХ происходило значительно более медленными темпами. Из-за высокой базы сравнения также существенно замедлился рост цен на алкогольные напитки (до 11.7% г/г) – в 2016 году повышение минимальных цен на эти товары правительством было значительно выше, чем в 2017 году.

Однако из-за повышения акцизов и проблемы с дистрибуцией весной 2017 года ускорился рост цен на табачные изделия (до 36.3% г/г). Также увеличились темпы роста цен на хлеб (до 20.1% г/г) вследствие роста расходов, в том числе на оплату труда и сырье. Рост себестоимости обусловил также повышение стоимости почтовых услуг и услуг пассажирского транспорта, в частности существенно выросли тарифы на проезд в городском транспорте, и увеличилась стоимость дополнительных услуг железнодорожного транспорта.

Темпы роста цен на топливо в 2017 году были такими же высокими (20.0% г/г), как и в предыдущем году вследствие повышения цен на нефть и ослабления гривны к евро (акцизы на топливо установлены в евро). В то же время замедлился рост цен на сжиженный газ (до 3.5% г/г) благодаря диверсификации поставок в конце года.

Индекс цен производителей

Темпы роста индекса цен производителей в годовом измерении существенно снизились (до 16.5% г/г по сравнению с 35.7% г/г в 2016 году). Так под влиянием тенденций на внешних рынках в 2017 году существенно снизились годовые темпы роста цен в добывающей промышленности.

В частности, снижение темпов роста мировых цен на нефть способствовало замедлению роста в добыче сырой нефти и природного газа (до 16.1% г/г), а низкие мировые цены на железную руду сказались на замедлении роста цен в добыче металлических руд (до 29.3% г/г). В то же время вследствие роста внешних цен произошло ускорение роста цен в добыче каменного угля (до 47.8% г/г).

Ценовые тенденции в добывающей промышленности сказались на динамике цен в следующих звеньях производственного процесса. В частности, снизились темпы роста цен в производстве кокса и продуктов нефтепереработки (до 43.0% г/г) и в металлургическом производстве (до 26.9% г/г).

Темпы роста цен в пищевой промышленности в 2017 году (12.5% г/г) были ниже, чем в предыдущем году, хотя в этом году существенно усилилось ценовое давление со стороны предложения отдельных видов сельскохозяйственной продукции. Так индекс цен реализации продукции сельского хозяйства в 2017 году вырос до 12.8% г/г в ноябре (с 6.0% г/г в ноябре 2016 года). Прежде всего, высокими темпами росли цены на продукцию животноводства – в декабре цены в производстве молочных продуктов выросли на 18.3% г/г, а в производстве мяса и мясных продуктов – на 29.0% г/г.

Также ускорился рост цен в производстве хлеба и мучных изделий (17.5% г/г) на фоне повышения себестоимости. В то же время, замедление роста цен в пищевой промышленности по сравнению с 2016 годом, произошло за счет падения цен в производстве сахара (на 8.1% г/г) в условиях значительного урожая сахарной свеклы и снижения мировых цен на сахар. А также замедления роста цен в производстве напитков (до 15.8% г/г).

Существенно замедлился рост цен в снабжении электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха (до 4.0% г/г). Это, прежде всего, объясняется увеличением доли сравнительно дешевой атомной генерации в производстве электроэнергии. Кроме того, низкие темпы роста цен на электроэнергию для промышленных производителей связаны с поэтапной ликвидацией перекрестного субсидирования и постепенным выравниванием цен на электроэнергию для населения и других потребителей.

Дополнительным фактором также стало снижение средней цены электроэнергии, вырабатываемой на ГЭС, благодаря более высоким, чем в предыдущем году, показателям водности рек и притока к водохранилищам.

Одновременно высокими темпами росли цены в химической промышленности (до 21.9% г/г) после падения в 2016 году, прежде всего за счет цен на удобрения в условиях роста мировых цен, высокого спроса со стороны аграриев и восстановления антидемпинговых пошлин на азотные удобрения из РФ.

На фоне высокого инвестиционного спроса продолжалось ускорение роста цен в машиностроении (до 16.2% г/г). Вместе с тем увеличение темпов роста цен в производстве электрического оборудования (до 21.2% г/г) может быть связано с высоким внешним спросом на графитовые электроды.

Сохранение высоких темпов прироста инвестиций в строительство также сказалось на ускорении роста цен на строительно-монтажные работы (до 15.5% г/г в ноябре).

Рост цен в различных видах экономической активности в целом мал относительно незначительного влияния на цены потребителей. В целом, по оценкам НБУ, только динамика цен в производстве пищевых продуктов, напитков и табачных изделий имеет тесную взаимосвязь с компонентой ИПЦ “продукты питания и безалкогольные напитки”.

Показателем, агрегирующим влияние внутренних факторов инфляции со стороны предложения, может выступать дефлятор ВВП. В частности, тенденции изменения цен в различных видах экономической деятельности сказались на изменении дефлятора ВВП. Так в III квартале 2017 года замедление роста цен в промышленности компенсировалось ускорением их роста в строительстве и сельском хозяйстве. Благодаря этому дефлятор ВВП в III квартале 2017 года (20.2% г/г) оставался почти неизменным по сравнению с предыдущим кварталом.

По оценкам НБУ, в IV квартале ожидается более низкий показатель дефлятора ВВП, прежде всего, благодаря замедлению темпов роста цен в промышленности. Однако по итогам 2017 года ожидаются выше, чем в предыдущем году, значения дефлятора ВВП (20.5% г/г), что, прежде всего, связано с повышением расходов на оплату труда и ускорением роста экспортных цен вследствие высокого внешнего спроса.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Обзор валютного рынка Беларуси в первом полугодии 2015 г. Часть 2
 Обзор экономики Беларуси в 2013 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Ноябрь 2013 г.
 Обзор экономики Беларуси в 2011 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Август 2011 г.
 Объем валютных облигаций Нацбанка Беларуси по состоянию на 29 февраля 2016 г. составляет 2,453 млрд. долл.
 Обзор экономики Беларуси в 2010 г.: Анализ и прогноз основных рисков. Июль 2010 г.