Александр Солонтай: Состав второго тура президентской гонки может стать для всех сюрпризом

20.10.2018 – Не факт, что Петр Порошенко, Юлия Тимошенко, ряд других фаворитов президентской гонки вообще окажутся во втором туре выборов. Ведь в стране есть значительная часть избирателей, которые пока не определились с будущим кандидатом.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Рассказать о предпосылках и последствиях политической борьбы в текущем году редакция AgrоPolit попросила эксперта по политическим вопросам Александра Солонтая.

Читайте также: Политолог Петр Охотин: Может произойти попытка отстоять свободный рынок земли Петром Порошенко

Депутат Сергей Березенко: Не стану врать. Победы Порошенко в первом туре не будет

Леонид Кравчук: Эти выборы могут быть последними для нас

Мишель Терещенко: Если не стану президентом, буду баллотироваться в парламент от Глухова

Политический консультант Алексей Ковжун: Большинство политиков считает людей глупыми

Прокомментируйте, пожалуйста, общую предвыборную картину в Украине?

Полная политическая прострация. Мы, с одной стороны, находимся в «горячей» предвыборной стадии, ведь до выборов президента осталось немного времени, и, с другой стороны, у нас возникла уникальная ситуация: общество как было неопределенным год назад, таким оно остается и сегодня. Ни один из существующих политиков не убедил избирателей, что нужно объединяться вокруг него. Сейчас мы видим, как у всех претендентов выросли антирейтинги.

С другой стороны, не появилось новых политиков.

Даже актеры, на которых делали ставку, пока тоже не решились заявить о своем участии в выборах. Таким образом, количество людей, которые не определились, такое же большое, как и количество тех, кто уже решил для себя вопрос с кандидатом. Это означает, что добрая половина людей может в любой момент изменить ход избирательной компании, повлияв на все рейтинги.

Насколько лидеры политических гонок понимают ситуацию и просчитывают риски, связанные с неопределенностью?

Конечно, фавориты понимают этот риск, поэтому они стартанули с предвыборной кампанией раньше, чем это планировалось. Но никому из них не удалось сплотить вокруг себя ту часть общества, которая не может определиться. Ни один из кандидатов в президенты, который входит в ТОП, не смог вырваться дальше от условных 10-15%, и все они остаются в пределах некой погрешности – будут или не будут они во втором туре. Состав второго тура до сих пор даже гипотетически не определен.

С чем связана неопределенность электората?

У общества есть запрос на «других» кандидатов. До тех пор, пока не появятся новые лица, избиратели, которые думают о «старом и новом», не могут выбрать. Да и те, кто ожидает нового, не могут определиться. Случилось так, что список кандидатов неизвестен, и пока он не появится, они не сделают свой выбор. Это достаточно позитивный момент, ведь он свидетельствует, что избиратели эволюционируют. Наше общество немного «выросло», люди ожидают «весь список», из которого они уже будут выбирать.

Повысилась ли политическая грамотность людей?

Нет, это не грамотность повысилась. Опыт. Просто люди уже столько раз «обожглись», теперь, перед тем как очередной раз «обжечься», они требуют предоставить им полное «меню».

Чью предвыборную программу можно назвать наиболее реальной, с минимумом популистских лозунгов? 

Избиратели не будут учитывать программу в тот момент, когда будут голосовать за кандидата в президенты.

Люди будут смотреть на другое. На добродетели кандидатов. Они будут смотреть на биографию, на то, какова роль кандидата была в актуальных событиях последних лет. Люди обратят внимание на тот факт, что это был сложный период государственности, поэтому будут задавать вопросы: «Где ты был и что ты делал в этот момент?».

Например, будут вопросы типа: «Где ты был и что делал в период правления Януковича? Где ты был во время Евромайдана? Какой твоя роль была в последней власти? И каким образом с тобой связан европейский выбор?». Собственно, все плюсы и минусы по этим вопросам и будут для избирателей критерием выбора.

Это будут не программные вещи, а мировоззренческая борьба. Также избиратели будут обращать внимание на команду кандидата. Наконец-то для избирателей этот вопрос стал важным. Кстати, это, сейчас, имеет большее значение, ведь люди хотят знать, что там за «коты в мешке» и кто там вылезет, когда кандидат займет должность.

Какие из политических партий будут использовать земельные вопросы в предвыборной гонке как одни из ключевых? 

На сегодня в списке фаворитов предвыборной гонки отсутствуют «аграрные кандидаты». Ни представитель Аграрной партии Украины Виталий Скоцик, ни кто-то другой не зашел в фавор. За последние годы изменилась ситуация. Если раньше в политике аграрная тематика и сфера сельского хозяйства доминировала, как в контексте децентрализации, так и в контексте повышения показателей экономики, то сейчас аграрная тема пошла на спад.

Мы же помним, как раньше на мажоритарках пробивались люди, которые откровенно были связаны с сельхозпроизводством или другими структурами АПК.

С точки зрения топовой политики, сегодня именно города – это основной ресурс выборов. Никто из кандидатов в президенты не может себе позволить позиционирования с точки зрения исключительно сельской тематики. Она является составляющей чего-то большего.

Но, например, в предвыборной программе Юлии Тимошенко есть целый раздел, посвященный вопросам АПК и земельной реформе? 

Да. Ни один кандидат не сможет проигнорировать ни земельную реформу, ни вопросы, связанные с АПК. Ни один кандидат не сможет проигнорировать вопрос децентрализации и дальнейшей реформы, судьбы сельских советов, поселковых советов, районных советов – другими словами, вопросам власти на селе. А также вопросам социального, медицинского, образовательного процесса и вопросам создания новых рабочих мест.

Ни один кандидат не сможет проигнорировать и будет вынужден комментировать миграционный процесс и отток рабочей силы, который пошел не только в города Украины, но и за границу. И сельская местность стала едва ли не базовым донором для оттока рабочих кадров за границу. Ни один кандидат не сможет избежать этих тематик, но они будут частью общей картины в Украине. И не будет ни одного ярко выраженного кандидата с акцентом на АПК. Сейчас сельские и городские избиратели представляют один кластер и четкого деления на сельских избирателей и городских уже не будет.

Опережая ваш вопрос, попытка лидера Аграрной партии Украины Виталия Скоцика позиционировать себя как кандидата от села – это одна из причин его провала как политика. Он сам сузил свою электоральную нишу.

Виталий Скоцик сделал ставку на аграриев.

Я считаю, что это было его большой ошибкой. Аграрная партия – это еще не значит, что он должен работать только на селе. Хотя ставка на эту тему – не единственная проблема. И в селе можно было собрать какой-то больший процент голосов, чем пределы статистической погрешности. Но это уже другие проблемы: с партией, структурой и внутренней ситуацией, которая сейчас там происходит. Я хочу заметить другое. Он единственный попытался сделать ставку исключительно на село.

Если вспомнить 90-е, когда было по три-четыре кандидата большого масштаба, которые делали аналогичные ставки, то сейчас он здесь один. Но даже ему одному не хватает электорального поля. Избиратели перестали мыслить категориями «мы из села» или «мы из города». Сейчас это все перемешалось. Простой пример – наши объединенные общины. В рамках одной общины могут быть и городские, и сельские населенные пункты. И люди решают все вопросы сообща и вместе.

Как вы оцениваете общие шансы Аграрной партии Украины (АПУ) на президентских и парламентских выборах?

Из-за сохранения мажоритарной пропорциональной системы, когда часть кандидатов идет по спискам, а часть – по мажоритарным округам, отдельные представители и лидеры Аграрной партии имеют серьезные шансы в отдельных округах. На этом максимальный уровень и возможности Аграрной партии завершаются. И это связано не только с внутренними партийными проблемами.

Я еще раньше делал прогноз, во времена зарождения этого проекта, что он будет актуальным до тех пор, пока будет падать экономика Украины. Как только экономика остановит падение и начнет понемногу выкарабкиваться, а ВВП на одного человека станет увеличиваться – это смерть для аграрной идеи. Кстати, ВВП будет расти даже при условии стагнации экономики и уменьшении количества населения страны. Ведь уменьшение количества украинцев влияет на рост показателей ВВП на душу населения.

Украина будет переживать все те же процессы, что и остальные страны. И мы сможем увидеть, что аграрная часть экономики может расти, а аграрная политическая сила – падать. Почему? Потому что «аграрный» – это не обязательно «сельский». Аграрии – это люди, которые ассоциируют себя с отраслью, и это не означает, что они ассоциируют себя с селом.

Поэтому я хорошо знаю, что происходило со многими аграрными силами в других странах, которые переживали аналогичную ситуацию в экономических процессах. Когда экономика падает, аграрные силы, определенные консервативные силы, радикальные и националистические силы очень сильно проявляют себя в условиях кризиса. В частности, специфика аграрной силы – это возвращение к истокам, возвращение к селу.

Как только экономическая ситуация улучшается, у людей появляются другие векторы: к городу, к промышленности, к науке, к инновациям. Таким образом, аграрные силы возрастают (как это было в 90-х) во время экономического падения, и наоборот, их доля сокращается, когда экономика начинает поправляться. Так было в 2000-х годах, так случится и сейчас. Поэтому вопросы, связанные с перспективами Аграрной партии, лежат не в плоскости правильной или неправильной ставки в избирательных процессах, а со сменой тренда. Сейчас он изменился.

Как вы прокомментируете конфликт внутри Аграрной партии, и какие последствия это будет иметь для ее лидеров?

Очевидно, что Виталий Скоцик сейчас занимается внутрипартийной борьбой, вместо того, чтобы готовиться к выборам. Учитывая, что у него и так были небольшие шансы, этот конфликт внутри партии просто окончательно скашивает Виталия Скоцика, не оставляя ему места в предвыборной гонке. У него просто не хватает ни энергии, ни времени для организации кампании в национальном масштабе.

Для организации такого процесса нужна четко действующая структура, а она погрязла во внутренней борьбе. Любые его шансы выбиться в фавориты президентской кампании – теперь на нуле. Точно. Успеет ли он за время президентской кампании сделать ревизию рядов и реорганизовать партию, чтобы пойти на парламентские выборы в Верховную Раду – вопрос. Если не успеет, то и на местных выборах 2020 года потенциал Аграрной партии будет значительно, ниже, чем он есть сейчас.

Я напомню, что АПУ к этому расколу и до старта президентской кампании во многих регионах занимала вторые, третьи места по количеству местных депутатов на местных выборах. Иногда даже опережая «Батькивщину» и БПП.

АПА была одним из фаворитов, с мощным потенциалом и своим кандидатом, который мог договариваться с победителем в выборах на пост президента о какой-то серьезной позиции – вице-премьера, спикера парламента и тому подобное. Сейчас все эти шансы потеряны.

Фактически, по состоянию на сегодня Виталий Скоцик не может договариваться о каких-то должностях с фаворитами президентской кампании, потому что не может входить в президентскую кампанию как один из фаворитов второго эшелона. Он выпадает в третий эшелон. И его сегодняшняя задача – вернуться на предыдущую утраченную позицию. Это прохождение в Верховную Раду, а для этого ему нужно разобраться с партией.

Сможет ли борьба за голоса избирателей заставить действующую власть эффективнее реализовывать обещания по реформированию АПК, в частности по земельным вопросам?

До окончания парламентской кампании ни одних изменений в земельном законодательстве не произойдет. Ни один кандидат в президенты, ни одна из политических сил, которая сейчас работает в Верховной Раде и рассчитывает зайти туда повторно, не возьмет на вооружение тему земли и запуска земельного рынка уже сейчас.

Никто из них не скажет откровенно, что земля – это товар. Они все попали в ловушку патернализма, которую сами себе и устроили, голосуя за продление моратория на продажу земли. В результате мы получаем ситуацию, когда в нынешнем политикуме ни одна политическая сила не будет отражать мнение миллионов тех людей, кто на самом деле хочет запуска земельного рынка уже сейчас. Кстати, это одна из ниш для новых политических сил. Возможно, что до парламентских выборов такая сила появится.

Читайте также: Замминистра Максим Мартынюк: В земельном вопросе нас в течение 17 лет пугали мифами

Если говорить об имеющемся политическом сезоне и приближении президентских выборов, то, по моему мнению, все ключевые фигуры будут избегать тем, в том числе и рынка земли, которые будут очень четко разделять избирателей на сторонников и непримиримых противников тех или иных идей. Даже если они лично «за» открытый рынок земли, этот вопрос будет откладываться на будущее, и они будут голосовать за продление моратория.

Какие последствия от отсрочки этих вопросов мы получим в будущем, не создаст ли это дополнительных проблем? 

Конечно, создаст. Мы уже сейчас пожинаем плоды. Отсутствие нормального земельного рынка создало «теневой» рынок земли, а также целый ряд разнообразных схем, где сегодня земля — это полутовар. Это также касается передачи финансово-материальных ресурсов за пользование землей, это также касается рынка земли, который является фактически отмершим наследием с необлицованными землями.

Разве в течение 10 лет это не создало проблем? Создало. К тому же, это привело к колоссальным финансовым убыткам. Это уже создало проблемы для местного самоуправления, местных общин и государства в целом. Ведь Украина теряет свой земельный ресурс и качество этого земельного ресурса. Поэтому я, например, являюсь сторонником скорейшего запуска рынка земли. Потому что тогда рынок выступит легальным регулятором ситуации.

Поскольку мы сейчас имеем «черный» рынок земли и, соответственно, «черных регуляторов», отрицать этот факт – значит закрывать глаза на реальную ситуацию.

Какие конкретные шаги должны быть сделаны в плане законодательных инициатив, чтобы изменить ситуацию относительно рынка земли? 

Я сторонник большой части тех тезисов, которые в свое время озвучивал Тарас Кутовой, занимая должность министра аграрной политики. И, пожалуй, это одна из причин, почему он перестал быть министром. Так, если один из тезисов (но не единственный) – для запуска рынка земли, земельной реформы, которую, фактически, следует разложить на две части, нужно подготовить инфраструктуру и запустить на этой инфраструктуре рынок земли. Под инфраструктурой я имею в виду не только учет, а и некоторые новые институты (например, государственный земельный банк с правом выкупа земли).

Также я поддерживаю некоторые инициативы правительства. Например, должны быть ограничения по владению землями (в одни руки) и ограничения по владению для иностранных граждан. Но в целом я критически отношусь к действиям правительства. Я считаю, что именно их пассивная позиция – это и есть важнейшая причина, почему до сих пор нет рынка. Ведь одно дело – декларировать, другое – выполнять.

У меня нет никакого оправдания премьер-министра Владимиру Гройсману. Почему он считает нормальным работать в стране, основой экономики которой является, в том числе и аграрная отрасль, без министра аграрной промышленности?

Та же самая история с министром финансов. Он считает нормальным идти в государственный бюджет на следующий год и не иметь министра финансов. Он считает нормальным не иметь министра здравоохранения и одновременно внедрять реформу здравоохранения. Поэтому я считаю, что Гройсман больше виноват в провале земельного рынка. На нем персональная вина.

Он побоялся «сковырнуть» земельный вопрос, и земельный вопрос «не сколупнул» его. У него такая же позиция, как ранее у Яценюка: побоялся задеть олигархический вопрос после Майдана. Стал на позицию олигархов, чтобы они не «зацепили» его. А олигархи дождались ситуации, когда он получил нулевой рейтинг и «помогли» ему избавиться от должности премьер-министра.

Читайте также: Экс-министр финансов Александр Данилюк: Мне стыдно за то, как правительство Гройсмана принимало решение

По моему мнению, политика страуса, который прячет голову в песок, – ошибочная, мы это видим на примере земельного рынка. Если нет легального способа развития рынка, то в 2016, 2017 и 2018 годах развивается нелегальный рынок. Принцип снежной лавины продолжает работать, проблемы нарастают – и каждому следующему правительству придется решать еще более сложный набор проблем.

Как остановить наращивание проблем хотя бы в земельных вопросах?

По моему мнению, реальный шанс что-то изменить появится после 1 января 2020 года, накануне местных выборов, после завершения парламентских выборов. По моему мнению, этот период, который нас ждет в следующем году после президентских выборов, имеет шанс завершиться тем, что на выборах 2019 года могут пройти в Верховную Раду новые силы, которых сейчас нет и которые не побоятся ставить вопрос ребром – здесь и сейчас.

Силы, которые сделают все, что можно, для легального запуска земельного рынка и введения тех институтов, которые направят в нормальное законодательное русло те проблемы, которые «вылезут» вместе с запуском земельного рынка.

Те политические силы, которые поставят вопрос приоритета на первой стадии запуска земельного рынка (10-20 лет): фермер, а не латифундист; гражданин Украины, а не иностранец; физическое лицо, а не юридическое; накопление в руках семьи определенной части участка, а не создание крупных корпораций; кооперативы, а не крупные аграрные компании. Это должны быть четкие маркеры приоритетов.

На это не нужны годы, чтобы запустить. Запустят, конечно, выкуп государством избыточной земли; запустят полную ликвидацию земель за пределами населенных пунктов (с передачей земель конкретным общинам); отменят историю с двойным подчинением этих земель – все это должно уйти в историю. И здесь нужно не правительство, а действия депутатов Верховной Рады – тех, кто и правительство формирует, и сам в ВР голосует за подобные законы.

Ведь, что интересно, все нужные законопроекты разработаны и зарегистрированы. Фактически, нужный текст законопроекта, который стоит подкорректировать к потребностям 2020 года, уже есть.

Я считаю, что идеальный период для проведения этой реформы – это период с начала работы Верховной Рады и до завершения работы в ее первый год, а первой годовщиной Верховной Рады следующего созыва 2019-2020 гг., будут местные выборы-2020. Это покажет людям, которые пойдут на выборы в местный совет, новую роль и новую ситуацию в местных советах относительно земельного рынка. Потому что значительная часть работы по наведению порядка в земельном законодательстве выпадет на местное самоуправление.

Органы местного самоуправления – это первый материально заинтересованный коммуникатор между частными собственниками (легальное количество которых увеличивается) и государством (которое не заинтересовано во вспышках на территории Украины бунтов безземельных крестьян и наемных работников).

Исчезнет ли политическая нестабильность в Украине после выборов 2020 года и повлияет ли она в ближайшее время на качество решений руководства государства? 

Я думаю, что политическая нестабильность никуда не исчезнет. Но мы уже сейчас увидели, что некоторые реформы и важные законопроекты проходили, несмотря на высокий уровень политической нестабильности в стране.

Во-первых, дело не только в нестабильности. Гораздо важнее вопрос, – какой запрос у общества? Мы видим, что запрос общества на рынок земли растет.

Во-вторых, важным фактором является позиция сообщества и лидеров мнений. Например, среди лидеров мнений, даже тех, кто кричал на трибунах, что мы не допустим обезземеливания крестьян и продолжим мораторий на землю, большинство уже сменило риторику и говорит, что земля – это товар.

В-третьих, еще лет 10-15 назад земельные реформы тормозились отсутствием ответов на вопрос, как же цивилизованно все это сделать. Теперь, после трансформации в Восточной Европе, после дополнительных земельных реформ в развитых западных странах (где пересматривались и исправлялись земельные отношения), после того, как в Украине поработало немало международных организаций (изучив ситуацию вдоль и поперек) – мы намного более готовы, чем раньше. Это уже не будет «дикая» приватизация 90-х годов.

Здесь общество уже наполнено частными владельцами. Миллионы украинских семей имеют деньги от заработков и могут быть участниками земельного рынка. В украинцев уже восстановился опыт частной собственности. Повторение ситуации 90-х, когда одни быстро отхватили и стали олигархами, а другие – стали никем, не будет.

Ранее такой сценарий был главной страшилкой, почему, собственно, и не запускали земельный рынок. Но сейчас ситуация меняется. Миллионы людей могут стать сознательными участниками этого рынка. Главная страшилка – не такая ужасная, как ее изображают. Главное – выставить необходимые предохранители и регуляторные механизмы. И сделать это абсолютно реально.

К тому же, это поднимет цены на землю, повысит капитализацию украинской экономики. Да и что делать украинской власти, как не эту реформу?! Чтобы в 2020 году спасти нас от вероятного дефолта и обеспечить выплаты внешних долгов. Поэтому, по моему мнению, в Украине будет расти запрос на эту реформу, и даже те политические силы, которые идут в парламент под лозунгом «Мы не дадим лишить крестьян земли», требуя продления моратория, они будут «колоться» на этих вопросах и менять риторику.

Плюс сыграют свою роль силы, которые откровенно будут выступать за открытый земельный рынок. Они могут образовать ситуативную коалицию для решения этого вопроса. По моему мнению, следующий этап приоритета развития аграрной части Украины невозможный без цивилизованного, легального рынка земли, который сделают ситуативно образованные политические силы.

Насколько мощно в нынешней Верховной Раде представлено аграрное лобби?

В Верховной Раде этого созыва наибольшего успеха достигли крупные латифундисты, которые имеют своих представителей почти во всех фракциях. И с другой стороны, у меня такое впечатление, что это лобби разобщенное. И, считаю, не скоординированность и разобщенность этого лобби – это и был шанс Аграрной партии.

В свое время организаторы АПУ Виталий Скоцик и Роман Бессмертный пытались заменить ту часть, которой не хватало в украинском парламенте. И этого не произошло, хотя аграрное лобби в Верховной Раде никуда не исчезло, однако до сих пор остается слабым – и это, возможно, к лучшему. Ведь если бы оно было мощным, могли бы «пробить» искривленную реформу земельного рынка в интересах крупных латифундистов.

Как вы считаете, сколько это окно возможностей еще будет оставаться открытым?

Все. Оно закрылось, как только мы вошли в стадию президентской кампании. На сегодня действующая власть продемонстрировала отсутствие эффективных экономических реформ, в частности в земельных вопросах – и это самый большой провал. Потому что, несмотря на реформы в секторе национальной безопасности и демократизации, до тех пор, пока наши люди не почувствуют улучшения благосостояния, они не оценят преимущества от европейского выбора, независимости и др.

Автор: Игорь Герасименко

Источник: AgrоPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий