Андрей Бойко: Если общество не уверено в честности и порядочности судьи, доверия к суду в целом не будет

19.02.2019 – В этом году состав самого влиятельного органа в судебной системе – Высшего совета правосудия – обновится почти наполовину. У десяти ее членов (из 21) истекает срок полномочий.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Пятеро членов ВСП (включая Игоря Бенедисюка) сейчас пробуют свои силы в конкурсе в Верховный Суд. Еще двое – Павел Гречковский и Алексей Маловацкий – будут пытаться переизбраться на съезде адвокатов в конце этой недели. Хотя, отмечают юристы, законодательством это запрещено.

«Я считаю, что правовых оснований еще раз быть избранным на должность члена ВСП нет», – говорит их коллега Андрей Бойко и замечает, что срок полномочий, в том числе его, заканчивается 30 апреля.

«Если исходить из моей позиции, то, несомненно, в случае их избрания легитимность двух членов ВСП может быть поставлена под сомнение. Но давайте не заглядывать настолько вперед. Если они будут избраны съездом адвокатов, то дальнейшее развитие событий вокруг этого вопроса, наверное, будет иметь определенное продолжение. Дождемся этих решений», — добавляет он.

Читайте также: Георг Става: Судебная реформа в Украине проходит быстро. Через 5 лет люди увидят результат

Председатель ВККС Сергей Козьяков: Ни одна реформа в мире с таким огромным кадровым наполнением не проходит безупречно

Шикарная жизнь, плагиат и мат. Из-за чего не пускают на работу в Антикоррупционный суд

Конституционный суд на поводке?

День с судьей: как Фемида выглядит изнутри

В ВСП Бойко пришел после 12-летней работы деканом юридического факультета Львовского университета имени Ивана Франко. Куда подаваться дальше, — пока не знает. Хотя активно участвует в мероприятиях, связанных с реформой юридического образования.

Почему судья Высшего хозяйственного суда Артур Емельянов был уволен после двух лет с момента объявления ему подозрения, заметное ли влияние отдельных членов ВСП на решение большинства и по каким причинам нынешние члены совета могут переизбираться на эту должность, читайте в интервью с Андреем Бойко.

Читайте также интервью с судьями Анной Вронской, Валентиной Данишевской, Натальей Антонюк, Владимиром Кравчуком, Аллой Лесько, Николаем Мазуром, Дмитрием Гудимой, Еленой Кибенко, Иваном Мищенко, Дмитрием Луспеником, Евгением Синельниковым, Татьяной Анцуповой, Михаилом Смоковичем, Ларисой Рогач, Станиславом Кравченко, Богданом Львовым, Константином Пильковым, Светланой Яковлевой, Андреем Жуком, Богданом Львовым, Станиславом Шевчуком и Олегом Ткачуком.

«В Украине слишком малая история декларирования доходов и расходов, в частности судьями»

В 2018 году Высший совет правосудия рассмотрел 15 тысяч 716 жалоб на поведение судей. Это вдвое больше, чем в 2016 году. И на три тысячи больше, чем в 2017-м. Можно ли сделать вывод, что на судей чаще жалуются?

Наверное, нет. Дело в том, что до принятия новой редакции закона «О судоустройстве и статусе судей» дисциплинарные жалобы на судей первой и апелляционной инстанций рассматривала Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС). С принятием закона Украины «О Высшем совете правосудия» эти полномочия перешли к Высшему совету правосудия (ВСП). После потери полномочий дисциплинарного органа ВККС передала нам свыше 13 тысяч жалоб на судей.

Кроме того, ежедневно в ВСП поступали новые жалобы. Это, несомненно, существенно усложнило не только организационно, но и содержательно нашу работу.

Жалобы, поступившие от ВККС, вы уже рассмотрели? 

Пока не все. Хотя все они распределены между членами ВСП. В остатке есть очень сложные жалобы, где осуществляется еще проверка, требуются дополнительные материалы, которые могут подтвердить или опровергнуть виновность судей в совершении дисциплинарного проступка.

Какая-то часть судей, очевидно, избежит привлечения к дисциплинарной ответственности из-за истечения трехлетнего срока давности.

В таком случае ВСП направляет материалы дисциплинарной жалобы и решение об отказе в открытии дисциплинарного дела в ВККС, она приобщает их к судейскому досье. В случае проведения квалификационного оценивания или рассмотрения других вопросов судейской карьеры эти материалы могут быть предметом дополнительного изучения и оценки.

В течение 2018 года ВСП привлек к дисциплинарной ответственности 170 судей (в 2017 – 96). Это очень много.

В европейских странах, где уровень правосудия выше, к ответственности привлекают не так много судей. Это доказывает, что уровень компетентности, соблюдения этических норм и стандартов добропорядочности в Украине пока не достиг должных стандартов.

К слову, если следить за собеседованиями во время прямой трансляции ВККС или ВСП, иногда складывается впечатление, что судьи пытаются оставить в дураках общество, объясняя свое состояние заработками родителей или родственников, которые работали простыми рабочими на заводах, уборщицами, поварами.

В Украине слишком малая история декларирования доходов и расходов, в частности, судьями. И сделать полную и объективную оценку того, действительно ли образ жизни судьи соответствует его доходам в отдельных случаях достаточно сложно.

Обратил внимание на конкурс в Высший антикоррупционный суд, к которому были приобщены международные эксперты. Они демонстрировали очень высокие требования к добропорядочности и профессиональной этике судей. Надеюсь, это будет хорошим примером для органов системы судебной власти в Украине, а также для самих судей. Если общество не уверено в честности и порядочности судьи, тогда доверия к суду не будет в целом.

«Доказательства, которые содержатся в дисциплинарном внедрении, подтверждают, что судья Емельянов осуществлял влияние на других судей» 

Опять же, отдельные решения ВСУ о привлечении судей к ответственности, судьи обжалуют в суде. Летом прошлого года Верховный Суд отменил решение ВСУ об увольнении судьи с Черкащины Валерия Чепурного, который принимал решение об аресте восьмерых участников Революции достоинства. Большая палата установила, что в рассмотрении дела судьи принимал участие член ВСП Вадим Нежура. Хотя не имел права голосовать, поскольку входил в состав палаты, которая рассматривала это дело. 

Произошла досадная ошибка. Действительно, если член ВСП принимает участие в рассмотрении дисциплинарного дела в дисциплинарной палате, он не может участвовать в пересмотре решения в пленарном составе ВСП. Председательствующий (Игорь Бенедисюк), учитывая большую нагрузку, видимо, не обратил на это внимание. Но это не было сознательное нарушение. После решения Большой палаты ВСП повторно рассматривал это дело и снова принял решение об увольнении этого судьи.

Возможно. Но судья продолжает работать, несмотря на то, что подлежит увольнению. 

После отмены решения в судебном порядке дело возвращается на новое рассмотрение в ВСУ. И совет снова принимает решение по этому судье.

Верховный Суд отменил решения ВСУ о привлечении судьи Галицкого районного суда Львова Виталия Радченко к дисциплинарной ответственности за якобы нарушение Уголовного процессуального кодекса во время рассмотрения ходатайства детективов НАБУ на проведение обысков у председателя Окружного административного суда Киева Павла Вовка.

ВРУ приняла решение, что постановление следственного судьи (Радченко) о даче согласия на проведение обыска было немотивированным. Верховный Суд с этим не согласился. Может в какой-то мере имел основания для этого.

Но мы рассматривали жалобу на судью Радченко повторно. И опять приняли решение привлечь его к дисциплинарной ответственности, но смягчили вид дисциплинарного взыскания – от выговора к предупреждению.

Последнее решение ВСП судья снова может обжаловать в Верховном Суде? 

Да.

Значит, этот процесс может длиться до бесконечности?

Не совсем. На самом деле ВСП должен был бы учитывать те основания, по которым Большая палата Верховного Суда отменила, решения ВРУ о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, или устранить допущенные процедурные нарушения, если они имели место. К примеру, как в предыдущем случае (в отношении судьи Чепурного), соблюсти процедуры рассмотрения вопроса и голосования.

Но в отношении судьи Радченко решение ВСП осталось таким же. Изменилось только наказание. 

Не совсем. ВСП в этом решении изменил не только вид дисциплинарного взыскания, но и мотивировочную часть, приведя основания привлечения судьи к ответственности. После этого случая мы также несколько изменили свою практику привлечения следственных судей к дисциплинарной ответственности. Ведь на стадии досудебного расследования следственный судья осуществляет судебный контроль над соблюдением, собственно, прав человека и основных свобод.

Поэтому мы сошлись на том, что признавать их решения немотивированными или принятыми с другими нарушениями можно лишь в тех случаях, когда нарушаются права человека и основополагающие свободы, предусмотренные Европейской конвенцией по обеспечению прав человека и основополагающих свобод.

15 января этого года ВСП уволил судью Высшего хозяйственного суда Артура Емельянова. С момента объявления ему подозрения Генпрокуратурой прошло два с половиной года. 

Уголовное производство, которое расследует в отношении этого судьи Генпрокуратура, и дисциплинарная жалоба по обращению физического лица – это разные процессы. Хотя от подачи жалобы на этого судью до принятия решения прошло более года.

В жалобе физического лица речь шла о том, что судья Емельянов в должности заместителя председателя Высшего хозяйственного суда влиял на других судей, чем совершил дисциплинарный проступок. По результатам рассмотрения дисциплинарная палата внесла представление об увольнении судьи. Оно было поддержано пленарным составом ВСП.

Значит, можно говорить о том, что Емельянов все-таки влиял на распределение дел и их рассмотрение в суде?

Доказательства, содержащиеся в дисциплинарном внедрении, подтверждают, что судья Емельянов осуществлял влияние на других судей.

Относительно конкурсных процедур звучит немало критики в адрес ВККС, однако финальную точку ставит ВСП и президент. Так, по нашей информации, ВККС приняла 109 решений об увольнении судей по результатам квалификационного оценивания. ВСП рассмотрел разве что несколько десятков. 

Кассационный административный суд в составе Верховного суда и даже Большая палата приняла несколько решений по сдаче кандидатами теоретической и практической части экзамена в рамках конкурса. ВСП имеет сформированную позицию по этому поводу. И если к нам поступает представление ВККС об увольнении судей за не прохождение первого этапа квалификационного оценивания — экзамена — мы их увольняем.

Хотя если судья подает заявление об увольнении с должности по собственному желанию или отставке раньше, то мы придаем этому приоритет.

Этот нюанс дает возможность таким судьям со временем снова вернуться в профессию.

Даже если судья будет уволен по представлению ВККС, он может через год участвовать в любом конкурсе. Поэтому нет разницы, ВРУ уволила судью с должности по собственному желанию или по представлению ВККС.

Что касается не прохождения квалифицирования по результатам собеседования, то пока мы не увольняли таких судей. Большинство из них обжаловали решение ВККС в Верховный Суд, и мы ждем его решений по каждому из судей, кто обратился с иском в суд.

Кассационный административный суд в составе Верховного Суда отменил решение ВККС о внесении представления об увольнении одного судьи с должности, считая его недостаточно мотивированным. Ждем остальных и будем принимать решение.

«Правовых оснований еще раз быть избранным на должность членом ВСП нет» 

В этом году ВСП фактически на половину обновит свой состав – в десяти из 21 члена совета заканчиваются полномочия. Очевидно, это повлияет и на темп и, возможно, на качество работы ВСП. 

В некоторой степени, да. Опыт дает возможность значительно эффективнее работать. Я осознаю, что несколько месяцев новым членам ВСП нужно будет адаптироваться к другому характеру работы. Но большинство членов все-таки остается. У них уже сформировано понимание, каким образом принимать решение по тем или иным обстоятельствам, принимать во внимание во время рассмотрения дисциплинарных жалоб и др.

Почему, в отличие от двух своих коллег – Павла Гречковского и Алексея Маловацкого, вы не будете переизбираться на эту должность?

Я считаю, что правовых оснований еще раз быть избранным на должность члена ВСП нет. Это моя личная позиция. В составе ВСП мы не обсуждали этот вопрос. И не должны этого делать.

Объясню свою позицию. Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» на момент нашего назначения предусматривал, что члены Высшего совета юстиции (ВСЮ) избираются только на один четырехлетний срок. В переходных положениях закона Украины «О Высшем совете правосудия» указано, что ВСП является правопреемником ВСЮ, а члены ВСЮ приобретают статус членов ВСП и осуществляют свои полномочия до 30 апреля 2019 года.

Таким образом, мы приобрели статус членов ВСП. В законе «О Высшем совете правосудия» также определено, что одно и то же лицо не быть членом ВСП два раза подряд.

Другими словами, члены ВСП, в том числе и те, кто приобрел такой статус согласно переходным положениям закона «О Высшем совете правосудия» не могут претендовать на эту должность.

Видимо, господин Гречковский и господин Маловацкий по-другому читают законы.

Из этических соображений я не буду комментировать позицию своих коллег.

А секретариат ВСП не должен был высказать свою позицию при получении документов от кандидатов? Например, отказаться принимать от них документы.

Секретариат может высказать свою позицию. Но решения будет принимать, в данном случае, съезд адвокатов.

Поставит ли под сомнение деятельность ВСП повторное избрание двух ее членов? 

Если исходить из моей позиции, то, несомненно, в случае их легитимность избрания двух членов ВСП может быть поставлена под сомнение. Но давайте не заглядывать настолько вперед. Если они будут избраны съездом адвокатов, то дальнейшее развитие событий вокруг этого вопроса, наверное, будет иметь определенное продолжение. Дождемся этих решений.

Председатель и четверо членов ВСП претендуют на должности судей Верховного Суда.

Закон «О Высшем совете правосудия» не устанавливает ограничений для членов ВСП по участию в конкурсах на судейские должности. Чтобы избежать конфликта интересов, который может возникнуть во время рассмотрения вопроса о назначении кандидатов на должности судей Верховного Суда, ВСП обратится за разъяснением в НАПК. Такая же практика была во время первого конкурса в Верховный Суд, в котором принимали участие двое членов ВСП.

Возможно, возникает определенный этический момент, что члены органа, который принимает решения в рамках конкурсной процедуры в Верховный Суд, участвуют в конкурсе, а их коллеги потом должны голосовать за них. Если будем следовать законодательной процедуре, то, надеюсь, мы достойно пройдем этап рекомендации для назначения в состав Верховного Суда.

Что касается отдельных членов ВСП (в том числе Игоря Бенедисюка), то они были судьями высших спецсудов до назначения членами ВСЮ. Сегодня эти суды ликвидированы. И для продолжения судейской карьеры они решили участвовать в конкурсе.

«Объяснение, мол, «это хороший судья» не может быть индульгенцией от дисциплинарной ответственности» 

Во время нашего предыдущего интервью вы отмечали, что ВСП – коллегиальный орган, где достаточно сложно отстаивать свою позицию – не всегда схожую с другой. Довольны ли вы деятельностью ВСП за период своей каденции? 

Не могу однозначно ответить. В общем, наверное, что да. Но иногда – описываю отдельные мысли, объясняю, почему выступаю против.

Возможно, мне бы хотелось, чтобы ВСП был намного эффективнее, чтобы было более качественное рассмотрение дисциплинарных дел. А это, в свою очередь, положительно бы влияло на эффективность и качество правосудия. Хотя, в последнее время, я стал толерантнее относиться к нынешней ситуации, понимая, что судебная система проходит сложный путь трансформации.

Постепенно происходит процесс изменения стандартов и стереотипов в осуществлении правосудия. Общество должно понять, что изменения в системе правосудия будут продолжительнее, чем это представлялось в начале реформ. Но позитивные изменения происходят и о них надо говорить. Процедуры квалификационного оценивания и дисциплинарной ответственности уже имеют положительное влияние на эффективность системы правосудия.

Если судья будет понимать, что ответственность будет неотвратима, что он не сможет «договориться», кого-то найти, и кто его «подстрахует», а будет придерживаться закона и собственной совести, то может спокойно работать и формировать свою профессиональную карьеру.

Вы замечали хоть раз, что кто-то из членов пытается «подстраховать» кого-то из судей?

Не исключаю таких попыток. Иногда во время заседаний проявляется повышенная активность кого-то из коллег к рассмотрению того или иного вопроса. Не обязательно за этим прослеживается какой-то коррупционный интерес. Возможно, член ВСП знает этого судью, имеет положительное о нем впечатление. Однако, как, по-моему, объяснение, мол, «это хороший судья» не может быть индульгенцией от дисциплинарной ответственности.

Как любой коллегиальный орган, ВСП очевидно делится на отдельные группы, несмотря на разные ценности, подходы в работе. Существуют ли группы влияния, так сказать? Они пытаются сформировать большинство в совете.

До известной степени, состав ВСП поделен на группы, которые совпадают с дисциплинарными палатами. Конечно, это более сплоченное структурное подразделение, чем пленарный состав совета.

В разных палатах формируются определенные подходы к отдельной категории дисциплинарных дел. И могут быть разногласия в дисциплинарной практике. И во время пленарного рассмотрения (всем составом ВСП) определенного дела имеется ощутимое расхождение между членами палат.

Приведите пример.

В дисциплинарной палате, в состав которой я вхожу, к примеру, рассматривали дело в отношении одного судьи, которого привлекли к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Мы приняли решение о привлечении этого судьи к дисциплинарной ответственности и применили взыскание в виде представления о его увольнении с должности. Пленарный состав ВСП изменил наше решение и смягчил ответственность судьи.

Перед этим другая палата рассматривала аналогичное дисциплинарное дело и решила отстранить судью от осуществления правосудия на шесть месяцев, с направлением судьи на обучение в Национальную школу судей. Коллеги из этой палаты уже в пленарном составе поддерживали свою позицию, когда просматривали наше решение об увольнении судьи. Это и есть пример расхождения, которое влияет на рассмотрение определенных вопросов.

А чему можно научиться в Школе судей в таком случае?

Видимо, этическим стандартам. Как себя необходимо вести, будучи судьей.

Сколько продлится обучение? 

От трех до шести месяцев.

Кстати, при просмотре нашего решения о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности в пленарном составе ВСП мы не можем принимать участия. И оно может быть изменено, ведь члены другой палаты не всегда разделяют нашу правовую позицию. Этого судью, пример которого я приводил, также направили на обучение в Национальную школу судей (улыбается). И таких случаев – целый ряд.

Лоббирует ли кто-то из членов ВСП принятие конкретного решения? 

Ко мне никто не обращался с такими просьбами. Даже с моего родного региона (из Львова). И мне приятен этот факт.

Это свидетельство того, что судьи понимают мою функцию и не ставят ни меня, ни себя в некомфортное положение. Думаю, им также было бы неприятно услышать, что я этого делать не буду.

«Кто бы, что не говорил, а процедуры конкурса начали качественно влиять на многие процессы в системе правосудия» 

Очевидно, последней конкурсной процедурой для вас на посту члена ВСП будет назначение новых судей Верховного и Высшего антикоррупционного суда. ВККС обещает объявить победителей к концу февраля. Успеет ли ВСП принять решение до президентских выборов?

Надеюсь, да. Мы уже имеем опыт с конкурсом в Верховный Суд. Хорошо отработанные организационные процедуры. Есть опыт членов ВСП, каким образом готовить выводы относительно кандидатов, что проверять, на что обращать внимание. Возможно, этот процесс сейчас будет более эффективным, как в плане сроков рассмотрения, так и в отношении качества оценки материалов от ВККС.

Председатель ВККС Сергей Козьяков не скрывает, что завершение, по крайней мере, этих двух конкурсов до президентских выборов является ключевой задачей. В случае смены главы государства они могут приостановиться. 

Мы не привязываем процесс формирования этих двух судов до выборов. Однако я считаю, что для нас завершение этих процедур в короткий срок также является важным. Кто бы, что не говорил, а процедуры конкурса начали качественно влиять на многие процессы в системе правосудия.

В частности, эффективность конкурса в Верховный Суд выразилась, во-первых, на формировании качественного состава суда, а во-вторых, на формировании механизмов обеспечения единства судебной практики.

Несет ли ответственность ВСП за результаты конкурсов в Верховный суд и Высший антикоррупционный суд, как считаете?

Сначала нужно, чтобы завершились конкурсные процедуры. И мы увидели, кого ВККС все-таки рекомендует на назначение в эти суды.

Во время предыдущего конкурса, помните, отдельные члены ВСП оказали ряд негативных выводов относительно кандидатов в Верховный Суд, что были предметом тщательного обсуждения в совещательной комнате. Поэтому мы ответственно относимся к рассмотрению этих вопросов. С другой стороны, надо отметить, что ВККС приобрела очень серьезный опыт по проведению конкурсных процедур. Поэтому в этот раз все может быть по-другому, значительно эффективнее.

Как бы вы в целом оценили судебную реформу? Какие положительные и отрицательные ее последствия? 

Наибольшим негативом судебной реформы является то, что на момент начала реформы (возможно и объективно) не было понимания, на какой срок она растянется. У меня такое впечатление, что было большой надеждой завершить ее в более короткие сроки. Однако конкурсные процедуры и квалификационное оценивание судей затянулись. Во многих судах сегодня не хватает судей, возникает чрезмерная нагрузка на судей, которые осуществляют правосудие, особенно в крупных городах. И без сомнения это влияет на качество и эффективность правосудия.

Тем более что реформа может остановиться после смены власти. 

Я надеюсь, что этого не произойдет.

Если происходят качественные изменения, а они происходят, надо набраться терпения и довести все до конца. Хотя, возможно, отдельные процедуры и эффективность деятельности органов судебной власти по реализации реформы необходимо улучшать.

«Четыре года на посту члена ВСП дали мне большой опыт другого плана. Я увидел изнутри судебную систему» 

Судебная реформа, заявленная Администрацией президента, предусматривала, в том числе принятие закона о высшем юридическом образовании. Очевидно, этот этап, как и реформа адвокатуры, не будет реализован в ближайшей перспективе. 

Насколько я знаю, вы активно приобщаетесь к любым инициативам, связанным с реформированием юридического образования. Даже были одним из активных лоббистов (в хорошем смысле) введения теста ВНО вроде для магистратуры на юридических факультетах.

Юридическое образование имеет очень большое значение в профессиональном становлении, особенно для деятельности на должностях судьи, адвоката и прокурора.

В университете формируется система ценностей, способ мышления, закладываются этические стандарты будущего юриста. Если в Украине будет качественное правовое образование, то отбор на должности судей, прокуроров, адвокатов, нотариусов, будет намного качественнее.

Сегодня лишь каждый 12-й выпускник учреждения высшего юридического образования работает по специальности. Это менее 10 %. А в этом учебном году тесты для поступления в магистратуру не составили 33% студентов, окончивших обучение на уровне «Бакалавр». Хотя пороговый балл для участия в конкурсе был даже немного занижен. Это еще раз свидетельствует о достаточно серьезных проблемах с качеством юридического образования в Украине.

Вы хотели бы продолжить свою карьеру именно в этом направлении, планируете ли вернуться к преподаванию?

Я пока не загадываю наперед. На сегодня не имею никаких предложений. Возможно, буду проявлять инициативу и, условно говоря, стучать в дверь какого-то университета, возможно, мой опыт будет полезным.

Значит, вы не исключаете возвращения к преподавательской деятельности?

Знакомое дело. Я 12 лет был деканом юридического факультета Львовского национального университета имени Ивана Франко. У меня сформировалось определенное понимание стандартов юридического образования, механизмов обеспечения его качества. А четыре года на посту члена ВСП дали мне большой опыт другого плана. Я увидел изнутри судебную систему. Знаю, как она функционирует, где имеет уязвимые места и перспективу развития.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий