Бюрократические консерванты

21.11.2018 – Во всех бедах в Украине принято винить власть. Президента, который хронически делает что-то не так и с которым перманентно не везет. Депутатов, которые все одинаковые и идут во власть, чтобы зарабатывать деньги. Министров, которые неизвестно чем занимаются и постоянно меняются. Впрочем, эти люди лишь вершина айсберга.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Даже самый идеальный президент никогда не сможет воплотить свои самые идеальные планы без поддержки аппарата и в целом государственной машины. Чтобы он ни делал, все его прекрасные начинания могут увязнуть в бездонных дебрях бюрократической системы. Какие бы прекрасные законы ни принимали народные избранники, их судьба будет тоже незавидной.

Указы, постановления, законы можно строчить и принимать тоннами, что часто и происходит, но эти потуги не будут иметь никакого смысла, если маленькие серые мышки, которых принято называть бюрократами, будут банально их игнорировать.

Читайте также: Государственные компании: те, что остановили время

Замминистра Максим Нефедов: На государственную службу легче попасть, чем из нее уйти

Министр Александр Саенко: Повышать зарплаты государственным служащим без изменения качества работы было бы неправильно

Госслужба. Зарплата по 30-60 тысяч гривен в месяц. Как устроиться на такую работу?

Александр Саенко: Государственная служба – это как двигатель машины. Политик – водитель этой машины

Кабинетные старички

Все текущее и временное в этом мире, вечная лишь бюрократия. Министры приходят и уходят, а их заместители часто остаются и передаются в наследство преемникам. Тимофей Кохан, скажем, только на посту заместителя министра культуры работал с четырьмя министрами. Не сумел найти общего языка только с Оксаной Билозир, был уволен, но впоследствии вернулся.

Анатолий Мярковский, проработавший 15 лет на разных должностях в Минфине, тоже пережил четырех министров как заместитель и был уволен лишь из-за того, что якобы появился в парламенте докладывать вместо своего шефа в нетрезвом состоянии. Его коллеги уверяли, что речь идет о проблемах со здоровьем, но Мярковского все равно уволили, и страна, говорят те, кто его знал, потеряла неплохого профессионала в области планирования бюджета.

Еще один интересный персонаж Василий Кравчук, который с инструктора Киево-Святошинского райкома КПУ сумел вырасти сначала в руководителя одноименной райгосадминистрации, а дальше в заместителя и первого заместителя председателя правления Пенсионного фонда Украины. Всего в ПФУ Кравчук проработал с 1997 года и был уволен по люстрации в конце 2014-го, хотя имел все шансы дослужиться и до главы.

Вспоминая про Василия Кравчука, грех не написать об известных братьях-близнецах Борисе и Валентине Зайчуках. Похоже, как раз благодаря Борису Зайчуку, Кравчук смог попасть в Пенсионный фонд. По странному стечению обстоятельств это случилось именно тогда, когда Борис Александрович стал председателем правления ПФУ и, видимо, потянул за собой бывшего шефа с Киево-Святошинской райадминистрации.

В целом Борис Зайчук проработал на этой почетной должности 14 лет. А еще был заместителем секретаря СНБО, послом в Хорватии и Чехии. С последнего места работы его заставил уйти дипломатический скандал: якобы он пытался вызволить из чешской тюрьмы советника бывшего министра обороны Украины, Дмитрия Саламатина, ливанца Али Фаяда, которого американские спецслужбы обвиняли в нелегальной торговле оружием и сотрудничестве с террористами.

Сделал неплохую чиновничью карьеру и брат Бориса Валентин. Стартовав в 1971 году с должности простого учителя украинского языка и литературы, уже в 1991-м он стал заместителем министра образования Украины, а в 1999-м даже министром, правда, ненадолго. Как и брат, был послом (в Литве), но больше всего запомнился на посту руководителя аппарата Верховной Рады, на котором проработал с 2002-го по 2015-й.

Говоря о чиновниках-долгожителях, невозможно обойти такие известные имена, как Нина Карпачева, которая была уполномоченным ВР по правам человека Украины на протяжении 14 лет, Анатолий Толстоухов, который в стенах Кабмина на различных должностях (предпочтительно в кресле министра Кабинета министров) проработал около семи лет. И так полюбил свою работу, что во время Оранжевой революции даже жил в здании правительства, следя, чтобы чего-то не случилось.

Ну и, конечно, Валентина Довженко, долголетний министр по делам семьи, молодежи и спорта времен Кучмы и официальный представитель Украины в Детском фонде ООН (ЮНИСЕФ), а в период, когда министерство было временно отменено, председатель Государственного комитета Украины по делам семьи и молодежи.

Что уж говорить о разных там начальниках департаментов, ведущих специалистах, секретарях. Эти люди системы при любых трансформациях, сменах власти и режимов в основном остаются нетронутыми.

Именно они консервируют систему, и в их силах ускорить или притормозить процессы. Не любят революций и кардинальных изменений. Не слишком разбираются в политике и если становятся членами партий, то скорее из конъюнктурных соображений. Обычно не терпят публичности, избегают журналистских камер. Стараются не перетруждаться, только четко по графику, а в пятницу еще и имеют сокращенный день.

Очень часто к их функциональным обязанностям относится банальное перекладывание бумаг из кучи в кучу, участие в совещаниях, визирование документов. У них не слишком большие зарплаты, которые часто несоизмеримы с уровнем их жизни. Да, они еще регулярно получают премии и имеют многочисленные льготы, но те бонусы тоже не всегда могут прояснить, на что живут, и почему держатся за свои кресла.

Весь секрет в возможностях и власти, которую предоставляет место сидения, и именно этот момент является предметом их особой гордости. Именно он их кормит, делает людьми и позволяет творить чудеса.

Поэтому, чтобы ответить на вопросы, которые в разных модификациях часто встряхивает общество и они становятся предметом ссор и дискуссий, почему тормозят реформы и происходят откаты назад (иногда к откровенному реваншу), где искать виновного и что нужно, чтобы выйти из замкнутого круга и ускорить позитивные изменения, достаточно ли для того переизбрать президента, сменить министров и переформатировать властную верхушку, кто в конечном итоге, на самом деле руководит государством, и в чьих руках настоящая власть, стоит, пожалуй, прежде всего, присмотреться именно к этому весьма многочисленному слою служивых.

Их влияние на функционирование государственной машины без преувеличения огромное. Собственно, они и являются этой машиной, поэтому недооценивать их значит вечно ходить по кругу, наступая на одни и те же грабли без единого шанса на успех.

И попытка реформировать, а фактически отстроить армию является прекрасным примером. Казалось бы, это именно тот случай, когда любые добрые начинания просто должны прибегнуть, ведь мощное современное войско – залог выживания страны. Принимаются нужные законы, появились опыт и деньги, тысячи желающих работать и воевать, идей столько, что успевай воплощать. Впрочем, не все так просто.

А куда деваться старым кадрам, привыкшим к другим, более спокойным и комфортным условиям существования? Они тоже хотят присутствовать. Неужели кто-то думает, что от их так легко можно избавиться, и они не окажут сопротивления?

Медицинская реформа тоже замечательная иллюстрация. Тут все так же, а может, и сложнее. Попытка перекрыть денежные потоки и направить их в обход посредников в лице медицинских чиновников, натолкнулась на бешеное сопротивление. И даже если не брать во внимание бешенство депутатов из профильного комитета, где все понятно и без объяснений, сопротивление бюрократии на местах тоже впечатляет и многое проясняет.

А реформа полиции – предмет особой гордости, потому что первая и радикальная. Будем откровенны, какую-то крошку фасадных изменений удалось воплотить, только дав четкие гарантии старой милицейской системе о невмешательстве в ее основные механизмы. Аналогично с судами, образованием, культурой… Система составлена так, что сломать ей хребет почти невозможно. Тем более если и не слишком хочется. Она научилась защищаться, самовоспроизводиться и съедать тех, кто посягнет на ее святыни.

Глаз олигархов

Бытует мнение, что главная ценность довольно замкнутого бюрократического механизма, попасть в который простым смертным не так уж и просто (социальные лифты все еще не работают), именно в профессионализме его отдельных деталей. Мол, главное, чтобы они могли выполнять возложенные на них задачи. Хватит только правильно объяснить ситуацию, написать инструкции, создать соответствующие условия и поднять заработную плату.

Впрочем, это не совсем, правда. В развитом мире безликие профессионалы, следуя определенным инструкциям и получая за это достойное вознаграждение, действительно закрывают свой участок работы, и государство функционирует почти безупречно. Но не в Украине. Если в первое десятилетие независимости еще можно было говорить о засилье профессионалов в госструктурах, абстрагировавшись, конечно, от их совкового происхождения, то сейчас многое изменилось.

Система существенно мутировалась, а партийную номенклатуру заменили ставленники кланов. Поэтому люди Ахметова, люди Коломойского, люди Фирташа, наконец-то, люди Порошенко – это не только о парламенте, но и о Кабинете министров, департаментах, агентствах, госкомпаниях и тому подобное. Возможно, к уровню сервисных центров или ЗАГС эта интересная тенденция еще не докатилась, но в том и нет нужды. Хватит, скажем, назначить на время своего человека на определенную должность, и он сделает все возможное, чтобы отблагодарить, ведь стал членом команды.

Очень показательна в этом смысле история, связанная с пребыванием на должности главы Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики Сергея Титенко, приближенного к Ринату Ахметову. Он председательствовал в НКРЭКУ трижды. Во время первого управления Януковича за Кучму, во время второго правительства Януковича за Ющенко и во время президентства Януковича.

Титенко, безусловно, профессионал. Работал в Министерстве угольной промышленности, экспертом в службе первого вице-премьер-министра, советником премьер-министра, заместителем госсекретаря и даже заместителем министра топлива и энергетики, но не это важно. Самое время его пребывания на посту главы НКРЭКУ стало золотым, или пиком могущества, как окрестил один из экспертов, для ахметовского энергетического холдинга ДТЭК.

Нардеп и исследователь олигархов Сергей Лещенко утверждал, что именно Титенко был кузнецом энергетической монополии Ахметова. Мол, будучи регулятором, накануне скупки Ахметовым активов повысил порог концентрации в энергетике с 25% до 33%, чтобы тот избежал идентификации как монополист. В любом случае после Революции достоинства, когда Титенко потерял должность, Донбасс запылал в огне войны и многие прогнозировали, что без доступа к административному ресурсу дела самого богатого олигарха пойдут вниз, оказалось, что не все так просто в нашей стране.

Точнее, вообще непросто. Верный Ахметову Титенко вдруг нашелся в окружении тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка как его советник, и все стало понятно. Ринат Леонидович не намерен терпеть убытки, а скорее наоборот. Так, собственно, и произошло.

Опасность такого мутирования более чем очевидна. Формирование кадровой политики не на профессиональной основе, а по признакам политической лояльности и политических качеств – это путь в никуда. Массовое попадание в систему государственного управления людей, чьим мотивом является получение собственной выгоды и нездоровый карьеризм, ведет к разрушению, но никак к оздоровлению.

Как следствие — формирование квазибюрократии и соответственно квазиэлиты государства. Иностранцы уже даже не намекают, а откровенно кричат: работать в Украине невозможно. Инвестор никогда к вам не придет, пока вы не уберете бюрократические преграды.

Более того, бюрократия в нашей стране, трансформировавшись из совковой в олигархическую, переметнулась от обслуживания партийного номенклатурного аппарата к обслуживанию олигархических кланов, так и не стала национальной. Поэтому ей не интересно Украинское государство как таковое, она безразлична к его развитию и расцвету, не готова ради него жертвовать хотя бы чем-то, хотя якобы и обеспечивает его функционирование.

Отсюда безумный расцвет коррупции. Но коррупция – это лишь одно из производных. Так же как брать взятки, можно с легкостью раздавать ресурсы, торговать с врагами, разбазаривать капиталы и сдавать тайны. Когда на первом месте стоят интересы хозяев, на втором – собственные, остальные должны работать именно на их обеспечение.

Поэтому нарекания на то, что никто не думает о народе в свете, скажем, поднятия тарифов на газ, электричество, транспорт и т.д., мол, возможно ли в таких условиях выжить, видятся довольно наивными. Как и рассказы политиков, представителей или батраков этих кланов о необходимости изменить систему власти, реформировать государственный аппарат и прочие глупости. К тому же трудно не заметить, что эти месседжи, даже когда в них и есть зерно истины, вбрасываются обычно во время предвыборных соревнований, а, следовательно, с популистской целью, чтобы потом никогда не быть воплощенными.

Впрочем, правда, к сожалению, еще и в том, что перебрать весь бюрократический механизм при нынешних обстоятельствах и заставить его работать на других принципах почти невозможно. Система не то, что не готова меняться, она очень активно этому противится. Все новое воспринимается как покушение на убийство, все чужаки, которые в нее проникают, немедленно уничтожаются, или вытесняются.

Много молодых перспективных реформаторов, которые попали в нее после Революции достоинства, до сих пор там работает? Так вот. В то же время, чтобы уволить чиновника, нужно немало сил, времени и денег. Слишком много выставлено предохранителей, невероятная круговая порука. Иногда легче создать новое учреждение или отдел, чем перетрясти имеющиеся. Были примеры, когда некоторые министры, придя на должность и поняв, с кем придется работать, создавали параллельные структуры, чтобы хоть что-то удалось сделать.

Автор этих строк после Оранжевой революции по просьбе одного из таких министров согласился помочь ему в области пиара. Толку с того было немного, но опыт удалось получить интересный. Например, узнать, что на посту руководителя пресс-службы может работать человек, который не знает, как пользоваться компьютером. Все его знания на то время крутились вокруг операций включить-выключить, открыть документ (который обязательно должен храниться на столе) и запустить игру «Косынка».

Вполне возможно, что тот неизменный профессионал там до сих пор работает, ведь в таких людях всегда есть потребность, а избавиться от них не так уж и просто. Не отменять же ради этого целое министерство и не создавать же новое.

После вступления в силу в 2016 году нового закона «О государственной службе» ситуация должна измениться: назначение на должности по результатам конкурса, отбор настоящих профессионалов и тому подобное. Но система не сдается, и скандалы, что и дело встряхивают медиапространство, являются ярким примером этого.

Эксперты говорят о нехватке эффективных механизмов и инструментов отбора персонала на государственную службу, оценке их профессиональной компетентности. Впрочем, истинная причина все же кроется в кланово-олигархической сущности государства, когда десяток людей пытаются заправлять всеми возможными процессами, и отнюдь не заинтересованы в потере этой привилегии.

Автор: Роман Малко

Источник: Tyzhden.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий