Депутат Сергей Березенко: Не стану врать. Победы Порошенко в первом туре не будет

05.08.2018 – Восьмая сессия Верховной Рады завершилась на высоких нотах. Партнеры по коалиции – Блок Петра Порошенко и «Народный фронт» – в очередной раз перессорились из-за вопроса назначения нового состава ЦИК. Остроты спору придает тот факт, что все политические лагеря уже живут в парадигме избирательной кампании. Кто-то уже стартовал, кто-то еще ожидает осени.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Президенту Петру Порошенко будет, мягко говоря, непросто повторить свой феноменальный результат 2014-го. Сейчас речь идет даже о том, что Петр Алексеевич вполне может пролететь вне второго тура. Окружение президента начинает нервно оглядываться в поисках других сюзеренов.

Однако костяк команды президента продолжает всерьез работать над его вторым сроком. Среди приобщенных лиц к процессу: Виталий Ковальчук, Игорь Грынив, Игорь Райнин, Сергей Березенко. Березенко даже после начала парламентских каникул не сбавляет темпов. Дата и время этого интервью неоднократно переносились из-за занятости влиятельного депутата.

Читайте также: Депутат Александр Грановский: У нас с президентом не такие отношения, чтобы он говорил «Саша, сделай» 

«Валентин не скрывает, что хочет стать президентом». Кандидат Наливайченко и его команда

Депутат Виктория Сюмар: Не вижу проблемы, если Порошенко примет решение не брать участия в президентской кампании

Анатолий Гриценко: «Посадки»? Будут!»

Андрей Садовый: «Самопомощь» будет принимать участие в президентской кампании

Одна из задач Березенко – работа с мажоритарщиками. Именно они, по расчетам Банковой, должны работать на вторую победу Порошенко. Березенко вместе с еще одним давним партнером и соратником президента Игорем Кононенко принадлежал к лоббистам идеи досрочных парламентских выборов, однако сейчас шансы на такой сценарий очень призрачные.

Березенко, который был избран в парламент в мажоритарном округе на Черниговщине, откровенно против отмены нынешней «рудиментной» избирательной системы, хотя такое обещание прописано в коалиционном соглашении.

Почему мажоритарка – это хорошо, кому из парламентских фракций невыгодно менять ЦИК и как не рейтинговый Порошенко собирается выигрывать выборы, Сергей Березенко рассказал в интервью «Главкому».

«Состав ЦИК все же изменят» 

Избрание нового состава ЦИК и принятие Избирательного кодекса отложили на следующую сессию. Это уже будет дело нового парламента?

Трудно прогнозировать действия парламента, потому что многие вещи, которые казались очевидными, таковыми не стали, в частности, в голосовании за новый состав ЦИК. Команда БПП была убеждена, что и наши коллеги по коалиции, и все другие депутаты понимают, что надо менять старый состав комиссии, ведь он работает с 2007 года. На этом тезисе основывалась риторика ряда политических сил на прошлых выборах. Тогда чуть ли не каждый критиковал работу ЦИК, хотя именно она выписала удостоверение народным депутатам нынешней каденции.

Не только депутатам, но и президенту…

Безусловно. Однако мы все помним, что перед президентскими выборами (2014 года) изменить состав комиссии было невозможно – это были совершенно неординарные досрочные выборы в крайне сложное для страны время. Впрочем, это можно и даже нужно было бы сделать после парламентских выборов.

К сожалению, голосование все равно не произошло. Я не исключаю того, что для некоторых лидеров политических сил, которые весной будут бороться за президентское кресло, нынешний состав ЦИК более удобный.

Почему БПП именно сейчас решил проявить принципиальность? Для изменения состава ЦИК у вас было четыре года. 

Мы не стали принципиальными и уже сделали немало для успешного голосования по ЦИК. Напомню, что президент внес кандидатуры, но наши коллеги из «Народного фронта» заявили, что их претенденты изменились. У одной кандидатки, которую предлагал «Фронт» (Анны Онищенко), насколько я понял, появились определенные семейные обстоятельства. То есть из трех кандидатур, которые предлагал «Народный фронт», фактически остался только профессор Леонтий Шипилов.

Со своей стороны «Батькивщина» до последнего настаивала на кандидате из действующего состава ЦИК (Жанны Усенко — Черной), хотя позиция президента заключалась в том, что в новом составе комиссии должны быть только новые лица…

Юлия Владимировна даже лично записалась на прием к Петру Алексеевичу, во время которого они пришли к соглашению о внесении лидером «Батькивщины» другой кандидатуры. Президент внес ее в список, правда, четырнадцатой (при 13 вакансиям).

Учитывая все эти «заминки», можно ли предполагать, что к выборам ЦИК уже не изменится?

По моим личным прогнозам, состав ЦИК все же изменят. Каждую неделю мы будем настаивать на том, чтобы Рада рассмотрела этот вопрос. Пока не существует серьезных аргументов, которыми бы можно было оправдать нежелание голосовать. Мы даже приняли решение не поддерживать одного из наших кандидатов – то есть сегодня имеем 13 кандидатов на 13 мест.

Вы считаете, что нынешний состав ЦИК наиболее выгодный Тимошенко? 

Лично у меня нет никаких сомнений. Напомню, что действующий состав комиссии был внесен президентом Ющенко после выборов 2006 года. На тех выборах первое место заняла Партия регионов, второе – БЮТ. И именно они сформировали подавляющее большинство представителей в ЦИК.

Вы намекаете, что ради того, чтобы сохранить выгодный для себя состав ЦИК Тимошенко и бывшие «регионалы» теперь действуют согласованно?

Это вопрос не ко мне. Считаю, что сейчас просто есть определенная выгода для обеих политических сил. Им для такой координации позиций не надо как-то особо договариваться. Посчитайте сами: даже если выполнить условие «Оппозиционного блока» и добавить двух своих кандидатов в новый состав ЦИК, в них все равно будет представителей вдвое меньше, чем сейчас.

Но есть и странные вещи. Я, например, не понимаю причин, по которым «Радикальная партия» «подыгрывает» силам, которые не хотят новой ЦИК. Ведь у блока Ляшко сейчас вообще нет представителей в комиссии.

Как раз вот тут можно догадаться, почему они подыгрывают. Ахметов давно нашел общий язык с Ляшко. 

Комментировать это я не могу. Считаю, что сейчас главными являются не «теории заговора», а общественное давление на парламент. Если все постоянно будут говорить о необходимости изменения ЦИК, голосование состоится. Это очевидно.

Мир может не признать выборы, проведенные старым составом комиссии?

Не думаю, что такая реакция возможна. Парламент принципиально не голосует за новый состав ЦИК. Или где прописано наказание за это?

«Новый Избирательный кодекс – худшее, что можно было бы сделать» 

Представитель президента в парламенте Ирина Луценко недавно заявила, что Избирательный кодекс, принятый в первом чтении, не удастся принять в целом, и надо будет вносить на рассмотрение депутатов новый. Учитывая неповоротливость нашего парламента, это фактически признание того, что ближайшие выборы пройдут по старым правилам?

Во-первых, Избирательного кодекса в повестке дня этой сессии вообще не было. Сегодня рабочая группа комитета, возглавляемого Сергеем Власенко, уже несколько недель работает над документом. Они постепенно проходят по 4 тыс. поправок, которые были внесены в Избирательный кодекс. Итак, процесс быстрым не будет, это понимают все.

Во-вторых, я считаю, что новый Избирательный кодекс – это худшее, что можно было бы сделать, с точки зрения модернизации избирательного законодательства. Поясню: документ состоит из пяти ключевых законов (о местных выборах, о выборах в Верховную Раду, о выборах президента, избирательный реестр и о ЦИК). Если одновременно рассматривать и синхронизировать эти законы, можно начать очень долгий процесс, из которого будет трудно выйти.

В-третьих, нам надо помнить о резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы. Речь идет о невозможности изменений в законодательстве за год до выборов. Может ли все это быть цепью одной определенной договоренности – не голосовать за новый состав ЦИК, со старым составом идти на выборы президента, отсрочить изменения до соответствующего законодательства и т.п.? Я не исключаю этого, что имеется целью срыв самого голосования или признание его нелегитимным.

Но в 2014 году было подписано коалиционное соглашение, где конкретно, в частности и вашей политической силой, прописано обещание изменить избирательную систему. Сейчас же вы очень умело открещиваетесь от того, ответственность за которое брали на себя четыре года назад.

Давайте, пожалуйста, вернем в коалицию Юлию Владимировну (Тимошенко, «Батькивщина»), Олега Валерьевича (Ляшко, Радикальная партия), Андрея Ивановича (Садового, «Самопомощь»), и начнем отвечать за выданные обещания.

Значит, коалиционное соглашение уже недействительно? 

Оно не может быть недействительным, ибо, как минимум, осталось две фракции, что руководствуются этим соглашением. Но это соглашение следует пересмотреть. Мы за время работы парламента с 2014 года даже Конституцию изменили (в частности, в части судопроизводства). То почему – не сможем изменить коалиционное соглашение? Это не догма: данные нормы туда вписали политические силы, которые взяли и вышли из коалиции.

По ЦИК понятно: виноваты все, кроме БПП. А вот с Избирательным кодексом и изменением избирательного законодательства ваша позиция не совсем логична. Обещали изменить, а сейчас говорите, что не надо ничего менять. Известно, что вы лично с симпатией относитесь к мажоритарке, по которой проходили в парламент…

Если мы говорим лично обо мне, то ничего нелогичного здесь нет. Я не скрываю, что не голосовал за Избирательный кодекс в первом чтении. Это – принципиальная позиция. Больше, буду и дальше критиковать позицию правительства.

Ведь нельзя, с одной стороны, вместе с председателем Верховной Рады выступать с тезисами «поддерживаем открытые списки, убираем рудиментарную мажоритарку», а с другой – сотрудничать с мажоритарщиками в части распределения средств Фонда социально-экономического развития. Понятно, что при таких условиях никто не откажется от своих округов. Итак, пока в Раде более двухсот депутатов — мажоритарщиков, этот закон не пройдет.

Ну, правительству деваться некуда, кроме как соблазнять мажоритарщиков. Ведь нужны их голоса.

Тогда надо определиться: вы защищаете мажоритарных депутатов и их округи, или не финансируете их. Есть яркие примеры сильных экономик, где работает исключительно мажоритарная составляющая и где работает смешанная система. Да, есть Германия, где модель почти похожа на нашу. Она на 90% соответствует закону, который мы внедрили в местных выборах.

Единственное отличие от Украины заключается в отсутствии ограничений относительно количества депутатов Бундестага (их может быть 690, может быть 701 – в зависимости от того, как состоялись выборы). Наши же ограничения приводят к непредвиденным ситуациям.

Например, на Черниговщине в облсовете нет депутатов из Чернигова. Потому что одно дело – избираться и конкурировать по общему списку и набирать голоса в областном центре с тамошней сильной конкуренцией, а другое дело – избираться у себя в двух районах, среди общины, где ты арендуешь 20 тысяч гектаров земли, платишь людям деньги и пользуешься авторитетом. Понятно, что с таким подходом политики кто гарантированно окажется первым в рейтинге своей партии.

Не надо забывать о том, что существует угроза оставить без мандатов сильных политиков, которые временно не имеют привязки к округу. К примеру, таких представителей крымских татар, как Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев. Им новый закон предлагает баллотироваться в Херсоне. А почему тамошние избиратели должны голосовать за них, а не за местных представителей? Не удивительно, что по опросам общественного мнения, сегодня 30% украинцев поддерживают исключительно мажоритарную систему, 45% – смешанную, а в исключительно пропорциональной системе только 15% симпатий.

Поэтому вместо того, чтобы дискутировать по этому поводу, я бы скорее усиливал ответственность за нарушение избирательного законодательства. Люди, которые идут на фальсификацию и подкуп, должны понимать неотвратимость серьезного наказания. Тогда и не будет никаких сомнений относительно результатов выборов.

Значит, избирательный кодекс приняли в первом чтении случайно?

Возможно, определенное стечение обстоятельств имело место. Впрочем, подчеркну еще раз: в этой теме не может быть ни позиции МВФ, ни споров с международными макрофинансовыми институтами и тому подобное. Это исключительно наш внутренний вопрос. Украинцы хотят видеть в парламенте человека, которого они могут буквально «поймать за руку», с которым есть постоянная связь.

Я, например, только что вернулся из округа, где имел встречу с местным активом где-то из 300 человек. Я отвечал на вопросы, от которых волосы дыбом встают: мне трудно людям объяснить, почему кому-то недодали к пенсии 60 грн., а кому-то — 800 грн. Но я ищу ответы на эти вопросы. Если бы не встречи с избирателями, я бы вообще не знал о таких проблемах.

«Петр Порошенко в своем штабе – возможно, немного больше, чем просто кандидат» 

Давайте о выборах не вообще, а конкретно. Как вы собираетесь выигрывать выборы с таким кандидатом как Порошенко? Мягко говоря, не очень рейтинговым.

А кто у нас рейтинговый кандидат?

Вы же сами хорошо знаете результаты всех последних соцопросов.

Я не комментирую спекулятивную социологию. По нашим собственным исследованиям, Петр Алексеевич сейчас действительно не занимает первое место, но разница между кандидатами находится в пределах погрешности. Однако надо учитывать тот факт, что большинство кандидатов уже начали кампанию. Причем начали с традиционной критики власти, что является беспроигрышным вариантом во все времена во всех странах.

Мы только собираемся начинать кампанию, ибо сейчас сконцентрированы на другом. Прежде всего, речь идет о получении нашей церковью автокефалии. Я считаю, что это сегодня важнее для всей нации.

И что именно вы сейчас начинаете?

На этот момент заработал штаб. Я не хочу раскрывать деталей, думаю, что скоро вы сами увидите активные действия.

Расскажите, кем для вас является Игорь Грынив, который также работает в штабе?

Это мощный социолог, аналитик и стратег. Есть различие между руководителем кампании и руководителем штаба. Штаб – это как войско, это исключительно тактика. А кампания – это планирование и стратегия. Господин Грынив как раз и является классическим руководителем кампании.

Кто же тогда руководитель штаба?

Честно говоря, мы пока не определились с кандидатурой, но точно все до одного фигуранты наших штабов, начиная с 2014 года, будут участвовать в этом процессе. Просто каждый будет иметь свой «отрезок» работы.

Значит, можно сказать, что руководителем штаба Петра Порошенко является Петр Порошенко?

Можно сказать, что Петр Порошенко является кандидатом в президенты в своем штабе. Возможно, немножко больше, чем просто кандидатом. Потому окончательные и базовые решения не могут приниматься без его участия.

Какова роль же роль у Турчинова? Говорят, что он отстранился от этой кампании.

Александр Валентинович в активном процессе, участвует во всех совещаниях, в том числе в тех, что касаются стратегий.

Очень странно, потому что сам он это настойчиво и неоднократно отрицал. 

Господин Турчинов говорит, что не является руководителем штаба. Он – секретарь СНБО, а президент отвечает, прежде всего, за Вооруженные силы и за международную политику. По каждому из этих направлений имеем значительные успехи, нам есть, что показать обществу. А в вопросах обороны, обороноспособности и построения новой современной армии Александр Валентинович будет играть роль одного из ключевых спикеров.

Интересно, потому что Порошенко на пресс-конференции говорил, что еще не определился, идти ли ему на выборы. А вы говорите, что кампания началась. 

Как известно, по классической теории политологии избирательная кампания должна начинаться на второй день после избрания. Безусловно, в 2014 году были необычные выборы, и еще в феврале (речь о 2014 год) мы не имели глубокого убеждения, что Петр Алексеевич будет победителем (тем более – победителем в первом туре). Но, если вы помните, динамика роста рейтинга тогда составляла около 3-3,5% в день. О таких результатах не мог мечтать ни один кандидат со времен обретения Украиной независимости.

Вы уже тоже не можете мечтать.

Сейчас совсем другая ситуация. Я не стану вам врать и заниматься откровенным популизмом. Да, признаю, безусловной победы в первом туре не будет. Но будет победа во втором туре.

Может ли Порошенко не пойти на выборы?

Я думаю, что это вряд ли возможно.

В 2014 году рейтинг Порошенко рос, потому что он позиционировал себя умеренным политиком, обещал завершить АТО. Тогда Петр Алексеевич одержал победу по всей Украине во всех округах, кроме одного. А кто сейчас будет голосовать за Порошенко? Где его избиратель?

Избиратель Порошенко – образованный украинец среднего возраста, который думает о перспективе этой страны и хочет видеть ее независимой, свободной от тотального влияния одной или другой стороны. Это люди, которые хотят интегрироваться в Европу, которые считают, что ради результата надо долго и много работать. У нас партия правоцентристская, классического избирателя можно сравнить с республиканцем в США.

Это те, кто считает, что государство должно меньше вмешиваться в экономику, должны быть сохранены классические украинские традиции, национальные ценности. Церковь, безусловно, должна объединять нас через духовные вещи, которые будут оказывать стране поддержку.

Я думаю, что люди переоценят ситуацию и проголосуют за Петра Порошенко, когда попытаются глубже разобраться, что именно предлагают другие кандидаты. Я говорю о тех политиках, которые сейчас пользуются откровенно левыми популистскими лозунгами и играют на чувствах людей. Безусловно, нельзя идеализировать ни одного кандидата, но я точно знаю, что за это время наша команда сделала огромное количество необратимых изменений. Очень не хотелось бы, чтобы был «откат» назад.

Кстати, именно поэтому инициатива президента внести в Конституцию вопрос ЕС и НАТО чрезвычайно важна. Вы вспомните, как быстро мы развернулись в сторону России от всего того, что декларировал Ющенко, когда к власти пришел Янукович. Все произошло буквально за полгода. Мы не можем сейчас позволить это в стране, которая воюет.

Децентрализация – одна из «фишек» нынешней власти, которой она на словах гордится. Скажите честно, вы не жалеете об этой реформе, ведь она поломала вертикаль и, по сути, ослабила центр?

Да, мы действительно сделали мощными и богатыми местные общины, дали большой «пас» мэрам городов. Сейчас именно они являются самыми популярными политиками на своих территориях.

Определенным парадоксом является то, что мэры не становятся общенациональными лидерами, а остаются известными только у себя в регионе. Другими словами, «феномен мэра Садового», уже не может повториться. С одной стороны, мы сделали хорошую децентрализацию, с другой – ослабили центральную власть в стране. Обычно это несовместимые понятия, когда происходит война в стране. В таких случаях, как правило, закручивают гайки и централизуют управление. Мы же начали все реформы одновременно, к тому же еще и воюя. Время нас рассудит.

«Сейчас съезд не является приоритетом для партии» 

В штабе вы отвечаете за коммуникацию с мажоритарщиками. Чем собираетесь их держать, чтобы они не разбежались ближе к выборам к перспективным кандидатам? 

Я считаю, что технологически никого удержать невозможно. Можно удержать самой идеей и убеждением, что ты делаешь правильные вещи. Почему я всегда говорил о досрочных выборах? Если общественность декларирует, что власть потеряла доверие, надо идти на выборы. Тогда общество понимает, что эта политическая сила готова к радикальным шагам, чтобы подтвердить свой мандат. Это означает, что она уверена в себе. Так же и кандидат в президенты должен быть уверенным в себе. Он должен идти на непопулярные шаги, но при этом быть готовым к перевыборам в любой момент.

Безусловно, перед принятием бюджета досрочные парламентские выборы выглядят более призрачно, потому что это означает, что мы сознательно бросим страну в хаос. Надо понимать, что сейчас еще нет макрофинансовой помощи, которая должна быть прямым следствием нашей разработки и поддержки закона о Высшем антикоррупционном суде. В этой ситуации начать осенью еще и избирательную гонку – это умыть страну кровью, поскольку много радикальных политических сил пойдет именно с такой риторикой.

Президент в принципе был готов назначить досрочные выборы, чего так боялась партия «Народный фронт»? 

Наверное, «Народному фронту» кто-то внушил мысль, что голосование за новый состав ЦИК – это путь к досрочным выборам. Это абсолютно не так, это лишь прямой путь к тому, чтобы вернуть доверие народа.

С кем сейчас Гройсман и Кличко? 

У нас прекрасные рабочие отношения с Виталием Владимировичем. Он до сих пор формально, поскольку не было съезда, является председателем партии «Солидарность». Не сомневаюсь в том, что Кличко является членом команды президента и будет поддерживать его на выборах.

Он это сказал?

Он это говорит открыто и откровенно. Что касается Владимира Борисовича, он тоже является членом команды. По-другому и быть не может. Гройсман – коалиционный премьер, который несет прямую ответственность за все процессы в экономике, происходящие в стране. Петр Порошенко, делегируя его в правительство, понимал, что мы должны нести ответственность, в том числе и за действия премьера. Я убежден, что Владимир Борисович будет делать все, что от него зависит, чтобы ситуация в Украине стабилизировалась.

С ваших слов между премьером и командой президента все так красиво, но вспомним недавнюю историю: когда Гройсман запустил полицию (читай Авакова) на таможню бороться с контрабандой. Тот же Порошенко заявляет, что это совершенно незаконно. 

Если вы хотите монолитную власть, где все со всеми соглашаются, то вам надо в другую страну. В нашем государстве есть разные течения. Зачем генпрокурор, если он всегда согласовывается с премьер-министром? Генпрокурор должен постоянно «кусать». Позиция же премьера должна быть четкая и прозрачная.

Или у нас нет коррупции на таможне? Или у нас есть сомнения, как именно заехали машины на литовских номерах в Украину? Или мы не понимаем, что на границе каждая из правоохранительных структур, которые имеют отношение к экономике, берет по 100 долларов за то, чтобы закрыть глаза на перевозку машины на литовских номерах? Конечно, эти средства пойдут не в бюджет, а кому-то в карман. А мы сейчас должны все это разгребать. Поэтому мы будем жестко заявлять, что этого больше не будет. Тот, кто брал деньги, должен отвечать.

Я думаю, что генпрокурор все сделает правильно. Мы будем требовать создания Нацбюро финансовой безопасности и ликвидации функции экономического контроля всех других ведомств, которые сегодня на этом спекулируют. Это будет наш порядок дня на сентябрь.

Вы упомянули, что Кличко формально остается главой партии, потому что до сих пор не проведен съезд. Когда же он, наконец-то состоится? 

Мне трудно сказать. Думаю, сейчас съезд не является приоритетом для партии.

Понятно, что все ваши усилия сейчас направлены на президентские выборы, поэтому пока не до партии.

Партия – это всегда партия. На сегодня в нее входит около 11 тысяч депутатов местных советов. Согласно отчету движения «Честно», мы – единственная партия, которая тратит бюджетные средства на развитие структуры. У нас огромное количество ячеек с офисами, со штатными сотрудниками, которые получают официальную заработную плату. В нашей партии сейчас около 50 тысяч человек, которые имеют идентификацию на пластиковой карте со штрих — кодом.

Это не миллионы, которые ранее определенные силы вписывали в свои партии формально, а реальные люди. Впрочем, соглашусь, что сейчас действительно актуальным вопросом являются выборы президента. После них самым актуальным вопросом будут выборы в парламент.

Вам не кажется, что ваши партнеры-«фронтовики», по крайней мере, их часть, дрейфуют к Тимошенко? И игра с ЦИК на самом деле – их совместная?  

Важно понимать, что БПП сейчас является политической силой, которая занимает первое место в парламенте по количеству народных избранников. Поэтому нам крайне важно как можно раньше увидеть настоящую позицию депутатов. Прежде всего, отношение к тем программным основам, которые наша политическая партия декларирует.

Если некоторые партнеры занимаются спекуляциями, заигрывают с другими политическими силами (даже с теми, которые когда-то были оппонентами), то лучше об этом узнать сейчас. Ибо тогда будет время спокойно отсечь все лишнее и двигаться вперед.

Есть ли в «Народном фронте» те, кто планирует продолжать свою карьеру в рядах другой политической силы? Вероятно, что есть. Я скажу больше: такие персоналии, вероятно, есть и в рядах фракции Блока Петра Порошенко. Кое-кто уже заявил об этом прямо. Я не вижу в этом какой-то трагедии. Когда человек окончательно определится и, возможно, покинет ряды БПП, у нас останутся те, кто не изменил своим убеждениям.

Авторы: Николай Пидвезяный, Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий