Гендиректор Syngenta в Украине: Производство агрохимической продукции в Украине было бы очень логичным

24.02.2019 – Возможно ли строительство завода по производству пестицидов и семян в Украине компанией Syngenta? Какая разница между Украиной и Китаем, Африкой или Россией? Будут ли доверять европейцы украинским семенам? На эти и другие вопросы отвечал новый генеральный директор компании «Сингента» в Украине Пьер Кохадон.

Читайте также: Руководитель глобального направления цифровых технологий Syngenta: Вся индустрия фермерства – это динозавры

Александра Бранд: После приобретения китайской компании ChemChina наша компания не изменилась

Владелец «UKRAVIT» Виталий Ильченко: Мы хотим реализовать проект биохимического индустриального парка

Пчелиные войны: пасечники против пестицидов

Символ плодородия: Как небольшая компания бросила вызов гигантам европейской индустрии СЗР

Вы с сентября 2018 года работаете в Украине, до этого вы работали в Африке и на Ближнем Востоке, а еще раньше в Китае, России, Венгрии и Франции. Расскажите об условиях работы в этих регионах и сравните их с теми, которые имеются в Украине?

— Украина – это седьмая страна, в которой я работаю. Я считаю, что страна, где ты работаешь, ее культура, и история важны, но гораздо важнее люди, с которыми ты работаешь, и то, чему ты учишься рядом с ними. И в каждой из тех стран, где я работал, коллектив был разный, но интересный.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Я могу отметить, что украинцы очень энергичные, способны фокусироваться на позитиве и быстро забывать что-то негативное. И я видел это много раз в разных ситуациях. В целом украинцы настроены оптимистично. Это замечательно, и для меня лично такое настроение имеет большое значение. И это одна из веских причин, почему я приехал работать в Украину.

Что же касается сельского хозяйства, то, например, в Африке очень разные условия для сельского хозяйства. Syngenta работает в более чем 60 странах этого континента. В основном сельское хозяйство находится на современном уровне в Южной Африке. Однако и на Севере есть страны с хорошо развитой отраслью, например, в Марокко.

Однако есть также страны, где сельское хозяйство значительно отстает. Но одно мы можем сказать наверняка, что для Африки главным вызовом на ближайшую перспективу будет самообеспечение своего населения собственной сельхозпродукцией. Для этого континента это чрезвычайно важно. Однако мы забываем, что развитые сельскохозяйственные страны, такие как Украина, не стали такими за одну ночь, а мы хотим, чтобы Африка за две недели стала очень продуктивной.

На это нужно время. Очень легко купить трактор и отправить его в Африку, но через полгода он уже работать не будет, поскольку нет запчастей и ремонтных центров, а, следовательно, он будет просто стоять и ржаветь. Это проблема, к которой нужно подходить комплексно. Поэтому Syngenta пытается помочь сельскому хозяйству в этом регионе развиваться таким образом, чтобы были созданы надлежащие условия для дальнейшего роста этой индустрии.

Похожая ситуация была в Китае. Для страны главным приоритетом было сделать себя самодостаточным, независимым от импорта сельхозпродукции государством. Однако не забываем, Китай — это страна с единственным сильным государственным аппаратом. И когда в Китае поставили цель — сделать сельское хозяйство самодостаточным, они это сделали. Тогда как Африка – это более 60 стран и не везде присутствует сильное правительство, а значит, изменения будут занимать больше времени.

В Украине сельское хозяйство имеет хорошие перспективы, здесь сосредоточено наибольшее количество черноземов в мире, урожайность постоянно растет и все готово для того, чтобы сделать Украину житницей мира. В последующие 10 лет Украина станет даже еще более важной страной в плане сельского хозяйства. Особенно учитывая, что сельское хозяйство ЕС начинает терять позиции и это даст определенные перспективы Украине и России.

Поэтому это может подтолкнуть эти страны к более интенсивному развитию сельского хозяйства. Украине просто нужно выбрать верных людей, которые будут управлять этими изменениями.

В какой стране вам понравилось работать больше всего и почему?

— Это всегда последняя страна. Потому что там ты узнаешь что-то новое, видишь какие-то отличия, делаешь какие-то открытия для себя. Меня привлекают изменения и новые знания. И в данный момент — это Украина. Но про Украину я уже кое-что знал, поскольку уже бывал здесь раньше, у меня здесь есть несколько друзей. Тогда как все остальные страны, где я начинал работать, были для меня совершенно неизвестными.

Как вы приняли решение работать в Украине? Не пугали ли вас те сложности, с которыми вы можете столкнуться? Как вы согласились на эту позицию, зная, что в стране идет война?

— Мне куда сложнее было уехать из Африки, это было очень непростое решение, поскольку это было первое место работы после моего обучения, и я всегда мечтал туда вернуться. По вопросу войны, то это не вопрос безопасности для Киева. Да, есть определенный прогресс в преодолении этой кризисной ситуации, но я считаю, что ЕС и международное сообщество должны прилагать больше усилий, чтобы прекратить этот военный конфликт как можно скорее. Эта война ужасна.

Какие первые шаги на посту генерального директора компании Syngenta в Украине были вами сделаны? Что планируете сделать в ближайшем времени?

— Обязательно смотреть, слушать, и пытаться понять, вот что я делаю в первую очередь. Потому что невозможно сразу стать экспертом, нужно разобраться, почему это работает так, а это иначе. Также я изучаю здешних людей, продукты питания, кулинарные блюда, часто бываю в магазинах и на продовольственных рынках.

Кроме того, Гебхард (Гебхард Рогенхофер, предыдущий генеральный директор компании Syngenta в Украине) мне очень помог разобраться в теме. И это очень важно в такой структуре как Syngenta в Украине. С такой помощью войти в курс дел гораздо легче.

Например, когда много лет назад я начал работать в Гане, у меня не было человека, который мог бы обо всем рассказать, поделиться опытом, и было очень сложно сделать это самостоятельно. Конечно, я не всегда буду только наблюдать и слушать, со временем начинаешь понимать, что какие-то моменты нужно изменить. 

Каковы дальнейшие планы развития компании вы видите? Какие глобальные изменения стоит ожидать в работе компании? 

— Глобальные изменения не делаются так быстро, новые продукты, цены, все меняется со временем. Однако сейчас происходят глобальные слияния таких компаний как Bayer и Monsanto и Dow и DuPont. Возможно, и для компании BASF наступит время перемен. В результате, вместе с нашей компанией, останется всего четыре крупных игрока. И из-за слияния эта четверка теряет определенные продукты в связи с антимонопольными законами, эти продукты покупают другие компании, такие как, например, FMC Corporation.

Все это делается для того, чтобы дать толчок новым изменениям и открытиям, преодолеть вызовы и сложности современного агрорынка. В дальнейшем процесс изменений существенно замедлится.

Относительно приобретения компании Syngenta компанией ChemChina, то это открывает для нас большие возможности. Это логическое объединение компаний, которое предоставит нам дополнительные преимущества для развития компании и инвестиций, а также возможность охватить рынок Китая, а китайцам это позволит выйти на самообеспечение современными технологиями в сфере защиты растений.

Сейчас есть данные о последующем слиянии компании ChemChina с компанией Sinochem, как это повлияет на эти компании? 

— Так сложилось, что глава нашей компании также является главой компании Sinochem, а это, конечно, создает определенные возможности для развития бизнеса в дальнейшем. Sinochem — очень крупная компания, которая имеет широкий портфель удобрений, пестицидов и семян. Кроме того, мы уже довольно долго сотрудничаем с Sinochem как с поставщиком химических веществ и у нас хорошие партнерские отношения.

У многих украинских сельхозпроизводителей отношение к китайским продуктам несколько негативное, поскольку они считают их некачественными. Не приведет ли со временем слияние компании Syngenta с китайским химическим гигантом к тому, что аграрии начнут предвзято относиться к вашим препаратам?

— Прежде всего, хочу обратить внимание, что компания Syngenta имеет много заводов и за пределами Китая. Но действительно, лейбл «Сделано в Китае» негативно сказывался на репутации страны в прошлые годы из-за низкого качества и дешевизны производимых там товаров. Но сейчас ситуация меняется к лучшему.

В частности, небольшие заводы исчезают, потому что они не могут справиться с новыми жесткими экологическими нормами и стандартами. Поэтому в агрохимическом секторе создаются только большие, современные химические заводы, которые отвечают всем требованиям к безопасности производства и окружающей среды, более того, требования к работе этих заводов становятся все более жестокими.

В результате остаются лишь сильные игроки, которые производят качественную продукцию. Теперь Китай — это не дешевая страна, все изменилось. И это достижение Си Цзиньпина, он не хочет, чтобы Китай был фабрикой для всего мира, он желает, чтобы в Китае развивалась внутренняя экономика. Это большие изменения, и они уже происходят.

Вопрос контрафакта для Украины довольно болезненный, а как с этим сложилась ситуация в тех странах, где вы работали раньше?

— В Китае – это катастрофа. В Африке — похожая ситуация. Чем больше мелких хозяйств – тем больше проблем с использованием контрафакта. В Китае подделывают сигареты, алкоголь, одежду, пестициды, одним словом – многое. Но, если ты купил поддельную сумку или одежду, они просто меньше послужат тебе, или не будут удовлетворять тебя в плане качества.

Другое дело с пестицидами. Покупая подделку, ты рискуешь уничтожить культуру, нанести вред собственному здоровью и здоровью потребителей, а также окружающей среде. Однако я не могу сказать, какой процент таких подделок есть на рынке Китая, это очень сложно. В ЕС этот показатель составляет, вероятно, менее 10%, а в Украине 15-20% для промышленного сектора.

В Африке ситуация с контрафактом варьируется в зависимости от страны, чем более развит рынок, тем лучше ситуация. Самая большая проблема с подделками в этом регионе в Нигерии, в которой проживает больше всего населения в Африке и есть большая зависимость от сельского хозяйства, поэтому на этом рынке очень большое количество контрафакта.

Есть ли какие-то наработки, которые были осуществлены при работе в других регионах мира и какие бы вы хотели ввести в Украине?

— Это так не делается, нельзя взять какие-то наработки, сделанные, например, в Китае, и перенести их в Украину. Принцип Copy-Paste здесь не сработает. Украина — это полная противоположность Китаю. В Украине хозяйства очень большие, здесь лучшие земли в мире, тогда как в Китае 200 миллионов хозяйств и они значительно мельче.

Прошлое руководство компании Syngenta в Украине рассматривало возможность производства средств защиты растений в Украине, или на тех заводах, что уже существуют, или на собственном предприятии, но до какого-то решения этот вопрос так и не дошел. Как вы смотрите на такую возможность, есть ли шанс, что препараты компании Syngenta будут производиться в Украине?

— Вполне возможно. Украина одна из крупнейших аграрных стран в мире, а Syngenta — одна из крупнейших компаний, поставляющая продукты для сельского хозяйства, поэтому я бы хотел, чтобы так произошло, но я не могу сказать, когда это будет и как это будет. Возможно, следует делать это самим, а возможно, с партнерами. В любом случае, производство агрохимической продукции в Украине было бы очень логичным. Поэтому мы держим этот вопрос у себя в голове.

Похоже, в вопросе по производству семян, Syngenta планирует строительство семенного завода в Украине? Вообще есть ли такие планы у компании хотя бы в долгосрочной перспективе?

— Сейчас мы частично производим семена кукурузы на мощностях нашего партнера в Днепре, и в ближайшее время не имеем конкретных планов по созданию дополнительных производственных площадок.

Украинские сельхозпроизводители достаточно осторожно относятся к семенам, произведенным в Украине, даже если компания утверждает о соответствии посевного материала всем стандартам качества. Они желают покупать импортные семена. Как вы относитесь к этой ситуации?

— Нонсенс! Такая же проблема существует, например, с авто и техникой. Много местного населения относится предвзято к транспортным средствам, которые производятся локально в Украине, и отдают предпочтение импортной технике. Я мало разбираюсь в этой теме, но относительно семян, которые производится в Украине компанией Syngenta, я могу гарантировать, что его качество такое, же высокое, как и семена, произведенные в любой другой стране мира.

Более того, в случае, если украинские семена, производимые нашей компанией, будут когда-то экспортироваться в страны ЕС, то сельхозпроизводители этих стран не будут относиться к ним с предубеждением. Они, как и любые потребители, сначала попробуют их и, убедившись в качестве семян, будут спокойно их покупать.

Сельхозпроизводители всех стран одинаково относятся к новым продуктам на рынке – сначала нужно испытать новинку на небольшой площади и если она им понравится, то сельхозпроизводители в следующем году купят большую партию. К тому же, Украина воспринимается как ведущая аграрная страна, и поэтому отношение к таким семенам будет вполне нормальным. Первая реакция будет «я не удивлен».

В прошлом году в Киеве была открыта лаборатория цифровых инноваций, расскажите о ней более подробно, чем она занимается, и какие результаты ее работы уже есть? 

— Во-первых — это большая гордость. Во-вторых, в Украине сектор ИТ-технологий стремительно развивается, поэтому вполне естественно было открыть эту лабораторию именно в Киеве. К тому же UNIT.City, где мы запустили нашу цифровую площадку в октябре 2018 года, – магическое место. За три месяца ее работы мы наняли 12 специалистов, которые уже разработали два успешные пилотные проекта для других стран, которые сейчас тестируются. Один из этих проектов был разработан для рынка США. Это очень хорошее начало.

Вообще пересечение ИТ и сельского хозяйства открывает необычайные возможности для развития. Для примера, активно разрабатываются технологии, которые позволят точечно опрыскивать на поле исключительно сорняки, не тратя рабочий раствор на все поле, или, наоборот, при работе с фунгицидами вы опрыскиваете исключительно культурные растения. Это позволит уменьшить норму расхода препаратов и улучшить экологию. Вы убедитесь очень скоро, что использование ИТ-технологий в сельском хозяйстве приведет к большим переменам.

Каково ваше персональное отношение к технологии генной модификации и редактирования генома?

— Здесь скорее двойное восприятие. Как для гражданина, мне важно, прежде всего, убедиться в том, что эти технологии безопасны, как для ученого – я уже знаю, что они безопасны, ведь мы наблюдаем и анализируем эффективность и влияние ГМ-технологий уже в течение 25 лет.

Мое мнение: не стоит строить вокруг этой технологии «стену», не надо бездумно защищать себя тотально от нее и от других технологий. Посмотрите на мобильные телефоны. Они имеют некоторое излучение, которое, вполне возможно, может быть вредным для здоровья. Но почему мы их не запрещаем? Потому что это настолько удобно и полезно, что мы не можем представить своей жизни без этого гаджета. Кажется, никого не волнует этот вероятный вред.

Приходилось ли вам употреблять продукты, содержащие ГМО?

— Да, скажу больше – мы все, так или иначе их употребляем. Я убежден, что на сегодня эта революционная технология – одна из самых безопасных. Никакая другая технология не проходит такой тщательный, строгий и совершенный научный анализ и контроль, как ГМО технология. Все дело в нашем восприятии, уровне информированности по теме и способности критически мыслить. Без сомнений, вопрос генной инженерии — очень неоднозначный и комплексный.

Так или иначе, надо принимать во внимание озабоченность людей, пытаться говорить на «одном языке» и доступно объяснять сложные вещи, в частности сущность современных технологий.

На украинском рынке семян и пестицидов увеличивается количество игроков, чувствуете ли вы уплотнение рынка, и как это сказывается на вашей стратегии?

— Украинский сельскохозяйственный рынок большой и растущий, поэтому не удивительно, что все крупные игроки, поставляющие продукцию для этого рынка, присутствуют в Украине. Постоянное увеличение игроков на рынке – это очень хорошо для украинских сельхозпроизводителей и отрасли в целом, это мотивирует к созданию лучших решений и предложений. Что касается нас, то конечно, мы бы хотели занимать большую долю рынка, но конкуренция – это всегда полезно, ведь она стимулирует к развитию.

Автор: Игорь Герасименко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий