Игорь Кузин о реальной картине больных COVID-19, массовом тестировании и скандале с тестами

коронавирус, COVID-19, пандемия, эпидемия, динамика, показатели, данные, статистика, статистические данные, количество заражений, количество больных, количество вылечившихся, количество умерших, коэффициент летальности

20.05.2020 – Ежедневная статистика больных COVID-19 в Украине заставляет сомневаться в ее точности. По состоянию на 17 мая в Украине официально зафиксирован 18 291 случай заболевания. Колебания в пределах 500 инфицированных за сутки указывают то ли на эффективность карантина, то ли на максимальную мощность украинских лабораторий.

А тут еще и тесты украинского производства, которые уже используют в регионах, забраковали из-за вероятно низкого качества.

Насколько статистика больных COVID-19 может отличаться от реальности? Почему в Украине именно такой уровень тестирования и как его планируют расширять? Что с тестами украинского производства и можно ли их применять? Об этом «Украинская правда. Жизнь» расспросила главу Центра общественного здоровья Министерства здравоохранения Игоря Кузина.

– Глава Минздрава Максим Степанов говорил, что на начало апреля мы могли делать 700-800 тестов на COVID-19, а сегодня дошли до 7-8 тысяч в сутки. Сколько именно протестированных людей? Сколько приходится делать повторных тестов?

– Сейчас в рамках одних суток мы действительно делаем 7-8 тысяч тестов, из них 1 тысяча приходится на ре-тестирование для тех, кто или выписывается, или у них был сомнительный результат.

Мы также сталкиваемся со случаями когда, несмотря на имеющуюся клиническую картину и контакт с человеком с подтвержденным вирусом COVID-19, тест не показывает положительного результата.

Но пациенту с тяжелым течением заболевания даже при отрицательных результатах ПЦР-исследований могут поставить диагноз COVID-19, когда это эпидемиологически связанный случай.

Если этот человек соприкасался или находился в очаге инфекционной болезни, или это медицинский работник, который обслуживает больных коронавирусом, но ни одним из лабораторных методов подтверждение COVID-19 выявить не удалось.

Эти случаи также входят в общую статистику. Их, кажется, не больше, чем 200 по стране.

– Существующего уровня тестирования достаточно?

– Сейчас мощности лабораторий хватает для того, чтобы покрывать текущие потребности, как систем эпидемиологического надзора, так и своевременно отрабатывать те образцы, которые поступают в государственные или негосударственные лаборатории.

– Значит, достаточно для текущего алгоритма, а не для реальной картины?

– Да.

– Насколько, по вашему мнению, отличается реальная картина от цифр, которые мы получаем при тестировании? 

– На самом деле вопрос довольно тяжелый. Мы предполагали, что диагностированное количество может быть ниже, чем реальное.

Для того чтобы убедиться, действительно ли это так, мы используем не только показатели заболеваемости, а еще ряд показателей, которые позволяют косвенно оценить ситуацию.

Например, все причины смертности по всем областям. Сейчас показатели смертности находятся на почти том же уровне, что и в прошлом году.

Дополнительно мы начали собирать информацию по количеству не госпитальных или госпитальных пневмоний – количество остается таким же.

Показатели заболеваемости ОРВИ сейчас намного ниже относительно прошлогоднего периода где-то на 30-40%. Это связано с карантинными мероприятиями.

Вполне возможно, что какое-то количество мы пропускаем на уровне бессимптомных носителей или именно среди тех, которые еще недообследованы или находятся в самоизоляции.

Но учитывая сумму таких факторов, сейчас нет оснований считать, что мы пропускаем огромное количество случаев.

– Какой это может быть процент? 

– Максимум на 30% больше.

– Вы опубликовали список лабораторий, где тестов проводят больше всего. И цифры там от 8600 до 16 тысяч исследований в сутки. В других лабораториях цифры значительно меньшие. Каково соотношение положительных случаев с негативными в этих лабораториях по сравнению с менее мощными? Ибо если оно одинаковое, это может означать, что мы опускаем много случаев COVID-19 с поля зрения.

– Соотношение зависит от региона. Очень разная кругом эпидемиологическая ситуация, первые случаи были зарегистрированы в разный период времени.

И в регионах, где система эпидемиологического надзора работает эффективнее, выбор образцов для тестирования прицельнее, и там немного больший процент положительных случаев.

Тем не менее, есть регионы, которые используют принцип всеобщего скрининга, когда очень много образцов, однако процент положительных случаев меньше, чем по всей Украине.

Когда мы анализировали эффективность лабораторной службы, то выводили средний государственный уровень: каждый 14 или 15-й образец является положительным. Эта пропорция отличается по регионам и преимущественно будет коррелировать со стадией эпидемии, которая сейчас есть в регионе.

– Какая у нас структура заражений: сколько от известного больного, а в скольких случаях источник не определен – то есть они заразились в общественных местах? 

– 50% – это те случаи, в которых тип передачи инфекции не установлен, около 30% – это тесный контакт с подтвержденным случаем и 8% – там, где был факт путешествия.

Неустановленный тип передачи инфекции — это когда либо не удалось собрать эпидемический анамнез, то есть человек не помнит, с кем он контактировал, либо он находился в местах массового скопления людей и там мог быть больной человек.

Или, например, человек имел много контактов по работе, и точно сказать или определить, с кем именно из подтвержденных случаев он контактировал, невозможно.

Тестирование для всех лиц, которые имели симптомы или признаки, или были контактными, было доступно с первого дня поступления таких ПЦР-тестов в страну.

Массовое тестирование, увы, не помогает найти дополнительные какие-то случаи на массовом уровне, потому что любое тестирование должно иметь определенную цель, то есть мы должны отсортировать людей по определенным рискам и принять определенную врачебную тактику.

В настоящее время уровень распространенности коронавируса в Украине не предусматривает необходимости тестирования каждого, кто проходит по улице или сидит дома. Поэтому сегодня тестирование является таргетированным, и именно это позволяет обеспечивать эффективность противоэпидемических мероприятий.

– Но иногда лаборатории делают всего лишь 200 тестов, или где-то 500. А вы говорите, что они могут вполне покрывать потребности?

– Ну, это действительно зависит от очень многих факторов. Первое – это насколько автоматизирована работа лаборатории. Некоторые лаборатории имеют автоматические станции подготовки проб, то есть образцы автоматически обрабатываются для дальнейших этапов. Где-то это делают вручную.

На самом деле это самый трудный и самый длинный этап в проведении лабораторного исследования, и сейчас лишь треть областей имеют такое оборудование. Поэтому в тех регионах, где есть автоматическая станция подготовки проб, делают, гораздо больше исследований, чем те, которые делают это вручную.

Второе – это зависит от города или области, от того, имеются ли там определенные биологические или медицинские факультеты. Почему в Украине так мало больных COVID-19, повезло или есть объективные причины? В некоторых регионах мы столкнулись с тем, что имеется недостаточное количество врачей-вирусологов или врачей, которые имеют практические навыки.

Значит, этого было достаточно для обычной ситуации, но в условиях повышенной нагрузки довольно трудно обеспечить поточность или сменяемость специалистов в лабораториях.

Здесь очень много специфики именно на уровне областей, и это действительно зависит и от технической оснащенности лаборатории, и от тех специалистов, которые работают, и от того, можно ли привлечь дополнительных специалистов.

Поэтому такие лаборатории действительно могут делать 200-250-300 исследований в течение суток. Там, где автоматизированные процессы или более отлаженные, могут делать больше.

Если мы видим, что какая-то лаборатория уже находится на грани, то перенаправляем часть образцов в ближайшую, которая менее нагружена, или забираем их на национальный уровень. Такое было и с Житомирской областью, и с Киевом.

Мы каждую неделю собираем информацию о листах ожидания, то есть, видим, сколько образцов не было обработано в течение суток.

– Сколько в среднем за сутки остается отложенных тестов? 

– Примерно половина регионов обрабатывает тесты день в день. Значит, в день поступления образца на следующие сутки выдаются результаты.

В среднем за сутки в «листе ожидания» в лабораторных центрах находится от 2 до 8 тысяч образцов. Из-за перераспределения цифра меняется каждый день.

– Министр здравоохранения Максим Степанов рассказывал, что вы хотите выйти на 15-20 тыс. тестирований на начало июня. Как вы будете это реализовывать?

– У нас есть трехэтапный план расширения ПЦР-исследований, если мы будем понимать, что лаборатории уже не смогут обрабатывать необходимый объем материала.

— Пожалуйста, расскажите о плане подробнее.

– Сейчас первый этап мы уже прошли. Мы считали, что среднее число лабораторных исследований должно быть не больше, чем 30 тысяч за одну рабочую неделю. Сейчас мы уже видим, что это количество становится все большим, оно дотягивается до 50 тысяч.

На втором этапе к тестированию ПЦР будет привлечено скоростное ПЦР-оборудование, которое позволяет обрабатывать значительное количество образцов, а именно от 500 до 1000 в течение суток.

Это быстрые машины Cobas, или Roche. Их в стране около 10, они используются в службе СПИДа, в центрах крови. Половина из них будет перепрофилирована. За их счет количество тестов увеличится еще примерно на 30 тысяч в течение одной недели. Если сейчас, например, проводится 8 тысяч исследований в течение суток, то это будет еще плюс 5-6 тысяч в сутки.

На третьем этапе мы планируем использовать аппараты «Джин Эксперт». Это оборудование используют для диагностики туберкулеза. Для одного ПЦР-исследования требуется 3-4 часа. Таких аппаратов сейчас в стране около 180, и это позволит сделать где-то еще 75-80 тысяч исследований на протяжении одной недели.

Значит, на третьем этапе в среднем мы сможем делать где-то 160-170 тысяч исследований на протяжении одной недели.

– Это очень большая разница между тем, сколько тестов сделано, в общем, и сколько вы планируете провести за неделю. Сегодня примерно 250 тысяч проведено всего. Когда вы планируете запустить второй и третий этапы?

– Запуск второго этапа планируется на середину июня. И в это время мы также планируем, что в страну поставят картриджи для системы «Джин Эксперт».

Третий этап технически можно будет запускать с конца июня, однако это все будет зависеть от того, насколько быстро будут в Украину поставлены картриджи для системы «Джин Эксперты», поскольку на них сейчас большая очередь на уровне всех государств, а в мире только один производитель картриджей для этих систем.

– Но как будет происходить расширение тестирования в регионах, в которых нет, например, достаточно помещений просто для того, чтобы организовать эти исследования?

– В таких областях уже были приняты определенные управленческие решения. Например, в Черновцах лаборатория была перевезена в другое помещение.

В Ивано-Франковске произошло перепрофилирование лаборатории по особо опасным инфекциям.

Мы видим такие лаборатории и предлагаем определенные решения, в частности, выезжаем в область, чтобы наладить процесс.

В двух областях это уже произошло, и это постепенно будет происходить в других регионах, если мощностей не будет хватать.

В тех регионах, где будет критическая ситуация, останется возможность или отправлять часть образцов на национальный уровень, или использовать потенциал соседних лабораторий.

Каждая область и каждый лабораторный центр выбирает свой личный путь, как проводить такое тестирование. Какой-то универсальной схемы для всех областей не имеется.

– А будет ли меняться алгоритм тестирования и как?

– Алгоритм теперь будет предусматривать иммуноферментный метод тестирования (ИФА-тесты), который будет выявлять антитела к коронавирусу. Это позволит, во-первых, проводить тестирование более масштабно и, во-вторых, даст возможность отслеживать иммунный статус тех категорий населения или определенных групп, которые должны проходить тестирование на регулярной основе.

Это также позволит выявлять или переболевших, или людей на ранних стадиях инфицирования.

Категория лиц, которых необходимо тестировать, расширяется и уточняется. Например, есть спортсмены, которые будут выезжать за пределы государства на спортивные соревнования. Уже есть международные требования, которые говорят о том, что состав такой команды должен быть протестирован именно ПЦР-методом.

Уже получаем такие дополнительные запросы на тестирование и должны обеспечить все возможности для того, чтобы такое тестирование было максимально возможным и доступным для всех лиц, которые могут быть в зоне риска во время последующих пандемий.

Для каждого случая, в частности, дана инструкция по интерпретации лабораторных исследований, что делать в каждом конкретном случае, если, например, ПЦР-тест положительный, а иммуноглобулин отрицательный.

– Значит, будут проводиться два теста ИФА и ПЦР параллельно или это будет на выбор?

— ИФА — и ПЦР-тестирование будут проводиться либо суммарно, либо на выбор. Это будет зависеть от того, к какой из категорий принадлежит человек. Использование иммуноферментного метода может помочь с прогнозированием.

Также мы сможем выявлять больше больных, ранее устанавливать диагноз и применять так называемый массовый скрининг.

ПЦР-исследование является достаточно высокотехнологичным, оно требует и определенных помещений, и определенного лабораторного оборудования. Оно является дорогим, и для массового скрининга его очень трудно использовать. Для некоторых категорий массовый скрининг будет базироваться на иммуноферментном методе.

Значит люди, которые имеют высокий риск инфицирования, массово будут проходить скрининг именно иммуноферментным методом. Это также в рамках обновленного алгоритма.

– Сюда могут входить и люди старшего возраста?

– Да.

— Какому тесту вы будете придавать больший вес? Поскольку сейчас международное сообщество говорит о том, что ИФА – это еще не очень точные тесты.

– Преимущество в любом случае будет предоставляться ПЦР-исследованиям, то есть в любых сомнительных случаях ПЦР-исследование должно поставить финальную точку в диагнозе или в определении тактики.

— Значит, ИФА будет неким заменителем экспресс-тестов?

– Это более точный метод исследования, и действительно, мы видим, что быстрые тесты не работают хорошо в сегодняшних условиях. Многие страны их использует лишь по очень узкому кругу показаний.

Поэтому я бы это не называл заменой, но это будет дополнительным методом, который позволит нам уточнить или сфокусировать систему эпидемиологического надзора.

– Почему было принято решение начать использование украинских ПЦР-систем?

— Дискуссия об отечественном производстве этих систем идет, наверное, с февраля месяца. Этот вопрос возник из-за того, что тесты ПЦР-систем, которые закупал и Центр общественного здоровья, стоили на уровне 40 тысяч гривен за одну.

– ЦОЗ забраковал приобретенные Офисом президента в «Укргентех» украинские ПЦР-системы на тестирование коронавируса. В письме, которое опубликовали в сети, вы утверждаете, что такие тест-системы нельзя использовать для диагностики COVID-19. Почему?

– Мы проверяли два показателя: чувствительность и специфичность. Чувствительность, это какая минимальная концентрация, или какое минимальное количество патологического материала должно быть, чтобы система сработала.

Специфичность, это какой именно патологический материал должен быть в образце, чтобы тест-система могла его детектировать.

– Объясните, что означают ваши результаты проверки. Компания-производитель говорит, что в ваших результатах имеются очень странные расхождения, поэтому в их правильности стоит сомневаться. 

– Исследование мы проводили дважды. Сначала мы получили показатели чувствительности – 50% и 78,6% — специфичности. При этом заявленные показатели: чувствительность – 96% и специфичность – 99,3%.

Отдельно мы получили сообщения от некоторых областных лабораторных центров, что у них также возникают определенные сложности.

Когда мы убедились, что тест-системы не соответствуют заявленным характеристикам, то сообщили в МИНЗДРАВ, Гослекслужбу и «Укргентех».

После того компания-производитель признала, что у них есть определенные неточности в инструкции, и внесла изменения. Инструкция была отозванная на уровне всего государства, кажется, 8 мая, и в ней сделали другую редакцию.

Тогда мы провели повторную верификацию на уровне Киевского городского лабораторного центра. Показатели после второй проверки были ближе к тем, что в инструкции, однако они все равно не отвечали 100% тому, что было прописано.

Тогда мы получили результаты на уровне чувствительности 50% и специфичности на уровне 78,6%. И это уже было основанием для того, чтобы мы обратились в Гослекслужбу, к главному санитарному врачу и сообщили в «Укргентех» о том, что эта проблема не только в нашей лаборатории, а на уровне двух лабораторий.

– А можете ли вы гарантировать, что забор материалов для анализа и транспортировки происходил правильно? Также сколько образцов было взято в каждом случае?

– Относительно правильной транспортировки материала: для верификации берутся заведомо положительные результаты. Мы взяли материал положительного результата, который подтвердили также на уровне референс-лаборатории в Лондоне.

Всего и для чувствительности и специфичности, было отобрано 32 образца.

– Тест-системы «Укргентех» зарегистрировали еще 17 марта, а ваш документ о проверке от 7 мая. Почему тесты вы проверили только сейчас, а не до того, как они попали в лабораторию?

– Мы провели верификацию после того, как получили эту тест-систему. А получили мы ее, кажется, в конце апреля или в начале мая.

– Не могли ли вы проверить их до того, как такая крупная партия на 600 тысяч тестов поступила в лаборатории?  

– Обычно производитель сам несет стопроцентную ответственность за то, что производит. Обязательной процедуры валидации тест-систем перед их доставкой или перед закупкой нет.

– Значит, в этой ситуации проблема с процедурой проверки?

– Да, все правильно.

– Теоретически в украинские лаборатории могут попасть тесты, которые, например, с поддельными документами и на самом деле не работают?

– И это должно оказаться на уровне верификации такой тест-системы. Но в любом случае, когда закупается любая тест-система, к ней прилагаются документы сопроводительного характера о том, что она, по меньшей мере, внесена в этот реестр. Этого достаточно для того, чтобы ее купить.

– Будете ли вы верифицировать эти тест-системы с обновленной инструкцией?

– Каждая обновленная инструкция подлежит повторной верификации.

– Эти тесты сейчас применяют в лабораториях?

– Сейчас есть отдельное разъяснение с просьбой к областным лабораторным центрам, чтобы они перед запуском этих тест-систем провели свою внутреннюю процедуру верификации.

Также мы выбрали третью независимую лабораторию института эпидемиологии Громашевского, которая тоже сделает верификацию.

Компания-производитель имеет еще два обвинения к вам. Первое — это то, что в вашем письме указано не то название тест-систем. В их заявлении говорится, что «тест-система, которую производит ООО «Укргентех», имеет название «Набор реагентов для определения коронавируса COVID-19″. Упомянутую в письме ЦОЗ тест-систему Detection Kit for 2019 Novel Coronavirus (2019 nCoV) RNA (PCR-Fluorescence Probing) наше предприятие не изготавливает». Как вы можете объяснить такое расхождение в названиях?  

– Дело в том, что верификация делается параллельно на двух тест-системах. По сравнению с «Укргентехом» отрабатывалась китайская тест-система, которая действительно там указана в письме.

Это сообщение о том, что мы проводили верификационные исследования с использованием двух тест-систем: набора реагентов для выявления коронавируса «Укргентех» и китайской тест-системы, и мы получили дискордантные, то есть те значения, которые противоречат друг другу. И это говорит о том, что где-то есть проблема.

– А почему вы не указали в письме о том, что проверяли две тест-системы, и именно такие как название украинского производителя? 

— В письме указано английское название этой тест-системы. То, которое написано на коробке, которую мы получили. Оно так и было перенесено в это письмо.

– Значит, вы утверждаете, что на коробках тест-систем, которые производит «Укргентех», было это название? 

 Поэтому в целом это та тест-система, которая была именно получена Центром общественного здоровья от «Укргентех».

Detection kit for novel coronavirus – это как раз и есть набор для детекции коронавируса. В сущности.

– Это для вас является общим определением тест-систем?

– Да. Возможно, его и стоило прописать более точно. Но для этого есть протокол верификации в методике.

К тому же, у производителя была возможность убедиться в том, что Киевский городской лабораторный центр, который проводил одно из двух исследований, выполняет свою функцию.

– А могли бы вы показать этот протокол?

– Этот протокол является внутренним документом лаборатории, то есть мы бы не хотели это разглашать. В нем нет ничего секретного, однако, это внутренняя служебная документация центра. И учитывая тот конфликт, который сейчас разгорается, мы пока не будем его обнародовать.

– Также центр обвиняют в превышении полномочий в этой ситуации. Это так? 

– Есть стандарт, который называется 15189. Это стандарт аккредитации лаборатории. Мы как национальная, тем более референс-вирусологическая лаборатория, должны отвечать за то, с чем работаем. Если мы видим проблемы на уровне двух лабораторий – на это стоит обратить внимание.

И мы действительно рассчитывали на то, что «Укргентех» и другие организации пойдут на определенный конструктив по решению этой проблемы.

Мы всегда поддерживали, и будем поддерживать украинского производителя, и заинтересованы в том, чтобы тест-системы были дешевыми, доступными и эффективными.

Однако, как референс-лаборатория, не имеем морального, этического, юридического права на то, чтобы использовать непроверенные тест-системы на уровне государства. Это приведет к тому, что у нас отменят нашу аккредитацию и на международном уровне.

— Вы говорили, что было дано разъяснение в лаборатории, чтобы они провели проверку этих тест-систем. Но, наверное, вы не можете проверить, какими тест-системами сейчас они пользуются. Если эти тесты неточные, то результаты могут быть ложными. При каких условиях они могут приостановить их использование в обязательном порядке, и при каких условиях восстановить?

– В целом деятельность каждой лаборатории проверили перед тем, как они начали работать.

Сейчас мы ожидаем, что до конца следующей недели лаборатории завершат проверку.

В областях есть пока небольшой резерв китайских и корейских тест-систем. Поэтому сейчас некоторые регионы используют эти тесты. Еще некоторые продолжают использовать «Укргентех» и дополнительно делают верификацию, а в некоторых регионах она уже состоялась.

Результатов мы еще пока не знаем, поскольку сейчас, скорее всего, это будет компетенцией Гослекслужбы. Она должна уже провести внеплановые действия по проверке производства и убедиться, что действительно ли техническое досье по производству этих тест-систем было соблюдено.

И если будут выявлены какие-то нарушения или если, например, вот третья арбитражная референс-лаборатория выдаст такие же результаты как у нас, то уже тогда Гослекслужба может принять такие предупредительные меры как приостановление использования или отзыв этой партии.

– Но в компании нам сообщили, что их тест-системы есть во всех 28 государственных диагностических лабораториях и в большинстве они прошли верификацию. А часть уже работает на поточной диагностике. Это является ложью? 

– У меня нет информации, сколько лабораторий уже провели верификацию. Мы знаем, что они действительно были доставлены в каждую лабораторию областного лабораторного центра. Мы знаем, что их используют в Черновцах, в Одессе и частично в Киеве.

Сколько ложных результатов тестов могло попасть в статистику? Неизвестно, потому что для этого надо знать, с какого часа или с какого времени регионы начали использовать эти тест-системы.

– Какими должны быть результаты третьей лаборатории, чтобы можно было спокойно применять эти тест-системы?  

– В инструкции прописано, что производитель гарантирует, что чувствительность будет 96%, а специфичность будет 99,3%. Если хоть один из показателей меньше, чем заявлено, это не верификация этой тест-системы.

Если эта лаборатория верифицирует тест-системы, тогда остается или проводить дискуссию на лабораторном уровне, почему разные лаборатории дают разные результаты, или использовать экспертную лабораторию Всемирной организации здравоохранения.

«Укргентех» уже обратился в такую референс-лабораторию ВОЗ. Она может поставить финальную точку в этом процессе.

Однако, здесь очень важно, чтобы в экспертную лабораторию ВОЗ и в экспертную лабораторию в институте эпидемиологии имени Громашевского были доставлены тест-системы того лота или той серии, которая сейчас используется в областях. Это для того, чтобы процесс был честным, открытым и незаангажированным с одной стороны.

– А что с другими украинскими производителями? Можно ли поменять эти тесты на тесты, разработанные Институтом молекулярной биологии и генетики? 

– Тест-системы, разработанные Институтом молекулярной биологии, имеют право на существование. Возможно, они имеют определенные преимущества.

Но с ними сложно технологически. Весь мир сейчас работает на одноэтапному ПЦР-исследованию, а в институте добавляется еще один этап, который повышает биобезопасность во время проведения таких исследований.

И дополнительная проблема заключается в том, что для тест-систем института требуется большее количество пластика, реагентов и всего прочего.

Мы предоставили институту свои рекомендации, но он так и не получил финансирования.

– А если лаборатория ВОЗ покажет, что с этими тестами все нормально, то не будет ли это означать, что с украинскими лабораториями происходит что-то не то?

– Это вполне возможно, потому, что проблем может быть много, начиная от несовместимости пластика, заканчивая реагентами или мутацией вируса. Здесь просто тысячи причин. Я бы воспринимал эту ситуацию как обычный процесс для ответственного производителя.

– Будете ли вы тогда что-то менять в лабораториях?

– Конечно.

– Что и как?

– У нас есть система управления качеством.

Если мы получим информацию, что наша лаборатория не соответствует критериям, то будет независимый аудит, скорее всего Всемирной организации здравоохранения.

Мы пересмотрим все процессы, найдем ошибку и определим на каком этапе ее допустили.

Читайте также: Новые жесткие ограничения на карантине: разрешения и запреты

Экс министр Ульяна Супрун: Чаще всего коронавирус COVID-19 подхватывают не на улице, а дома

Всех протестировать невозможно, но страна должна сделать свой максимум: представители ВОЗ и ООН в Украине о коронавирусе

Ваша первая линия защиты от вирусных инфекций

Продукты для укрепления иммунитета

26 способов улучшить свою иммунную систему дома

Почему именно сейчас вам нужно сбалансированное питание. Объяснение и меню

Пандемия коронавирусной болезни коронавируса Covid-2019 в 2019-2020 гг.

Вирусолог Людмила Водолажская: То, что мы сидим на карантине, – это наша сознательная забота о людях, которые имеют сахарный диабет, астму, сердечные болезни и другие факторы риска

Выбросьте алкоголь, смотрите на солнце, общайтесь дистанционно: советы психолога, как легче пережить карантин

Как питаться в изоляции? Карантинные советы известного диетолога

Специалист по медицинскому оборудованию Владимир Митин: В стране аппараты ИВЛ есть, но многие из них находятся в подвалах в нерабочем состоянии

Ломбардия: статистика смерти людей от коронавируса Covid-19 занижена в несколько раз

«Украинский Ухань». Интервью с мэром райцентра на Тернопольщине, который сам заболел Covid-19

Штраф за чужую собаку, полиция с дубинками и онлайн-вечеринки: жители Испании, Индии и США о карантине

Аграрии против коронавируса: как фермеры стали на защиту граждан от COVID-19

Как обнаруживают и лечат коронавирус. Рассказ врача из Великобритании

Главный санитарный врач Виктор Ляшко: Мир спасет волшебный пендель, и Украину в том числе

Замминистра Виктор Ляшко: Если в религиозные праздники не будем соблюдать карантин, то 24 апреля будем видеть новую динамику

Коронавирус COVID-19. Ответы на часто задаваемые вопросы

Самый высокий показатель смертности в Украине. Как Ивано-Франковщина борется с коронавирусом COVID-19

Зараженные и счастливые: Как Дании удалось усмирить коронавирус COVID-19

Выбор оружия. Когда ждать вакцину против коронавируса COVID-19?

Патофизиолог Виктор Досенко: Минздрав прислушивается к критике и редактирует протокол лечения COVID-19

КоронаВирусные: опровергаем фейки, которыми оброс COVID-19

Коронавирус может привести к ухудшению демографической ситуации в России

Губернатор Черновицкой области Сергей Осачук: Ни один буковинец не будет лечиться от COVID-19 за пределами медицинского учреждения

В течение дня используем столько кислорода, сколько не брали за месяц – директор крупнейшей больницы Буковины, охваченной коронавирусом

Автор: Екатерина Хорощак

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий