Инфляция в Украине в июне 2018 г. опустилась ниже прогнозной траектории

21.07.2018 – В июне 2018 года потребительская инфляция в годовом измерении замедлилась до 9.9% и оказалась несколько ниже траектории прогноза, опубликованного в Инфляционном отчете за апрель 2018 года. Об этом говорится в отчете Национального банка Украины.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Однако инфляция оставалась выше целей, установленных Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочной перспективы (7.0% ± 2 п.п. по состоянию на конец II квартала 2018 года).

Дальнейшее снижение инфляции в годовом измерении произошло преимущественно благодаря стремительному замедлению роста цен на продукты питания. В частности постепенно исчерпывается действие временных факторов предложения, которые обусловили высокие показатели инфляции во втором полугодии 2017 – начале 2018 года. Это происходит на фоне расширения как внутреннего, так и импортного предложения продуктов питания.

Читайте также: Саудовская Аравия является крупнейшим производителем мяса в странах Персидского залива

Кроме того, благоприятной была ситуация на валютном рынке. Оживление экономической активности в странах – основных торговых партнерах Украины, довольно высокие цены на товары украинского экспорта, рост частных денежных переводов и жесткая монетарная политика обеспечили укрепление гривны как относительно доллара США, так и валют стран – торговых партнеров. Это в свою очередь сказалось на стоимости импортируемых товаров, а также на ценах на товары и услуги со значительной импортной составляющей в себестоимости.

Рост базового ИПЦ также несколько замедлился (до 9.0% г/г), однако все еще высокие темпы свидетельствуют о сохранении значительного фундаментального инфляционного давления. Это, прежде всего результат устойчивого расширения потребительского спроса, который поддерживают высокие темпы роста доходов украинцев, что значительно превышают темпы роста экономики.

В частности, в мае средняя номинальная заработная плата в Украине была на 28% выше, чем год назад. Такие высокие темпы были обусловлены в основном высоким спросом на рабочую силу и активной трудовой миграцией.

Также продолжают стремительно расти денежные переводы: в январе-мае они на 30% превысили прошлогодний показатель и составили 4.5 млрд. долл. Это объясняется дальнейшим увеличением количества трудовых мигрантов и улучшением экономического состояния стран, куда направляются украинские мигранты. Повышению доходов населения способствовали также высокие темпы роста социальных пособий, в частности отражая повышение выплат для разных категорий пенсионеров.

Во II квартале 2018 года Национальный банк продолжил проведение жесткой монетарной политики и удерживал учетную ставку на уровне 17% годовых. В реальном измерении учетная ставка выросла с 5% годовых в начале года до 8-9% годовых в июне. Жесткая монетарная политика удерживала реальную доходность гривневых облигаций одной из самых высоких среди стран, рынки которых развиваются.

Это позволило сохранить интерес к гривневым активам в условиях усиления турбулентности на финансовых рынках стран, что развиваются, и дальнейшей отсрочки получения Украиной финансирования по программе МВФ.

Потребительская инфляция продолжит замедляться и вернется в целевой диапазон в конце 2019 года

Национальный банк оставляет прогноз инфляции на конец 2018 года неизменным на уровне 8.9%, тогда как прогноз базовой инфляции был снижен до 7.1%. Более быстрое, чем прогнозировалось, замедление инфляции в мае-июне текущего года будет нивелировано во втором полугодии из-за усиления влияния инфляционных факторов. Ведь в конце года ожидается более существенное, чем предполагалось ранее, повышение административно регулируемых цен и тарифов из-за приближения цен на газ на внутреннем рынке к цене импортного паритета.

Этот фактор также будет влиять на уровень инфляции и на протяжении первых трех кварталов следующего года, что не позволит Национальному банку привести ее в пределы целевого диапазона ранее IV квартала 2019 года.

В то же время на уровень инфляции во второй половине 2018 и в 2019 году будет оказывать давление ряда факторов, эффекты которых, в отличие от повышения административно регулируемых цен и тарифов, имеют более фундаментальный характер.

Среди них:

выше, чем ожидалось, внутренний спрос, в том числе за счет роста заработных плат и переводов от трудовых мигрантов;

снижение интереса инвесторов к украинским суверенным обязательствам вследствие глобальной тенденции выхода инвесторов из активов развивающихся стран и отсрочки получения финансирования по программе сотрудничества с МВФ;

инфляционные ожидания, которые продолжают превышать инфляционные цели Национального банка.

Проведение жесткой монетарной политики будет компенсировать действие этих факторов и станет одним из ключевых факторов, который позволит привести инфляцию в рамки целевого диапазона в IV квартале 2019 года. Также этому будут способствовать сдержанная фискальная политика из-за бюджетных ограничений и значительных объемов погашений государственного долга, умеренные темпы импортируемой инфляции относительно низкой курсовой волатильности и уменьшение взноса административной составляющей инфляции.

Среди других факторов отмечается некоторое ослабление давления со стороны цен на продовольственные товары в текущем году. Особенно это касается цен на фрукты и овощи. В то же время по отдельным продуктам (в частности, масло, яйца) сильный внешний спрос, приближение украинских цен на продовольствие к ценам в странах-соседях, расширение экспортных возможностей отечественных предприятий будут стимулировать рост цен высокими темпами.

Соответственно, прогноз инфляции остается без изменений и на последующие годы – потребительская инфляция составит 5.8% на конец 2019 года, в 2020 году замедлится до 5.0% и, таким образом, достигнет центрального значения целевого диапазона (5.0% ± 1 п.п.).

В 2018 году рост ВВП поддерживался внутренним спросом

В I квартале 2018 года рост реального ВВП ускорился до 3.1% г/г. Как и в 2017 году, основным двигателем роста реального ВВП был внутренний спрос, как потребительский, так и инвестиционный.

Устойчивый рост потребительского спроса поддерживался увеличением доходов населения – заработной платы, пенсионных выплат, денежных переводов. Вместе с тем, рост зарплат и изменения в пенсионное законодательство усилили стимулы к официальной занятости, о чем свидетельствует рост экономически активного и занятого населения, количества работников и снижения уровня безработицы.

Весомым двигателем экономического роста осталось наращивания инвестиций, которое ускорялось третий квартал подряд и наблюдалось в подавляющем большинстве видов деятельности. В частности, активно росли капитальные инвестиции в промышленность. Наращиванию инвестиций способствовали дальнейшее улучшение деловых ожиданий и финансовых результатов предприятий. Также на росте инвестиций в телекоммуникационную отрасль отразилась продажа правительством лицензий на 4G.

Ускорение роста реального ВВП в I квартале 2018 года было в наибольшей степени обусловлено ростом торговли, что объясняется как высоким потребительским спросом, так и оживлением в промышленности. Последнее было в частности обусловлено увеличением объемов производства в добывающей промышленности, металлургии и энергетическом секторе, которое произошло, в том числе под влиянием эффекта базы сравнения – прекращения торговли с НКТ и захвата предприятий на тех территориях в прошлом году, от чего больше всего пострадали именно эти виды деятельности.

Этот эффект и благоприятные внешнеэкономические условия сказались и на динамике экспорта товаров в первом полугодии. В то же время оживление внутреннего спроса, прежде всего инвестиционного, привело к снижению роста импорта товаров. В результате за пять месяцев 2018 года дефицит торговли расширился. Однако дальнейшее увеличение количества трудовых мигрантов обусловило существенный рост денежных переводов. За пять месяцев 2018 года дефицит текущего счета оставался почти на уровне прошлого года – 0.4 млрд. долл.

С начала 2018 года сохраняется приток капитала по финансовому счету, который в отличие от прошлого года был обеспечен преимущественно частным сектором. В то же время после стремительного роста в I квартале этого года, портфель гривневых ОВГЗ, находящихся в собственности нерезидентов, начал уменьшаться. Общий приток прямых иностранных инвестиций остался сравнительно незначительным и направлялся преимущественно в реальный сектор.

Несмотря на профицит платежного баланса международные резервы по состоянию на конец июня сократились до 18.0 млрд. долл., или 3.1 месяца импорта будущего периода, преимущественно из-за осуществления платежей правительства и Национального банка в пользу МВФ.

Во II квартале 2018 года экономика Украины продолжила расти. Высокие деловые ожидания предприятий свидетельствовали об устойчивом росте инвестиционной активности. Дальнейшее повышение доходов населения стимулировало потребительский спрос. Определенный импульс потребительскому и инвестиционному спросу оказало стремительное наращивание как текущих, так и капитальных расходов бюджета.

Также в целом оставалась благоприятной конъюнктура на внешних рынках. Как и в I квартале, на темпах экономического роста отображалось влияние прекращения связей с НКТ в прошлом году.

Как следствие, продолжался рост ВДС в металлургии, добывающей промышленности и энергетике, что, впрочем, несколько сдерживалось ремонтными работами на нескольких крупных предприятиях ГМК. Более раннее начало уборочной среды по сравнению с прошлым годом обусловило рост сельского хозяйства. В целом рост реального ВВП во II квартале 2018 года ожидается на уровне 3.2% г/г.

После ускорения в 2018 году экономический рост несколько замедлится 

Как и ранее, Национальный банк прогнозирует ускорение роста реального ВВП в 2018 году до 3.4%. Основной движущей силой останется частное потребление, что в текущем году стимулируется мощным ростом заработных плат, денежных переводов, пенсионных выплат. Ожидается, что инвестиционная активность также останется высокой. Благоприятные условия торговли, восстановление промышленного производства и расширение доступа украинских экспортеров на внешние рынки позволит сократить отрицательный вклад чистого экспорта в ВВП.

В 2019 году экономический рост замедлится до 2.5% (в предыдущем прогнозе – 2.9%). В частности это будет происходить в результате исчерпания эффектов от резкого повышения социальных стандартов в предыдущие годы на фоне сдержанной фискальной политики, вызванной необходимостью погашения значительных объемов государственного долга. Также на рост будут влиять жесткие монетарные условия, необходимые для возвращения инфляции к цели. В 2020 году реальный рост экономики составит 2.9%.

Основным драйвером в среднесрочном периоде продолжит быть частное потребление, что дополнительно будет стимулироваться денежными переводами в результате продолжения трудовой миграции. В то же время миграция будет иметь и обратный эффект на экономический рост. Сокращение имеющейся рабочей силы и снижение финансовых возможностей компаний для наращивания инвестиций из-за стремительного повышения заработной платы.

Дефицит внешней торговли будет сохраняться и даже расширяться, поскольку значительная часть внутреннего потребительского спроса и инвестиций в основной капитал будет удовлетворяться за счет импорта. Экспорт также будет расти в первую очередь вследствие увеличения спроса со стороны стран – ОТП.

Продолжится рост поступлений от трудовых мигрантов, как через продление миграционных процессов, так и вследствие увеличения номинальных доходов мигрантов за рубежом в долларовом эквиваленте. В результате дефицит текущего счета будет постепенно расширяться до 2.4% от ВВП, в 2020 году.

Ключевым предположением макроэкономического прогноза остается дальнейший прогресс в осуществлении структурных реформ, предусмотренных программой сотрудничества с МВФ, и подписания новой программы в 2020 году. Эти реформы являются крайне важными для обеспечения макрофинансовой стабильности и устойчивого экономического роста в долгосрочной перспективе. Доступ к официальному финансированию от МВФ и других внешних партнеров позволит правительству привлекать долговые ресурсы на международных рынках капитала на приемлемых условиях.

В текущем году Национальный банк ожидает поступление около 2 млрд. долл. от МВФ, получение правительством кредитов от ЕС и Всемирного банка, а также от размещения еврооблигаций правительством. Это даст возможность увеличить международные резервы до 20.7 млрд. долл. (или 3.5 месяца импорта будущего периода) на конец 2018 года.

В дальнейшем ожидается достаточно сдержанные приток инвестиционного и долгового капитала в частный сектор и рыночные привлечения правительства. Соответственно в 2019 и 2020 годах из-за пиковых выплат по внешнему государственному долгу ожидается формирование дефицита сводного платежного баланса, международные резервы будут на уровне около 20 млрд. долл.

Влияние фискальной политики в экономике в 2018 году, оценивается как инфляционное, преимущественно из-за увеличения расходов социальной направленности, в частности пенсий в результате пенсионной реформы, заработных плат работникам бюджетной сферы и денежного довольствия военнослужащим. Высокие темпы роста социальных расходов будут стимулировать расширение внутреннего спроса, однако ограничивать возможности государства осуществлять расходы развития из-за необходимости удержания дефицита СЗДУ в соответствии с обязательствами перед МВФ.

Соответственно, ожидается, что дефицит бюджета СЗГУ в текущем году незначительно превысит прошлогодний и составит около 2.1% ВВП.

Приближение периода пиковых выплат по внешнему государственному долгу в условиях роста процентных ставок на внешних рынках и завершение программы с МВФ, в 2019 году создает предпосылки к проведению более жесткой фискальной политики в 2019 – 2020 годах со сдерживающим эффектом, как на экономический рост, так и на инфляцию. В этот период дефицит бюджета для базового сценария прогнозируется в размере не выше 1.5% ВВП, а первичное сальдо останется положительным.

Государственный и гарантированный долг, в процентах к ВВП будет снижаться на протяжении всего прогнозного периода. Этому будут способствовать высокие темпы роста номинального ВВП, умеренная волатильность обменного курса, а также постепенное сокращение внешней задолженности на фоне значительных выплат государственного сектора.

Основным экономическим риском является замедление реформ

Основным риском для реализации указанного прогнозного сценария Национальный банк считает отсутствие прогресса в проведении структурных реформ, необходимых для сохранения макрофинансовой стабильности, и продления действующей программы с МВФ. Дальнейшее промедление с реализацией условий программы сотрудничества с МВФ уменьшает вероятность получения финансирования, предусмотренного программой.

Это все больше сужает окно возможностей в привлечении долговых ресурсов на международных рынках капитала, необходимых для осуществления пиковых выплат по государственному долгу.

Следовательно, недополучение запланированных поступлений обостряет проблемы финансирования бюджетных расходов, а также ухудшает девальвационные и инфляционные ожидания, на которых также скажется традиционное усиление неопределенности в предвыборный период.

Существенная неопределенность инфляционного развития связана с приведением цен на природный газ для населения к рыночному уровню. Отсрочка такого решения как изменение принципов расчета импортного паритета цен может существенно отклонять траекторию инфляции от базового сценария за счет административно-регулируемых тарифов.

Одним из основных рисков базового сценария являются процессы трудовой миграции. Продолжение оттока рабочей силы из Украины высокими темпами будет создавать дальнейшее повышение диспропорций между спросом и предложением на рынке труда, что будет сопровождаться ростом заработных плат и соответственно инфляцией наряду со снижением потенциала экономики.

Во внешней среде, учитывая, что темпы роста во многих странах будут оставаться выше тренда в 2018 – 2019 годах, есть значительная вероятность “перегрева” глобальной экономики и постепенный переход в фазу спада. Среди других возможных причин рецессии распространяются риски широкомасштабных торговых войн, реализация которых приведет к замедлению мировой торговли и возникновению проблем в финансовой системе Китая.

Указанные причины могут привести к падению цен на мировых товарных рынках, уменьшению объемов украинского экспорта и валютных поступлений с соответствующей коррекцией обменного курса гривны.

Также усиливаются риски оттока капитала с развивающихся стран. Одним из триггеров таких событий может быть слишком быстрый переход центральными банками ведущих стран к более жесткой монетарной политике. Это может повлечь отток капитала из стран, рынки которых развиваются, в том числе Украины.

Монетарная политика будет достаточно жесткой на прогнозном горизонте для возвращения инфляции к цели 

Согласно базовому сценарию макроэкономического прогноза для возвращения инфляции к целевому диапазону на конец следующего года и снижения до 5% в 2020 году, монетарные условия должны быть достаточно жесткими, чтобы нивелировать обозначенные выше инфляционные факторы с учетом возрастающей вероятности реализации определенных рисков. Также более жесткие финансовые условия для стран, что развиваются, на фоне нормализации монетарной политики ведущими центральными банками, были дополнительным фактором в пользу повышения учетной ставки.

Исходя из этого, 12 июля 2018 года правление Национального банка приняло решение повысить свою учетную ставку до 17.5% годовых. В случае дальнейшего роста вероятности реализации указанных рисков или появления новых существенных угроз для снижения инфляции и для макрофинансовой стабильности, Национальный банк может продолжить повышение учетной ставки к уровню, необходимому для возвращения инфляции к поставленным целям на приемлемом временном горизонте.

ВНЕШНЯЯ СРЕДА

Внешние условия для украинской экономики оставались благоприятными благодаря уверенному росту мировой экономики и позитивной в целом ценовой конъюнктуре на мировых товарных рынках. Так в I квартале 2018 года средневзвешенные годовые темпы экономического роста стран – ОТП Украины оставались на уровне предыдущего квартала благодаря устойчивому спросу и инвестициям, как в развитых странах, так и странах, рынки которых развиваются.

Вместе с тем данные свидетельствуют о некотором замедлении во II квартале из-за сужения мировой торговли вследствие усиления рисков торговых войн.

Значительный мировой спрос поддержал высокие цены на сырьевые товары. В то же время существенное влияние оказали факторы, характерные только для отдельных рынков, в частности, неблагоприятные погодные условия в начале 2018 года для урожая зерновых в некоторых регионах мира, действие ограничений на производство стали в Китае, высокий уровень выполнения соглашения ОПЕК+ и геополитические конфликты. Рост агрегированного индекса изменения мировых цен на товары украинского экспорта (ЕСРІ2) во II квартале 2018 года продолжился высокими темпами.

Однако на мировых финансовых рынках во II квартале условия для стран, рынки которых развиваются, ухудшились. Это обусловлено, прежде всего, дальнейшим ужесточением монетарной политики ФРС как реакцией на нарастание инфляционного давления в США. Это обусловило рост доходности государственных ценных бумаг и укрепление доллара США. В результате интерес инвесторов к рисковым активам несколько снизился, а большинство валют стран, рынки которых развиваются, обесценились.

Мировая экономика продолжала расти устойчивыми темпами. Поддержку и в дальнейшем предоставляет расширение спроса, наращивание инвестиций и оживление торговли. О последнем свидетельствует опережающий индикатор мировой торговли (WTOI), который во II квартале 2018 года остается на 1.8 п.п. выше тренда. Незначительное уменьшение по сравнению с предыдущим кварталом (на 0.5 п.п.) – из-за снижения показателей экспортных заказов отражает в большей степени растущую экономическую нестабильность вследствие усиления рисков торговых войн.

Дополнительным отражением последнего является снижение индикатора уровня делового доверия по расчетам Moody’s. Однако в секторе услуг рост продолжается более быстрыми темпами, чем в производственном секторе, что отражает существенное влияние расширения спроса на мировую экономику.

Ускорение экономической активности США произошло благодаря повышению производительности и укреплению рынка труда, что позитивно отразилось на росте расходов домохозяйств и увеличении инвестиций предприятий из-за улучшения деловых настроений. Данные РМИ очертили стремительный рост операционных расходов в частном секторе экономики, а средние темпы роста цен производителей были самыми быстрыми с июля 2013 года (в основном из-за более высоких цен на металлы, особенно сталь, и нефть).

Рост занятости в среднем за последние месяцы был довольно значительным, а уровень безработицы составил 4.0% в июне. Существенный стимул экономическому росту оказало смягчение фискальной политики. Учитывая близкой к таргетированию, инфляция ФРС продолжила повышение процентной ставки, что привело к укреплению доллара США на мировых рынках.

Темпы экономической активности Еврозоны после стремительного роста в конце 2017 года несколько замедлились. Причиной был недостаточный уровень инвестиций в расширение производства, из-за значительного использования рабочей силы. Показатель занятости на сегодня является самым высоким с момента кризиса. В то же время использование производственных мощностей превысило долгосрочное среднее значение в Еврозоне и во всех крупных экономиках.

РМИ промышленности, несмотря на некоторое замедление из-за роста расходов, также оставался выше своего среднего долгосрочного уровня. Внутренний спрос был устойчивым, а внешний спрос находился под влиянием улучшения экономических условий в странах — ОТП.

Экономический рост, стран ЦВЕ, СНГ и Азии стабилизировался почти на уровне предыдущего квартала благодаря улучшению условий ведения бизнеса и устойчивому внутреннему спросу на фоне роста заработных плат. Во II квартале опережающие индикаторы свидетельствуют о некотором замедлении экономик этих групп, стран из-за сжатия внешней торговли. PMI промышленности России в мае снизился ниже 50 пунктов впервые за последние почти два года из-за одновременного падения закупочной активности и замедления роста объемов производства и новых заказов.

Однако, несмотря на замедление потребительского спроса, деловые ожидания оставались высокими в целом.

Благодаря монетарной политике и мировой ценовой конъюнктуре происходит конвергенция инфляции в большинстве стран – ОТП Украины к целевым показателям. Это в целом приводит к росту внешнего инфляционного давления со стороны стран – Украины ОТП, выраженного индексом UAwCPI4 – на 0.2 п.п. до 2.7% г/г во II квартале.

Мировые цены на весомые товары украинского экспорта оставались на достаточно высоком уровне. Поддержку ценам на сталь оказывали высокий спрос со стороны США на фоне введенных тарифов на импорт стали и алюминия, что существенно увеличило цены на внутреннем рынке страны, и спрос со стороны Китая на фоне введения дополнительных более жестких ограничительных мер для металлургических и нефтехимических заводов.

Введение тарифов на импорт стали в США, несмотря на определенные исключительные положения, увеличили избыток стали за пределами США, что оказало давление в сторону снижения цен. Дополнительными факторами снижения цен были праздник Рамадан в мусульманских странах (с 16 мая до 14 июня), начало дождливого сезона в Восточной Азии (особенно в Индонезии и Филиппинах), увеличение загруженности металлургических мощностей в Китае (показатель загруженности на 110 предприятиях достигал в мае 88.9%).

Последнее обусловило увеличение объемов импорта железной руды (на 2.9% г/г в мае), что удержало цены на железную руду от снижения.

Кроме того, усиление торговой напряженности между США и Китаем увеличило уровень неопределенности, ослабив активность участников рынка.

На мировом рынке зерна с начала II квартала 2018 года цены на пшеницу и кукурузу резко выросли. Цены на пшеницу росли из-за стабильно высокого мирового спроса, в частности со стороны Алжира, Египта, Южной Кореи и Южной Африки, и негативного влияния засушливой погоды на урожай 2018/2019 МР, прежде всего в Аргентине, США и ЕС.

Дополнительными факторами были длительная забастовка железнодорожников во Франции, дефицит зернового автотранспорта и закрытие некоторых речных маршрутов, из-за чего поставки европейской пшеницы на рынок были ограниченными; ухудшение урожая озимых в Австралии на 2018/2019 МГ (на 10% по сравнению со средним объемом за последние десять лет) из-за сокращения площадей посевов.

На фоне ограниченного предложения и негативного влияния погодных условий цены на кукурузу с начала II квартала продемонстрировали рост. Так, из-за погодных условий посевы кукурузы в США откладывались несколько раз, в результате чего темпы сева были на 45% меньше прошлогодних. Второй в мире экспортер кукурузы Бразилия, из-за засухи ожидала снижения урожайности кукурузы второго урожая. В то же время активный спрос был обеспечен Китаем, Ираном, Иорданией и Южной Кореей.

Однако уже со второй половины квартала цены на зерновые снижались, особенно стремительно на кукурузу. Такая динамика была обусловлена постепенным улучшением оценок нового урожая зерновых и ожидаемым негативным эффектом от введения обратных импортных тарифов Китаем на сою и кукурузу из США, а также Мексикой на импорт американской кукурузы.

Во II квартале цены на нефть временно пересекли максимальный за последние четыре года уровень в 80 долл./бар, продемонстрировав сверхвысокую чувствительность, как к геополитическим событиям, так и к торговым войнам. Так в течение квартала весомыми факторами роста цен были:

усиление напряженности в отношениях между США и Россией вокруг Сирии и введение США новых санкций против ряда крупных российских компаний и бизнесменов, которые работают в нефтяной сфере;

продолжающаяся напряженность в ирано-американских отношениях на фоне выхода США из соглашения по ядерной программе Ирана и введения санкций против Тегерана;

высокий уровень выполнения договоренностей странами ОПЕК+ и сокращение добычи нефти в Венесуэле, Нигерии, Катаре, Кувейте, ОАЭ и Ливии.

Дополнительными факторами были пополнение стратегических запасов Китаем и сокращение общих и стратегических запасов нефти и нефтепродуктов в США.

Рост добычи нефти на сланцевых месторождениях в Северной Америке и ожидания решения ОПЕК+ об увеличении добычи нефти (22 июня решено увеличить добычу на 1 млн. бар/сутки) способствовали некоторой коррекции цен во второй половине июня, которая, однако, была нивелирована обострением торгового противостояния между США и Китаем. Так 15 июня США объявили о введении с 6 июля штрафных пошлин в размере 25% на импортируемые из Китая товары на общую сумму 50 млрд. долл.

В ответ Китай объявил о намерениях в сентябре ввести дополнительные пошлины на импорт из США энергоносителей, включая нефть, природный газ и уголь, в размере 25%. Это привело к ажиотажному спросу на американскую нефть и соответственно стремительному росту цен на нефть WTI, что сказалось и на стоимости других видов нефти.

Увеличение инфляционного давления и ожидаемое повышение процентной ставки ФРС спровоцировали стремительный рост доходности государственных ценных бумаг США, однако уменьшили волатильность на рынке акций и негативно отразились на привлекательности для инвесторов рисковых финансовых активов.

Общим фактором поддержки для глобальных фондовых индексов оставался динамичный рост мировой экономики, даже, несмотря на замедление экономики Еврозоны и усиление протекционизма в мире. Кроме того, негативное влияние на американские индексы оказали геополитические угрозы, инфляционные риски, прежде всего в США, и ожидания инвесторов ускорения ужесточения монетарной политики ФРС.

В результате количество ожидаемых повышений процентной ставки, учтенных в фьючерсах на ставку ФРС, выросло с трех до четырех в этом году, а доходность 10-летних облигаций Казначейства США превысила психологически значимый уровень в 3% годовых.

Условия на мировых финансовых рынках для стран, рынки которых развиваются, ухудшились, прежде всего, из-за:

ожидания инвесторов на ускорение ужесточения монетарной политики ФРС, что обусловливает сужение глобальной ликвидности и отток капитала из активов с относительно высокой степенью риска;

роста напряжения в отношениях Китая и США (страны, рынки которых развиваются, поставляющих товары промежуточного потребления готовой продукции, что реэкспортируется указанными странами);

укрепления доллара США, что оказывает давление на валюты и финансовые активы этих стран, поскольку доллар США является посредником в так называемых операциях carry trades. В частности, индекс Bloomberg, который отражает доходность операций carry trades с валютами восьми стран, рынки которых развиваются, снизился на 8.9% с начала II квартала (по состоянию на 19 июня 2018 года) и может быть худшим результатом за квартал с 2011 года.

Индекс MSCI стран, рынки которых развиваются, снизился на фоне оттока капитала. Дополнительным фактором такой динамики было падение на фондовом рынке России из-за расширения санкций Минфина США, которые ограничивают доступ к международным рынкам капитала, в частности, покупка западными инвесторами долговых обязательств, правительства России.

Суверенные облигации стран, рынки которых развиваются, снизились в цене с соответствующим повышением доходности и премии за риск (в условиях более масштабного оттока иностранного капитала из фондов облигаций по сравнению с акциями, по оценкам IIF). Укрепление доллара США на мировых рынках оказало дополнительное давление на облигации, деноминированные в национальных валютах. Как следствие, во II квартале состоялось общее обесценивание валют стран, рынки которых развиваются.

ВСТАВКА: ПОСЛЕДСТВИЯ УХУДШЕНИЯ МИРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ УСЛОВИЙ ДЛЯ СТРАН, РЫНКИ КОТОРЫХ РАЗВИВАЮТСЯ. ПОЧЕМУ ОТДЕЛЬНЫЕ СТРАНЫ ОКАЗАЛИСЬ БОЛЕЕ УЯЗВИМЫМИ, ЧЕМ ДРУГИЕ

После длительного периода благоприятной ситуации на мировых финансовых рынках для стран, рынки которых развиваются, вызванного низкими процентными ставками и высоким уровнем ликвидности, финансовые условия во II квартале 2018 года существенно ухудшились. Приток капитала в эти страны приостановился с середины апреля, а большинство валют – обесценились к доллару США. В то же время в целом эти страны лучше подготовлены к ухудшению внешних условий, чем в предыдущие периоды.

Этому способствовали проведение взвешенной макроэкономической политики большинством этих стран, в том числе монетарной политики на принципах режима инфляционного таргетирования, что, среди прочего, предусматривает гибкое курсообразование, усиление институциональной независимости центрального банка, меры для обеспечения прочности финансовой системы, а также отсутствие фискального доминирования.

Как следствие, несмотря на пересмотр прогноза притока капитала в страны, рынки которых развиваются, на 2018 год в сторону снижения, IIF ожидает, что он останется на уровне близком к предыдущему году (1.2 трлн. долл.). Так по оценке IIF, негативное влияние роста процентных ставок на потоки капитала частично будет компенсировано все еще крепким ростом экономики этих стран и торговле на фоне высоких цен на сырьевые товары.

Однако отдельные страны оказались более уязвимыми к ухудшению мировых финансовых условий, как например Аргентина и Турция. Еще до недавнего времени Аргентина пользовалась значительным кредитом доверия среди внешних инвесторов, несмотря на значительные макроэкономические дисбалансы, традиционную политическую нестабильность и мягкую фискальную и монетарную политику.

Формирование кредита доверия способствовало осуществление с конца 2015 года ряда реформ. В частности отменен валютный контроль и ограничения торговли, введено таргетирование инфляции со свободно плавающим обменным курсом, урегулированы споры с частными иностранными кредиторами и тому подобное.

Аргентина вернулась на мировые рынки облигаций после 15-летнего перерыва, который возник после долгового кризиса 2001 года. В апреле 2016 года Аргентина разместила суверенные облигации на сумму 16 млрд. долл. на международных рынках, а в июне 2017 года выпустила 100-летние бумаги на сумму 2.75 млрд. долл. с купоном 7.25%.

Заинтересованности внешних инвесторов также способствовало начало реализации масштабной программы государственно-частного партнерства (26.5 млрд. долл.), которая предусматривала запуск более 60 проектов в отраслях транспорта, энергетики, добычи полезных ископаемых, связи, здравоохранения и образования, а также предоставления гарантий и других мер для уменьшения рисков международных инвесторов.

С декабря 2017 года Аргентина начала терять доверие международных инвесторов из-за ошибки политики (в частности просмотр центральным банком целей инфляции и снижение ключевой ставки на фоне высокой инфляции), а также усиления сомнений относительно способности властей бороться с инфляцией и проводить структурные реформы. Ситуация ухудшилась на фоне укрепления доллара и роста процентных ставок в США.

Дополнительным фактором стало введение с апреля 2018 года налога на капитал для иностранных инвесторов.

Отток иностранного капитала из Аргентины спровоцировал стремительную девальвацию песо. В ответ центральный банк Аргентины осуществлял массированные валютные интервенции (международные резервы снизились с почти $64 млрд. в начале года до $56 млрд. в середине мая) и трижды с конца апреля 2018 года повысил ставку политики (до 40%). Также Аргентина обратилась за финансовой поддержкой к МВФ. 20 июня совет директоров МВФ утвердил соглашение о получении кредита по механизму «стенд-бай» на 50 млрд. долл., из которых сразу поступило 15 млрд. долл.

Аргентина не единственная экономика, которая столкнулась с избыточными колебаниями обменного курса и внезапной сменой настроений инвесторов. Среди таких стран является также Турция. И хотя Турция по некоторым показателям имеет более устойчивую макроэкономическую среду, имеющиеся геополитические риски на фоне невозможности центрального банка обуздать высокую инфляцию и наращивание фискальных дисбалансов, также привели к оттоку капитала из страны.

Так, относительно низкий уровень институциональной независимости центрального банка Турции существенно ограничивал его деятельность. При таких условиях использовался искусственно усложненный монетарный дизайн через пять процентных ставок, которые меняют асинхронно. Такая усложненная система не дает возможности эффективно управлять рыночными ожиданиями и влиять на динамику базовых индикаторов.

С 2016 года увеличение фискальных стимулов на фоне мягкой монетарной политики привело к постоянно высокой инфляции и неспособности центрального банка привести инфляцию к цели. При таких условиях турецкая лира – одна из немногих валют стран, рынки которых развиваются, девальвировала в 2017 году. С начала 2017 года центральный банк использовал ставку кредитования поздней ликвидности (late liquidity lending rate) для проведения более жесткой монетарной политики на фоне усиления инфляционного давления и обесценивания лиры.

В 2018 году ситуация ухудшилась на фоне общего снижения интереса к странам, рынки которых развиваются. Из-за политического давления центральный банк в апреле повысил процентную ставку по операциям «поздней поддержки ликвидности» с 12.75% до 13.5%, а позже – до 16.5% годовых. В то же время центральный банк использует разветвленную систему нормативов обязательного резервирования для влияния на обменный курс.

В частности, используется Reserve Options Mechanism, он позволяет банкам покрывать часть обязательных резервов по средствам в иностранной валюте или в золоте. В мае для поддержания курса центральный банк в рамках этого механизма снизил верхнюю границу ресурсов в иностранной валюте с 55% до 45%, что высвободило около 2.2 млрд. долл. валютной ликвидности.

Кроме того, центральный банк осуществлял ежедневный продажу иностранной валюты на форвардном рынке фиксированными суммами в зависимости от срока (от 100 до 250 млн. долл. на шесть и один месяц соответственно). И только в конце мая принято решение об упрощении операционного дизайна монетарной политики с целью повышения предсказуемости ее проведения. А уже в начале июня была определена ставка по операциям недельного репо ключевой ставкой центрального банка и повышена с 16.5% до 17.75% годовых.

Текущие финансовые потрясения в Аргентине и Турции свидетельствуют, что только свободно плавающие валютные курсы не гарантируют минимизацию негативного воздействия от внешних шоков, а промедление с реформами оставляет страну уязвимой к изменениям в настроениях инвесторов. Недостаточная независимость центрального банка в принятии решений по монетарной политике предопределяет накопление внешнеэкономических и внутренних дисбалансов и снижает кредит доверия со стороны инвесторов.

Соответственно, страны с уязвимой внешней позицией на фоне ухудшения глобальных финансовых условий должны обеспечивать достаточный кредит доверия среди иностранных инвесторов путем проведения взвешенной фискальной политики и достаточно жесткой монетарной политики, а также структурных реформ для формирования устойчивой макроэкономической среды.

ИНФЛЯЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

Во II квартале 2018 года потребительская инфляция ожидаемо замедлилась (до 9.9% г/г в июне). Однако инфляционное давление оставалось высоким, а показатель инфляции все еще превышал цели, установленные Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и в среднесрочной перспективе (7.0% ± 2 п.п. по состоянию на конец II квартала 2018 года).

Дальнейшее снижение инфляции в годовом измерении произошло преимущественно благодаря стремительному замедлению роста цен на продукты питания. В частности, как и ожидалось, постепенно исчерпывается действие временных факторов предложения, которые обусловили высокие показатели потребительской инфляции во втором полугодии 2017 года — начале 2018 года. Это происходит на фоне расширения как внутреннего, так и импортного предложения продуктов питания.

Кроме того, не так быстро, как в начале года, выросли административно регулируемые цены из-за замедления роста цен на табачные изделия и сдержанное повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги.

Важным фактором стало проведение жесткой монетарной политики НБУ, влияние которого проявилось, прежде всего, из-за укрепления обменного курса гривны с конца января 2018 года.

В то же время, как и в предыдущие месяцы, сохранилось давление на цены от дальнейшего роста производственных затрат, в частности на оплату труда, а также восстановление потребительского спроса. Так фундаментальное инфляционное давление оставалось значительным, несмотря на незначительное замедление базовой инфляции.

Базовая инфляция

Базовая инфляция во II квартале 2018 года умеренно снизилась (до 9.0% г/г в июне по сравнению с 9.4% г/г в марте), и оказалась несколько ниже прогноза НБУ. В целом фундаментальное инфляционное давление осталось значительным, хотя результаты альтернативных расчетов базовой инфляции свидетельствуют о ее умеренном ослаблении в конце II квартала. Это произошло, в том числе, благодаря укреплению НЕОК гривны, что способствовало замедлению роста стоимости импортируемых товаров.

Во II квартале 2018 года инфляционные ожидания большинства групп респондентов, кроме банков, несколько улучшились благодаря снижению уровня текущей инфляции. Кроме того, на улучшение инфляционных ожиданий повлияла благоприятная ситуация на валютном рынке.

Так согласно результатам опроса относительно деловых ожиданий во втором квартале 2018 года, по мнению предприятий, влияние на потребительскую инфляцию фактора “курс гривны к иностранным валютам” существенно ослабло. К тому же респонденты отметили снижение влияния факторов “цены на сырье и материалы”, “стоимость трудовых ресурсов”, а также “стоимость энергоносителей”, несмотря на ускорение роста мировых цен на нефть.

Во II квартале 2018 года замедлился рост цен на услуги (до 14.0% г/г). Наибольший вклад в это замедление имело стремительное снижение темпов роста тарифов на содержание домов и придомовых территорий (до 28.7% г/г), учитывая высокую базу сравнения. Кроме того, замедлился рост стоимости услуг кинотеатров, заведений персонального ухода, медицинских услуг из-за замедления роста импортных составляющих себестоимости. Также снизились темпы роста стоимости услуг такси на фоне некоторого замедления роста цен на топливо.

В то же время рост стоимости услуг мобильной связи ускорился, что среди прочего обусловлено внедрением 4G в Украине. Активизация потребительского спроса обусловила ускоренный рост стоимости некоторых услуг (например, туристических услуг, обойных работ, услуг укладки плитки, химической чистки, кабельного телевидения и тому подобное).

Темпы роста цен на продукты питания с высокой степенью обработки уменьшались в течение II квартала (до 11.2% г/г). Это произошло, прежде всего, благодаря замедлению роста цен на сырье, в том числе из-за расширения предложения импортной, снижения мировых цен на отдельные продовольственные товары и укрепления гривны к валютам стран – ОТП Украины. В частности, замедлился рост цен на изделия из мяса (объемы импорта выросли на 43.0% г/г за I полугодие), масло подсолнечное (индекс цен на масла FAO снизился на 9.9% г/г в июне), рис, а также кофе и чай.

В то же время темпы роста цен на сливочное масло несколько увеличились (до 17.0% г/г) на фоне значительных объемов его экспорта (выросли на 40.5% г/г за первое полугодие).

Темпы роста цен на непродовольственные товары остались умеренными (4.1% г/г в июне по сравнению с 4.0% г/г в марте), однако сохранялось давление на них со стороны высоких темпов роста потребительского спроса.

Поскольку подавляющая часть этих товаров импортируется, то сдержанные темпы роста цен на них обусловлены благоприятной ситуацией на валютном рынке с начала года. В частности темпы роста цен на непродовольственные товары, за вычетом одежды и обуви снизились (до 4.7% г/г).

В то же время темпы роста внутренних розничных цен на одежду и обувь несколько ускорились (до 2.5% г/г), несмотря на увеличение импорта и укрепление НЕОК гривны. Это отражает активный потребительский спрос, в частности, высокие темпы роста конечных потребительских расходов домохозяйств на одежду и обувь. Дополнительное влияние также мело оживление отечественного производства одежды и обуви (объем реализованной продукции вырос на 20.8% г/г в январе – мае), которое сопровождалось ускорением роста цен в текстильном производстве (до 11.6% г/г).

Также ускорение роста цен на одежду и обувь поддерживалось существенным ростом импортных цен на новую продукцию. В то же время влияние последнего фактора сдерживалось увеличением доли более дешевой одежды в структуре импорта.

Небазовая инфляция

В течение II квартала 2018 года произошло стремительное замедление базовой инфляции (до 10.3% г/г в июне с 17.9% г/г в марте) по большинству своих компонентов. Темпы роста снизились даже быстрее, чем ожидал регулятор, за счет цен на сырые продукты питания.

Темпы роста цен на сырые продукты питания в течение II квартала существенно замедлились (до 5.2% г/г в июне). В частности, это произошло из-за постепенного исчерпания действия временных факторов предложения, которые давили на цены этих товаров в сторону роста в предыдущие периоды. Так благоприятные погодные условия этого года по сравнению с прошлым обусловили увеличение урожая овощей и фруктов.

Кроме того, высокие внутренние цены на продукты питания и укрепление гривны стимулировали расширение предложения импортной, а по отдельным товарам (например, бананы) сказалось снижение мировых цен. В результате цены на овощи и фрукты снизились по сравнению с прошлым годом (соответственно на 12.9% г/г и 0.2% г/г). В частности за счет цен на отдельные овощи борщевого набора (снизились на 14.1% г/г) и на фрукты, прежде всего бананы и цитрусовые (на 17.0% г/г и 10.3% г/г).

Более того, годовые нормированные темпы роста цен на овощи и фрукты оказались ниже долгосрочных средних значений, что также свидетельствует о существенном ослаблении инфляционного давления. Как и в предыдущем квартале, продолжилось падение цен на сахар и гречневую крупу.

Снижение мировых цен на мясо и расширение импорта способствовало замедлению роста цен на эти продукты в Украине (до 14.9% г/г), однако годовые изменения сохраняются высокими. Кроме того, выше, чем в среднем, оставались темпы роста цен на хлеб. Это может объясняться ростом себестоимости, в частности из-за повышения стоимости зерновых и затрат на оплату труда.

Темпы роста цен на яйца также остались высокими (53.8% г/г) в условиях высоких объемов экспорта, что предопределяет приближение отечественных цен к соответствующим ценам в соседних странах из-за конкуренции на внешних рынках.

Потребительские цены на молоко продолжали расти высокими темпами (16.4% г/г). Это поддерживалось ростом мировых цен на молочные продукты на фоне значительных физических объемов экспорта молочной продукции. Более того, в 2018 году в производстве молока увеличилась доля более дорогого молока высшего и экстра-класса, что обеспечило ускорение роста цен в производстве молока и молочных продуктов (до 14.2% г/г в июне), несмотря на снижение закупочных цен, на молоко.

Вместе с тем, учитывая то, что украинские цены на молоко и молочную продукцию практически соответствовали уровню цен в соседних странах, можно ожидать, что в ближайшее время темпы роста будут соответствовать долгосрочному тренду.

В целом, давление на продукты питания и со стороны цен производителей несколько ослабло. Так рост цен в производстве пищевых продуктов, напитков и табачных изделий замедлился (до 9.6% г/г). Прежде всего, благодаря расширению импорта, нисходящей динамике мировых цен на отдельные сырые продукты, а также снижению темпов роста цен по реализации отдельных видов сельхозпродукции (индекс цен реализации продукции животноводства в июне 2018 года снизился до 8.1% г/г).

Соответственно снизились темпы роста цен в производстве мясных продуктов (до 13.6% г/г) и производстве напитков (17.1% г/г).

Темпы роста административно регулируемых цен снизились (до 13.2% г/г). Так ожидаемо замедлился рост цен на табачные изделия на фоне исчерпания негативных эффектов от проблем с дистрибуцией прошлого года, а также почтовых услуг. Кроме того, из-за более умеренного, чем в прошлом году, повышения тарифов замедлился рост цен на услуги ЖКХ (до 4.7% г/г). Это перевесило дальнейшее ускорение роста стоимости железнодорожного транспорта на фоне повышения тарифов на пассажирские перевозки с 30 мая 2018 года, а также подорожание авиационных перевозок.

Рост цен на топливо во II квартале замедлился (до 18.1% г/г), прежде всего отражая благоприятную ситуацию на валютном рынке, что позволило существенно снизить налоговую нагрузку в цене топлива (акцизы на топливо рассчитываются в евро). Однако они оказались выше прогноза из-за более стремительного роста мировых цен на нефть, чем предполагалось.

Другие измерения инфляции

Рост индекса цен производителей во II квартале 2018 года ускорился. Так, в июне высокими темпами росли цены в добывающей промышленности (25.0% г/г). В частности на фоне низкой базы сравнения цены в добыче металлических руд, снова начали расти (на 29.2% г/г).

Кроме того, под влиянием ценовых тенденций на мировых рынках значительно ускорился рост цен в добыче сырой нефти и природного газа (до 18.0% г/г). Ускорился рост цен в производстве кокса и продуктов нефтепереработки (25.0% г/г). Рост мировых цен на энергоносители привел к увеличению темпов роста стоимости поставки электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха (до 28.1% г/г).

Темпы роста цен на строительно-монтажные работы сохранились на высоком уровне (25.0% г/г в мае) вследствие увеличения производственных затрат, прежде всего на оплату труда. Кроме того, рост цен на товары промежуточного потребления также ускорился до 17.6% г/г (с 15.0% г/г в марте). Это соответствует результатам опроса относительно деловых ожиданий во II квартале 2018 года.

Предприятия ожидают сохранения высокого давления со стороны производственных затрат на цены производителей. Доля тех, кто ожидает в следующие 12 месяцев роста цен на сырье, материалы и услуги, что покупают предприятия для производственных нужд, в II квартале осталась высокой – 87.5%.

В то же время темпы роста цен в металлургии немного снизились (до 18.6% г/г), в частности из-за низких цен на железную руду в предыдущие периоды. Кроме того, укрепление гривны способствовало замедлению роста цен на инвестиционные товары (до 14.6% г/г).

Снижение на 35% (25.3% г/г) тарифов на грузовые перевозки химических грузов железнодорожным транспортом в I квартале 2018 года способствовало замедлению роста цен в производстве химической продукции (до 8.5% г/г в июне).

В I квартале 2018 года показатель дефлятора ВВП ожидаемо замедлился. В частности, этому способствовали снижение потребительской и промышленной инфляции, замедление роста тарифов на грузовые перевозки железнодорожным транспортом, а также услуг почты и связи. В то же время снижение дефлятора ВВП сдерживалось ростом производственных затрат, в том числе на оплату труда, а также высоким внешним спросом.

По оценкам НБУ, во II квартале 2018 года ожидается дальнейшее замедление дефлятора ВВП, прежде всего благодаря снижению темпов роста потребительских цен, а также цен в сельском хозяйстве.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий